fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Последний поход U 99 стал важным событием в карьере её командира Отто Кречмера. Благодаря достигнутому в нём результату Молчаливый Отто прочно закрепил за собой звание самого результативного подводника кригсмарине. Однако узнать подробности его последних успехов не так-то просто: журнал боевых действий U 99 погиб вместе с лодкой. Сохранились лишь немногочисленные источники, содержащие информацию об этом походе: рапорт о допросе экипажа субмарины разведотделом британского Адмиралтейства, журнал боевых действий командующего немецкими подлодками и биография Кречмера, написанная англичанином Теренсом Робертсоном. Попробуем с их помощью разобраться в деталях последних успехов подводника, прозванного Королём тоннажа.


Новички и ветераны

В свой последний поход U 99 вышла из Лориана в субботу 22 февраля 1941 года. В составе её экипажа произошли изменения. Первый вахтофицер Клаус Баргстен и второй вахтофицер Хорст Эльфе выбыли из команды: они отправились на курсы подготовки командиров подлодок. Баргстена сменил бывший адъютант Карла Дёница оберлейтенант цур зее Ганс-Йоахим фон Кнебель-Дебериц. 23-летний офицер был любопытной личностью: влюблённый во флот аристократ, ставший первым моряком в своей семье. Перед тем, как попасть в штаб Дёница, он служил с Кречмером на U 23 и под его началом совершил на лодке два похода. Любопытно, что позже английская разведка выдала фон Кнебель-Деберицу такую характеристику:

    «Казавшийся на первый взгляд убеждённым нацистом, на самом деле он был не в восторге от многих нацистских методов и большинства нацистских лидеров. Он поддерживал фасад лояльности режиму, но на самом деле исповедовал верность только лишь своему классу и своей родине».

Нетипичное для Отто Кречмера фото: подводный ас запечатлён во время отдыха за игрой в кёрлинг. Снимок датируется январём 1941 года.
ritterkreuztraeger.blogspot.com

Вторым вахтофицером стал штаб-оберштурман Генрих Петерсен — неизменный участник всех походов Кречмера на U 23 и U 99. Это назначение нарушало правило, в соответствии с которым данную должность мог занимать лишь офицер. Однако Кречмер доверял своему штурману, и потому Дёниц, уступив просьбам подводного аса, не только наградил Петерсена Рыцарским крестом, но и назначил его вторым вахтофицером U 99. Впрочем, назначение имело свой резон: данный персонаж был одним из опытнейших подводников кригсмарине.

Изменился и сам состав команды U 99. Кроме Кречмера и Петерсена, ещё одним офицером-ветераном был инженер-механик лодки Готфрид Шредер, участвовавший во всех её походах. А вот из первоначального состава экипажа на борту субмарины оставалось всего тринадцать старшин и матросов. Остальные же подводники, участвовавшие в последнем походе, присоединились к ним позже.

Перед последним выходом в море на лодку прибыли три гостя-практиканта. Одним из них был капитан-лейтенант Хорст Хассельбарт — бывший торпедный офицер крейсера «Лейпциг». После обучения в Школе подводного плавания и перед тем, как получить собственную лодку, он отправился на стажировку к Кречмеру. Двумя другими гостями были фенрихи Фольмар Кенинг и Гюнтер Рубан, назначенные на U 99 стажёрами, чтобы набираться опыта службы на лодках перед получением офицерского звания.

Командир U 99 на мостике лодки. Январь 1941 года.
commons.wikimedia.org

Охота на конвои

U 99 покинула Лориан в тот момент, когда кригсмарине и люфтваффе налаживали совместную работу в Северной Атлантике. Карл Дёниц пытался использовать «Кондоры» из 40-й авиагруппы для поиска конвоев и наведения на них подводных лодок. Сотрудничество шло со скрипом, так как пилоты не отличались точностью в определении координат обнаруженных целей. Пока что этот недостаток удавалось нивелировать хорошей работой немецкой радиоразведки, поставлявшей штабу Дёница расшифровки английских сообщений. Благодаря этому командующий подлодками смог организовать удачное нападение «волчьей стаи» на конвой ОВ-288, в котором отличилась U 96 Генриха Леман-Вилленброка.

Тем временем U 99 держала курс на район подходов к Северному каналу, где собиралась поучаствовать в охоте на конвои. Впоследствии члены её экипажа рассказали англичанам, что весь путь туда лодка проделала на поверхности, изредка ныряя под воду, чтобы уклониться от вражеских самолётов. Днём 25 февраля U 47 Гюнтера Прина обнаружила конвой ОВ-290. Узнав об этом, Дёниц приказал всем близлежащим лодкам, включая U 99, подключиться к преследованию. Однако Прин вёл себя неосторожно, и английский самолёт обнаружил его лодку и загнал её под воду. Из-за этого подводник временно потерял контакт с конвоем и восстановил его только к вечеру.

Судьба ОВ-290 оказалась печальной. Рано утром 26 февраля U 47 атаковала его ордер и торпедировала четыре судна. Три из них затонули. А уже вечером на конвой напали «Кондоры», потопившие ещё пять судов. Однако другие лодки не поддержали атаку Прина. Как отмечает Робертсон, U 99 не смогла напасть из-за густого тумана, а когда Кречмер появился в районе нахождения конвоя после налёта «Кондоров», то вместо его ордера обнаружил лишь несколько тонущих судов. Подводный ас опоздал: после авиаудара ОВ-290 был распущен. К полуночи об этом узнал Дёниц, приказавший U 47 и U 99 искать и уничтожать повреждённые самолётами суда в районе банки Роколл. Субмарины никого там не обнаружили.

Классический фотопортрет Гюнтера Прина в походе: китель, шарф и мятая белая фуражка командира лодки.
alchetron.com

Следующая неделя прошла в бесплодных попытках немецких подводников найти конвои, обнаруженные пилотами 40-й авиагруппы. Утром 2 марта «Кондор» сообщил о конвое в квадрате АМ 2920 восточнее банки Роколл. Дёниц немедленно приказал U 47, U 99 и ещё четырём лодкам сформировать на его пути завесу западнее указанной банки. Однако они так и не дождались конвоя. Ситуация полностью повторилась 4 марта, когда «волчья стая» пыталась найти другой конвой, замеченный «Кондором» в тот день.

Проанализировав две неудачи, Дёниц пришёл к выводу, что конвои могут менять курс после нападения самолётов. Он предположил, что после воздушного удара англичане уже ожидают удара из-под воды, догадываясь, что самолёты и подлодки работают вместе. Командующий подлодками решил просить командование 40-й авиагруппы ввести запрет на нападения «Кондоров» после обнаружения ими конвоев.

Резюмируя свои мысли, Дёниц отметил, что, за исключением ОВ-288, все попытки «волчьих стай» напасть на обнаруженные самолётами конвои провалились. Донесения «Кондоров» не отличались точностью: координаты замеченных ими конвоев сильно расходились с настоящим местонахождением англичан. Поэтому Дёниц решил улучшить работу своей авиаразведки, выработав иной способ взаимодействия между самолётами и подводными лодками.

Немецкий самолёт «Фокке-Вульф» Fw 200 Kondor тонет в Атлантическом океане западнее Ирландии после того, как был сбит английским «Хадсоном» из 233-й эскадрильи КВВС при попытке атаковать конвой 23 июля 1941 года. Снимок из коллекции Имперского военного музея.
iwm.org.uk

«Волчья стая» против ОВ-293

От нерадостных мыслей Дёница отвлёк Гюнтер Прин, сообщивший, что он обнаружил конвой. Подводный ас доложил, что вечером 6 марта заметил противника севернее банки Роколл и продолжает удерживать с ним контакт. Оказалось, что Прин нашёл конвой ОВ-293, покинувший Ливерпуль 2 марта 1941 года. Командующий немедленно приказал U 99, U 70 и UA идти на помощь Прину. О том, что произошло дальше, Дёниц знал плохо. Лишь U 70 Йоахима Маца доложила, что видит конвой, а затем перестала выходить на связь. Молчал и Прин.

Ситуацию несколько прояснила служба радиоперехвата. Согласно её сводке, были перехвачены сообщения следующих торпедированных судов:

    «в 07:47 Этельбич 6568 брт (дважды торпедирован)

    в 06:32 Мидждрехт 7493 брт

    в 06:04 Делилиан 6423 брт».

К десяти вечера на связь вышла UA. Лодка сообщила о контакте с конвоем и повторно донесла об этом в 00:25 8 марта. Из донесения U 99 о своей позиции Дёниц понял, что Кречмер находится не в районе конвоя, а, вероятно, восточнее, где, предположительно, затонула огромная китобойная плавбаза «Терье Викен» (20 638 брт), давшая в эфир сигнал бедствия после торпедирования. Лишь утром 8 марта штаб получил ещё одно сообщение от UА, гласившее, что лодка потопила один пароход и пережила атаку эсминца, но готова продолжать действовать. Не имея больше информации, Дёниц решил свернуть операцию против ОВ-293. Но U 70 и U 47 так и не вышли на связь. 7 марта лодку Маца потопили английские корветы и взяли её экипаж в плен. Что случилось с Прином, неизвестно до сих пор.

Немецкая подлодка UA, участвовавшая в нападении на конвой ОВ-293 7 марта 1941 года. Именно её в ту ночь атаковал английский эсминец «Вульверин», но долгое время считалось, что жертвой атаки корабля стала U 47 Гюнтера Прина.
lasegundaguerra.com

Получив сообщение Дёница об обнаружении ОВ-293, Кречмер полным ходом пошёл к Прину. По прибытии в нужный район он погрузился, чтобы прослушать горизонт. Согласно английскому отчёту о допросе, около шести вечера 6 марта U 99 заметила U 47. Однако в этот момент из тумана на расстоянии около 1100 м показались два английских эсминца, державших курс прямо на U 99. Её экипаж слышал, как они несколько раз прошли над лодкой, а затем раздались разрывы глубинных бомб. Оказалось, что эсминцы напали на Прина, который позже всплыл, передав сообщение: «Атакован глубинными бомбами», — после чего вновь ринулся в бой. А вот о том, что сделал Кречмер, Робертсон и отчёт о допросе подводников повествуют по-разному.

Согласно Робертсону, U 99 подошла к ОВ-293 в час ночи 7 марта. Проскользнув между эсминцами, она вышла прямо на колонну конвоя, после чего торпедировала «Терье Викен» и танкер «Этельбич». Затем Кречмер сосредоточил внимание на танкере, желая добить его артиллерией. Жертва огрызнулась ответным огнём. Молчаливый Отто потратил торпеду, чтобы отправить её на дно, а затем вернулся к плавбазе «Терье Викен», не обнаружил её и счёл затонувшей.

Английский документ утверждает иное. Подводники U 99 рассказали, что после встречи с Прином и эсминцами их лодка оставалась под водой несколько часов, следя за перемещением конвоя по сигнальным ракетам, которыми стреляли суда и корабли. Вероятно, Кречмер видел их в перископ. Затем U 99 начала сближение с ордером ОВ-293 и подошла к нему около семи утра 7 марта. К тому моменту конвой уже был атакован U 70 и U 47. В 04:40 и 04:50 Мац торпедировал «Этельбич» и «Делилиан», оставшиеся на плаву. Затем в атаку пошёл Прин и в 06:05 всадил две торпеды в «Терье Викен». Любопытно, что перед этим Мац тоже атаковал плавбазу тремя торпедами, но промахнулся.

По словам членов экипажа U 99, они прибыли на место происшествия позже, чем U 70, и увидели повреждённые «Терье Викен» и «Этельбич». Кречмер решил добить эти суда. Приблизительно в 06:50 он выпустил две торпеды. Один «угорь» поразил «Терье Викен», а второй, предназначавшийся танкеру «Этельбич», ушёл «в молоко». Оставив на время в покое повреждённую базу, Кречмер решил заняться танкером. Подводник потратил ещё три торпеды, прежде, чем «Этельбич» затонул.

Английский танкер «Этельбич», потопленный Кречмером во время атаки конвоя ОВ-293.
wrecksite.eu

Тем временем наступил рассвет, и немцы увидели ещё два искалеченных судна, плавающих рядом. Однако подводники пошли в направлении «Терье Викен», чтобы убедится, что она затонула. Проверить факт её потопления помешало внезапное появление английского эсминца. U 99 погрузилась, после чего над ней начали рваться глубинные бомбы. Когда эсминец ушёл, Кречмер всплыл и увидел лодку Прина. Это был четвёртый и последний визуальный контакт с U 47 в этом походе — вскоре субмарина пропала без вести.

В истории атаки U 99 конвоя ОВ-293 есть несколько загадок. Во-первых, многие исследователи упоминают, что Кречмер перед потоплением «Этельбич» обстреливал танкер из палубного орудия. Однако пленные подводники об этом не упоминают, и никаких пометок об обстреле англичане в рапортах о допросе экипажей U 70 и U 99 не делали. Во-вторых, неясно, сколько торпед потратил в тот день Кречмер. Согласно английским документам, U 99 вышла из Лориана с 14 торпедами на борту, из которых 7 марта потратила пять штук. Однако 13 марта Кречмер туманно доложил Дёницу, что имеет более шести торпед, не указав точно состояние своего боезапаса.
Бой с конвоем НХ-112

Следующая неделя похода оказалась для U 99 спокойной. Пока «волчья стая» сражалась с ОВ-293, U 74 южнее Исландии обнаружила ещё один конвой, шедший западным курсом. Получив сообщение об этом в 02:46 8 марта, Дёниц отправил U 99 на перехват конвоя. Однако вскоре U 74 потеряла с противником контакт. Тогда командующий решил не подключать другие лодки к его преследованию, поскольку не имел достаточно сил на операцию против конвоев.

Как отмечал Дёниц, после 8 марта в Северной Атлантике возникла тупиковая ситуация. Для поиска конвоев командующий мог выделить всего три лодки: U 74, U 37 и U 99, так как к этому времени U 47 и U 70 перестали выходить на связь, а U 95, U 552 и UA следили за погодой, выполняя функции метеолодок. Положение улучшилось 15 марта, когда в район подходов к Северному каналу пришли U 100 Йоахима Шепке и U 110 Фрица-Юлиуса Лемпа. Их появление в операционной зоне позволило Дёницу возобновить операции.

В полночь 15 марта штаб получил сообщение Лемпа об обнаружении конвоя южнее Исландии. Это был НХ-112, насчитывавший на тот момент 36 судов в ордере. Его сопровождала эскортная группа EG 5 во главе с эсминцем «Уокер» Дональда Макинтайра. Описывая ситуацию с НХ-112 на 16 марта, Дёниц отмечал:

    «U 99 запросила радионаведение на контакт, из чего следует, что она была в непосредственной близости. U 110 в 02:05 временно утратила контакт до 04:05 и затем оставалась с конвоем до 08:10. Конвой состоял, судя по докладам, из 15 транспортов и 2 эсминцев. В 08:30 лодка доложила о неисправности и попросила кого-нибудь на смену. На время контакт был утерян (…) В описываемое же время следующие лодки могут считаться в оперативной близости конвоя: U 110, 99, 37, 100 и 74. В 12:20 с U 37 заметили противника в АЕ 8793 и начали передавать сигнал радионаведения. В 17:20 U 110 смогла снова найти конвой, и в 19:20 U 99 ответила на запрос, что конвой наблюдает. Чуть позже вечером с U 37 поступило радиосообщение, что она протаранена в подводном положении. Ей дали приказ возвращаться».

Любопытно, что Лемп не стал дожидаться подхода других лодок и атаковал конвой спустя восемь минут после отправки сообщения об его обнаружении. Из двух выпущенных им торпед цель поразила лишь одна, повредившая танкер «Эродона». Несмотря на противодействие эсминцев, загонявших лодку под воду, Лемп умудрился ещё раз атаковать конвой до наступления рассвета. Усилия были тщетными: успеха он не достиг. Отметим, что такая тактика Лемпа шла вразрез с правилом действий «волчьей стаи». Вместо того, чтобы наводить другие лодки на конвой, U 110 пошла в атаку одна, не дождавшись других. Тем не менее Лемпу повезло, так как контакт он не потерял и утром 16 марта передал координаты конвоя на U 37 и U 99.

Чтобы понять, что происходило в ночь на 17 марта, обратимся к английскому рапорту. Об атаке НХ-112 англичанам рассказал первый вахтофицер U 99 фон Кнебель-Дебериц, руководивший торпедной стрельбой. По его словам, лодка получила приказ атаковать конвой в ночь на 16 марта слишком поздно. Кречмер искал конвой весь день 16 марта и установил с ним контакт лишь вечером. Чтобы напасть, ему пришлось ждать наступления темноты.

Первый вахтофицер U 99 вспоминал, что лодка потопила шесть судов общим тоннажем в 59 000 брт. Первым она торпедировала загруженный танкер в 15 000 брт. Попадание торпеды вызвало такой столб пламени, что на короткое время на месте атаки стало светло как днём. Вторая торпеда тоже нашла свою цель — танкер на 12 000 брт. А вот третий выстрел, по словам фон Кнебель-Деберица, был неудачным. Лодка выпустила «угорь» во время поворота и промахнулась. Следующим пароходом, который немцы объявили потопленным, было грузовое судно неустановленного тоннажа. После этого они заявили, что прямо в середине конвоя потопили торпедой ещё один танкер около 9000 брт. А вот пятый и шестой пароходы, потопленные U 99 в ту ночь, фон Кнебель-Дебериц описывал как торговые суда. Примерно к трём часам утра на субмарине закончились торпеды, поэтому Кречмер решил выйти из боя и идти на базу.

Норвежский танкер «Ферм», потопленный Кречмером во время атаки конвоя НХ-112.
wrecksite.eu

По мнению экипажа U 99, их лодка в этом походе поставила своеобразный рекорд, потопив 86 000 брт: два судна на 27 000 брт из ОВ-293 и шесть судов на 59 000 брт из НХ-112. Пленные верно оценили свой первый успех в походе: потопленные «Этельбич» и «Терье Викен» дали им тоннаж в 27 206 брт. Правда, Кречмер не знал, что плавбаза продержалась на плаву до вечера 7 марта и перевернулась вверх килем лишь в 18:55. В таком состоянии она дрейфовала до 14 марта, пока не была потоплена артогнём англичан, добивших судно. Потопление «Терье Викен» засчитывается сейчас Кречмеру по праву «последней руки», так как он торпедировал это судно после Прина.

А вот результат своей атаки HX-112 немцы завысили. В последние два часа 16 марта U 99 торпедировала шесть судов: норвежские танкеры «Ферм» (6593 брт) и «Бедуин» (8136 брт), английский танкер «Франш Комт» (9314 брт), а также английское, канадское и шведское торговые суда «Венетиа» (5728 брт), «Дж. Б. Уайт» (7375 брт) и «Корсхамн» (6673 брт). Из них затонули только пять, а «Франш Комт» был лишь повреждён и остался на плаву. Таким образом, Кречмер добавил на свой счёт 34 505 брт потопленного тоннажа, что довело результат его похода до семи уничтоженных судов на 61 711 брт. Такие цифры позволяют считать последний поход Кречмера самым успешным в его карьере.

Теперь попробуем разгадать загадку с количеством торпед на U 99. Как упоминалось выше, 13 марта она доложила в штаб о наличии более шести торпед. На допросе подводники заявили, что во время атаки ОВ-293 лодка выстрелила пять торпед: четыре поразили в цель, а одна ушла «в молоко». В рассказе экипажа об атаке НХ-112 фигурируют восемь «угрей»: в ночь на 17 марта U 99 произвела восемь одиночных выстрелов, из которых первые шесть оказались результативными, а два последних нет (одна торпеда не взорвалась, а другая «пропала без вести»). Остаётся неясной судьба ещё одной, четырнадцатой, торпеды, так как ни один из источников не указывает, на что её потратил Кречмер и потратил ли вообще.
Конец U 99

Вместе с Кречмером в ту ночь против НХ-112 действовал и его приятель Йоахим Шепке. Но ему не повезло: сначала английские эсминцы загнали U 100 под воду, а затем повредили её глубинными бомбами. Выбор у Шепке был невелик: всплывать или ждать, пока огромное давление воды сомнёт лодку в лепёшку. Подводный ас решил всплыть и дать бой. Хотя торпедные аппараты не были готовы к стрельбе, он надеялся, что ему хватит времени перезарядиться и атаковать эсминцы.

U 100 появилась на поверхности приблизительно в 03:05–03:10, всплыв всего в 500 м от эсминца «Вэнок». Корабль был оборудован допотопным радаром типа 286, который считался малоэффективным в обнаружении таких объектов как подлодки. Но произошло небывалое: оператор радара «Вэнока» отметил контакт с U 100, после чего эсминец около 03:18 таранил и потопил лодку Шепке.

Пока «Вэнок» подбирал из воды выживших немцев, эсминец Макинтайра циркулировал вокруг него, ведя поиск асдиком. В этот момент U 99 находилась в полумиле от места гибели Шепке. Несший вахту на мостике Петерсен заметил эсминцы и дал сигнал к срочному погружению. Возможно, погружение U 99 оказалось ошибкой, так как уже в 03:37 лодку обнаружил асдик «Уокера». Получив доклад о новой подводной цели, Макинтайр сначала счёл контакт с ней ложным, но оператор асдика настаивал, что обнаружил подлодку. Тогда командир эсминца приказал сбрасывать глубинные бомбы.

Победитель Кречмера — командир эсминца «Уокер» Дональд Макинтайр.
iwm.org.uk

Впоследствии на допросе подводники U 99 рассказали, как слышали сначала проход эсминца над лодкой, а затем сброс шести бомб, разорвавшихся прямо над «семёркой», когда она была уже на глубине 120 м. После этого U 99 начала бесконтрольное погружение, так как стала заполняться водой. По словам Кречмера, стремительное падение завершилось на 185 м или даже глубже, после чего лодка вдруг начала быстро подниматься на поверхность. Согласно Робертсону, бесконтрольное погружение удалось остановить продуванием балласта, однако на допросе экипаж U 99 ни о каких подобных действиях не упомянул.

Около 03:50 «семёрка» всплыла, рубочный люк был открыт, и Кречмер поднялся на мостик. Он намеревался уйти от эсминцев в надводном положении, но доклад о выходе из строя рулевого управления и электромоторов развеял его надежды оторваться от противника. На лодке было разбито всё, включая топливные цистерны, и командир отдал приказ покинуть корабль.

Тем временем инженер-механик Шредер и первый вахтофицер, посчитав, что U 99 останется на плаву ещё минут 10–15, начали открывать клапаны затопления для ускорения процесса. Когда фон Кнебель-Дебериц пошёл в носовой отсек, он сначала услышал плеск воды в центральном посту, а затем увидел поток, хлещущий из открытого рубочного люка. Офицер поспешил выбраться наверх и нашёл весь экипаж на мостике. Лодка тонула недостаточно быстро, и существовал риск её захвата англичанами. Чтобы не допустить этого, Шредер снова ушёл вниз и полностью распахнул камбузный люк, который был открыт лишь частично. Назад он уже не выбрался, и команда слышала его крики, когда лодка тонула.

Англичане заметили U 99 на поверхности в 03:52, после чего «Вэнок» и «Уокер» открыли по ней огонь. Спустя две минуты они прекратили стрельбу. Как пишет в своих воспоминаниях Макинтайр, на «Уокере» увидели световой сигнал, переданный немецкой подводной лодкой: он означал, что лодка тонет и бой окончен.

U 99 затонула примерно в четыре утра. Потом «Уокер» занялся спасением подводников. Всего эсминец подобрал трёх офицеров, включая командира, двух фенрихов и 35 матросов и старшин. Кроме Шредера, погибли ещё два немца: Хайнц Шнайдер и Герберт Леффлер. Как пишет Робертсон, оба не смогли доплыть до эсминца, потому что один был без спасательного жилета, а другому не хватило сил взобраться по сети на эсминец из-за контузии. Остальные же благополучно залезли на «Уокер» и были размещены рядом со своими жертвами — спасёнными с парохода «Дж. Б. Уайт» матросами.

После этого корабль Макинтайра доставил экипаж U 99 в Великобританию, где немцами занялся разведотдел Адмиратейства. На допросе Кречмер выразил сомнение, что английские корабли смогли обнаружить его лодку с помощью радара. По его мнению, «Уокер» заметил U 99 на поверхности, а после её погружения сбросил глубинные бомбы, которые оказались эффективны больше по чистой случайности — подводный ас пытался занизить уровень мастерства английских противолодочников.

Фрагмент группового снимка немецких офицеров-подводников в английском плену. Слева от Кречмера стоит командир U 434 Вольфганг Хайда.
angelfire.com

Бинокль и мечи к Рыцарскому кресту

Карл Дёниц узнал о гибели U 99 практически сразу, о чём свидетельствует запись в его журнале от 19 марта 1941 года:

    «Из сообщения U 99, принятого U 37, следует, что экипаж был вынужден покинуть лодку и затопить её».

Действительно, перед самой гибелью лодки Кречмер приказал передать радиограмму следующего содержания:

    «Бомбы, лодка затоплена. Хайль Гитлер. Кречмер. 2 эсминца, 53 тонны».

Это сообщение приняли U 37 и U 74 и ретранслировали его в штаб. Больше подробностей о гибели U 99 Дёниц узнал спустя месяц из сообщений её командира, переданных через Красный Крест.

Отто Кречмер (в центре) после пленения на борту эсминца «Уокер» вместе с двумя своими победителями. Слева от Кречмера стоит старший торпедист «Уокера» Берт Гиддингс. Снимок из коллекции Тима Гиддингса, внука Берта Гиддингса.
vandwdestroyerassociation.org.uk

Любопытно, что в декабре 1941 года Гитлер наградил находившегося в плену Кречмера Мечами к уже имевшимся у подводника Рыцарскому кресту и Дубовым Листьям. Как известно, этой степени ордена командир подлодки удостаивался, когда топил 300 000 брт. По мнению Дёница, Кречмер достиг этой планки, когда донёс о потоплении 53 000 брт в последнем походе, которые в сумме с уже засчитанными ему 250 000 брт дали заветные цифры. Сам же подводный ас считал, что суммарно с результатом его последнего похода он потопил 338 100 брт. В реальности же его достижения составили 255 394 брт, но и с таким тоннажем Кречмер считается самым результативным подводником Германии Второй мировой войны.

В завершение отметим интересный факт. Потопив U 99 и взяв в плен её командира, англичане заслуженно гордились своей победой над столь опасным противником. Она позволила английской пропаганде нанести чувствительный удар по сознанию немцев, заронив зерно сомнения в возможности победить Великобританию на море. Гибель таких подводных асов как Прин и Шепке, а также пленение Кречмера стали весомым доводом в пользу невозможности победы Германии в Битве за Атлантику.

Любопытно, что англичане использовали факт пленения Короля тоннажа не только в разрушительных, но и в созидательных целях. Кречмер пригодился им ещё раз, уже после окончания войны, когда потребовалось изменить общественное мнение Великобритании по отношению к немцам как к бывшим противникам. Фигура лучшего подводника Германии очень хорошо подходила на роль благородного врага, честно сражавшегося, но потерпевшего поражение.

Отто Кречмер покидает эсминец «Уокер», переходя по сходням с борта корабля на берег.
vandwdestroyerassociation.org.uk

В 1955 году в Лондоне состоялась презентация книги о Кречмере, автором которой был англичанин Т. Робертсон. На её страницах подводный ас представал храбрым и умелым воином, настоящим рыцарем подводной войны. Такая точка зрения вполне соотвествовала английской политике, направленной на сближение с ФРГ в послевоенное время. Кречмер был приглашён на презентацию. Как писал канадский профессор-германист Майкл Хэдли, там он снова встретился со своим победителем Дональдом Макинтайром. Англичанин церемониально вернул экс-командиру U 99 его бинокль, взятый в качестве трофея, когда Кречмер был поднят на борт «Уокера» 17 марта 1941 года. К биноклю была прикреплена серебряная табличка с надписью:

    «Возвращённый Отто Кречмеру — храброму противнику. Дональд Макинтайр, кэптен Королевского флота, 24 октября 1955».

Возвращение бинокля было показано в прямом эфире во время интервью с Кречмером и Макинтайром, и об этом жесте узнала вся Великобритания. Так английская пропаганда ещё раз воспользовалась фактом победы над U 99.

Автор выражает благодарность Евгению Скибинскому за помощь в работе над статьёй

Автор Владимир Нагирняк

Источник


Комментарии   

+2 # High-Jack 2021-07-22 10:36
И вот ведь что характерно, Алоизыч наградил находящегося в плену Кречмера мечами к Рыцарскому Кресту. Блин. Попавший в плен офицер РККА в лучшем случае мог рассчитывать на то, что его семью не репрессируют как предателя Родины. Ни о какой помощи близким и упаси Боже наградах и речи не идет. Попал в плен - предатель Родины... Иногда понимаешь, что лютый враг поступает по совести, в отличии от того места где "...так вольно дышит человек..." (с) Просто слов нет...
# Quatro 2021-09-11 07:47
Ну про протезы для пленного Бэйдера, одноногого летчика- Героя, переданные в лагерь для пленных английских летчиков, из той же оперы.


https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D1%80,_%D0%94%D1%83%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%81_%D0%A0%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D1%80%D1%82
+1 # Vladimir Kroupnik 2021-09-11 09:35
Фамилия безногого аса была БАДЕР.

Собственно говоря, союзники с немцами даже инвалидами и тяжелобольными пленными обменивались. Кстати, они так вернули бритам безногого летчика Колина Ходжкинсона.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.