fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

Февраль 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Приведенные ниже рассуждения о политике Третьего рейха на оккупированных советских территориях «любители баварского» поначалу могут принять за образец коммунистической пропаганды, а обычные люди – за конспект статьи современного историка о зверствах нацистов. На самом деле это - изложение меморандума, подготовленного для фюрера Генеральным штабом сухопутных войск .

Оказывается, к концу 1942 года – не иначе как под отрезвляющим влиянием Сталинграда – в командовании вермахта завелись либералы. То есть не то чтобы либералы, но ситуация на восточном фронте была такова, что они осмелились представить фюреру меморандум об ошибках политики рейха на Востоке. Судьба этого документа неясна, но его содержание стало известно министру пропаганды Геббельсу. Он кратко передает основные моменты в своем дневнике, запись от 10 января 1943 года – и в рамках совместного проекта с Цифровой историей «Война на уничтожение. Документы» я ее перевела. После перевода – несколько комментариев.

10 января 1943

[…] "Также касательно политики на оккупированных восточных территориях теперь наблюдается – особенно со стороны военных – чрезвычайная активность. Генеральный штаб сухопутных войск разработал меморандум, в краткой форме отображающий проблемы Востока. Этот меморандум в ближайшие дни должен быть представлен фюреру. Его содержание примерно следующее.

Воля Красной армии к сопротивлению несокрушима. Усиление боевого духа Советов за счет лозунга «национальной войны». Настроения до сих пор благожелательных к немцам частей населения ухудшаются на глазах. Области, подконтрольные бандам (т.е. партизанам – прим. перев.) все расширяются и распространяются за пределы рейхскомиссариатов Остланда и Украины. […] Усилившаяся активность банд и грубейшие ошибки в обращении с населением наносят ощутимый вред немецкому авторитету. Лишь фюрер пользуется безграничным доверием. Со всем населением без разбора постоянно обращаются как с «большевиками» и «неполноценными». Пренебрежительное отношение к [местной] культуре (закрытие школ и институтов, вследствие этого – также и нам в ущерб – недостаток врачей, технических специалистов и пр.). Непризнание [у местного населения] сильного желания учиться, гордости за технические и «культурные» достижения, чувства стыда и чувства чести, особенно сильно выраженных у русских женщин, которые представляют собой сильнейшую часть русского народа. Телесные наказания, повешения, обращение на «ты». Безжалостная охота на людей для трудовой мобилизации в Германию, недостойное обращение с добровольными работниками в рейхе (колючая проволока, запрет выходить на улицу, ничтожное вознаграждение, произвольная отсылка обратно без всякой помощи). Несмотря на усилия генерального уполномоченного по мобилизации рабочей силы жалобы по-прежнему множатся. Неудовлетворительное выполнение Положения о сельском хозяйстве[1], отказ в возвращении частной собственности.

Принятые до сих пор контрмеры – освобождения военнопленных украинцев, эстонцев, латышей и т.д., лучшее обращение с пленными, привилегии для перебежчиков, пощада комиссаров, запрет бессмысленных коллективных наказаний, пропаганда и начало земельной реформы, масштабное создание национальных подразделений и подразделений хиви, награждения испытанных бойцов и местных работников, предотвращения изнасилований, произвола и жестокостей, особенно со стороны союзников – остаются единичными мерами без решающего успеха, поскольку осуществляются не в рамках единой политической линии. Там, где такая линия применяется – Кавказ, Крым – население решительно и с готовностью умереть выступает за немецкое дело. Признаки этого можно найти повсюду в районе боевых действий.

Предлагаемые меры. Заявление фюрера с обещанием признать всех русских, участвующих в борьбе против большевизма, равноправными с европейцами людьми по принципу достижений (Leistungsprinzip). Заявление о политических намерениях касательно остальной России. Все зависит от великороссов! Многие великороссы готовы бороться против Сталина за новую Россию и умереть в борьбе. Провозглашение нового политического учения, которое идеологически победит большевизм, основанного на принципе самоуправления под нашим контролем. Обращение с населением оккупированных территорий в соответствии с этими новыми объявленными принципами. Запрет охоты на людей. Принципиальное улучшение обращения с русскими работниками в рейхе. Пересмотр до сих пор отрицательного общего настроя немецкого народа по отношению к русским. Достаточное продовольственное снабжение городов. Поддержка или, по крайне мере, допущение сил самообороны населения. Возврат частной собственности, особенно в прибалтийских странах. Усиленная пропаганда перечисленных здесь принципов на красном фронте и в советском тылу.

В заключение меморандум подчеркивает, что с учетом развития ситуации на Востоке времени терять нельзя. Речь идет о том старом плане, которому всегда следовало ОКХ. Он страдает … от неверной оценки славянского характера, который очень склонен к тому, чтобы рассматривать достигнутые политические успехи не в качестве плюсов, а в качестве исходной позиции для новых требований, которые от случая к случаю возрастают. Я не верю, что фюрер снизойдет до утверждения этого меморандума.”

Верховное командование сухопутных войск, как и все нацистское руководство, прекрасно знало обо всем, что творится на оккупированных советских территориях, а также с угнанными в рейх советскими гражданами, и полностью осознавало, что речь идет не об отдельных эксцессах и случаях произвола, а о массовой и планомерной политике.

В меморандуме Генеральный штаб сухопутных войск признает, что:

- на оккупированных территориях немцы и союзники ведут себя так, что даже благожелательные к ним части населения теперь настроены негативно;

- со всем населением обращаются как с большевиками и неполноценными, не только с комиссарами или партизанами;

- местную культуру оккупанты не признают, закрывают образовательные учреждения;

- к женщинам относятся по-свински, не обращая внимания на их представления о чести и стыде;

- по отношению к местному населению практикуются телесные наказания и казни через повешение;

- якобы «добровольная» трудовая мобилизация – это безжалостная охота на людей;

- с советскими работниками в рейхе обращаются плохо и недостойно, и в этом смысле ничего не меняется, несмотря на громкие слова;

- обещанной крестьянам земли и возврата к частной собственности оккупационные власти не обеспечили (более того, они сохранили колхозы!);

- существовала – по крайней мере, до определенного момента – практика коллективных наказаний;

- изнасилования, произвол и жестокость со стороны вермахта и союзников практиковались и не предотвращались.

- меры, которые могли бы пресечь некоторые из перечисленных явлений, единичные и совершенно недостаточные, потому что общая политика не меняется;

- русские не считаются равными европейцам – фюрер лишь должен пообещать им равноправие, чтобы привлечь на свою сторону (обещать, конечно, можно все, что угодно);

- немецкий народ в целом относится к русским негативно;

- города на оккупированной советской территории не получают достаточного снабжения (иными словами, их обрекли на голод);

- никто не собирается предоставлять «освобожденным» от большевиков народам СССР собственную государственность – максимум местное самоуправление под немецким контролем.

В заключение следует прояснить несколько моментов:

- пассаж о том, что фюрер пользуется безграничным доверием – это, конечно же, реверанс в сторону Гитлера, для которого составлялся меморандум;

- существовала – по крайней мере, в начале войны – практика освобождения военнопленных украинцев и прибалтов; таким образом нацисты надеялись привлечь их на свою сторону и отвратить от русских, а кроме того, пленных просто было нечем кормить. Но эта практика ни в коем случае не распространялась на русских, как и на представителей азиатских и народов.

- «лучшее обращение с пленными» означает, что их стали немного кормить и обеспечили им крышу над головой; в начале войны пленных часто просто оставляли на голой земле без еды и воды.

- принцип достижений (Leistungsprinzip) основывался на том, что при неполном несоответствии внешнего вида человека критериям расовой чистоты в некоторых случаях он мог быть признан расово ценным на основании «расово верного» поведения или каких-то особых достижений. Использовался в тех случаях, когда кто-то из убежденных и полезных национал-социалистов не мог похвастаться хорошей родословной.

- нельзя сказать, что к концу 1942 года Генеральный штаб внезапно прозрел и осознал, что нацисты были неправы по отношению к советскому народу. Просто «с учетом развития ситуации на Востоке времени терять нельзя», - как замечают авторы меморандума. Пока события развивались благоприятно для вермахта, вышеперечисленные реалии на Востоке командование не волновали.

Геббельс отнесся к попытке военных повлиять на восточную политику нацистского руководства скептически: они якобы не понимают, что если рейх пойдет на уступки, русские сразу же потребуют еще уступок, а потом еще и еще. «Я не верю, что фюрер снизойдет до утверждения этого меморандума», - пишет министр пропаганды. Все правильно, фюрер не снизошел.

Ксения Чепикова

[1] Agrarordnung – правовой документ, определяющий систему и правила земельных и сельскохозяйственных отношений в оккупированных странах.

соц. сети.


Комментарии   

-2 # Рой Костин 2021-01-22 10:49
Интересно знать, откуда у госпожи Ксении Чепиковой материалы из дневников Геббельса. Во первых: в свое время были опубликованы только "Последние записи Геббельса 1945года", но они оказались под запретом года три тому назад, а во вторых: никогда и нигде не было полной публикации дневников 20-30х и начала 40-х годов.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.