fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

luckyads

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.39 (9 Голосов)

Гайдар с детства хотел на фронт: его 11-летнего сняли с поезда, когда он пытался убежать на войну во время Первой мировой. Остановили, но тремя годами позже Аркадий стал большевиком и поступил на службу в Красную армию. В марте 1921-го возглавил полк. Во время подавления Тамбовского мятежа Гайдар уже командовал 6000 бойцами. Позже он стал писателем, но всё равно стремился защищать страну.

Продолжить карьеру в армии не позволила тяжёлая болезнь. В 1919 году Гайдара взрывом выбросило из седла, он неудачно ударился при падении головой и спиной. Следствием тяжёлой контузии стал травматический синдром. Периодически Гайдара мучили приступы головной боли, писатель резал себе вены. Но это не имело отношения к суициду. Подобное медики называют «отвлекающей терапией»: Аркадий переключал внимание на другую боль и ему становилось легче.

Болезнь не отняла у Гайдара все жизненные силы. Так, с 1928-го не было ни одного года при его жизни, когда не публиковалось хотя бы одно его новое произведение. В 1940-м вышел фильм «Тимур и его команда» по сценарию Аркадия Гайдара. В первые дни Великой Отечественной войны он написал новый сценарий под названием «Клятва Тимура». Фильм по нему сняли, когда Гайдар уже был убит.

На фронт Аркадий уезжал в качестве корреспондента «Комсомольской правды». Однако он хотел больше воевать, нежели писать. Комбат Иван Прудников вспоминал, что Гайдар вместе с 6-й ротой его батальона лично участвовал в атаке на немцев, добыв в схватке трофейный автомат. По другим воспоминаниям очевидцев, он неоднократно участвовал в боях с захватчиками.

Накануне оставления Киева, 18 сентября 1941 года, группу журналистов вывезли самолётом. Гайдар отказался улетать. Он вместе с работниками политотдела 37-й армии перешёл на правый берег Днепра. Они пытались выйти из окружения и встретились с партизанским отрядом, которым командовал секретарь райкома партии Фёдор Горелов. В нём и остался Гайдар, выполняя обязанности пулемётчика.

22 октября 1941 года партизанский отряд атаковали немцы. Полностью уничтожить партизан не удалось, они рассеялись на небольшие группы. Группа с Аркадием планировала добраться до Черниговских лесов, чтобы создать новый и более боеспособный отряд. Вскоре они решили собрать продовольствие, оставшееся у старого лагеря. За припасами отравились пятеро, включая и Гайдара. Дорога туда прошла без происшествий, но на обратном пути героически погиб Аркадий.

Такую версию последних минут жизни Гайдара приводит его главный биограф Борис Камов. Партизаны решили зайти к обходчику, которого они знали, за картошкой. Ни сам Гайдар, ни его товарищи опасности не чувствовали. Приблизившись к месту, Аркадий Петрович увидел немецкую засаду. Гайдар мог попытаться скрыться сам, не подав виду, что заметил противника. Но это означало бы обречь на гибель товарищей. И писатель пожертвовал собой. Он крикнул: «Ребята, немцы!» Гитлеровцы тут же открыли огонь, сразив его наповал. Но сигнал Гайдара вызвал мгновенную реакцию партизан. В сторону засады полетели гранаты. Под прикрытием взрывов бойцы успели уйти.

Писатель был похоронен в безымянной могиле. В сентябре 1947 года останки Аркадия Петровича Гайдара перезахоронили неподалёку от могилы Тараса Шевченко в городе Каневе Черкасской области Украины.

 

22 декабря 1936 года в восьмом часу вечера, в Москве, на Тверской, один человек произнёс: «Я стонал? Нет? Это хорошо Значит, смерть не может меня пересилить»
Он умер через полчаса. Звали его Николай Островский. Ему было 32 года.

«Его роман, будучи невысоким по художественному уровню, а также крайне политизированным и некритичным, практически забыт»
Подобные слова о главном произведении Николая Островского «Как закалялась сталь» можно прочесть в целом ряде современных справочников и энциклопедий
Слова эти лживы насквозь

Чтобы опровергнуть эту ложь, достаточно посмотреть на статистические данные по самым тиражным книгам последних 100 лет. Согласно подсчётам, самый крупный совокупный тираж у эпопеи Джона Толкина «Властелин колец»: чуть меньше 100 млн. экземпляров. Роман Островского на этом фоне выглядит вполне респектабельно - примерно 60 млн. «Примерно» - потому что в гонке участвует Китай, где книга вышла тиражом 15 млн. И это ещё не предел - «Как закалялась сталь» в Поднебесной считается дефицитом, а китайской молодёжи идут навстречу и тираж постоянно допечатывают.

Разумеется, при желании это можно списать на идеологическое давление: дескать, вот он, результат тоталитарной пропаганды. Тем более что примеры есть - мало ли беспомощных книг появлялось только потому, что «наверху приняли решение»?

Может, и так, но к Островскому это не имеет ни малейшего отношения. Можно издать роман умопомрачительным тиражом, но заставить людей купить и прочитать его - всё-таки слабо. Маленький пример: в 1934 г. луганский студент-филолог Марченко написал в журнал «Молодая гвардия» возмущённое письмо (он хотел взять в библиотеке «Как закалялась сталь», но выяснилось, что в очереди на книгу стоят 176 человек): «Почему так поступают с читателями? Допечатайте, пожалуйста, чтобы хватило на всех!»

Спустя 8 лет, в самую лютую зиму 1942 года, в блокадном Ленинграде «Сталь» переиздают по инициативе горожан. Текст набирают в полуразрушенном здании. Тираж печатают, крутя машины руками, поскольку нет электричества. И распродают 10 тыс. экземпляров за два часа.

Это СССР. Но вот письмо, которое Островский получил из штата Квинсленд (Австралия): «Если бы не повреждение ноги, я бы работал и откладывал деньги на поездку к Вам, моему любимому русскому писателю». А вот весточка из тюрьмы болгарского города Стара-Загора: «После долгих мытарств один экземпляр книги «Как закалялась сталь» наконец получен. Уже двое из нас её прочли, а предстоит прочесть всем 250 политзаключённым… Я в восторге от книги, а товарищ, который сейчас её читает, ни на момент не отрывается от неё».

О том, что книга не примитивная агитка, но большое литературное событие, говорили многие иностранные рецензенты. Английское издание Daily Worker публикует некролог: «То, что Островский умер таким молодым, является потерей не только для СССР, но и для литературы всего мира». Положим, это газета британских коммунистов. Но вот как отозвался на прижизненное издание «Стали» еженедельник Reynold’s Illustrated News: «Островский в известном смысле гений».

«Гений», «новатор», «гордость и слава поколения», «светоч для многих тысяч людей», «олицетворение мужества» - это всё о нём. И говорят не какие-нибудь подхалимы. Авторы последних двух определений - нобелевский лауреат, писатель Ромен Роллан и поэт, член Гонкуровской академии Луи Арагон.
Может показаться, что пафос высоких слов зашкаливает. На самом деле его явно недостаточно. То, что своей жизнью и работой показал Островский, вообще сложно описать словами.

В юности - три тифа и дизентерия. Потом болезнь Бехтерева (воспаление суставов и позвоночника), глаукома и слепота, поражение сердца, фиброз лёгких, почечнокаменная болезнь и регулярные пневмонии. На этом фоне постоянно происходит следующее: «У меня камень разорвал желчный пузырь, получилось кровоизлияние и отравление желчью. Врачи тогда в один голос сказали: «Ну, теперь амба!» Но у них опять не вышло, я выцарапался, снова напутав в медицинских аксиомах». Так писал Островский за 4 месяца до смерти. Конечно же, его лечили. Но даже лечение часто доставляло боль. Так, в 1927 г. ему назначили серные ванны на курорте Горячий Ключ. Расстояние от Краснодара (а это 46 км) писатель преодолевал 6 часов. За это время он 11 раз терял сознание от боли. Но молчал.

Девять лет непрерывного страдания. «У больного застывают сначала крупные, а потом и остальные суставы. Он превращается в живое изваяние - конечности находятся в разных положениях, в зависимости от того, как они были залиты лавой болезни» - вот самое приблизительное описание того, как жил Островский.

Осенью 1927 г. прозаик отправил рукопись автобиографии «Повесть о котовцах» своим товарищам в Одессу. Но книга потерялась на обратном пути, ее дальнейшую судьбу отследить не удалось. Николай стоически принял эту новость, он продолжил писать. В 1929 г. Островский полностью потерял зрение. После неудачного лечения в санатории он решил перебраться в Сочи, а затем в Москву.

Слепота заставила писателя впервые в жизни задуматься о самоубийстве. Но он не хотел прекращать борьбу, поэтому изобрел специальный трафарет. С его помощью он написал новую книгу «Как закалялась сталь». Зачастую трафарета было недостаточно, поэтому прозаик диктовал тексты своим родственникам, друзьям, соседям и даже девятилетней племяннице.

И жил, надо сказать, не то чтобы роскошно. Знаменитую квартиру на Тверской, ставшую его последним пристанищем, этот «любимчик советской власти» получил только в 1935 г. Вместе с орденом Ленина. Что было до этого, может рассказать сам писатель: «Я не чемпион по блату. Пусть рвачи пролезают, занимают квартиры, мне от этого не жарко. Место бойца на фронте, а не в тыловых склочных дырах. Цель моей жизни - литература. Лучше жить в уборной и писать, чем добиваться квартиры».

«Его главной чертой было правдолюбие. Он был внутренне заряжен на поиск справедливости» - так отозвался об Островском критик Лев Аннинский. Очень русская черта. И, как ни странно это звучит в отношении пролетарского писателя и коммуниста, очень христианская. Недаром писатель Андре Жид, навестивший Островского, сказал: «Я видел современного Иисуса Христа, который сам написал революционное Евангелие».

© Константин Кудряшов

 

Командующий подлодками кригсмарине Карл Дениц активно боролся с последствиями бракоделов из Торпедной инспекции, пытаясь устранить дефекты торпед во время стрельбы ими в боевых условиях. Как известно, немецкие торпеды в начале войны плохо держали глубину и могли пройти под целью, не поразив ее. Дениц это знал и периодически рассылал инструкции по нужным установкам при торпедной стрельбе.

Хотя торпедный кризис в Норвегии, в апреле 1940-го уже миновал, но инструкции все равно из штаба на лодки приходили. В частности, в конце 1940-го Дениц отправил сообщение на все лодки, находившиеся в море, с указаниями ставить углубление хода торпеды при стрельбе - 2 метра.

Да, при таком углублении торпеде будет трудно уйти под киль цели. Но Дениц не учел, что зимой в Атлантике сильно штормит. То есть морская гладь в это время редкость. А значит, во время сильного волнения торпеду так или иначе выбросит на поверхность и она будет напоминать прыгающую лягушку, то погружающуюся, то взлетающую над волнами. Что подтвердилось практикой.

Одна ПЛ атаковала судно торпедой, с введенной глубиной – 2 метра. После пуска торпеды на мостике ПЛ внимательно следили, что из этого получится. В результате, торпеда прыгала по волнам, пронзая их, как штыком, а затем, уже перед целью, взлетела в воздух и в свободном полете врезалась в борт судна, существенно выше ватерлинии. Ахнул взрыв и…с судна в воздух взлетела кормовая надстройка вместе с орудием!!! В итоге, пароходу хоть бы хны.

А на мостике ПЛ стояли обалдевшие подводники, ставшие зрителями аттракциона «летающая торпеда» (В. Нагирняк)

 

Важнейшими постулатами геббельсовской военной пропаганды были: то, что война навязана немецкому народу, что в войне речь шла о жизни или смерти немецкого народа, что война является тотальной. Первый тезис сформировался с началом войны, второй появился после нападения на СССР, третий — после Сталинграда. В одной из инструкций Геббельс заявил: «Мы проиграем войну, если не сможем мобилизовать на борьбу все силы». Он предложил сформировать специальную инстанцию, которая бы получила все полномочия для реализации идеи тотальной войны. В этот орган Геббельс хотел включить рейхсляйтера Бормана, рейхсминистра Ляммерса и самого себя. Геббельс считал, что для отправки в ближайшее время на фронт 1 млн. солдат необходимо закрыть в ближайшее время многочисленные кафе и рестораны, ввести строжайшую трудовую повинность. Указ Гитлера от 13 января 1943 г. начинался словами: «Тотальная война является первой нашей задачей в борьбе за достижение победоносного и долгожданного мира». Этим указом было предусмотрено освобождение всех сил и средств для усиления вермахта и военной промышленности. Вакантные места в важных с военной точки зрения отраслях производства должны были замещаться за счет менее важных в военном отношении производств.

 

В ходе Первой мировой войны британская пресса создала пропагандистский миф о распятом солдате. Она утверждала, что немецкие солдаты во время сражения на Ипре 24 апреля 1915 года захватили в плен и распяли на дереве или на заборе солдата из Канадского корпуса. Впервые заметка об этом событии появилась в британской газете The Times от 10 мая 1915 года и называлась «Torture of a Canadian Officer» («Пытка канадского офицера»).

Образ распятого солдата вдохновил британского скульптора Фрэнсиса Дервента Вуда на создание памятника «Голгофа Канады», который был выполнен из бронзы в 1918 году. Впервые этот памятник был выставлен в Лондоне.

Однако немцы потребовали доказать существование этого эпизода. Британцам удалось представить лишь некоторые свидетельства очевидцев, которые не были признаны надежным доказательством, и памятник был демонтирован. В 1992 году он был выставлен в качестве экспоната в Военном музее Канады.

«Голгофа Канады» британского скульптора Фрэнсиса Дервента Вуда (1918).



 

 

Боец 1-й роты разведбатальона "Лейбштандарта" Гарри Вонторра оставил интересные заметки об окопных буднях зимой/весной 1942 года. Так, боец вспоминал, что однажды он явился по неотложным делам в расположение своего ротного, гауптштурмфюрера Герда Бремера. Из-за нехватки сил на фронте, рота занимала больший участок, чем положено по боевому расписанию, из-за чего позиции были растянуты. Блиндаж, в котором пребывал Бремер, находился в некотором удалении от передовых позиций и представлял собой подобие средневекового замка. Мало того, что он имел глубину 8 метров и был укреплён как крепость, внутри него царила небывалая роскошь: Бремер постелил себе ковры, поставил несколько диванов, пианино, расклеил на стене плакаты с полуголыми девицами и провёл электричество. По словам Вонторры, снаружи блиндажа стоял велосипедный генератор, на котором русские военнопленные неустанно крутили педали. Наибольшее удивление у солдата вызвало обилие военнопленных у командного пункта, выполнявших роль прислуги, которых, по его словам, было больше, чем самих немцев.

Окончательно Вонторру и его товарищей взбесил запах жареного мяса, витавший вокруг. Из-за постоянных обстрелов противника, еду на передовые позиции могли доставлять только ночью, но в последние пару дней солдаты вынуждены были сидеть на голодном пайке. Ну а куда шли положенные им припасы? На пропитание свиты ротного и его драных собак? Да за что мы кровь проливали? Этими вопросами Вонторра побудил своих товарищей действовать. Вооружившись девизом их комбата Курта Панцермайера "Erst die Männer, dann die Führer", несколько разведчиков решили устроить той же ночью диверсию на линии снабжения "противника". Надев маскхалаты, ночью они организовали "засаду" на повозки с едой для КП роты. Избив извозчиков и матюкнувшись для конспирации по-русски, бойцы нагрузили себя до отказа буханками хлеба и остальным провиантом и скрылись в темноте. На следующий день на передовой у солдат был знатный пир.

По этой же схеме солдаты добывали себе провизию и в последующие дни. Однажды Бремер захотел построить себе какую-то новую приблуду, для чего организовал себе транспорт со стройматериалами. Естественно, до конечного пункта назначения он не доехал, а через несколько дней командир во время инспекции позиций обнаружил, что те укреплены лучше, чем раньше: солдаты где-то нашли материалы для стоек для стрелков, ящиков для гранат/патронов и дополнительного укрепления стрелковых ячеек. Спустя некоторое время стабильное снабжение солдат на передовой восстановилось.

На фото: Герд Бремер с овчарками и рассказавший эту историю бородатый Гарри Вонторра на позиции с товарищем, весна 1942 года.

 

Престарелый генерал-фельдмаршал кайзеровской армии Август фон Макензен в гусарской униформе. Был настоящим кавалеристом старой школы и провёл ряд блестящих молниеносных кампаний в Первую Мировую. По сути был если не отцом, то дедушкой блицкрига. До самой смерти в 1945 году оставался для многих в Германии образцом кадрового офицера, образцом немецкого солдата. Снимки сделал Вальтер Френц в 1944 году.

 

Эта история произошла 20 декабря 1943 года.
Американские В-17, 379 бомбардировочной эскадрильи, бомбили фабрику «Фокке-Вульф», которая находилась в Бремене. Отбомбившись, Б-17 взяли курс домой. Но один из самолетов, под управление лейтенанта Чарли Брауна, был очень сильно поврежден и стал отставать. На самолете не было живого места, хвостовое оперение было на половину разбито, один двигатель вышел из строя, а сам корпус усеян дырками. Члены экипажа были ранены, или убиты. Сам лейтенант Браун, из-за поломки подачи кислорода, потерял сознание. Самолет медленно падал, но на высоте пол километра лейтенант Браун очнулся и снова взял контроль над управлением самолета. Компас оказался разбитым, пришлось лететь наугад. Пролетая над немецким аэродромом, В-17 был замечен и на перехват был поднят всего один «Мессершмит Bf-109», которым управлял Франц Стиглер. Немецкий самолет приблизился так близко к В-17, что летчик-истребитель спокойно смог разглядеть не только исковерканный самолет, но и раненого стрелка задней турели. Стиглер знаками стал показывать лейтенанту Брауну чтоб тот сажал самолет. Браун хоть и был напуган, но продолжал уверенно вести самолет дальше.Стиглер мог без труда сбить американский самолет, но поняв то, что американский пилот потерял правильный курс полета, дал сигнал Брауну повернуть и следовать за ним.


Немецкий Bf-109 сопровождал американский В-17 до самого Северного моря. И когда до Англии уже оставалось не так далеко, отдал честь и повернул обратно. Вернувшись на базу, Стиглер доложил про то, что вражеский самолет сбит и упал в море. А лейтенант Браун благополучно долетел до английского берега и посадил самолет на аэродроме 448-й бомбардировочной группы. В докладе лейтенант признался о случившемся, но получил приказ держать все в тайне. Естественно, командование не хотело разрушать сложившиеся впечатления про немецких солдат.
В 1986 году, будучи уже полковником в отставке, Чарли Браун выступал на очередной ветеранской встрече под названием «Сбор орлов». Кто-то спросил, есть ли у него особые памятные воспоминания со времен Второй Мировой войны. Браун задумался и вот тогда вспомнил про эскорт Стиглера и прощальный салют. После этого Браун решил, что он должен обязательно найти неизвестного немецкого пилота.


Поиски продлились четыре года. Оказалось, что в 1953 году Франц Стиглер переехал жить в Канаду и стал преуспевающим бизнесменом. И только после опубликования письма Чарли Брауна в бюллетне Ассоциации военных летчиков, Стиглер смог отозваться и написать ответное письмо Чарли Брауну. Франц Стиглер и Чарли Брайн снова встретились спустя 40 лет. На встрече Стиглер признался « Я не мог расстрелять экипаж, это было бы так же подло, как расстрелять пилотов на парашютах.»В 1990-х Чарли Браун и Франц Штиглер стали близкими друзьями и оставались таковыми до своей смерти с разницей в восемь месяцев в 2008 году

 

 

Вторжение в Исландию под кодовым названием Операция «Форк» — стратегическая операция британских вооружённых сил, проведённая в 1940 году во время Второй мировой войны.

Целью операции было предотвращение возможной высадки германских войск в Исландии. Активная фаза вторжения началась утром 10 мая 1940 года с высадки британских войск в столице страны, Рейкьявике. Не встречая сопротивления, они быстро заняли стратегически важные объекты, отключили узлы связи и арестовали всех находившихся в стране граждан Германии, после чего, изъяв местные транспортные средства, достаточно быстро заняли другие населённые пункты страны — Хвалфьордур, Акранес, Калдарнес, Санскей, взяв под контроль потенциальные места высадки в случае возможной немецкой контратаки.

В последующие дни в Рейкьявике была развёрнута система ПВО, а британский военный отряд был направлен к ещё не занятому городу Акюрейри. Уже вечером 10 мая правительство Исландии выразило категорический протест против оккупации нейтральной страны, потребовав от англичан компенсации. Британия в ответ пообещала не только компенсацию, но и заключение различных выгодных для Исландии соглашений, невмешательство во внутренние дела страны и полный вывод всех войск после окончания войны.

После этого Исландия де-факто стала сотрудничать с союзниками, хотя формально ещё долгое время оставалась нейтральной страной. Изначально оккупационные войска состояли из 815 морских пехотинцев и приданного им разведывательного отряда. Хотя они преуспели в своей миссии, этих сил было явно недостаточно для контроля всей территории острова, поэтому 17 мая на острове высадился уже 4000-й контингент британских войск, впоследствии увеличенный до 25000 человек.

Тем временем, на острове был организован пункт базирования Королевского военно-морского флота Великобритании (КВМФ), который использовался для стоянки, ремонта и заправки кораблей и судов, действующих в Северной Атлантике. Спустя год, британские оккупационные силы были заменены американскими в количестве 60000 человек, хотя США на тот момент ещё не вступили во Вторую мировую войну, но уже успели провести ряд акций аналогичного характера (в апреле того же года была взята «под защиту США» Гренландия).

Американские войска находились в стране в течение последовавшей Холодной войны вплоть до 2006 года. После произведенной смены, британские корабли и суда по-прежнему заходили и обслуживались на острове. За время оккупации на острове была создана мощная инфраструктура обеспечения указанных военных объектов и дорожно-транспортная сеть для тех же целей, строительство и обслуживание которой потребовало привлечения крупного количества работников из числа местного населения, которое стало получать крупные по меркам европейских стран зарплаты в американских долларах.

 

Экипаж немецкой подлодки U-107 (тип IX-B) спасает моряков с потопленного греческого транспорта "Пандиас" (HS Pandias) в Атлантическом океане в 430 милях к югу от Островов Зеленого мыса.
Судно следовало из Гибралтара в Кейптаун, на его борту находилось 4894 тонн угля, 1050 тонн военного имущества в том числе 11 истребителей "Спитфайр". Корабль был торпедирован 13 июня 1941 года и затонул. Выжившие члены экипажа были отвезены на борту подлодки U-107 во Французскую Гвинею, где были интернированы властями режима Виши. 13 июня 1941 г.

 

Французы из частей СС и вермахта перед расстрелом французами из «Свободной Франции».
Слева направо: оберштурмфюрер Сергей Кротов (Serge Krotoff) (сын русского моряка, эмигрировавшего из России после революции), лейтенант легиона LVF Поль Бриффо (Paul Briffaut) (на переднем плане, в форме вермахта) и оберштурмфюрер Роберт Доффа (Robert Doffat) (смотрит на фотографа).
Пленные держались с достоинством и даже вызывающе. Когда командир дивизии генерал Леклерк назвал их предателями и заявил: «Как вы, французы, могли носить чужую форму?» один из них ответил: «Вы сами носите чужую форму – американскую!» (дивизия была экипирована американцами). Говорят, это разозлило Леклерка, и он приказал расстрелять пленных.
8 мая 1945 года этих 12 пленных казнили. Тела бросили на месте и только через три дня их похоронили сердобольные американцы.

 

Полковник Хью Купер, главный консультант Днепростроя, на фоне плотины Днепрогэса, 1935 год.

Американский гидростроитель Хью Линкольн Купер в 1926 при содействии Александра Гамберга был приглашён правительством СССР и назначен главным инженером–консультантом на строительство Днепровской плотины, в те годы одной из крупнейшех в мире. Принимал активное участие в проектировании Днепрогэса, встречался с руководителями СССР, в том числе с И. В. Сталиным.

Первый иностранец, награждённый орденом Трудового Красного Знамени

 

Триумф советской киноиндустрии: 18 января 1926 года, на экраны вышла картина Сергея Эйзенштейна «Броненосец „Потёмкин“»

Решение о съёмках фильма было принято в год празднования 20-летия Первой русской революции. Предполагалось поставить несколько спектаклей, посвящённых событиям 1905 года, и, помимо этого, «большая фильма, показанная в особых рамках, с ораторским вступлением, музыкальными (сольными и оркестровыми) и драматическими сопровождениями, по специально написанному тексту». Сценарий доверили Нине Агаджановой, режиссуру — молодому Сергею Эйзенштейну.

Интересный факт: Максим Штраух, ассистент Эйзенштейна, собирая материалы о революции, наткнулся на французский журнал, где рассказывалось о расстреле в районе Одесского порта. И тут к Эйзенштейну пришло гениальное режиссёрское решение: лучше всего связать на экране одесситов с мятежным броненосцем может лестница. Огромная одесская лестница! Эпизода не было в сценарии, как и многих других сцен. Киноведы потом будут говорить о том, что фильм снят без сценария, на одном дыхании, в порыве вдохновения.

Официальный просмотр «Броненосца „Потёмкина“» прошёл в Большом театре в конце декабря 1925 года, а премьера состоялась в январе 1926-го в кинотеатре «Художественный» на Арбате. Фасад кинотеатра представлял собой макет броненосца, весь персонал был одет в матросские костюмы. Зрители почти хором читали надписи на экране. За первые три недели проката только в Москве фильм посмотрели 300 тысяч человек.

Такую рецензию дало издание «Красная газета» (вечерний выпуск) за 20 января 1926 года: «Рабочий, студент, женщина в платочке, канцеляристка, школьник, сердца всей разношёрстной советской публики движутся одним волнением, одним негодованием, гневом, надеждой, восторгом — художественное произведение редко бывает так всемогуще, но это именно так на демонстрации „Броненосца „Потёмкина“, первого отрывка из эпопеи Эйзенштейна о „1905“. Впечатляющая сила этого вовсе не агитационного, а просто созданного блестящим художником-революционером фильма так потрясающа, что кажется сперва, будто это строгое чередование простых картин вовсе никем не продумано, будто это катится широкая волна героической жизни и что катиться иначе она не может».

 

Прототип противотанковой гранаты в форме мяча для американского футбола, 1973
Предполагалось, что такая форма лучше подойдёт для прицельного броска, но добиться стабильного траектории (попасть в цель нужно было именно тем концом, на котором установлен взрыватель) не удалось

 

Заседание комиссии по принятию решения о том, какую одежду можно продавать советским женщинам, Москва, 1947 г.

Фото сделаны американским фотографом Робертом Капой в 1947 году, когда он вместе с писателем и журналистом Джоном Стейнбеком совершил поездку в СССР. Они посетили Москву и Сталинград, съездили в Грузию и на Украину, став одними из первых американцев со времён социалистической революции, побывавшими во многих уголках СССР.

Пребывание американских гостей в стране курировалось сотрудниками Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС) под непосредственным контролем Александра Вышинского, занимавшего в ту пору должность заместителя министра иностранных дел СССР по общим вопросам.

Путевые заметки, написанные Джоном Стейнбеком во время той поездки, в 1948 году были изданы в США отдельной книгой «Русский дневник». Она была богато проиллюстрирована фотографиями Капы.

Выход путевых заметок Стейнбека в СССР стал возможен только в годы Перестройки. Впервые книга была издана в Советском Союзе лишь в 1989 году

 

1980-е. Торговля идёт с грузовика — семья приобрела унитаз, бачок и мойку.


Комментарии   

-1 # seaman47 2021-01-21 14:12
Цитата:
Во время подавления Тамбовского мятежа Гайдар уже командовал 6000 бойцами.
Если борьба с нацистами - то это восстание (Варшавское восстание)

Если народ борется с коммунистами, то это МЯТЕЖ.

О как!

Цитата:
Позже он стал писателем, но всё равно стремился защищать страну.
Т.е. поубивав тамбовских крестьян, Гайдар защитил страну.

Защитник Родины!
+1 # Йоганыч 2021-01-22 04:55
В конце 80-х служил с ребятами из Хакасии , они рассказывали , что деды-хакасы до сих пор с ужасом вспоминали ЧОН Гайдара.
# seaman47 2021-01-22 06:50
ЧОН - еще одно занимательное словечко.

Разбуди ночью советско-россий ского аборигена вопросом, кто такие немецкие зондеркоманды.
Ответит незадумываясь.
- Так это жжжж фашистские КАРАТЕЛИ !!!!

А что такое советский ЧОН ?
- Ничего не ответит или лучшем случае расскажет про революцию и борьбу молодой советской республики с контРРРой.

-----
Так что же мы имеем?

Отработав в советской зондеркоманде, ЧОНовец Гайдар подался в детские писатели.
# morpeh 2021-10-22 20:41
Цитирую seaman47:
Отработав в советской зондеркоманде, ЧОНовец Гайдар подался в детские писатели.

Как писатель он хорош.
# seaman47 2021-01-22 07:33
Цитата:
Американский гидростроитель Хью Линкольн Купер в 1926 ... был приглашён правительством СССР и назначен главным инженером–консультантом на строительство Днепровской плотины
ГЛАВНЫЙ инженер-консультант.
Т.е. консультантов было много ))

Проектировали, руководили строительствоом Консультировали местных аборигенов.
# seaman47 2021-01-22 12:34
Цитата:
1980-е. Торговля идёт с грузовика — семья приобрела унитаз, бачок и мойку.
Осталось только туалетную бумагу приобрести.
А то придется снова Правдой подтираться.

+1 # morpeh 2021-10-22 20:39
"Можно издать роман умопомрачительн ым тиражом, но заставить людей купить и прочитать его – всё-таки слабо."
"А если не будут брать, отключим газ!" :-)

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.