fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.92 (6 Голосов)

19 декабря можно назвать днем, когда сталинградская драма достигла своей кульминации.
Паулюс и его начальник штаба, генерал-майор Шмидт, стояли в блиндаже начальника оперативного отдела армии перед телетайпом, который был подключен к дециметровому аппарату - на этих частотах его не могли засечь советские службы радиоперехвата. Таким образом, 6-я армия располагала неоценимым, хотя и несколько неудобным для использования прямым каналом связи с группой армий "Дон" в Новочеркасске.
Паулюс ждал минуты начала оговоренного сеанса связи с Манштейном. И вот момент наступил. Машина затарахтела и написала:
– Господа присутствуют?
Паулюс приказал передать ответ:
– Да.
– Прокомментируйте, пожалуйста, коротко доклад Айсманна, - спросил Манштейн посредством телетайпного аппарата.
Паулюс сжато сформулировал свои комментарии.
Вариант № 1. Прорыв из котла с целью соединиться с Готом возможен только при наличии танков. Численности пехотинцев недостаточно. Для реализации данного варианта все танковые резервы, до того задействованные для отражения атак противника, должны оставить крепость.
Вариант № 2. Прорыв без соединения с Готом возможен только в самом крайнем случае. Он приведет к большим потерям в технике. Необходимое условие - предварительная доставка достаточного для улучшения состояния войск количества продовольствия и горючего. Если Готу удастся осуществить временное соединение и пригнать буксировочную технику, данный вариант будет проще реализовать на практике. Пехотные дивизии фактически лишились возможности свободно передвигаться, поскольку все большее число лошадей идет на корм людям.
Вариант № 3. Дальнейшее продолжение сопротивления противнику зависит от поставок всего необходимого по воздуху в более крупных размерах. В настоящее время они неадекватны.
Затем Паулюс продиктовал оператору телетайпа:
– Продержаться дальше в сложившихся условиях долго не удастся.
Оператор поставил три креста. Через несколько секунд машина принялась выбивать текст Манштейна:
– Когда самое раннее вы можете приступить к выполнению варианта два?
Паулюс ответил:
– На приготовления потребуется от трех до четырех дней.
Манштейн спросил:
– Сколько горючего и продовольствия вам понадобится?
Паулюс сказал:
– Сокращенные пайки на десять дней для двухсот семидесяти тысяч человек.
Сеанс связи прервался. Через четверть часа, в 18.30, он возобновился, и Манштейн с Паулюсом продолжили беседу через посредство операторов телетайпов. Слова появлялись на бумаге словно бы сами по себе:
– Генерал-полковник Паулюс на связи, господин генерал-фельдмаршал.
– Добрый вечер, Паулюс.
Манштейн сообщил, что 57-й танковый корпус генерала Кирхнера, осуществлявший прорыв в рамках деблокировочной операции Гота, вышел к реке Мышкова.
Паулюс, в свою очередь, доложил, что противник атакует его войска, сосредоточенные для предполагаемого прорыва на юго-западном углу котла.
Манштейн сказал:
– Ждите приказа.
Через несколько минут под треск телетайпного аппарата начал появляться приказ. Вот что в нем говорилось:
Приказ!
6-й армии.
(1) 4-я танковая армия нанесла силами 57-го танкового корпуса поражение противнику в районе Верхнекумского и достигла района Мышковы. В районе Каменки и севернее начата атака против крупных сил противника. Ожидаются тяжелые бои. Ситуация на чирском фронте не допускает выдвижения войск, расположенных западнее Дона, в направлении Сталинграда. Мост через Дон в Чирской в руках противника.
(2) 6-я армия начнет атаку "Зимняя буря" так быстро, как только представится возможным. Нужно принять меры для соединения с 57-м танковым корпусом, если необходимо, через Донскую Царицу с целью провести конвой.
(3) Развитие ситуации может потребовать расширения задания по осуществлению прорыва армии на соединение с 57-м танковым корпусом к Мышкове. Кодовое название: "Удар грома". В этом случае главной задачей снова становится как можно более быстрое - с применением танков соединение с 57-м танковым корпусом, с целью провести конвой. Армия - при том, что фланги ее прикрыты по Нижней Карповке и Червленой, - должна затем выдвигаться в направлении Мышковы, тогда как войска из района крепости выводиться подразделение за подразделением.
Операция "Удар грома" может последовать сразу за атакой "Зимняя гроза". Грузы по воздуху, в общем и целом, должны будут поступать в процессе без создания больших запасов. Аэродром в Питомнике необходимо удерживать как можно дольше.
Все вооружение и артиллерия, которые могут передвигаться, нужно взять с собой, особенно орудия для проведения операции с запасом боеприпасов, но также и такое вооружение и снаряжение, которое трудно возместить. Оно должно быть сосредоточено в юго-западной части котла в надлежащее время.
(4) Осуществить подготовку к (3). Приводить в исполнение только по особому приказу "Удар грома".
(5) Доложить день и время атаки (2).
Это был исторический документ. Великий час наступил. Армии предстояло выйти на исходные позиции для марша к свободе. На тот момент, однако, в силе находилась только "Зимняя гроза" - т.е. Паулюс получал приказ очисть путь для дивизий Гота, но эвакуировать войска из Сталинграда ему пока еще не разрешалось...

 

Главное качество разведчика – правдивость. Если он не склонен к ней, то в разведке ему делать нечего. После окончания Великой Отечественной Генштаб начал собирать мнения офицеров войсковой разведки для изучения и обобщения опыта ее действия во время войны. В предоставленных докладах, офицеры разведки делились опытом, излагали проблемы и вносили предложения. Среди этого особо любопытным является их взгляд на проблемы разведки в начале войны и сравнения разведслужб вермахта и КА этого периода. И офицеры-разведчики резали правду-матку, как, к примеру, начальник разведки одного из стрелковых корпусов, указавший прямо на главный недостаток нашей войсковой разведки 1941-го – ее мобильность и связь.
По штату на начало войны стрелковой дивизии полагалось иметь разведбат с быстрыми танками, броневиками и мотоциклами. Но по факту разведбат был пеший, а мобильностью лишь обладала разведка полков, включавшая в себя конный взвод. В танковой дивизии ситуация с разведбатом выглядела несколько лучше – он включал в себя две роты танков и бронемашин, но вот вместо мотоциклетной роты в нем была мотострелковая, так как мотоциклов остро не хватало. Впрочем, как оказалось, что еще хорошо, что была мотострелковая, так как оказалось, что танковой разведке она очень необходима. В отличие от разведки стрелковых дивизий разведка танковая была обеспечена связью лучше, так как ее танки были оборудованы радиостанциями
С началом войны у советской разведке сразу появились проблемы по факту довоенных недочетов в ее тактике действий. Разведка стрелковых дивизий оказалась неспособна выполнять свои задачи в виду своей немобильности в мобильной войне. Она была лишена возможности быстро оторваться от своих частей с выброской вперед, произвести разведку и представить штабу сведения, так же быстро вернувшись. Правда, с такой задачей более-менее могли справиться конные разведчики, но их взводы своих функций не выполняли, так как у нашей пехоты были проблемы с радиосвязью. Поэтому частично конники использовались, как посыльные, а частично вообще, как простая пехота.
А что же танковые дивизии? Казалось бы, у их разведки с мобильностью проблем нет и она может вырываться вперед танковых полков, чтобы узнать обстановку. В начале войны так оно и было, но этот плюс к нулю свел один минус – бронетехника разведбатов тд была обеспечена танковыми радиостанциями 71 ТК, которые на удалении 10-15  км оказались малоэффективны. А вот о том, чтобы дать разведбатам более мощные станции, до войны никому в голову такая идея не пришла. Да и самих разведбатов полностью укомплектованных техникой оказалось немного.
А что же немцы? А вот у проклятой немецкой разведки с мобильностью проблем не было – ее подразделения имели и грузовики с артиллерией, и бронетранспортеры, и танки, а уж немецкие мотоциклисты вообще были притчей во языцы.  Ну и со связью у разведки вермахта был порядок.
Как так можно было воевать, я не понимаю. Вернее, понимаю, но становится страшно. (В. Нагирняк)

Многие знают 'героя' Котова из фильма Михалкова, но мало кому известен реальный герой-разведчик Котов.

Неизвестные лица разведки

Жизнь имеет свои причуды.
Сказка Кривицкого родила 28 Героев Советского Союза, а вот реальные герои 1941-го в то время далеко не всегда получали это звание, хотя и были к нему представлены, как заслужившие. Одним из них был, командир 28-го разведывательного батальона капитан Котов, защищавшего Великий Новгород в августе 1941-го.

Котов и его 80 разведчиков до последней возможности обороняли новгородский кремль на западном берегу Волхова. Бой шел под ударами вражеской авиации, отражая вражеские атаки, Котов несколько раз поднимал своих людей в контратаку. Когда противник прорвался в кремль и вышел к Волхову, остатки группы Котова с боем прорвались через реку и обеспечили взрыв моста. После этого разведбат стоял насмерть на западном берегу, обороняя Деревяницкий монастырь. В каких условиях проходила его оборона свидетельствует приведенное ниже донесение:

«Доношу – сбежала сводная рота развед б-на 3 тд, которая оборонялась у меня на левом фланге (…)
2. Медикаменты израсходованы, помощь раненым оказывать нечем и эвакуировать нет машины
3. Б/припасы на исходе
4. Несу большие потери от минометного и арт.огня
5. Продолжается движение пр-ка, мотопехота, пешая, конная (…) мотоциклисты, танки 30-40 и бронемашины 5 шт.
6. Правый фланг Деревяницы прикрыт слабо ввиду недостатка сил
7. Оборону держу с незначительными силами.
Ком-р 28 ОРБ
Капитан Котов»

Капитан Котов и комиссар батальона ст. политрук Андреев со своими людьми удерживали позиции до последней возможности. Когда она наставала, разведчики всегда отходили с боем. За исключительное мужество, командир 28-й танковой дивизии полковник Черняховский, в последствии прославленный полководец и командующий 3-м Белорусским фронтом, 31 августа представил капитана Котова к званию Герой Советского Союза. Увы, не дали, хотя был полностью достоин. Вышестоящее начальство сначала решило представить разведчика к ордену Ленина, а потом изменило его на орден Красного Знамени. Его Котов получил уже четыре месяца спустя – в январе 1942-го.

Иван Иванович Котов прошел всю войну. Защищал Москву, сражался в Сталинграде. Закончил войну гв. подполковником и начальником штаба БТ и МВ 1-й Ударной армии. Его боевой путь был отмечен также двумя орденами Красной Звезды и орденом Отечественной войны II степени.

(с) Владимир Нагирняк

22.11.1941г. Тяжелый крейсер Девоншир потопил рейдер Атлантис: "...Утром 22 ноября вспомогательный крейсер "Атлантис" должен был встретиться с U-126 в районе острова Вознесения, однако сразу после рассвета гидросамолет "Девоншира" обнаружил его, хотя сам остался незамеченным. Капитан 1 ранга Оливер сразу увеличил скорость до 26 узлов и направился к месту событий. Командир рейдера капитан 1 ранга Рогге не подозревал о неприятном соседстве, так как немецкая служба радиоперехвата не имела никаких сведений. U-126 подошла к рейдеру и начала заправку, а механик "Атлантиса" решил воспользоваться удобным моментом и начал переборку левого дизеля. И вот в самый неподходящий момент в 08.16 наблюдатели "Атлантиса" заметили на горизонте корабль, который сразу был опознан, как английский крейсер. U-126 немедленно погрузилась, причем в такой спешке, что ее командир капитан-лейтенант Бауэр так и остался на борту "Атлантиса", однако вездесущий "Валрос" успел заметить лодку.
Застигнутый врасплох Рогге решил до последнего пытаться обмануть англичан, и "Атлантис" продолжал притворяться невинным греческим судном "Полифемус". Он даже приказал передавать сигнал RRR, не подозревая, что британское Адмиралтейство недавно изменило этот сигнал на RRRR. Это еще больше усилило подозрения Оливера, и он приказал дать два предупредительных выстрела, не приближаясь к "Атлантису". Позднее Оливер писал, что намеревался таким образом спровоцировать судно на ответный выстрел, если бы это был рейдер.
Оливер принял гидросамолет на борт и приказал заправить его и снова катапультировать для ведения воздушной разведки. Все это время он не приближался более чем на 15000 ярдов к подозрительному судну, постоянно меняя курс и скорость, чтобы помешать атаке подводной лодки. Пилот имел на руках вырезку из американского журнала "Лайф", где была помещена фотография "Атлантиса", сделанная 7 месяцев назад. Поэтому пилот без долгих размышлений передал на крейсер, что видит немецкий рейдер. Оливер спешно запросил Фритаун, где находится "Полифемус", чего не сделали ни Мэнуоринг (командуя тяжелым крейсером Корнуолл в мае 1941г, таки потопил Пингвин), ни Барнетт (командуя легким крейсером Сидней буквально за три дня до описываемых событий, он тоже как бы потопил рейдер Корморан, но ценой гибели собственного корабля и всего экипажа). Ответ последовал быстрый и убедительный: "Полифемуса" здесь быть не может. Поэтому в 09.34 Оливер приказал открыть огонь с дистанции 17500 ярдов.
Рогге понимал, что дуэль не затянется, поэтому приказал не отвечать на стрельбу в последней отчаянной попытке обмануть судьбу и англичан. Но уже четвертый залп крейсера попал в цель, далее последовали новые попадания. Артиллерист "Атлантиса" просил разрешения дать хотя бы пару залпов для спасения чести флага, но Рогге запретил, так как это было бессмысленно, зато могло разозлить англичан. Попытка укрыться за дымовой завесой тоже провалилась, и Рогге отдал приказ команде покинуть корабль, чем спас практически всю команду, за исключением 5 человек. В 10.16 "Атлантис" пошел на дно, разумеется, после того, как сработали подрывные заряды. Разве хоть один немецкий корабль погиб иначе?
Капитан 1 ранга Оливер не стал подбирать немцев, памятуя о подводной лодке, которая крутилась неподалеку." (с) А. Больных, Крейсера. Дальнейшая одиссея экипажа Атлантиса включает в себя путешествие в шлюпках на буксире субмарины, затем пересадку на судно снабжения Питон, затем снова посадку в шлюпки, когда Питон затопили ввиду тяжелого крейсера Дорсетшир. В конечном итоге моряки добрались до Франции на борту нескольких немецких и итальянских субмарин.
На фото тяжелый крейсер Девоншир в 1941г.

 

Правительственное письмо Х. Чойбалсана И.В. Сталину, В.М. Молотову и К.Е. Ворошилову (отрывок)
26 декабря 1939 г.
Источник: https://rg.ru/.../rodina-o-chem-v-1939-godu-pisal-v-sssr...
РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1278. Л. 24-27 (перевод на русский язык) [Л. 28-34: оригинал на монгольском языке с подписью Х. Чойбалсана]. Подлинник. Машинописный текст. Пометы - автограф В.М. Молотова.
Перевод с монгольского
ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)
Тов. СТАЛИНУ
ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВНАРКОМА СОЮЗА ССР
Тов. МОЛОТОВУ
НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР
Маршалу Советского Союза Тов. ВОРОШИЛОВУ
Уважаемые товарищи!
Президиум ЦК Монгольской Народно-Революционной партии и Правительство МНР поручили мне обратиться к Вам за помощью по ряду вопросов, имеющих большое значение для развития нашей республики.
Как Вам известно, японская агентура в лице гендуно-демидовских заговорщиков (прим.: Гэндэн Пэлжидийн (1892-1937) и Дэмид Гэлэгдоржийн (1900-1937) - видные деятели МНР; отстранены от власти в ходе внутриполитической борьбы в 1930-е годы) в союзе с реакционной верхушкой ламства нанесла нашей стране большой ущерб, задержала революционное развитие республики и пыталась повернуть страну вправо.
Одним из наиболее поражённых врагами участков оказалась наша партия.
Мы просим командировать к нам для оказания помощи инструктора ЦК МНРП, инструктора ЦК Ревсомола, инструктора для агитпропа и печати, трех преподавателей по общественным дисциплинам для партийных школ, курсов и средних учебных заведений...
...И, наконец, последний и один из главных вопросов, это вопрос идейного воспитания наших членов партии, армии и арат (прим.: араты - в широком смысле "трудящиеся", "народ").
В политучебе мы пользуемся переводами советской политической литературы и частично тем, что создается у нас.
Наша убедительная просьба к Вам, хотя бы на время командировать бригаду товарищей, которая поможет нам создать учебники, составить устав партии и конституцию.
Я прекрасно понимаю, что и той помощи, которую нам оказывает Советский Союз, чересчур достаточно, но прошу поверить, что наши новые просьбы вызваны искренним желанием как можно скорее поднять нашу страну и быть достойными помощниками Великого Советского Союза в грядущих боях за торжество коммунизма, за дело ЛЕНИНА-СТАЛИНА.
Преданный Вам ЧОЙБАЛСАН.
Фото: Хорлогийн Чойбалсан - глава правительства Монгольской Народной Республики (Председатель Народного Совета министров и Председатель Совета министров) (1939—1952)

 

Инцидент с Чарльзом Брауном и Францем Штиглером, произошедший в небе на Германией, является, пожалуй, лучшим доказательство того, что даже на войне, будучи врагами, человек всегда может оставаться человеком.
Бомбардировщик США B-17, сильно потрепанный немецкими истребителями и ПВО, возвращался после бомбардировки Бремена. На самолете была выведена из строя радиостанция, разбит носовой обтекатель, выведен из строя второй и повреждены третий и четвертый двигатели, большинство пулеметов заклинило, а так же были повреждены рули высоты и рули направления. Большинство членов экипажа получили ранения и не могли выполнять свои обязанности.
Вскоре американский самолет заметили с земли и на его перехват Вылетел немецкий пилот-ас Франц Штиглер на своем Messerschmitt Bf 109. Через повреждённый корпус американской машины Штиглер увидел покалеченный экипаж бомбардировщика. К удивлению Брауна, Штиглер не открыл по нему огонь.
Штиглер вспоминал слова своего командира из Jagdgeschwader 27, Густава Рёделя, во время североафриканской кампании: «Если я когда-нибудь увижу или услышу о том, что ты стреляешь в человека на парашюте, я сам тебя застрелю». Штиглер позже сказал:
«Для меня это равносильно, если они были бы на парашюте. Я видел их, и я не мог их расстрелять».
Немецкий пилот пытался заставить посадить бомбардировщик на немецкий аэродром, либо отправить в нейтральную Швецию, но Браун не слышал слова немца и не понимал, что показывает жестами Штиглер. Поняв, что американский пилот его не понимает, он пролетел около самолёта Брауна до уровня левого крыла, таким образом немецкие зенитные подразделения не целились в него.
В итоге он сопровождал повреждённый B-17 над побережьем, пока они не достигли открытого моря. Браун, в то время не зная о намерениях Штиглера, приказал своему дорсальному орудийному стрелку нацелиться на Штиглера, но не открывать огонь, а только предупредить его.
Поняв это и убедившись, что бомбардировщик покинул воздушное пространство Германии, Штиглер отдал честь и повернул назад.
Брауну удалось довести свой искалеченный В-17 до базы Ситтинг. Ему приказали не предавать огласке тот факт, что его отпустил немецкий пилот, чтобы не создавать никаких позитивных настроений к вражеским лётчикам. Позже Браун сказал: "Кто-то решил, что ты не можешь быть человеком и летать в немецкой кабине". Штиглер вообще ничего не говорил, так как рисковал своей головой за пощаду врага.
Летчикам удалось найти друг друга в 1986 году, с начала 90-х они стали друзьями и умерли в 2008 году с разницей в 8 месяцев.

 

Хотя большинство командиров германских вооружённых сил подчинились приказу ОКВ (аббревиатура от нем.: das Oberkommando der Wehrmacht; командование Вермахта) сдаться, среди них были и те, кто отказался капитулировать. Самые большие силы из отказавшихся сдаваться — остатки группы армий «Центр» — находились под командованием генерала Фердинанда Шёрнера, который был назначен главнокомандующим Гитлером в его завещании 30 апреля 1945 года. Тем не менее, сам Шёрнер уже 10 мая покинул свою армию и бежал в Австрию, в то время как советское командование, развивая наступление во время Пражской операции, послало против оставшихся немецких войск значительно превосходящие их по численности силы. После 9 мая было несколько столкновений в Судетах, к 11 мая большая часть немецких войск капитулировала, но окончательно они были разгромлены совместными усилиями войск СССР и США в битве при деревне Сливнице 12 мая 1945 года, в результате чего произошёл разгром последней действительно боеспособной немецкой группировки, контролировавшей территории на юго-востоке Германии и частично Австрии, Чехословакии, Италии и Югославии. Большинство других немецких групп войск, не сложивших оружие на 8-9 мая 1945 года, в итоге сдались мирно, но опять-же не все:

- 2-я армия под командованием генерала Дитриха фон Заукена удерживала плацдармы у Хайлигенбайля, Данцига и полуострова Хель в дельте реки Висла в Польше. Они сдались вечером 9 мая, практически тогда же прекратили сопротивление германские части на греческих островах (к 9 мая немцы контролировали западную часть Крита, Родос и несколько мелких островов), на большей части Нормандских островов, а также во французских портовых городах западного побережья страны Сен-Назер, Ла-Рошель и Лориент. В это же время согласились сдаться немцы в Дании, Норвегии, в северных районах Германии и Нидерландов, а также на территории юго-восточной Франции у швейцарской границы.

- 13 мая 1945 года Красная армия фактически прекратила боевые действия в Европе. В этот день был занят последний крошечный анклав в центральной Чехословакии, в котором немцы продолжали сопротивляться.

- Несмотря на то, что на большинстве Нормандских островов немцы сдались ещё 9 мая, гарнизон на острове Олдерни отказывался сдаться до 16 мая.

- На северо-западе Югославии продолжала находиться небольшая группировка немецких войск, примирившаяся с четниками, чтобы совместно противостоять югославским партизанам Иосипа Тито. Между этими силами произошло одно из последних сражений в Европе — Полянская битва (14-15 мая 1945 года), в которой немцы и четники были разгромлены.

- На территории западной части Латвии, известной под названием Курляндский котёл, небольшая группировка немецких войск оказывала ожесточённое сопротивление советским войскам вплоть до 15 мая 1945 года. Именно с её разгромом боевые действия в Европе для Красной Армии завершились окончательно.

- На севере Италии также оставалась небольшая группировка немецких войск вместе с русскими коллаборационистами — Казачьим Станом. Эти части продолжали сопротивление до начала мая 1945 года и капитулировали только 18 мая, причём перед британскими войсками. Позднее, английское командование выдало сдавшихся казаков советскому правительству в Линце.

- До 20 мая 1945 года продолжались бои на голландском острове Тексел, где находился немецкий концентрационный лагерь для советских военнопленных-грузин, которые восстали ещё 5 апреля 1945 года. Немецкий гарнизон на острове тоже уцелел и вёл борьбу с восставшими ещё 12 дней после капитуляции Германии. Немцы в итоге были разбиты при помощи высадившихся на острове канадских войск.

- Крайний север Германии — южная часть Шлезвиг-Гольштейна — находился под контролем германского правительства до 23 мая 1945 года, когда Фленсбургское правительство было арестовано союзниками. Там также имелись и боеспособные вооруженные силы, но после 9 мая 1945 они не вели боевых действий и не оказывали никакого сопротивления.

- Последними официально сдавшимися германскими военнослужащими можно считать 10 человек на Шпицбергене (офицер и 9 солдат), которые были отправлены на полярный архипелаг ещё в августе 1944 года для установки метеостанции. 29 апреля 1945 года они потеряли радиосвязь с Германией и жили изолированно до сентября 1945 года, когда были случайно найдены норвежскими охотниками на тюленей. Никакого сопротивления при аресте ими оказано не было и 4 сентября они сдались. (спасибо)

 

Начальник 12-го отдела Генштаба «Иностранные армии Востока» генерал-майор Рейнхард Гелен (Reinhard Gehlen, 1902 — 1979).

C 1 апреля 1942 Гелен был назначен начальником 12-го отдела Генштаба «Иностранные армии Востока», который занимался армейской разведкой в отношении Красной Армии. В его ведении находилась оперативная разведка на советско-германском фронте. Служба работала параллельно с другими нацистскими спецслужбами — абвером адмирала Вильгельма Канариса и политической разведкой Вальтера Шелленберга. Гелен тесно сотрудничал и с VI управлением РСХА. Он принимал участие в подготовке операций «Цеппелин» по заброске агентов за линию фронта, разрабатывал тактические указания по применению диверсионных групп и организации саботажа в тылу противника.

Осознав, что данные, накопленные его отделом, впоследствии понадобятся западным державам, в начале марта 1945 г. Гелен с несколькими сотрудниками скопировал все документы на микрофильмы, упаковал их в водонепроницаемые баки и спрятал в нескольких местах в Австрийских Альпах. 9 апреля 1945 года Гелен был заменен полковником Герхардом Весселем. 28 апреля Гелен, предварительно спрятав свою семью в Баварии, чтобы она не попала в руки советских войск, оставил штаб-квартиру Генштаба в Бад-Райхенхалле и 22 мая в Фишхаузене-на-Шлирзее сдался в плен американским войскам.
Сразу после капитуляции Германии Гелен, как специалист по СССР, был привлечен к работе американскими спецслужбами, на деньги которых он создал новую разведывательную службу — «Организацию Гелена».


Комментарии   

-2 # seaman47 2020-11-24 14:39
Цитата:
(Паулюс Манштейну) Пехотные дивизии фактически лишились возможности свободно передвигаться, поскольку все большее число лошадей идет на корм людям.
Ножками, на лощадях дошли до Сталинграда, перемолов орды РККА.
# seaman47 2020-11-26 06:40
Цитата:
Штиглер вспоминал слова своего командира из Jagdgeschwader 27, Густава Рёделя, во время североафриканской кампании: «Если я когда-нибудь увижу или услышу о том, что ты стреляешь в человека на парашюте, я сам тебя застрелю»
Из газеты "Вперед за Сталина!"

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.