fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.93 (7 Голосов)

В 1944 году, когда Оруэлл почти закончил работу над книгой «Скотный двор», в его дом в Лондоне ( Мортимер-Кресент, 10) попала немецкая ракета Фау-1.

Оруэлла с семьей в доме тогда не было, но сам дом был разрушен. Работая в газете «Трибьюн», Оруэлл каждый обеденный перерыв приходил к руинам своего дома, от которого остался лишь фундамент, и тщательно прочесывал и просеивал обломки в поисках своих книг и записей, самой важной из которых была для него рукопись «Скотного двора».
К счастью, он нашел рукопись.

Немецкая подлодка U251 (типа VIIC, 1941 г.п., 871 т, 17.7уз/7.6уз - под водой (8500 миль), глубина погружения - 250м, 56 чел, 1 - 88мм, 1 - 20мм, 4+1ТА - 533мм (14 торпед или 26 мин ТМА))..

Лодка вступила в строй в сентябре 1941 года. Входила в состав Атлантических, а затем Арктических флотилий, участвовала в охоте за судами конвоя PQ-17 в 1942 году. Долгожительством обязана службе в учебных флотилиях на Балтике с ноября 1943. Всего субмарина совершила 9 боевых походов и потопила 2 судна суммарным водоизмещением 11 408 брт.
Лодка погибла в кошмаре (для немцев) последних месяцев войны, 19 апреля1945 года в проливе Каттегат, к югу от Гётеборга, в районе с координатами 56°37′ с. ш. 11°51′ в. д. она была расстреляна реактивными снарядами с восьми британских и норвежских самолётов «Москито». 39 человек погибли, 4 члена экипажа спаслись.

Лежит на дне Балтийского моря на глубине 67 метров, является объектом погружений опытных дайверов...

 

Газета "Народная воля" описывала ситуацию в Петербурге в феврале 1880 года.

"Неизвестно почему, но в правительственных сферах явилось предположение, что к 19-му февраля революционеры предпримут какое-нибудь наступление. Переполох был всеобщий. Царь не решился выйти из своего поврежденного дворца [5 февраля 1880 года Степан Халтурин организовал взрыв в Зимнем дворце ] даже в Казанский собор. В Петербург были вызваны новые войска. Полиция начала усиленную пропаганду между дворниками, которые передавали все нелепости далее по принадлежности всему городскому населению. Пропаганда велась в духе, что студенты, мол, бунтуют, и что их за это надо бить, и что, кроме того, дворники и все благомыслящие люди должны строжайше выискивать везде измену и доносить. Очевидно, полиция имела идеалом—довести дело до проявления верноподданнических чувств на манер московских мясников.

Опытный человек легко мог видеть, что такая попытка ни к чему не приведет, ибо в Петербурге—слишком ничтожное количество элементов, дурно относящихся к студентам. Наоборот, легко могло бы случиться, что полиция расшевелит рабочих, которые пойдут бить, но не студентов, а вообще господ и самую полицию. Это поняли скоро и наши газетчики, и само начальство. Тем не менее в первое время в Петербурге, была невыносимо тяжелая атмосфера. Официально распространялись слухи о готовящемся восстании; дворники советовали жильцам запасаться водой и свечами, ибо, мол, во время восстания будут взорваны водопроводы и газовые трубы. Все, приходящие в какой-либо дом, опрашивались дворниками самым грубым образом, куда идут. Иногда допытывались, зачем идет, как фамилия, где живет сам, и даже спрашивали паспорт. В некоторых домах дворники вовсе не пускали, кого им вздумается, позже известного часа. Дворникам старательно внушалось полицией, что они имеют право арестовывать, и эти новоиспеченные царьки, благодаря глупости и незнанию, в чем собственно состоит измена, стали действительно невыносимо назойливы и грубы. Все они обязательно были вооружены дубинами.

На улицах случались такие происшествия: в глухой местности, на Песках, идет студентка; из кучи лабазников в нее бросают топором и затем за нею кидаются вдогонку; девушка, успела добежать до городового и обратилась к нему с требованием защиты. «Мне и без вас много дела», пробурчал охранитель общественного спокойствия. Преследователи, очевидно, сами не рассчитывали на такое явное попущение, потому что сами отретировались. На углу Невского и Литейного в вагоне две студентки говорили о своих лекциях, упоминая что-то о мышьяке. Гостинодворец древнерусского типа схватил одну за шиворот: «А, так вы, такие сякие, хотите народ травить» и потащил было из вагона, но публика вступилась за испуганных девушек и освободила их. Многие студенты, опасаясь, что начальство сумеет возбудить против них травлю, стали запасаться оружием..."

 

С 29 сентября по 1 октября 1941 г. в Москве проходила конференция представителей СССР, Великобритании и США по вопросу о военных поставках Советскому Союзу. Советскую делегацию возглавлял нарком иностранных дел В. М. Молотов, английскую — министр снабжения лорд У. Бивербрук, американскую — личный представитель президента США А. Гарриман. В работе конференции принял участие И. В. Сталин.

Результаты конференции были зафиксированы в протоколе, подписанном 1 октября. Союзники взяли на себя обязательства с 1 октября 1941 г. по 30 июня 1942 г. ежемесячно поставлять в СССР вооружение и военные материалы, нехватка которых в условиях отступления советских войск и эвакуации предприятий из прифронтовой зоны могла привести к тяжёлым последствиям для всех стран антигитлировской коалиции. Поставки предусматривались Соединёнными Штатами на основе закона о ленд-лизе, а Англией — на основе соглашения о взаимных поставках, кредите и порядке платежей от 16 августа 1941 г.

За определённый протоколом период США обязались поставить в СССР 85 тыс. грузовых автомашин. Также Советский Союз должен был получить от союзников 3,5 тыс. танков, 4,5 тыс. самолётов, 2 тыс. тонн алюминия, 1 тыс. тонн броневых листов и т. д. Со своей стороны СССР выразил готовность снабжать Англию и США сырьем для военного производства, в котором они испытывали нужду.

Подписание Московского протокола было поддержано народами США и Великобритании, стремившимися к скорейшему достижению победы над фашистским блоком. В США, Англии, Канаде и других странах прошли массовые митинги в поддержку СССР, начали создаваться общественные организации, объединившие антифашистов разных государств. В Советский Союз стали поступать тысячи тонн медикаментов, тёплых вещей, продовольствия, подарков от простых граждан этих стран.

Московская конференция 1941 г. явилась крупным успехом на пути укрепления антифашистской коалиции. Она сыграла важную роль в мобилизации ресурсов СССР, США и Великобритании для разгрома агрессивного блока и ускорила принятие американским правительством решения о распространении на СССР закона о ленд-лизе (7 ноября 1941 г.).

 

Антонина Макарова, более известна под кличкой Тонька-пулемётчица. В так называемой Локотской республике, созданной нацистами на территории Брянской области. На её совести 168 жертв. В последние дни войны ловко выскочила замуж за раненого красноармейца и затерялась. Возмездие свершилось только в 1979 году.

Летом 1943 года её отправили в немецкий тыловой госпиталь для лечения от сифилиса. Там Макарова завела роман с немецким поваром-ефрейтором, который вывез её сначала на Украину, а оттуда в Польшу. Когда повара убили, Макарову немцы отправили на принудительные работы в Кёнигсберг.

В 1945 году Красная армия освободила Кёнигсберг, где находилась Макарова. В связи с огромным количеством бывших военнопленных фильтрация в это время проводилась достаточно поверхностно. Антонина назвала советским правоохранительным органам свои реальные данные, утаив только факт работы на немцев, и благополучно прошла фильтрацию. Летом 1945 года из-за проблем со здоровьем Антонина оказалась в госпитале. Здесь же она познакомилась с раненым — молодым сержантом Виктором Гинзбургом. Через несколько дней они поженились, и 24-летняя девушка взяла фамилию мужа.

У бывшей карательницы, а теперь контролёра на швейной фабрике в белорусском городе Лепеле родились две дочери. Ни они, ни муж, ни знакомые семьи не знали, чем занималась их мать во время Великой Отечественной. Антонина пользовалась уважением и льготами как ветеран войны, её фотографии демонстрировались в местном музее. Кроме того, женщина выступала перед школьниками в рамках поддержания памяти о войне.

Ещё в годы войны Антонину Макарову начали искать органы госбезопасности. Однако розыск вёлся по метрическим записям, в которых она фигурировала как Панфилова. Поэтому поиски оказались безуспешными. В 1976 году её брат, ставший к этому времени полковником, перед загранкомандировкой указал в анкете, что у него есть сестра, носившая в девичестве фамилию Макарова.

Сотрудники КГБ заинтересовались этим фактом. Началась проверка, в Лепель стали негласно привозить людей, знавших Тоньку-пулемётчицу. Её опознали, и летом 1978 года Антонина была арестована.

На допросах Антонина Макарова рассказала о своём отношении к расстрелам:

«Я не знала тех, кого расстреливаю. Они меня не знали. Поэтому стыдно мне перед ними не было. Бывало, выстрелишь, подойдёшь ближе, а кое-кто ещё дёргается. Тогда снова стреляла в голову, чтобы человек не мучился. Иногда у нескольких заключённых на груди был подвешен кусок фанеры с надписью „партизан“. Некоторые перед смертью что-то пели. После казней я чистила пулемёт в караульном помещении или во дворе. Патронов было в достатке… Все приговорённые к смерти были для меня одинаковые. Менялось только их количество. Обычно мне приказывали расстрелять группу из 27 человек: столько партизан вмещала в себя камера. Я расстреливала примерно в 500 метрах от тюрьмы у какой-то ямы. Арестованных ставили цепочкой лицом к яме. На место расстрела кто-то из мужчин выкатывал мой пулемёт. По команде начальства я становилась на колени и стреляла по людям до тех пор, пока замертво не падали все…».



Из дневника генерала А. Н. Куропаткина за 14 апреля 1903 года.

«Перед отъездом сидел у меня час времени Плеве. Говорили о беспорядках в Кишиневе и Кронштадте. Как и от государя, я услышал от Плеве, что евреев следовало проучить, что они зазнались и в революционном движении идут впереди».

Генерал-адъютант, который проиграет Русско-японскую войну, жестоко подавит Среднеазиатское восстание и уже при коммунистах закончит свою жизнь заведующим волостной библиотекой в селе Шешурино Тверской области.

 

Советский турбоэлектроход "Иосиф Сталин"
В ночь со 2 на 3 декабря 1941 года эвакуировал  гарнизон красноармейцев с военной базы СССР на финском полуострове Ханко. При норме 465 человек на борту находились 5589 пассажиров и 108 членов экипажа. Тральщики очистили путь от немецких мин, но судно все равно подорвалось. Судно начало погружаться в воду. Базовым тральщикам 205, 211, 215, 217 и пяти катерам морской охраны удалось снять с судна и поднять из воды 1740 человек. Дальнейшая спасательная операция была отменена. Катер морской охраны № 237 в 8:30 в третий раз подошел к дрейфовавшему судну, с которого сообщили, что оно может еще долго продержаться на плаву, и просили поскорее прислать корабли для снятия людей. В 8:50 катер отошел от транспорта, и с этого времени связь с судном была потеряна.
После ухода кораблей охранения судно, осев в воду по палубу, прекратило погружаться и с 3 по 5 декабря 1941 года дрейфовало к мысу Лохусалу на побережье Эстонии.
5 декабря командиром охраны водного района Гогланда И. Г. Святовым был отдан приказ о торпедировании дрейфующего лайнера силами двух торпедных катеров. На этапе исполнения приказ был отменён.
Оставшиеся в живых военнослужащие и члены экипажа судна были эвакуированы немецкими кораблями и взяты в плен.
12 декабря 1941 года управление 8-й отдельной стрелковой бригады, чей личный состав перевозился на судне, сообщило Военному совету Ленинградского фронта, что на судне погибли 1816 военнослужащих бригады. Общие же потери оценивались примерно в 2200 человек. Указывалось, что все они утонули.
Капитан лайнера Н. С. Степанов, покинувший судно последним, попал в плен и работал в Tаллинском порту. Через связных он передавал на советскую сторону данные о движении немецких судов и грузов. Расстрелян НКВД в 1944 году после прихода в Таллин красной армии.
На фото - пленение советских военнослужащих, выживших после катастрофы лайнера «Иосиф Сталин». Фото сделано с немецкого корабля.

 



С 1982 года под Питером работает коротковолновая радиостанция с позывным МДЖБ. В 2015 году ее позывной сменился на ЖУОЗ.

24 часа в сутки, семь дней в неделю - и так на протяжении последних 38 лет эта станция передает в эфир монотонный сигнал, прерывистое жужжание.

Один или два раза в неделю мужской или женский голос читает бессмысленный набор русских слов, например, "жито", "текстолит", "заборчик"… И всё. Любой, кто настроился на частоту 4625 кГц, может слушать эти странные радиопередачи практически в любом уголке мира.
Эта станция словно специально создана для любителей теории заговоров. Для ее фанатов она - the Buzzer, "Жужжалка". Кроме того, у нее есть, как минимум, еще две "сестры" - the Pip ("Пищалка") и the Squeaky Wheel ("Скрипучее колесо").

Частота принадлежит российским военным, хотя те никогда этого не подтверждали. (По мнению авторов "Википедии", это станция оповещения, зарезервированная для системы гражданской обороны и на случай катаклизмов).

Есть и несколько теорий заговора — от переговоров с атомными субмаринами до общения с инопланетянами. Еще одна версия: это так называемая "рука мертвеца". Если по России будет нанесен ядерный удар, сигналы прекратятся, и это сыграет роль спускового крючка для ответного удара.

 



Ленинская фраза про кухарку и государство была сильно искажена. В октябре 1917 года Ильич писал:

«Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством… мы требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, то есть к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту».

Эта здравая в целом мысль не помешала, однако, назначить в ноябре 1917 года вместо генерал-лейтенанта Духонина Верховным главнокомандующим Русской армией прапорщика Крыленко, уклоняющегося от службы во время Первой Мировой.

А потом Крыленко станет наркомом юстиции и одним из организаторов массовых репрессий. Будет обвинителем на главных политических процессах: «Шахтинское дело» (1928), процесс «Промпартии» (1930), «Процесс Союзного Бюро Меньшевиков» (1931), «Дело Главтопа», «Дело польских ксёндзов» и т. д.

Затем Крыленко проиграет в войне бульдогов под ковром Вышинскому. Из него под пытками выбьют признания во вредительстве и планах борьбы с партией. И расстреляют в рамках дела о «контрреволюционной фашистско-террористической организации альпинистов и туристов».

 

13 ноября 1942 года погибли братья Салливан — члены экипажа американского легкого крейсера "Джуно", потопленного японцами во время морского сражения за Гуадалканал.
Пятеро родных братьев Салливан (1914 - 1922 годов рождения) были уроженцами Уотерлу, штат Айова. В января 1942 года Салливаны завербовались на службу во флоте с условием, что служить они будут вместе. Американский флот уже тогда проводил политику разделения родственников, но это правило не соблюдалось жёстко. Все братья были зачислены в команду лёгкого крейсера «Джуно». Крейсер с августа 1942 участвовал в многочисленных морских сражениях в течение многомесячной кампании на Гуадалканале. Утром 13 ноября 1942 года, во время очередной битвы у острова Саво, «Джуно» был поражён японской торпедой и был вынужден выйти из боя. Позднее, тем же днём, уже покидая область Соломоновых островов и начав отход вместе с остальными уцелевшими кораблями в тыловую базу на Эспириту-Санто, «Джуно» был повторно торпедирован и быстро пошёл ко дну.
Капитан крейсера «Хелена», а также старший офицер оставшегося американского оперативного соединения, Гилберт Гувер, посчитал, что вряд ли кто-либо уцелел на «Джуно» после мощного взрыва. К тому же было бы безрассудно заниматься поисками выживших, подставляя и без того повреждённые корабли под удар прячущейся неподалёку японской подводной лодки. Поэтому он приказал кораблям продолжать отход на Эспириту-Санто. «Хелена» лишь уведомила о случившемся пролетавший рядом патрульный бомбардировщик B-17, чтобы на поиски были посланы корабли или авиация. Около ста человек из команды «Джуно» выжили и оставались на поверхности. Экипаж B-17, не желая нарушать режим радиомолчания, не передал сообщение в свой штаб об отправке поисковой группы до тех пор пока не вернулся с задания несколько часов спустя.
Рапорт экипажа о местонахождении возможных выживших смешался с остальными бумагами ожидавшими переработки и оставался без ответа несколько дней. Так продолжалось до тех пор, пока штабисты не осознали, что вскоре спасать будет некого и выслали запоздалый самолёт обследовать район поиска. Всё это время спасшиеся моряки с «Джуно», многие из которых были тяжело ранены, страдали от голода и жажды, подвергались периодическим атакам акул. Спустя восемь дней десять уцелевших были обнаружены поисковым самолётом PBY Catalina и извлечены из воды. Безопасность требовала того, чтобы флот не признавал потерю «Джуно», как и других кораблей, чтобы эти сведения не доходили до японцев. Однако родители братьев Салливан, перестав получать письма от сыновей, стали волноваться.
Родители братьев узнали об их смерти только 12 января 1943 года. В то утро их отец готовился идти на работу, когда три человека в униформе, лейтенант-коммандер, врач и главный старшина, подошли к парадной двери его дома. «У меня новости о ваших ребятах» — сказал морской офицер. «Который из них?" — переспросил Томас. «Я сожалею, — ответил офицер, — все... ». Президент Франклин Рузвельт направил Тому и Аллете письмо с выражением соболезнования. Папа Пий XII послал серебряную религиозную медаль и чётки вместе с посланием со словами сожаления. Сенат и палата представителей штата Айова приняла официальное постановление с посвящением братьям Салливан. Родители братьев совершили ряд выступлений на военных заводах и верфях в поддержку военной экономики. Позднее мать братьев участвовала в церемонии спуска на воду эсминца «Салливаны» типа "Флетчер", названного в честь её сыновей (в настоящее время имя братьев носит один из эсминцев типа "Арли Бёрк").
После одновременной смерти пятерых братьев Салливан военным министерством США были приняты правила о распределении членов одной семьи по разным подразделениям и об отзыве последнего оставшегося в живых из них с фронта. История братьев легла в основу сюжета малоизвестного у нас художественного фильма 1944 года "Салливаны" (позднее переименованного в «Сражающиеся Салливаны»). На русский язык фильм не переводился.

 

В течение 1867-1868 гг., при рассмотрении вопроса об обороне колоний, Британской империи, Виктория (одна из территорий Австралийской федерации) выразила желание построить монитор для обороны Мельбурна. После долгих обсуждений Адмиралтейство согласилось с кораблем мониторного типа, сконструированный специально для условий Мельбурна, что определило требования к его артиллерии и бронированию. В соответствии с этими требованиями и были построены два монитора типа "Церберус", примечательные тем, что они стали первыми кораблями из серии «брустверных» мониторов, воплощавших идеи, которые легли в основу низкобортных башенных кораблей.

В каждой составляющей, мониторы типа "Церберус" означали полный разрыв с установленными до этого традициями, выделялись своим внешним видом изо всех уже плавающих кораблей. Высота надводного борта составляла всего 1,07 м, а центральный бруствер длинной 34 м возвышался над палубой на 2,14 м и не доходил до бортов на ширину прохода. Основное нововведение: концевое, приподнятое расположение 2-х орудийных башен. Между башнями, высоко над ними подымаясь, располагалась навесная палуба с ходовой рубкой и шлюпками. Подобными приемами удалось сохранить низкий надводный борт монитора, но подняв его башни, что позволило им вести огонь на волне, и обеспечив просторную навесную палубу. Ни один из броненосных кораблей Королевского флота при вступлении в строй не получал столь ограниченного признания, как первые брустверные мониторы Рида. Построенные для колониальных флотов, они оставались несколько защищенными этим обстоятельством от неистового потока критики, а их жизни было суждено скромно завершиться в тихом забвении далёких гаваней. Однако в качестве образцов продукции военного кораблестроения они заслуживают самой полной известности, оставаясь первыми примерами принципиально нового типа боевого корабля, ставшего зародышем будущего развития. У мониторов "Церберус" были два винта и балансирный руль, которые обеспечивали им хорошую маневренность и вполне заменили прежний парусный движитель, поскольку по самому образу их предназначения им не требовалось совершать длительные морские переходы.

При вступлении в строй "Церберус" имел навесную палубу, простиравшуюся за башни (для размещения дополнительных шлюпок), в оконечностях бруствера было установлено по лёгкой мачте шестового типа. Однако при подготовке корабля к долгому переходу в Мельбурн приходилось ожидать любых случайностей, поэтому корабль оборудовали временными бортами от скруглений бруствера до обоих штевней, оставив в центре низкий борт. Эта временная надстройка оказалась столь высокой, что крыши башен лишь немного возвышались над ней, а поскольку корабль для перехода получил также временную трехмачтовую оснастку, он смотрелся как уменьшенная версия "Монарха".

"Церберус" не суждено было покинуть Порт Филлип, его можно назвать кораблем с самой бездейственной боевой службой – не было сделано ни одного залпа по противнику. Хотя… Однажды ночью 1878 года одно торговое маленькое судно попыталось прокрасться в залив не заплатив таможенный сбор. В это время "Церберус" стоял на якоре в заливе Хобсон направив орудия в сторону моря. Никто и не заметил, как течение развернуло корабль так, что пушки смотрели уже в сторону берега, а увидев неопознанное судно канониры сделали залп! И попали! Взорвали крышу аптеки в Сейнт-Килде! Осознав свою ошибку, они повернули орудия и сделали еще один выстрел - на этот раз повредив Маяк Геллибранда. Огонь немедленно прекратили и неопознанное торговое судно обнаружили только утром. Более серьезное происшествие произошло позднее, в 1881 году, когда на учениях с участием других кораблей флотилии были убиты офицер и еще 3 чина при внезапном подрыве мины. Тогда же "Церберус" был обновлен – с помощью электрооборудования корабль демонстрировал наблюдателям на берегу увлекательное шоу своими прожекторами.
"Церберус" успел послужить в трех флотах одной страны: сначала в Викторианской Колониальной Флотилии с 1871 по 1901, затем с 1901 по 1913 - Военно-морских силах Содружества и в конечном итоге с 1913 по 1924 – в Королевском Австралийском флоте. В 1926 году броненосец выкупила одна из компаний Мельбурна, утилизирующая старые корабли, и сняв двигатели и котлы, оставив 1800 тонный барбет, 400 тонные орудийные башни и орудия, затопила "Церберус" как волнолом в 150 метрах от берега. (спасибо)


Комментарии   

# seaman47 2020-11-20 06:17
Цитата:
С 29 сентября по 1 октября 1941 г. в Москве проходила конференция представителей СССР, Великобритании и США по вопросу о военных поставках Советскому Союзу.
СССР как тот теленок, что у двух мамок сосет.
Сначала у Гитлера все новинки вооружений выгребал, готовясь к походу на Европу.
Потом у Англии и США, готовясь к походу на ту же Европу.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.