fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *

luckyads

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

«Бисмарк» — линкор немецкого военного флота, один из самых известных кораблей Второй мировой войны. Назван в честь первого канцлера Германской империи Отто фон Бисмарка. Во время своего единственного похода в мае 1941 года потопил в Датском проливе британский линейный крейсер «Худ» Начавшаяся после этого охота британского флота за «Бисмарком» трое суток спустя закончилась его потоплением.
В июне 1935 года было подписано Англо-Германское морское соглашение, фактически, снявшее ограничения Версальского договора 1919 года и расширив тоннаж германских кораблей до 35 % от соответствующего в Королевских ВМС Великобритании.
Впрочем, немцы с самого начала проектирования не обращали внимания на предел водоизмещения кораблей. Немецкие конструкторы использовали весь свой опыт в создании тяжелобронированных кораблей, работы по проектированию велись в конструкторском отделе Управления кораблестроения под руководством Германа Буркхадта.
После рассмотрения ряда проектов, головной корабль серии «Бисмарк» был заложен на стапеле верфи Blohm und Voss 1 июля 1936 года в Гамбурге.
В начале 1934 года в Управлении Ко­раблестроения Имперского Морского ведомства приступили к разработке проекта нового линкора типа «F». Главный калибр первоначально предполагался 406 мм, но позже был снижен до 330 мм. Новые корабли должны ходить не менее 33 узлов при форсировании механизмов и 30 узлов в долговременном ре­жиме. Главную энергетическую установку пред­полагалось разделить на три автономные ус­тановки, каждая из которых включала бы 1 турбогенератор и 2 котла в раздельных по­мещениях. Соответственно предполагалось и три винта. Для получения достаточно эффективного огня было необходимо принять калибр не менее 380 мм, что давало минимальное водоизмещение готовых кораблей 39 000 тонн и никак не попадало в рамки 35-тысячетонных ограничений. Для сокрытия этих данных было секретное распоряжение во всех документах указывать стандартное водоизмещение 35 000 тонн. В мае 1935 года был окончательно ре­шён вопрос о силовой установке. Тогда же решился и вопрос с вооруже­нием корабля: четыре двухорудийные башни главного 380-мм калибра. Средний калибр выбран в 150 мм, зенитная артиллерия даль­него действия — 105 мм, ближнего действия — 37 мм зенитные автоматы. При выбранной толщине броня могла вы­держивать прямое попадание снаряда 380-мм калибра с расстояния 20-30 км и взрыв тор­педы с весом заряда 250 кг ТНТ.
Проект линкоров «F» и «G» (в Германии корабль, при его закладки получал литерное обозначение, при этом в каждом классе была своя "буквенная" линия) был утвержден 16 ноября 1935 года.
Тип «Бисмарк» первоначально создавался как наследник «карманных линкоров» и в основном предназначался для ведения рейдерских операций против торговых кораблей. Так, объём топливного резерва «Бисмарк» скорее характерен для тихоокеанских линкоров, а показанная на испытаниях в Балтийском море скорость в 30,1 узлов была одним из лучших в мире значений для таких кораблей. После спуска на воду второго французского линкора типа «Дюнкерк» проект был изменён в сторону дальнейшего увеличения размеров.
Конструктивно линкоры типа «Бисмарк» напоминали своих предшественников «Шарнхорст», но очень сильно отличались артиллерией главного калибра. При спуске на воду, длина по ватерлинии составляла 240,2 м, полная длина – 248 м, ширина 36 м, осадка при стандартном водоизмещении – 8,7 и 10,2 м при полном водоизмещении.
Броневой пояс - высотой в 5.2 м. Он прикрывал 70% ватерлинии и почти не имел наклона. В сравнении c «Шарнхорстом», толщина броневого пояса была уменьшена с 350 мм до 320 мм, но при этом толщина верхнего пояса увеличилась с 45 мм до 145 мм. Оба пояса замыкались траверсом, толщиной 145 мм на батарейной, 220 мм главной, и 180 мм на нижней палубе.
Параллельно поясу шла переборка имеющая толщину между верхней и нижней палубой от 20 до 30 мм, ниже она переходила в противоторпедную переборку толщиной 45 мм.
Оконечности защищались вполне традиционно, нос - 60 мм, корма - 80 мм. Броневых палуб две - 50 мм (над погребами с боеприпасами было 80 мм) верхняя и главная толщина которой была 80 мм со 110 мм скосами (над погребами 95 ­мм со 120 ­мм скосами), не доходившими до нижней кромки пояса. Общий вес брони составлял 18 700 т ( это 44% водоизмещения всего корабля).
«Бисмарк» был первым после Первой мировой войны полноценным линкором германского флота: вооружение, включавшее восемь 380-мм пушек SKC-34 в четырёх башнях, позволяло ему на равных противостоять любому линейному кораблю. Киль «Бисмарка» был заложен на верфи фирмы Blohm & Voss в Гамбурге 1 июля 1936 года. Корабль сошёл со стапелей 14 февраля 1939 года, в день святого Валентина. При спуске на воду присутствовали канцлер Адольф Гитлер и внучка князя Бисмарка Доротея фон Левенфельд, по традиции «окрестившая» корабль бутылкой шампанского. 24 августа 1940 года линкор был сдан под командование капитану первого ранга Эрнсту Линдеману. Установка оборудования и испытания продолжались до весны 1941 года.
Водоизмещение – 41 700 тонн, скорость – 30 узлов.
Главная артиллерия линкора «Бисмарк» с калибром 380 мм была выбрана по аналогии с орудиями SK.C/13 линкоров типа «Баерн»также калибра 380 мм. Новые орудия для линкора «Бисмарк» были изготовлены оружейными заводами «Маузер» и прошли испытания уже во время строительства корабля, после чего они были приняты на вооружение под кодом 38-см SK.C/34 — скорострельные орудия произ­водства 1934 года. Корабль имел 8 орудий установленных в 4 башнях в носу и корме. Башни были обозначены по сигнальному коду ВМФ, начиная с носа: Anton, Bruno, Cesar и Dora.
Артиллерия вспомогательного калибра состояла из 12 орудий калибра 150 мм SKC/28, размещённых попарно в башнях. Над выбором вспомогательной артиллерии долго думать не пришлось, был взят обычный для тех времён средний калибр. По конструкции орудия были выполнены лейнерными, с вертикальным клиновым затвором.
Каждая башня на правом борту имела своё обозначение: «правобортная I», «правобортная II» и «правобортная III» (считая от носа). Аналогично были обозначены и башни левого борта. Барбеты правобортных и левобортных башен I и III опирались на па­лубу цитадели, а барбеты башен II — на скосы броневой палубы. Углы поворота башен вспомогательного калибра в горизонтальной плоскости были ограничены, вследствие близкого расположения их к надстройкам.
Все зенитные орудия дальнего действия размещались на носовой и кормовой надстройках.
16 орудий калибра 105 мм SKC/33 уста­навливались на корабле в два этапа. Две первых установки были смонтированы на носовой надстройке еще в июне-июле 1940 года, когда корабль находился на верфи Blohm und Voss в Гамбурге. Орудия монти­ровались на спаренном лафете сравнительно устаревшей конструкции С/34. Оснащение такого мощного корабля несовременным вооружением было вызвано отсутствием более современных зениток на складах Круппа и Rheinishe Metallwarenfabrik, где имелись только орудия на лафетах старой конструкции. Остальные орудия были переданы на проданный в Советский Союз недостроенный крейсер «Лютцов». Согласие немецкого морского командования на установку этих орудий позволило выдержать срок сдачи корабля в эксплуатацию в августе и таким образом было выиграно время для производства нужного количества новых орудий к концу года. Остальные, более совершенные установки Dopp.L.C/37, были смонтированы во время стоянки линкора в Гдыне 4-18 ноября 1940 года.
В зенитных установках обоих систем использовалось одно и то же 105-мм орудие лейнерной конструкции, с вертикальным клиновым затвором.
Основное отличие новой конструкции зенитной установки было в применении более быстрых механизмов наведения, соответству­ющих возросшим скоростям самолетов. Кроме того, новая конструкция была несколько легче. Внешне они незначительно отличались формой защитных кожухов.
Каждое орудие имело свое обозначение и аналогично орудиям 150-мм калибра назывались правобортными и левобортными, с ну­мерацией, начиная от носа.
В состав зенитного вооружения ближнего действия линейного корабля входило шестнадцать автоматических пушек SK.C/30 калибра 37 мм., с длиной ствола 83 калиб­ра, размещённых на лафетах LC/30 в спарен­ных установках на полукруглых вращающихся платформах. Эти довольно удачные установки производились, на оружейном заводе Rheinishe Metallwarenfabrik.
Они имели превосходную трёхкоординатную ориентацию на цель с большими углами возвышения стволов — от +85 до -10 граду­сов. Теоретическая скорострельность 80 выстрелов в минуту, но практически состав­ляла только 30 выстрелов, что объяснялось ручной загрузкой снарядных обойм в орудие. Установки не имели никакой броневой и противоосколочной защиты, что было характерно для подобного вооружения во всех флотах. От атмосферных осадков установки защища­лись брезентовыми чехлами, а стволы орудий и прицельные приспособления укрывались к тому же дополнительными чехлами.
Размещались орудия следующим образом: две установки на нижней надстроечной палу­бе, сразу за башнями «В» и «С» главного калибра. Ещё две установки — в районе носового 7-метрового дальномера, несколько ниже капитанского мостика. Последние четыре были установлены на кормовой надстройке в районе кормовой боевой рубки.


«Бисмарк» имел стандартное для не­мецкого флота зенитное вооружение и в соответствии с ним получил 12 одноствольных зенитных пулеметов MG.C/30 калибром 20 мм с длиной ствола 65 калибров. Стволы помещались в специальном кожухе с охлаждением и устанавливались на лафете L.C/30. Ла­феты обеспечивали максимальный угол возвышения до +85 градусов, минимальный — до -10 градусов.
На испытаниях эти пулеметы показали скорострельность до 280 выстрелов в минуту, как это и было указано в техническом паспорте, но фактически они имели более низкую скорострельность — около 120 выстрелов в минуту. Это объяснялось заменой цилиндрических магазинов на плоские — более удобные для обслуживания, но менее ёмкие. Эти магазины вмещали только 20 патронов, и возле каждой установки постоянно находился запас первых выстрелов из пяти магазинов. Установки были оборудованы специальной сеткой для отлова выбрасывающихся стреляных гильз.
Размещались пулемёты на палубе, надстройках и специальной платформе вокруг дымовой трубы. В походном положении они закрывались брезентовыми чехлами.
В конце апреля 1941 года, во время пребывания линкора в Данциге на нём были дополнительно установлены четырехствольные 20-мм зенитные автоматы MG.C/38 с длиной ствола 65 калибров (1300 мм.) на усовершенствованных лафетах L.C/38. Углы возвышения стволов на этих лафетах не отличались от установок L.C/30, но скорострельность стволов была явно выше — теоретическая до 500, а фактическая до 200 выстрелов в минуту для каждого ствола. Установка же четырёх стволов на одном лафете обеспечивала вчетверо большую плотность огня.
Новые зенитки были смонтированы не­посредственно на крыше кормовой боевой рубки. Такие же установки были смонтирова­ны на прожекторной платформе вокруг дымовой трубы и по обеим сторонам мостика вместо снятых 20-мм установок L.C/30.
Операция «Рейнские учения» предусматривала выход «Бисмарка» и тяжёлого крейсера «Принц Ойген» в Атлантику через Датский пролив. Главной целью операции были торговые корабли на британских морских коммуникациях. Предполагалось, что «Бисмарк» будет оттягивать на себя корабли конвоя, чтобы дать «Принцу Ойгену» добраться до торговых кораблей. Назначенный командовать операцией адмирал Гюнтер Лютьенс просил командование отложить начало операции, чтобы к ней смогли присоединиться также проходивший испытания «Тирпиц», ремонтируемый «Гнейзенау» или стоявший в Бресте линкор «Шарнхорст». Главнокомандующий германским флотом гросс-адмирал Эрих Редер ответил отказом. 18 мая 1941 года «Бисмарк» и «Принц Ойген» вышли с базы кригсмарине в Готенхафене (ныне польский порт Гдыня).
20 мая «Бисмарк» был замечен со шведского крейсера «Готланд»; в тот же день об эскадре, включавшей два больших корабля, сообщили члены норвежского Сопротивления. 21 мая 1941 года британское Адмиралтейство получило от своего военного атташе в Швеции сообщение о том, что в проливе Каттегат были замечены два больших корабля. С 21 по 22 мая германское соединение вставало на стоянку во фьордах возле норвежского города Берген, где «Бисмарк» и «Принц Ойген» были перекрашены на серо-стальной окрас океанского рейдера, а «Принц Ойген» дополнительно принял топливо с танкера «Воллин». «Бисмарк» дозаправки не сделал, что, как выяснилось позже, было серьёзной ошибкой.
Во время стоянки корабли были замечены и сфотографированы с самолёта-разведчика британских ВВС «Спитфайр». Теперь британская сторона идентифицировала «Бисмарк». На место стоянки были отправлены британские бомбардировщики, однако к тому времени германские корабли покинули место стоянки. «Бисмарк» и «Принц Ойген» незамеченными прошли Норвежское море и пересекли Северный полярный круг. Британцы искали их значительно южнее.
Командующий британским Хоум-флитом адмирал Джон Тови направил линейный крейсер «Худ» и линкор «Принц Уэльский» с эсминцами сопровождения к юго-западному побережью Исландии. Крейсер «Саффолк» должен был присоединиться к уже находящемуся в Датском проливе крейсеру «Норфолк». Лёгкие крейсера «Манчестер», «Бирмингеми «Аретьюза» должны были патрулировать пролив между Исландией и Фарерскими островами. Ночью 22 мая сам адмирал во главе соединения, состоявшего из линкора «Кинг Джордж V» и авианосца «Викториес» с кораблями охранения, вышел из базы британского флота в бухте Скапа-Флоу на Оркнейских островах. Флотилия должна была дожидаться появления германских кораблей в водах к северо-западу от Шотландии, где к ней должен был присоединиться линейный крейсер «Рипалс».
Вечером 23 мая в наполовину перекрытом льдом Датском проливе в густом тумане «Норфолк» и «Саффолк» вступили в визуальный контакт с германской флотилией. «Бисмарк» открыл огонь по «Норфолку». Британские корабли передали сообщение своему командованию и отступили в туман, продолжая следовать за противником по радарам на расстоянии 10—14 миль. После стрельбы на «Бисмарке» отказал носовой радар, поэтому Лютьенс приказал «Принцу Ойгену» двигаться впереди «Бисмарка». Для сложности в опознании, на кораблях были закрашены в тёмный цвет верхние части орудийных башен и закрыты брезентом свастики на палубах.
Британские корабли «Худ» и «Принц Уэльский», шедшие на перехват «Бисмарка», установили визуальный контакт с немецким соединением рано утром 24 мая. Британские корабли начали бой в 5:52 утра на расстоянии 22 км. Вице-адмирал Холланд, командовавший британской группой, приказал открыть огонь по первому кораблю, ошибочно считая его «Бисмарком». На «Принце Уэльском» поняли ошибку и открыли огонь по второму немецкому кораблю. Германская сторона некоторое время не отвечала: адмирал Лютьенс имел приказ не вступать в бой с военными кораблями противника, если они не входят в конвой. Однако после нескольких британских залпов капитан Линдеман заявил, что не позволит безнаказанно стрелять по своему кораблю. «Принц Ойген» и «Бисмарк» открыли ответный огонь по «Худу». Холланд понял свою ошибку, но его приказ, по-видимому, не дошёл до управления огнём, так как «Худ» до конца продолжал стрелять по «Принцу Ойгену».
В 5:56 «Принц Уэльский» шестым залпом добился попадания: снаряд пробил топливные цистерны, вызвав обильную утечку топлива и поступление воды в цистерны. В результате «Бисмарк» стал оставлять нефтяной след. Но минуту спустя «Худ» получил попадания от второго залпа «Принца Ойгена» и третьего залпа «Бисмарка», на корме и у миделя корабля начались пожары. «Бисмарк» получил попадание от девятого залпа «Принца Уэльского» ниже ватерлинии, а минуту спустя и третье. К 6:00 корабли находились на расстоянии 16—17 км. В это время на «Худе» раздался взрыв, вероятно, вызванный попаданием пятого залпа «Бисмарка» в хранилище боезапаса, корабль разорвало на две части, нос и корма взлетели в воздух, и он затонул за считанные минуты. Кроме трёх человек, вся команда, состоявшая из 1418 человек, погибла. Линкор «Принц Уэльский» продолжал бой, но очень неудачно: он был вынужден пойти на сближение до 14 км с двумя немецкими кораблями, чтобы избежать столкновения с тонущим «Худом». К тому же на нём продолжались работы по окончательной установке орудий, и рабочие верфи пытались во время боя отремонтировать заклинившие орудия носовой четырёхорудийной башни. Линкор вышел из боя под дымовой завесой, получив семь попаданий.
Капитан Линдеман предложил начать погоню и потопить «Принца Уэльского», однако адмирал Лютьенс принял решение продолжать поход. На «Бисмарке» был выведен из строя один из генераторов, в котельное отделение № 2 начала поступать вода, пробиты две топливные цистерны, имелся дифферент на нос и крен на правый борт. Лютьенс решил вести «Бисмарк» на ремонт во французский порт Сен-Назер, откуда после ремонта он мог беспрепятственно выйти на просторы Атлантики. Кроме того, позже к нему могли присоединиться «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Капитану «Принца Ойгена» было приказано продолжать атаки на британские конвои самостоятельно.
«Норфолк», «Саффолк» и «Принц Уэльский» продолжали преследовать немцев, сообщая об их расположении. Гибель «Худа» была крайне болезненно воспринята в британском Адмиралтействе, для расследования её обстоятельств позднее была учреждена специальная комиссия. Большая часть находившихся в Северной Атлантике британских военных кораблей была привлечена к охоте за «Бисмарком», включая корабли охранения многих конвоев. Так, находившимся к западу от Ирландии линкору «Родни» и трём из четырёх эсминцев, сопровождавших превращённый в военный транспорт лайнер «Британник», утром 24 мая было приказано оставить конвой и присоединиться к соединению адмирала Тови. Дополнительно были задействованы ещё два линкора и два крейсера. Соединение «H», стоявшее в Гибралтаре, также было приведено в готовность на случай, если «Бисмарк» будет двигаться в их направлении.
24 мая в 18:14 «Бисмарк» в тумане развернулся прямо на своих преследователей. В коротком обмене залпами попаданий не было, однако британские корабли были вынуждены уклониться, и «Принц Ойген» успешно прервал контакт. «Принц Ойген» пришёл во французский Брест через 10 дней. В 21:32 Лютьенс сообщил командованию, что из-за нехватки топлива «Бисмарк» не может продолжать попытки стряхнуть преследователей и вынужден идти прямо в Сен-Назер.
Вечером 24 мая адмирал Тови приказал авианосцу «Викториес» сократить дистанцию, и в 22:10 с него стартовали 9 торпедоносцев «Суордфиш». Под сильным огнём они атаковали линкор и добились одного торпедного попадания по правому борту. Несмотря на плохую погоду, темноту, неопытность экипажей и поломку наводящего радиомаяка, все самолёты к 02:30 смогли вернуться на «Викториес». Серьёзных повреждений причинено не было, единственное торпедное попадание пришлось в главный броневой пояс. Экипаж «Бисмарка» потерял одного человека (первая потеря за время похода). Для защиты от налёта были задействованы все зенитные орудия и даже крупнокалиберные пушки, «Бисмарк» увеличил скорость, выполнял манёвры уклонения от торпед. В результате парусиновые пластыри, заведённые на пробоину в носовой части, отошли, усилилась течь и дифферент на нос. Котельное отделение № 2 было окончательно затоплено.
В ночь с 24 на 25 мая «Бисмарк», воспользовавшись тем, что его преследователи, по-видимому, опасаясь возможной атаки подводных лодок, начали совершать зигзаги, прервал контакт. В 4:01 25 мая «Саффолк» сообщил: «контакт с неприятелем потерян».
Однако на «Бисмарке», по-видимому, продолжали принимать сигналы радара «Саффолка», и в 7:00 утра 25 мая Лютьенс сообщает командованию, что преследование продолжается, а в 9:12 передаёт ещё одну, весьма длинную, радиограмму. Вечером командование сообщает Лютьенсу, что британцы, по-видимому, его потеряли, и приказывает сообщить данные о своём положении и скорости, если это не так. Ответной радиограммы Лютьенс не посылает, но радиоперехват утренних сообщений позволяет британской стороне приблизительно определить местоположение «Бисмарка». Тем не менее Тови ошибочно заключил, что «Бисмарк» направляется к проливу между Исландией и Фарерскими островами, и его соединение начало движение на северо-восток.
В 10:10 26 мая «Бисмарк» был обнаружен в 690 морских милях к северо-западу от Бреста американо-британским экипажем гидроплана «Каталина» британского командования береговой авиации. Самолёт вылетел на поиски с базы Касл Аркдэйл на озере Лох-Эрн в Северной Ирландии. В тот момент за штурвалом гидроплана находился Леонард Б. Смит, энсин военно-морских сил США, неофициально, в силу того, что его страна на тот момент не участвовала в войне, состоявший в качестве инструктора, а также второго пилота на гидропланах «Каталина» в 209 эскадрилье RAF. Чтобы избежать плотного зенитного огня, Смит спешно сбросил глубинные бомбы и увёл гидроплан в облака, в дальнейшем потеряв противника из виду. Позднее в этот же день «Бисмарк» был также обнаружен двумя другими американскими пилотами — лейтенантом Джонсоном из 240 эскадрильи RAF и энсином Рейнхартом из 210 эскадрильи RAF. Лютьенсу оставалось примерно 690 миль до Бреста (Франция). Это означало, что при приближении к берегам оккупированной Франции он вскоре смог бы использовать для прикрытия своего корабля с воздуха самолёты люфтваффе.
Единственным британским соединением, способным замедлить «Бисмарк», было соединение «H» под командованием адмирала Соммервилла, которое вышло из Гибралтара, имея в своём составе авианосец «Арк Ройял». В 14:50 с него к месту обнаружения вылетели торпедоносцы-бипланы «Суордфиш». К тому времени в этом районе находился отделившийся от соединения для установления контакта с «Бисмарком» британский крейсер «Шеффилд», и не оповещённые об этом пилоты ошибочно начали торпедную атаку. К счастью для британцев, ни одна из 11 выпущенных торпед не попала в цель. После этого плохо показавшие себя в этой атаке магнитные взрыватели на торпедах было решено заменить на контактные.
К 17:40 «Шеффилд» установил визуальный контакт с «Бисмарком» и начал преследование. В 20:47 пятнадцать торпедоносцев с «Арк Ройял» начали вторую атаку на «Бисмарк». Две машины велись пилотами настолько низко, что команды скорострельной малокалиберной артиллерии находились выше атакующих и с трудом различали их на фоне волнующегося моря. Британский пилот тихоходного биплана «Суордфиш» Джон Моффат добился попадания, которое имело решающее последствия: пытаясь уклониться от торпеды, «Бисмарк» повернул влево, и торпеда вместо пояса брони по правому борту попала в кормовую часть, причинив тяжёлое повреждение рулевого механизма и заклинив рули. «Бисмарк» потерял возможность маневрировать и начал описывать циркуляции. Попытки восстановить управляемость успеха не принесли, и линкор стал двигаться на северо-запад.
Около 21:45 «Бисмарк» открыл огонь по «Шеффилду», ранив 12 (по другим сведениям, 13) человек, а ночью вступил в бой с британским соединением, состоявшим из эсминцев «Казак», «Сикх», «Зулус» и «Маори», вместе с переданным Великобританией польскому флоту эсминцем «Пиорун» . Ни та, ни другая сторона не добилась прямых попаданий. К утру была дана команда остановить машины. Корабль уже был в радиусе действия бомбардировочной авиации Германии, но она не оказала помощи «Бисмарку». Инженер-капитан Юнак запросил мостик о разрешении дать хотя бы малый ход по технической необходимости. С мостика ответили: «Ах, делайте, что хотите». Кораблю был дан малый ход. В 8:15 была в последний раз объявлена боевая тревога.
27 мая в 08:00 утра «Родни» и «Кинг Георг V» подошли к «Бисмарку» на расстояние 21 морской мили (39 км). На тот момент видимость была только 10 морских миль (19 км) и волнение моря достигало 4—5 баллов. Ветер дул с северо-запада, по силе равный 6—7 баллам. «Родни» держался курса на север так, чтобы вести огонь по «Бисмарку» с достаточной дистанции, в то время как «Кинг Георг V» принял в сторону.
Огонь был открыт в 08:47. «Бисмарк» ответил огнём, но его неспособность уклоняться и крен негативно влияли на точность стрельбы. Низкая скорость (семь узлов) также сделала корабль лёгкой целью для тяжёлых крейсеров «Норфолк» и «Дорсетшир», объединивших свою огневую мощь. В 09:02 8-дюймовый (203-миллиметровый) снаряд с «Норфолка» поразил главный дальномерный пост на фок-мачте. При этом был убит офицер Адальберт Шнейдер, награждённый Рыцарским Крестом в ранние часы того же самого утра за участие в потоплении «Худа». В 09:08 406-мм снаряд с «Родни» поразил обе носовые башни «Бисмарка», «Anton» и «Bruno», выведя из строя последнюю. Одновременно другим попаданием разрушило передовой контрольный пункт, убив большинство высших офицеров. Кормовые башни корабля «Caesar» и «Dora» продолжали стрельбу на близкой дистанции, но попаданий не добились.
В 09:21 «Dora» была подбита. Команде «Anton» удалось произвести один последний залп в 09:27. В 09:31 «Caesar» дала свой последний залп и тогда же вышла из строя. Близкие разрывы снарядов этого залпа повредили «Родни», заклинив торпедные аппараты. Огонь «Бисмарка» в ходе всего сражения был сосредоточен на «Родни», возможно, в надежде на достижение успеха, подобного достигнутому в противостоянии с «Худом». Когда адмирал Гернси наблюдал это, он заметил: «Слава Богу, немцы стреляют по „Родни“».
После 44 минут боя тяжёлые орудия «Бисмарка» смолкли. «Родни» подошёл на дальность прямого выстрела (приблизительно 3 км), в то время как «Кинг Георг V» продолжал стрельбу с большего расстояния.
«Бисмарк» не спускал боевого флага. Британцы не испытывали желания оставить «Бисмарк» в покое, но и тот не подавал признаков сдачи, несмотря на неравную борьбу. Запасы топлива и снарядов британской эскадры были невелики. Это создавало дополнительные трудности для линейных кораблей, стремившихся потопить боевую единицу подобную «Бисмарку», несмотря на численное превосходство. Однако, когда стало очевидно, что их враг не сможет достигнуть порта, «Родни», «Кинг Георг V» и эсминцы были отозваны домой. Крейсерам было приказано добить «Бисмарк» торпедами. «Норфолк» использовал свои последние торпеды, подключившийся к атаке «Дорсетшир» выпустил три 533-мм торпеды, которые поразили «Бисмарк» на короткой дистанции.
На «Бисмарке» был отдан приказ открыть кингстоны и покинуть корабль. Многие из команды прыгали за борт, но с нижних палуб только нескольким морякам удалось выбраться живыми. Капитан Линдеман считался убитым со всеми офицерами после того, как мостик был поражён 16-дюймовым (406-миллиметровым) снарядом. Неясно также, он ли отдавал приказ покинуть корабль, или же нет. В то же время, некоторые из спасшихся настаивали, что видели капитана живым, добровольно оставшимся со своим идущим ко дну кораблём.
«Бисмарк» ушёл под воду в 10:39 утра, встав на дне на ровный киль. Некоторые из членов команды не делали попытки отплыть подальше, но карабкались на днище и ушли под воду вместе с кораблём, с поднятыми для приветствия руками. Не зная его судьбы, Группа «Запад» — немецкая командная база — продолжала посылать сигналы на «Бисмарк» ещё несколько часов, пока агентство «Рейтер» не сообщило в новостях из Великобритании — «корабль потоплен». В Великобритании, в Палате общин, сообщили о потоплении «Бисмарка» в тот же день. Крейсер «Дорсетшир» и эсминец «Маори» остались, чтобы спасти оставшихся в живых, но из-за тревоги, поднятой с появлением немецкой подводной лодки, покинули место битвы, сумев спасти 111 моряков «Бисмарка» и бросив остатки команды в воде. Среди спасённых был корабельный кот. Вечером немецкая подводная лодка U-74 подобрала трёх оставшихся в живых немецких моряков, спасшихся на надувном плоту. Ещё двух моряков на надувном плоту подобрало следующим утром немецкое метеорологическое судно «Заксенвальд» Всего из 2220 человек команды «Бисмарка» выжило 116 человек и кот по кличке Непотопляемый Сэм.
Сэр Джон Тови написал в своих мемуарах: «„Бисмарк“ дал самый героический бой при самых невозможных условиях, достойный старых дней Имперского немецкого Флота, и он ушёл под воду с поднятым флагом». Адмирал хотел сказать это публично, но Адмиралтейство возразило: «По политическим причинам важно, чтобы ничего из чувств, выраженных Вами, не было предано гласности, однако мы восхищаемся героической схваткой».
Последний бой «Бисмарка» показал, насколько трудно линейному кораблю потопить другой линейный корабль, даже при численном превосходстве. С другой стороны, решающее попадание в «Бисмарк» было произведено одной торпедой с небольшого самолёта. Гибель «Бисмарка» явилась яркой иллюстрацией утраты линкорами главенствующего положения во флоте. Эта роль перешла к авианосцам.
Немецкое военно-морское командование вскоре отказалось от рейдерских действий надводного флота и сделало основную ставку на неограниченную подводную войну. Второй корабль типа «Бисмарк», линкор «Тирпиц», повреждённый британскими мини-подлодками и несколько лет простоявший под защитой бонового заграждения и намытого мола в норвежском фьорде Тромсё, за всю войну не произвёл ни одного залпа по неприятельским кораблям. Он был потоплен 12 ноября 1944 года в результате массированного налёта британской авиации с участием торпедоносцев «Барракуда» и бомбардировщиков «Ланкастер», использовавших специально изготовленные для этого случая авиабомбы весом 5,4 т. При этом погибли 28 офицеров и 874 человека команды. Однако британцы были вынуждены сохранять значительные морские и воздушные силы, на случай, если стоявший в Тромсё-фьорде линкор выйдет в море.
Поиск затонувшего линкора был начат ещё в июне 1988 года океанографом и исследователем Робертом Баллардом. Первая экспедиция окончилась безрезультатно, но вторая принесла успех — обломки "Бисмарка" были обнаружены 8 июня 1989 года в точке с примерными координатами 48°10′ с. ш. 16°12′ з. д. , примерно в 960 км к западу от побережья Франции. Обломки, изученные при помощи дистанционно управляемого автономного глубоководного аппарата «Argo», находятся на глубине 4790 метров на склоне потухшего подводного вулкана (крутизна уклона составляет 14,50) высотой около 1000 метров. Корпус затонувшего линкора сполз по склону почти на 1500 метров от места падения, на котором остался заметный ударный кратер, созданный в донных отложениях массивным корпусом при соприкосновении с дном. Корпус лежит на дне почти на ровном киле и примерно до ватерлинии занесён донными отложениями. В ходе погружения все 4 башни орудий главного калибра выпали и лежат отдельно. Кормовая часть также утрачена (вплоть до шпангоута 10,5). Помимо этого потеряны: верхняя часть передней надстройки, дымовая труба, грот-мачта, правый кран (левый лежит на барбете башни «Цезарь»), щиты 105-мм орудий и часть прочих конструктивных элементов. Носовая надстройка с левого борта очень сильно повреждена огнём британских кораблей. Но в целом остов корабля и поныне находится в относительно хорошем состоянии. Так, например, до сих пор сохранился деревянный настил палубы, а свастики в носовой и кормовой оконечностях всё ещё заметны.
Как показывают реконструкции, "Бисмарк" затонул, опрокинувшись на борт, затем (уже под водой) перевернулся вверх килем, что вызвало «выпадение башен из своих гнёзд»; далее вновь перевернулся уже килем вниз и в таком положении соприкоснулся с дном и съехал по склону вулкана. В ходе погружения, возможно вследствие переворотов корпуса, часть кормовой оконечности разрушилась либо отделилась.
В целом изучение остова затонувшего корабля показало, что цитадель линкора ни разу не была пробита с бортов, то есть настильным огнём. Большие вмятины на броневом поясе, вероятно, свидетельствуют о том, что часть снарядов британских линкоров рикошетировала от бортовой брони "Бисмарка".
Кормовая часть корпуса до сих пор не обнаружена, что свидетельствует о том, что она откололась от основной части корпуса при его погружении на дно.
Картина повреждений корпуса указывает на то, что непосредственной причиной затопления было не нарушение целостности цитадели корабля от воздействия огня орудий главного калибра британских линкоров, а открытие кингстонов командой линкора (это предположение находит своё подтверждение в показаниях выживших членов экипажа линкора).

соц сети


Комментарии   

# Quatro 2020-10-29 03:03
Один в поле воин.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.