fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 Голосов)

Самый результативный русский подводник Первой мировой войны Мессер Иван Владимирович.

Родился 7 сентября 1884 года в семье кадрового морского офицера. Окончил Морской кадетский корпус и в чине мичмана служил на канонерской лодке «Черноморец». В 1909-1910 годах успешно прошёл переподготовку в Учебном отряде подводного плавания в Либаве, после чего был помощником командира на субмаринах Балтийского флота «Пескарь», «Аллигатор» и «Белуга», последней из которых впоследствии командовал.

Вскоре после начала войны в 1914 году старшего лейтенанта Мессера переводят командиром на подлодку «Кайман», во главе которой Иван Владимирович добивается первого боевого успеха - в октябре 1915 года Мессер захватил в проливе Оландсгаф германский транспорт «Шталек» и привёл его в русскую военно-морскую базу Мариехамн.

С 30 октября 1915 года Мессер принимает командование новейшей субмариной «Волк», которая входила в 1-й дивизион подводных лодок Балтийского моря Николая Люциановича Подгурского - прославленного героя обороны Порт-Артура, в Первую мировую отметившегося подрывом германского крейсера "Газелле" и парохода "Грета Хемсот".

Всего подводная лодка «Волк» под командованием Мессера совершила 9 боевых выходов, потопив 4 немецких транспорта: "Гера", "Кольга", "Бьянка" и "Дорита". 8 июля 1916 года на обратном пути в базу лодка налетела на германскую мину заграждения - несмотря на сильный удар при столкновении, от которого смялись два рога-ударника мины, к счастью, она не сработала.

7 октября 1917 Мессер назначен начальником 1-го дивизиона с оставлением в должности командира подводной лодки «Волк». После Октябрьской революции, остался в Финляндии. Во время Гражданской войны был в Архангельске. С 9 августа 1918 года - начальник Службы связи Белого моря и Мурмана. Занимался проводкой судов из Архангельска с грузами для армии адмирал Колчака, проводил гидрографические исследования по западному сектору Северного ледовитого океана до устья реки Обь. 16 октября 1919 года произведён в капитаны 1-го ранга. Со 2 августа 1919 года - начальник (первой) Карской экспедиции в Сибирь, организованной правительством Северной области по проекту Б.А. Вилькицкого. После разгрома белых армий эмигрировал в Сербию, затем перебрался в США, где проживал и скончался в городе Кливленд, штат Огайо.

 

 

Во время Второй мировой в США насильственно переселили около 120 тысяч японцев в специальные лагеря, которые назывались «военными центрами перемещения». Около 80 тысяч из этих людей родились в Штатах или имели гражданство США. Нападение на Пёрл-Харбор 7 декабря 1941 года заставило многих думать, что японские войска начнут наступление на западное побережье США, где и проживали этнические японцы.

Власти сомневались в их лояльности. Так, генерал Джон Деуитт выступал перед Конгрессом со следующими словами: «Я не хочу, чтобы кто-нибудь из них (людей японского происхождения) был здесь. Они — опасный элемент. Нет способов, чтобы определить их лояльность… Не имеет никакого значения, являются ли они американскими гражданами, — они всё равно японцы. Американское гражданство не говорит о лояльности. Мы всегда должны проявлять беспокойство по поводу японцев, пока они не стёрты с лица земли».

Президент Франклин Рузвельт 19 февраля 1942 года подписал Чрезвычайный указ № 9066, разрешавший военным определить «зоны выселения» и перемещать любых лиц. Все граждане японского происхождения были перемещены с тихоокеанского побережья, из Калифорнии и большей части Орегона и Вашингтона в лагеря. Законы о выселении отменили в 1945 году. В конце 1980-х Рональд Рейган подписал документ, в котором от имени США извинился за интернирование.

 

Гусары, как известно, денег не берут. А кто и когда первым произнес эту знаменитую фразу?

В конце XVIII века жена генерала Лаврова завела романы с тремя офицерами-гусарами. Она доводилась родной сестрой известному промышленнику Павлу Григорьевичу Демидову, поэтому, была женщиной не только красивой, но и богатой. И щедро спонсировала своих возлюбленных. Вскоре о любовных похождениях супруги узнал генерал Лавров и подал в суд на гусар, уверяя, что деньги они получали обманным путем, приписывая лишние нули на векселях.

О необычном судебном процессе узнал даже сам император Всероссийский Павел Первый, который лично распорядился уволить офицеров со службы, так как брать деньги с любовниц не подобает. Вот так и пошла в народ знаменитая фраза: "гусары денег не берут".

 

Самый популярный вопрос, который посетители задают сотрудникам египетской художественной галереи Бруклинского музея звучит так: «Почему почти у всех статуй сломаны носы?» Казалось, что ответ на этот вопрос очевиден – статуям тысячи лет, это следы безжалостного времени. Но на самом деле все гораздо интереснее.

Первым серьезно заинтересовался этим вопросом Эдвард Блайберг – человек, который посвятил всю свою жизнь изучению культуры и искусства Древнего Египта. Много лет изучающий коллекции египетского, классического и древнего ближневосточного искусства, Блайберг был искренне удивлен, когда впервые услышал этот вопрос. Но потом задумался – почему более старые статуи возрастом в 25 веков дошли до нас почти неповрежденными, а более молодым произведениям искусства так «не повезло»?

Исследования Блайберга в настоящее время являются основой выставки «Ударная сила: иконоборчество в Древнем Египте». «Схожесть характера повреждений, которая обнаруживается на скульптурах, говорит о целенаправленности их нанесения», — считает Блайберг, ссылаясь на множество политических, религиозных, личных и криминальных мотивов актов вандализма. Определение разницы между случайными повреждениями и преднамеренным вандализмом сводилась к распознаванию таких закономерностей. Ученый признает, что выступающий нос скульптур действительно легко ломается, но тогда совершенно невозможно объяснить, почему на плоских рельефах так же видны разбитые носы.

Нужно понимать, что древние египтяне вкладывали мистическую силу в художественные изображения человека. Они полагали, что сущность божества может обитать в статуе, посвященной этому Богу. В случае с простыми смертными, часть души покойного согласно их верованиям может обитать в статуе, созданной специально для него. Блайберг считает, что кампании вандализма были направлены на «дезактивацию силы скульптур».

«Поврежденная часть тела скульптуры больше не может выполнять свою мистическую функцию», — пояснят Блайберг. По мнению древних египтян без носа дух статуи перестает дышать, что позволяет вандалу эффективно «убить» его. Если разбить или закрыть уши статуи бога, он не сможет услышать молитву. В статуях, которые изображают людей, совершающих подношения богам, левая рука — чаще всего используемая для подношений — отсекается, поэтому функция статуи не может быть выполнена. В статуях, получающих приношения, обычно страдает (разрушается) правая рука, чтобы божество не могло получить дары.

«В эпоху фараонов было четкое понимание того, что должна была делать скульптура», — напоминает Блайберг. Даже если мелкий грабитель могил был в основном заинтересован в краже драгоценных предметов, он также был обеспокоен тем, что умерший может отомстить, если его скульптурное подобие не будет изуродовано. Преднамеренно поврежденные мумии доисторического периода говорят о фундаментальной культурной вере, согласно которой повреждение изображения наносит ущерб представляемому человеку. Ряд древних текстов описывает то, что фараоны регулярно издавали указы с ужасными наказаниями для тех, кто осмелился разрушать или повреждать их статуи.

При этом эксперты не считают людей, разрушающих статуи вандалами в прямом понимании этого слова. Они никогда не стремились уничтожить произведения искусства в случайном порядке и нанести максимальный материальный ущерб. Все повреждения были направлены лишь на лишение скульптуры ее магических свойств и связаны с верованиями этих людей. Кроме того, современные исследования доказали, что для повреждения скульптур использовались специальные инструменты, что полностью исключает вероятность случайных увечий.

Восприятие древнеегипетских статуй менялось по мере того, как менялись культурные нравы населения. В раннехристианский период в Египте, который процветал в первом – третьем веке нашей эры, местных богов, населявших скульптуры, боялись как языческих демонов. Чтобы полностью уничтожить все напоминания о язычестве и идолопоклонничестве, большое количество статуй было демонтировано и полностью разрушено. Ученые предполагают, что после вторжения мусульман в седьмом веке египтяне потеряли всякий страх перед этими древними ритуальными объектами. Однако и религиозной ценности они также больше не имели. В течение этого времени из каменных статуй регулярно вырезали прямоугольники и использовали их в качестве строительных блоков в новых проектах.

 

Изобрели сгущённое молоко задолго до появления СССР, и изобрели не в России — сгущённое молоко с сахаром изобрёл парижский кондитер и виноторговец Николя Франсуа Аппер — который создал несколько видов консервированных продуктов, в том числе и концентрированное молоко. Аппер даже написал книгу "Икусство консервирования растительных и животных субстанций на долголетний период". Позже, в середине XIX века, американский промышленник Гейл Борден открыл способ вакуумного сгущения молока, и в 1858 году начал выпускать промышленные консервы — сгущённое молоко с сахаром. В России производство сгущёнки началось в конце XIX века — в 1881 году был открыт небольшой завод по производству сгущёнки, но продукция сперва не пользовалась популярностью. Кое–как дело пошло с началом русско–японской войны — именно тогда появилась сгущёнка в бело–синих металлических банках, её производили на кондитерских фабриках. Что самое интересное — с приходом к власти большевиков технология была полностью утрачена.

А собственно рецепт и секрет "самой вкусной советской сгущёнки" привёз из США всё тот же Анастас Микоян — который в 1936 году был в США с деловым турне и привёз оттуда в СССР целую кучу разных технологий — от самого вкусного в мире советского мороженого до промышленного производства котлет. Вот вам и весь секрет — "лучшая в мире советская сгущёнка" оказалась самой что ни на есть американской — в СССР просто привезли покупное оборудование.

С середины двадцатого века шведская фирма "Альфа–Лаваль" поддерживала с СССР прочные контакты. С 50–х годов по середину 70–х "Альфа–Лаваль" поставила оборудование для 17 молочных комбинатов, 10 автоматизированных заводов, 10 автоматических линий для производства творога и сгущенного молока.

Если рассматривать производственные линии Советских молокозаводов, то нужно постараться найти оборудование прозведенное в СССР, в основном это промышленные линии Капиталистических стран с некоторым вкраплением оборудования стран Варшавского блока.

 

Самый необычный памятник в Нормандии — изображающий Джона Стила манекен на здании церкви в Сент-Мер-Эглиз.

В июне 1944 года, за несколько часов до высадки с моря, союзники провели две воздушно-десантные операции: в рамках одной в Нормандии высаживались британские десантники, а в рамках второй — американские. Около 13 000 парашютистов из 82-й и 101-й воздушно-десантных дивизий армии США в ночь на 6 июня 1944 года высадились на севере Франции. В их задачу входил захват коммуникаций в районе пляжей, на которые должны были выйти корабли союзников. Был среди парашютистов и уроженец штата Иллинойс Джон Стил — рядовой 505-го парашютно-десантного полка 82-й воздушно-десантной дивизии. Его вместе с однополчанами сбросили над французским городком Сент-Мер-Эглиз.

Незадолго до высадки американцев городок подвергся бомбардировке, и к тому моменту, как десантники стали спускаться, на площади полыхал пожар, а в центре города собралось множество местных жителей и немецких солдат. Парашютисты оказались прекрасной мишенью, и лишь немногим счастливчикам повезло уцелеть в ту ночь — в том числе и Джону Стилу. Спас его случай. Раненого Стила отнесло к церкви, его парашют зацепился за один из шпилей, и рядовой повис в нескольких метрах над землёй, не имея возможности спуститься. Вполне вероятно, это обстоятельство и спасло ему жизнь. Немцы заметили десантника только через два часа, сняли его и взяли в плен. Вскоре Джон Стил сбежал и присоединился к своей дивизии, которая при свете дня захватила Сент-Мер-Эглиз.

Рядовой удостоился нескольких наград, стал почётным гражданином города и не раз посещал его после войны, а произошедший с ним случай был показан в фильме «Самый длинный день» (1962). Та самая церковь стала главной городской достопримечательностью: на её шпиль намотано белое полотнище парашюта, а под ним висит манекен, изображающий американского десантника. Парашют, униформа и экипировка заменяются дважды в год для того, чтобы они продолжали сохранять презентабельный вид в дождливом климате Нормандии.

 

Клик по рекламе - стимул заниматься сайтом.

 

14 июня 1645 года, в ходе Гражданской войны в Англии между войсками короля Карла I и парламента состоялась #Битва_при_Нейзби

В битве при деревне Нейзби столкнулись основные силы короля и парламента. "Кавалеры" (названные так за обычай дворян-роялистов носить длинные волосы) насчитывали 7,5 тыс. солдат, тогда как армия "круглоголовых" (прозвище солдат парламентской армии за обычай простолюдинов коротко стричь волосы) под командованием Томаса Ферфакса и Оливера Кромвеля имела почти двукратное преимущество.

Король Карл I, видя столь значительное численное превосходство противника, хотел уклониться от сражения, однако принц Руперт (племянник короля) настоял на битве, аргументируя это тем, что дворянская армия намного лучше крестьянской.

В начале сражения казалось, что принц Руперт был прав, начав сражение и что конница роялистов намного превосходит парламентскую. Принц Руперт во главе своей конницы, которой он командовал на левом фланге, нанёс мощный одновременный удар пехотой и конницей по армии парламента. Пехота парламента стойко встретила удар роялистов. Обе стороны успели дать лишь по залпу из мушкетов, после чего столкновение переросло в рукопашную схватку, где противники использовали в основном мечи и приклады ружей. Королевская кавалерия во главе с принцем Рупертом стремительно атаковала парламентскую конницу на её левом фланге. Полк Айртона отбил первый натиск роялистов, после чего Айртон повёл своих всадников на помощь пехоте. Однако пехота роялистов при помощи пик отбила натиск конницы противника, при этом сам Айртон был ранен в лицо и ногу, сброшен с лошади и взят в плен.

После этого вторая линия конницы роялистов атаковала и полностью разбила парламентскую конницу на своём правом фланге. Часть парламентских конников были спасены от истребления огнем парламентских драгун полковника Оки, но другие обратились в бегство. Некоторые из них бежали не останавливаясь, пока не достигли Нортгемптона, в 15 милях (24 км) от места сражения. Почти вся конница Руперта бросилась за ними в преследование, оставив роялистскую пехоту на поле битвы без прикрытия.

Парламентская пехота, видя, что враг заходит слева, заколебалась. Казалось, что вот-вот она повернет назад. Но стоящий во главе кавалерии на правом фланге Оливер Кромвель был спокоен. Когда Руперт, увлечённый погоней, оторвался от главных сил короля, кавалерия обеих сторон на правом фланге стояла на месте около получаса, не пытаясь ни атаковать конницу противника, ни идти на помощь своей пехоте.

Наконец, после получаса противостояния, кавалерия роялистов под командованием Лонгдейла начала атаку, а навстречу им поскакала кавалерия "круглоголовых". Конница Кромвеля, превосходившая по численности оставшуюся вражескую кавалерию в два раза, атаковала её и после краткого столкновения обратила в бегство. Дальше Кромвель со своими всадниками напал на роялистскую пехоту, под прикрытием которой находился сам король.

В отличие от принца Руперта Кромвель оставил в резерве примерно половину своей кавалерии, которые не участвовали в разгроме конницы Лонгдейла. После поражения роялистской конницы Кромвель атаковал своими конными резервами левый фланг и тыл пехоты роялистов. В это же время драгуны полковника Оки сели на коней и атаковали из-за живых изгородей правое крыло роялистской пехоты, а вместе с ними — некоторые части Айртона, которые сумели сплотиться после их разгрома кавалерией принца Руперта.

Под совместным ударом парламентской конницы и пехоты роялистская пехота была разбита и обратилась в бегство. Часть из них начала бросать оружие и сдаваться, но некоторые роялистские части оказали упорное сопротивление, особенно полк "синих камзолов". Но и он, в конце концов, был окружен со всех сторон пехотой и конницей парламента. После упорного боя его сопротивление было сломлено и оставшиеся в живых солдаты полка "синих камзолов" были взяты в плен. Роялистская армия в целом распалась и обратилась в бегство, всадники Томаса Фэрфакса преследовали и рубили их, когда они бежали на север в сторону Лейчестера. Много "кавалеров" было зарублено, когда они по ошибке побежали по дороге на кладбище в Марстон Трасселл вместо дороги на Лейчестер.

В это время кавалерия принца Руперта ушла далеко от поля битвы. Она достигла Нейзби и атаковала лагерь парламентской армии, охрана которой отказалась сдаться и дала сильный отпор. Когда всё же принц Руперт, прекратив преследование, собрал своих людей и, готовый торжествовать, вернулся назад к месту основного сражения, для "кавалеров" всё было уже решено. Руперт не поверил своим глазам — к его приезду королевское войско было полностью разбито. Вокруг было море крови, повсюду лежали убитые и раненые "кавалеры", остатки их отрядов разбегались во все стороны, преследуемые всадниками Кромвеля. Потерпев сокрушительное поражение, Руперту и королю едва удалось спастись бегством, а большая часть их солдат попала в плен.

Битва при Нейзби определила исход войны между парламентом и королём, начавшуюся в 1642, так как у роялистов уже не осталось войска, способного противостоять парламентской армии.

Победители захватили в королевском обозе тайную переписку Карла I. Из неё они узнали, что английский монарх призывал на помощь французского короля и даже готов был отдать Англию на растерзание и разграбление чужеземцам ради сохранения своей абсолютной власти. Эти документы были выставлены парламентом на всеобщее обозрение и использованы в политической агитации против короля, а самые компрометирующие из них были изданы парламентом в специальном сборнике.

Битва при Нейзби стала переломным моментом в ходе Гражданской войны в Англии. Кромвель, без которого победа была бы затруднительна, приблизился к установлению диктатуры.

 


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.