fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 Голосов)

Освобождение детей, взятых в заложники в Джибути 4 февраля 1976 года, вошло в учебники по антитеррору, но о подробностях того, что произошло, мир узнал не так давно. Выросшие дети, устав от отказов признать их жертвами террористов, рассказали миру правду о трагических событиях того дня.

Захват детей и остановка на границе

3 февраля 1976 года с французской авиабазы, располагавшейся на территории Республики Джибути, в сторону одноименного города отправился автобус с детьми в возрасте от 7 до 12 лет. Они ехали в школу, собирая по дороге одноклассников. На одной из остановок вслед за детьми, которых с учителем и водителем набралось 31 человек, в салон вбежали четверо вооружённых людей. Они направили оружие на водителя и потребовали ехать к границе с Сомали.

От Джибути до первого пограничного поста в местечке Лояда всего 18 км. Обстреляв на выезде из города блокпост жандармерии, террористы устремились к границе. Через полчаса автобус оказался возле французского блокпоста, от которого до Сомали оставалось пара сотен метров. На посту знали, что автобус захвачен, а потому, выставив на пути тяжёлый грузовик, вынудили водителя остановиться.

Террористы, к которым присоединились ещё два боевика, пришедших со стороны Сомали, согласились вступить в переговоры. Они назвали себя бойцами Фронта освобождения сомалийского берега. Требования боевиков были таковы: немедленно отпустить из французских тюрем их соратников, вывести французские войска и отменить проведение референдума по дальнейшей судьбе Джибути. В противном случае они грозились начать убивать детей. Командование французских сил отправило в помощь гарнизону таможни силы Иностранного легиона. Анализ обстановки показывал, что возможности без потерь освободить детей нет — оставалось только тянуть время и ждать профессионалов.

Лучшим в борьбе с террористами во Франции на тот момент считалась «Группа вмешательства национальной жандармерии» (GIGN — Groupe d'Intervention de la Gendarmerie Nationale), которая комплектовалась добровольцами из наиболее подготовленных жандармов. Создал группу и руководил ею капитан Кристиан Пруто (Christian Prouteau) — опытный командир, способный на нестандартные и смелые решения.

Лейтенант Кристиан Пруто (в центре)

Как только была получена команда на отправку в Джибути, Пруто запросил подробную информацию о ситуации и местности. Несколько военных подошли к автобусу и, заверив террористов, что их освобождённые из тюрем друзья уже грузятся во Франции в самолёты, попросились сфотографироваться на память. Отщёлкав плёнку, они помахали испуганным детям и спокойным шагом отправились на позиции. Через час перед Пруто лежал план местности и фотографии.

Как спрятаться в пустыне

Основной проблемой, вставшей перед капитаном Пруто, было абсолютно ровное пространство вокруг автобуса — на сотни метров простиралась гладкая как стол пустыня. В отдалении виднелись пальмовые рощи, но в радиусе 150–200 метров вокруг автобуса не было ничего, что можно было использовать как укрытие. Пруто подсчитал, что преодолеть 200 метров удастся за 30 секунд, которых террористам хватит для отражения атаки и убийства детей. Штурм под прикрытием бронетехники тоже ставил жизни заложников под угрозу. Оставалось только одно — убить всех террористов одновременно, одним залпом. Осложнялось всё тем, что в случае штурма допускался огонь по французским силам со стороны сомалийских пограничников — с десяток солдат направили на французов оружие.

Французский солдат ведет наблюдение за автобусом с заложниками


Джибути, где среднегодовая норма осадков не превышает 100 мм, по праву называется «Печью Африки», и оставлять детей в раскалённом автобусе ещё на один день было опасно. Времени на разработку операции не было, и Кристиан Пруто принял решение — всю работу сделает залп группы снайперов. Так как террористов было шестеро, он посчитал, что нужно всего шесть снайперов, а ещё двоих он взял для подстраховки. Вечером 3 февраля группа из девяти человек приземлилась в аэропорту Джибути и немедленно отправилась к пограничному посту.

«Залп Пруто»

Рано утром восемь снайперов заняли позиции в 180 метрах от автобуса, едва-едва прикрывшись небольшой грядой камней. Для удобства идентификации террористов Пруто пронумеровал их и закрепил за каждым по снайперу. Ежеминутно они докладывали о возможности точного выстрела. Чтобы не отвлекать руки на работу с рацией, жандармы скотчем прилепили их на шеи.

План операции. Автобус обозначен буквами CAR

Бойцы GIGN не выпускали боевиков из прицелов, ожидая, когда все окажутся в зоне гарантированного поражения. Но благоприятный момент всё не наступал — террористы постоянно входили и выходили, расхаживали по автобусу, а напуганные дети крутили головами, закрывая бандитов. Солнце поднималось всё выше, но шанс так и не появился. Тут французам улыбнулась удача — террористы наконец-то разрешили накормить детей. Этим и решили воспользоваться — в еду добавили мощное снотворное.

Ровно в 14:00 контейнеры с едой передали в автобус. Дети жадно пили воду и кушали. Через час транквилизаторы подействовали — заложники стали засыпать. На удивление спецназа, террористы ничего не заподозрили, полагая, что это от усталости. Пришла пора действовать, но Пруто по-прежнему не получал команды на открытие огня. Ему приказали начинать атаку только тогда, когда в автобусе останется один боевик, а остальные выйдут. Капитан попросил дать разрешение на начало операции, не дожидаясь такого стечения обстоятельств, и в эфире повисла тишина — никто не хотел брать на себя ответственность.

Тогда Пруто решился действовать самостоятельно, и в 15:45, после подтверждения снайперами целей, подал условный сигнал. Раздался синхронный залп снайперских винтовок, четыре террориста тут же упали замертво и в их тела впились контрольные пули, а пятый погиб через мгновение. Однако за автобусом оставался ещё один боевик!

15-минутная война и её итоги

Снайперские винтовки полетели на землю, и бойцы, пролежавшие без движения 10 часов, на затёкших ногах бросились к автобусу с револьверами 44 калибра. Секунды отделяли их от автобуса, и тут случилось то, чего все боялись — со стороны сомалийского блокпоста в их сторону открыл огонь пулемёт.

Автобус после штурма

Все бросились на землю. В это время последний террорист, спасшийся от снайперского огня, забежал в салон автобуса через заднюю дверь и открыл стрельбу. Видя это, Пруто под шквальным огнём бросился к автобусу, за ним последовали ещё два бойца. Солдаты Иностранного Легиона открыли огонь по сомалийцам и под прикрытием пулемётов подогнали к автобусу джипы. Один легионер оказался в салоне и выстрелил в террориста, но промахнулся. В это время жандарм, влетев в переднюю дверь, двумя выстрелами снёс террористу голову. Через разбитые окна извлекли детей и отвезли в безопасное место, после чего бой возле блокпоста разгорелся с новой силой. Сомалийцы откатились вглубь своей территории, а бойцы Иностранного Легиона заняли их позиции и взяли трофеи в виде оружия. Вся операция заняла 15 минут.

Если бы не огонь сомалийцев, жандармы наверняка сумели бы избежать гибели заложников — потерянные секунды оказались роковыми. Погиб один ребёнок, ещё пять были ранены, из которых одна девочка умерла в больнице. Один из детей был похищен и попал в Сомали, откуда его освободили неделю спустя. Получили ранения учитель и водитель, который впоследствии стал инвалидом, лишившись ноги.

Захваченное у сомалийских пограничников оружие

Все шесть террористов были уничтожены, получили ранения не менее 20 сомалийских солдат, как минимум один из них погиб. Так заверяла французская сторона, хотя в последующем власти Сомали, предъявляя Франции претензии за военную агрессию, заявили о шести своих героически павших солдатах. Армия Сомали привела свои части в полную боевую готовность, но не решилась на открытое противостояние с Францией, ограничиваясь громкими заявлениями.

Освобождение детей стало первой для GIGN операцией за рубежом. Несмотря на жертвы среди заложников, считается, что она была проведена успешно, так как в безвыходной ситуации грамотная и смелая тактика позволила избежать больших потерь. Сейчас, с учётом многолетнего опыта противостояния с терроризмом, некоторые моменты спецоперации вызывают недоумение. Например, почему на огневой позиции не остался ни один снайпер, а все бросились к автобусу, почему в качестве оружия выбрали револьверы, которые не могли поразить противника на дальнем расстоянии. Тем не менее, французский спецназ показал высокую выучку и способность принимать самостоятельные решения, опираясь не на команды из штабов, а на собственное видение ситуации.

В последующем автобусы с детьми сопровождали французские военные

Референдум в Джибути состоялся через год. По его итогам страна получила независимость, и французы были вынуждены уйти. Сейчас, в череде гражданских войн и противостояний местных племён, времена «колониального ига» многими местными жителями вспоминаются как «золотой век» Джибути.

Автор: Дмитрий Дьяконов

Источник


Комментарии   

+1 # kalendarus 2020-06-17 23:54
"Пятнадцать минут войны" - "L'Intervention " Фильм 2019 года производства Франция, Бельгия с участием Ольги Куриленко.
Хороший фильм об этом событии.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.