fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.80 (5 Голосов)

Члены экипажа UB-61. Все погибли со своей подлодкой

Члены экипажа UB-61.

Немецкая подлодка времен 1МВ UB-61 (типа UB-III, класс прибрежных подлодок Кайзерлихемарине, несмотря на классификацию могли совершать довольно длительные походы и действовать вдали от своих берегов, 628 т, 13.3 уз / 7.8 уз - под водой, 8420 миль, рабочая глубина - 50м, экипаж - 34 человека, 1 - 88мм, 4+1ТА - 500мм (19.7 дюйма, 10 торпед)).
Лодка провела 3 боевых похода. Потопила 2 транспорта Антанты на 12920 брт (уложилась за 2 дня, 25 августа 1917 - "Платан" (6550 брт) и 26 августа 1917 - "Ассириан" (6370 брт)).
Подорвалась на мине севернее острова Влиланд (один из голландских Фризских островов в Северном море) и погибла со всем экипажем 29 ноября 1917 года

Секстан, найденный внутри немецкой подлодки UB-61

Секстан, найденный внутри немецкой подлодки UB-61

(Иван Ястребов)

 

Неловкий момент, когда фотограф Signal Corps слегка так облажался и с подписью, и с общим сюжетом, но сделал вид, что всё нормально. Нет, на фотографии действительно пленные японцы, которые топят пушку, и даже пушка, допустим, может быть бывшей японской, потому как их трофеили. Но вообще здесь происходит процесс утопления американской 37-мм противотанковой пушки M3A1. На Филиппинах их вполне могли захватывать, и потом включать в состав японской артиллерии, она будет явно позлее японских пушек и даже Medium Tank M4 с близкой дистанции сделать чуток бо-бо. Но вообще подобное снимать - это слегка так занятно. У хотя бы немного понимающих в матчасти данная подпись, да и процесс в целом, вызывает некоторое недоумение. (Ю. Пашалок)

 

В романе «Мое столетие» немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Гюнтер Грасс «подстроил» встречу Юнгера и Ремарка в Швейцарии спустя полвека после окончания Первой мировой войны. На страницах книги они делились с журналисткой своими фронтовыми воспоминаниями и вскользь демонстрировали свое отношение к самому феномену войны. Стоит отметить, что встречи, конечно же, на самом деле не было и она от и до — плод воображения Грасса. К тому же на равных Юнгер и Ремарк просто не могли бы беседовать. Ведь первый пробыл на фронте больше 3-х лет и был командиром штурмовой роты, в то время как последний пробыл на фронте всего пару недель и занимался шанцевыми работами. Однако из межвоенной прессы мы знаем, что Юнгер строго критиковал Ремарка за его пацифистские настроения в самом знаменитом романе о Великой войне «На Западном фронте без перемен». А вот весьма интересная выдержка уже из статьи самого Ремарка «Пять книг о войне» 1928 года:

«Оба романа Юнгера отличаются добротной вещественностью, написаны точно, серьезно, с возрастающими силой и мощью; в них живо проявляется жестокое лицо войны, ужас боя и невыразимая, преодолевающая все жажда жизни и сила души. "Стальные грозы" изображают события фронтовых лет очень выразительно: роман без какого бы то ни было пафоса передает отчаянный героизм солдат, изображаемый чутким автором, который, словно сейсмограф, улавливает все колебания битвы. "Лесок 125" задуман шире: он больше анализирует те душевные качества, которые делают человека способным вынести тяжелые бои. Юнгер, один из немногих молодых пехотных офицеров, награжденных орденом "За заслуги", имеет право высказаться о битвах и войне, как никто другой. Он делает это просто, скромно и оттого по-особому весомо».

Между тем Ремарк в своем коротком отзыве справедливо указывает и на то, что герои Юнгера — это особый тип человека, сформированный именно в ходе фронтовых событий Первой мировой.

 

Исторический сюжет расправ революционных солдат с офицерами в России в 1917 году довольно широко известен. Все началось еще с Приказа № 1 от 14 марта, согласно которому во всех политических выступлениях воинские части подчинялись теперь не офицерам, а своим выборным комитетам и Совету. Именно этот документ послужил толчком к окончательному развалу русской армии и многочисленным печальным инцидентам, когда солдаты выступали против своих командиров.

Интересно, что схожие настроения среди солдатских масс были и в Германии в 1918 году. Страну лихорадит и бросает из пожара войны в хаос народного брожения. Восставшие матросы и солдаты не щадят ни офицеров-фронтовиков, которые в лихое время траншей и свинца жили одной жизнью со своими солдатами, ни тех, кто попытается за них вступится. Обезумевшие матросы, сошедшие со своих кораблей в Киле и Вильгельмсхафене, разбегаются по стране, прихватив с собой вместе с оружием смертельные дозы пропаганды, которая уже растоптала одну Империю на далеком востоке.

Очень яркий эпизод из того сумасшедшего времени есть в романе Ремарка «Возвращение»:

«С деревьев Вокзальной аллеи падают дождевые капли; низко и быстро несутся тучи. Навстречу нам движется несколько солдат последнего призыва. На руках у них красные повязки.
– Долой погоны! – кричит один и бросается к Людвигу.
– Заткнись, желторотый! – говорю я, отталкивая его.
Сзади напирают остальные, и нас окружают. Людвиг, спокойно взглянув на переднего солдатика, идет дальше. Тот уступает ему дорогу. Но откуда-то появляются два матроса и бросаются на Людвига.
– Не видите, собаки, что это раненый? – рычу я и сбрасываю ранец, чтобы освободить руки.
Но Людвиг уже лежит на земле, раненая рука делает его почти беззащитным. Матросы рвут на нем китель, топчут Людвига ногами.
– Офицер! – раздается пронзительный женский визг. – Бей его, кровопийцу!
Я бросаюсь на выручку к Людвигу, но удар в лицо чуть не сбивает меня с ног.
– Сатана! – вырывается у меня со стоном, и я изо всех сил ударяю противника сапогом в живот. Охнув, он валится на бок. Меня мгновенно осаждают трое других. Собака бросается на одного из них. Но его товарищам все-таки удается меня повалить.
– Огонь гаси, точи ножи, – визжит женщина.
Сквозь топочущие ноги я вижу, как Людвиг свободной левой рукой душит матроса, которого ему удалось свалить ударом ноги под колени.
Он крепко держит его, хотя ему здорово попадает со всех сторон. Кто-то хлопает меня по голове пряжкой ремня, кто-то дает кулаком в зубы. Правда, Волк тут же впивается ему в колено, но встать нам никак не удается, – они снова и снова валят нас наземь и собираются, как видно, истоптать в порошок. В бешенстве пытаюсь достать револьвер. В это мгновение один из моих противников как сноп валится на мостовую. Вслед за ним без сознания падают второй, третий. Это, конечно, работа Вилли. Не иначе.
Он примчался сюда во весь опор, ранец сбросил по дороге и вот теперь буйствует возле нас. Огромными своими ручищами хватает их по двое за шиворот и стукает их головами друг о друга. Они без чувств валятся на мостовую, ибо когда Вилли приходит в ярость, он превращается в настоящий паровой молот. Мы спасены, и я вскакиваю, но противники успевают удрать. Мне еще удается запустить одному ранцем в спину, затем я спешно принимаюсь хлопотать над Людвигом.
А Вилли пустился в погоню. Он приметил обоих матросов, напавших на Людвига. Один из них уже валяется в водосточной канаве, посиневший и стонущий, и над ним свирепо рычит наш Волк; за вторым Вилли еще гонится, рыжие волосы его развеваются...»

 

Танцовщица Маргарета Зелле (Мата Хари) и ее последняя любовь - русский офицер Экспедиционного корпуса Вадим Маслов, 1916 год. Вскоре Маргарета будет расстреляна по обвинению в шпионаже, а Маслов узнает о ее смерти из газет.

 

1-е мая 1937 года в Москве. Иллюминация на пл. им. Свердлова. Москва, 1937 г.

1-е мая 1937 года в Москве. Иллюминация на пл. им. Свердлова. Москва, 1937 г.

 

Невозможное вещество — красная ртуть: масштабная афера Советского Союза

Мировое сообщество в 1970-х годах потрясло странное сообщение, будто в недрах ВПК СССР синтезирован радиоактивный и очень токсичный катализатор RM-20/20, обладающий невероятной прочностью и малой температурой замерзания, а также некоторыми другими впечатляющими качествами. Будто бы на базе данного уникального вещества, которое также называли красной ртутью, СССР создал целую линейку современного оружия.

Красивая сказочка про красную ртуть

В сообщениях говорилось о том, что уникальное вещество есть в сверхмощных лазерах и в детонаторе термоядерной бомбы. Применение подобного оружия считалось невозможным без красной ртути. Конечно же, различные спецслужбы сразу же начали пытаться раздобыть это удивительное вещество.

Секретные агенты капиталистических стран пошли по проторенной дорожке. Они пытались всячески завербовать работников на советских заводах, которые теоретически могли иметь доступ к RM-20/20. На такой волне контрразведчики СССР задержали десятки шпионов из разных стран, которые хотели найти хотя бы какие-то крупицы сведений о желанной красной ртути.

Иностранные шпионы продолжали эту работу, даже несмотря на полное отсутствие каких-то результатов и официального подтверждения самого существования катализатора.

В 1989 году работники таких известных западных спецслужб, как МОССАД, ЦРУ и МИ-5 провели не одну сотню закупок, потратив на это миллионы американских долларов. К большому сожалению шпионов иностранных спецслужб, ни в одной из таких партий красной ртути не оказалось. Хитрые русские просто продавали им обычную подкрашенную ртуть из термометров.

 

9 октября 1989 г. на Центральном ТВ СССР состоялся первый телесеанс Кашпировского. Граждане самой читающей страны с лучшим в мире образованием, дружно бросились к телеэкранам "получать установку".

 

Плакат «на злобу дня» ленинградского творческого объединения «Боевой карандаш», 1989 год. худ. В. Травин.

В начале 1990-х годов существовал такой публицистический штамп о чиновниках, которые отказывали молодым ветеранам уже никому ненужной Афганской войны в социальных льготах: «Я вас туда не посылал». Встречалась и более жесткая формула: «Ещё те не все сдохли (ветераны ВОВ), а теперь ещё эти что-то требуют (ветераны Афгана)».

Если вы думаете, что такое отношение к «афганцам» — это достояние эпохи разгула демократии, а в наше державное десятилетие к ветеранам 40-й армии отношении более чем уважительное, то спешим вас разочаровать.

В этом году страна отмечала 30 лет вывода 40-й армии из Афганистана. В честь этого региональные афганские областные организации вроде «Боевого братства» выпустили соответствующие юбилейный медали. По сути, ничего особенного для стороннего человека, но для ветерана — память. Всё, что от той войны им осталось кроме не вылеченного посткомбатанта — эти юбилейные медали. Но и они дошли далеко не до всех участников афганской кампании.

Один из наших подписчиков родом из Курской области поделился такой историей о своем отце, воевавшем в Афганистане в 1981 году, который остался без этой медали.

 

Осень 1990 года.
Последняя советская осень.

 

Стена памяти на стадионе "Асмарал" в районе Красной Пресни. 04.04.1994 г.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.