fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.86 (7 Голосов)

Экспедиция Льюиса и Кларка

Из всех исследований территории Соединенных Штатов, экспедиция Льюиса и Кларка стала первой правительственной исследовательской экспедицией. Перед руководителями исследования были поставлены четкие задачи, а все участники были обеспечены необходимым снаряжением.

В 1803 году Конгресс одобрил проект Томаса Джефферсона по исследованию земель Америки в районе рек Миссури и Колумбия. Данный проект был важен, в первую очередь, с экономической точки зрения, так как Джефферсон считал, что исследование территории поможет расширить внешнюю торговлю Соединенных Штатов. В январе 1803 года президент предложил Конгрессу сам проект и уже в феврале Конгресс выделил средства на создание Корпуса Открытия – подразделение армии США, которому предстояло проводить исследования территорий. Руководить данным подразделением и самой экспедицией предстояло капитану Мериуэзеру Льюису и лейтенанту Уильяму Кларку. Исследователям предстояло найти выход рек Миссури и Колумбии к Тихому океану. В апреле 1803 года состоялась покупка Луизианы, и в цели экспедиции было включено исследование приобретенной территории.

Льюис и Кларк сформировали группу из 43 человек, которая в декабре 1803 года обосновалась в Сент-Луисе для того, чтобы переждать зиму и двинуться в путь. В мае 1804 года группа покинула Сент-Луис и направилась вверх по реке Миссури. В экспедиционную группу вошел старый канадский охотник и несколько индейцев, что помогло Льюису и Кларку при проходе через индейские поселения. Так как экспедиция должна была подробно отмечать географические, геологические и этнические особенности пройденных территорий, помощь индейцев оказала значимую поддержку исследователям. Безусловно, не все племена были дружелюбно настроены к членам экспедиции. Так в своих дневниках Льюис неоднократно отмечал случаи воровства и даже несколько вооруженных столкновений с индейцами.

Переждав зиму 1805 года в индейском племени, Льюис принял решение отправить часть людей обратно в Сент-Луис, а сам продолжил путь, несмотря на то, что в его группе оставалось лишь 30 человек. Большую помощь путешественникам оказала индианка Сакаджавеа из племени шошонов, жена франко-канадца Туссена Шарбонно. Будучи отличным проводником и посредником в общении с индейцами, индианка являлась гарантом добрых намерений путешественников. Присоединившись к экспедиции с маленьким ребенком, индианка стоически переносила все испытания наравне с прочими членами группы.  За 1805 год экспедиции удалось пройти 4700 км по реке Миссури. Некоторые места, которые проходили путешественники, были настолько скудны по добыче пропитания, что экспедиции пришлось сначала съесть своих лошадей, а потом заслуженно приобрести у местных индейцев прозвище «пожиратели собак». Тем не менее, в октябре 1805 года группе удалось выйти к реке Колумбия, где она и осталась на зимовку. Несмотря на возможность вернуться домой морским путем, руководители приняли решение перезимовать, а затем преодолеть обратный путь по суше. Так как условия данной местности были весьма суровы, для определения точного места зимовки решено было провести голосование, в котором на равных с прочими членами экспедиции приняли участие Сакаджавеа и Йорк – раб Льюиса.

В 1806 году экспедиция двинулась в обратный путь, разбившись на два отряда: отряд Льюиса, двинувшийся к Миссури через перевал Лоло и отряд Кларка, прошедший к Миссури через Йеллоустоун. Соединившись на Миссури, экспедиция продолжила путь до реки Миссисипи.

В Сент-Луис экспедиция вернулась в сентябре 1806 года. Члены группы были измучены и истощены, что неудивительно, ибо за 2 года и 4 месяца они прошли около 8000 миль. По возвращению домой, участники экспедиции получили денежное вознаграждение и землю в личное пользование. Однако ни Сакаджавеа, ни Йорк компенсации за свои услуги не получили.

Льюис и Кларк стали национальными героями Америки. В 1807 году Льюис был назначен губернатором Верхней Луизианы, однако уже в 1809 году он умер при загадочных обстоятельствах. Уильям Кларк сделал отличную государственную карьеру в Сент-Луисе, где и прожил вплоть до своей смерти в 1838 году. Судьба Сакаджавеи достоверно неизвестна. Некоторые исследователи утверждают, что она воссоединилась с родным племенем и умерла в 1844 году, другие считают, что она оставила своего сына на воспитание Кларку и умерла в 1812 году. В настоящее время портрет Сакаджавеи нанесен на монеты номиналом 1 доллар США.

Открытия экспедиции Льюиса и Кларка оказали влияние на торговлю в Штатах. Экспедиция достигла цели, собрав поистине уникальный материал об индейцах и подробно исследовав местность. По результатам экспедиции было составлено несколько карт, а в 1814 году в Филадельфии вышло полное описание экспедиции, составленное из записок и дневников Льюиса и Кларка. В 1810 Джон Астор на основе материалов, предоставленных Льюисом и Кларком, организовал вторую трансамериканскую экспедицию, основавшую форт Астория в устье Колумбии. Из этого форта, впоследствии ставшего крупным портом, стали уходить торговые суда в Китай.

 

Муссолини беседует с Д'Аннунцио.

11 сентября - День выдающихся авантюристов

По иронии судьбы этот день оказался связанным с именами выдающихся авантюристов, оставившими свой след в мировой истории: итальянцем Габриэлем Д'Аннуцио, византийцем Андроником I Комнином, французом Сен-Маром и амерниканцем Уильямом Уокером. Д`Аннунцо не случайно поставлен в этом списке первым, он – самый оригинал персонаж.

Габриэль Д'Аннуцио считается итальянским поэтом и драматургом. Но в жизни он не только скрипел пером по бумаге, но и совершал удивительные поступки
Габриэль Д'Аннуцио считается итальянским поэтом и драматургом. Но в жизни он не только скрипел пером по бумаге, но и совершал удивительные поступки. Хотя в своих произведениях Габриэль проповедовал идеи индивидуализма, аморализма и эпикурейства, но едва Италия вступила в Первую мировую войну, как Д'Аннуцио проявил себя патриотом. Он надел мундир, был авиатором, офицером пехоты, а в своем творчестве прославлял "великодержавную Италию". Получила большую известность его пламенная речь, произнесенная с балкона Капитолия 17 мая 1915 года: "О мои восхитительные товарищи, каждый честный гражданин должен сегодня стать солдатом итальянской свободы".

Вообще Габриэль явно был из тех людей, кто умел «жечь глаголом сердца людей и увлекать их за собой. Так он и увлек их в 1919 году на захват города Фиуме.
После войны этот город оказался так называемой «спорной территорией» между вновь образованным Королевством сербов, хорватов и словенцев, в состав которого вошла Далмация, и Италией, которой отошла Истрия. Оба государства почитали Риеку-Фиуме своим городом. Пока дипломаты спорили Д'Аннунцио собрал небольшой отряд и 12 сентября 1919 года захватил Фиуме. Командующий итальянским экспедиционным корпусом в Фиуме генерал Патталуга в километре от города пытался остановить колонну, но Д’Аннунцио скидывает шинель и демонстрирует генералу грудь, покрытую боевыми орденами: „Если вы сможете прострелить это, то стреляйте“. Патталуга со своими солдатами переходит под командование Д’Аннунцио. В 11:45 12 сентября 1919 года легионеры без единого выстрела входят в город: их встречают колокольным звоном, приветственным ревом сирен и орудийным салютом со стоящих на рейде военных кораблей.

Габриэль тут же провозгласил присоединение города к Италии, но Рим поспешил откреститься от такого подарка, так как это угрожало новой европейской войной, и ввел блокаду Фиуме. Год поэт ждал, что обстановка изменится, и даже вступил в переписку с Муссолини, тогда еще не диктатором: «Я в равной степени потрясен вами и итальянским народом... Вы хнычете, в то время как мы боремся... Где ваши фашисты, ваши волонтеры, ваши футуристы? Проснитесь! Проснитесь и устыдитесь...». Но помощи ни от кого не дождался и в годовщину похода, 12 сентября 1920 года, объявил Фиуме свободной республикой и написал для нее утопически-социалистическую конституцию в стихах. Правда, менее романтичные соратники его поправили. И приняли конституцию написанную в прозе премьером вольного города, социалистом Де Амбрис, но поэт все же настоял на внесении в нее нескольких, на его взгляд, очень важных пунктов. Например, обязательного музыкального образования для детей, без которого гражданство Фиуме предоставляется не будет.

Дальнейшие события красиво описал Илья Кормильцев в «Три жизни Габриеле Д'Аннунцио»: «... Между тем народ надо было кормить. Д'Аннунцио принимает решение вполне в духе средневекового кондотьера (каковым он, в сущности, и был): боевые корабли Фиуме отправляются бороздить Адриатику, захватывая все повстречавшиеся по пути торговые суда. Так корсарство становится основным источником снабжения "республики красоты" провиантом и товарами первой необходимости. В пиратское государство начинают стекаться самые удивительные персонажи: поэты, контрабандисты, воры, аферисты, кафешантанные певицы, безумные изобретатели и просто отбросы общества. Всех привлекает аромат абсолютной свободы и беззакония: на улицах Фиуме каждую ночь до утра шумит сюрреалистический карнавал. Хлеба все равно не хватает - для поддержания боевого духа и работоспособности гражданам вместо хлеба щедро раздают кокаин. Сам Д'Аннунцио почти не спит: он пишет декларации и приказы, обращается к толпе с речами несколько раз на дню (и даже по ночам). В этот период он и сам привыкает к кокаину, который останется его пагубной страстью вплоть до самых последних дней жизни».

Италия не захотела терпеть у себя под боком пиратскую вольницу и отправила против нее флот. 27 декабря 1920 года после обстрела Фиуме итальянскими военными кораблями, Д'Аннунцио поднял белый флаг и сдал город.
После еще нескольких бурных лет, Габриэль Д'Аннуцио уединился на вилле Витториале в Гордоне, где принялся за написание мистического трактата об аэропланах. А город Фиуме еще не раз менял государственную принадлежность и с 1991 года входит в состав Хорватии.
В свое время Д'Аннуцио был столь знаменит, что постоянно становился предметом обсуждения в великосветских салонах. Маяковский писал о нем: «Фазан красив ума — ни унции, Фиуме спьяну взял Д`Аннунцо...». Широко обсуждались и любовные похождения рано облысевшего Габриэля. В Петербурге режиссер Мейерхольд на репетициях «Ревизора» втолковывал актерам: «Все женщины любят лысых. Лысые пользуются колоссальным успехом у женщин. Например, Габриеле Д'Аннунцио. Я мечтаю, что Хлестаков - Габриеле Д'Аннунцио тридцатых годов. Молодой человек, но лысый».

 

Педиатр Эрнст Моро.
Благодаря ему обычный морковный суп спас тысячи жизней, стало возможным диагностировать, например, детский церебральный паралич, он открыл лактобактерии и при этом не получил ни одной значимой премии, а в наших краях о нём мало кто слышал.

Страшно подумать, но всего полтора столетия назад средняя продолжительность жизни человека составляла вдвое меньше, чем сейчас. Конечно, это не означает, что наши предки доживали до 35-40 лет и умирали от старости.
Большая часть вклада в этот показатель на счету младенческой смертности. Ребенку мало было появиться на свет, ему нужно было дожить до совершеннолетия.
Но родился человек, который сделал эту задачу проще, — педиатр Эрнст Моро.

Сейчас мы бы назвали Моро словенским медиком, поскольку он родился 8 декабря 1874 года в столице современной Словении, в Любляне.
Но в те далекие годы это был всего лишь один из городов Австро-Венгерской империи.
И назывался город по-другому — Лайбах, столица герцогства Крайна.

Впрочем, учился Моро в самой настоящей Австрии, в Граце.
В 1899 году он получил степень доктора медицины (то, что в США и Великобритании сейчас называется буквами MD), в 1901-1902 работал с великим Теодором Эшерихом (тем самым, что открыл бактерию Esherichia Coli — кишечную палочку), в Мюнхене в 1906 году получил специализацию педиатра, а двумя годами позже стал профессором в Университете Гейдельберга.

Именно в 1908 году он сделал важнейшее открытие, которое смогли объяснить лишь век спустя. В те годы очень много детей умирало от диареи.
Моро создал простейший рецепт, благодаря которому смертность детишек упала вдвое, — обычный морковный суп.
Полкило моркови превращается в пюре, заливается литром воды, приправляется тремя граммами соли и упаривается до общего объема в один литр.
Все.

Только в 2002 году стало понятно, что образующиеся в этом супе кислые олигосахариды, попадающие в раствор из моркови, мешают бактериям прикрепляться к слизистой оболочке кишечника.
Другое исследование показало, что благодаря этим свойствам суп лечит даже диарею, вызванную бактериями, устойчивыми к антибиотиками.

В принципе, уже этого хватает для того, чтобы помнить Моро и быть ему благодарным.
А ведь на его счету и введение стерилизации детских бутылочек, и открытие того, что дети, вскормленные молоком матери, гораздо устойчивее к болезням (гораздо позже стало понятно, что «естественников» защищают антитела матери, в отличие от «искусственников»).

Именно Моро придумал «молоко Моро» для искусственного вскармливания (сливки-мука-масло-сахар).
Именно Моро открыл лактобактерии, содержащиеся в кисломолочных продуктах и показал их пользу.
Именно он открыл рефлекс, который присутствует у ребенка в первые месяцы жизни: если издать около головы малыша резкий звук, то он сначала раскинет руки, растопырив пальцы, а затем сведет руки вместе, сжав их.
Если рефлекса нет — это признак повреждения или угнетения центральной нервной системы.
Именно по рефлексу Моро, а точнее, по его отсутствию, можно, например, заподозрить детский церебральный паралич.

Удивительно, но при всех своих заслугах Моро прожил скромную жизнь, не был награжден премиями (удивительно, но его даже не номинировали на медицинского «Нобеля» ни разу).
Зато ему повезло выжить в Третьем Рейхе.
Ему лишь пришлось уйти в 1936 году с профессорской должности в Гейдельберге «по состоянию здоровья» (на самом деле, по причине жены-еврейки), но до 74 лет своей жизни он занимался любимым делом.
Великий педиатр до 1948 года работал врачом частной практики, открыв педиатрическую клинику на Моцартштрассе, дом 10.

 

Карибский кризис-очень напряженный момент холодный войны,когда чуть не началась война.
Операция «Анадырь»-отвлекающий манёвр СССР,для тайной перевозки и установки 40 ядерных баллистических ракет средней дальности на Кубе.
США в ответ хотели устроить водную блокаду,но это являлось бы актом объявления войны,поэтому США решили назвать не блокада,а «карантин»(не полное прекращение поставок,а лишь препятствие этому).Никита Хрущев утверждал,что «карантин» незаконен и любой корабль под советским флагом будет его игнорировать, а так же он пригрозил, что, если советские корабли будут атакованы американскими, ответный удар последует немедленно!
После нескольких писем,30 октября отдали приказ,о демонтаже ракетных установок на Кубе,а спустя 3 недели (20 ноября) Кеннеди распорядился прекратить «карантин» Кубы .Через несколько месяцев были убраны ракеты из Турции.

 

«Челленджер» - парусно-паровой корвет военно-морских сил Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Участвовал в первой океанографической экспедиции с 1872 по 1876 годы, проплыв в общей сложности 70 000 миль.

Результаты проведённых исследований легли в основу такой научной дисциплины, как океанография.

 

"Отечество может быть спокойным!"
Открытка с изображением военнослужащего германского Ландштурма в звании гефрайтера. Изображённый солдат экипирован в один из наиболее частых образцов выкладки для Ландштурма и Ландвера на начало войны.
PS: Фото с похожим образом прилагается. Стоит отметить, что на изображённом на открытке солдате надета литевка 1900-го года, а на фотографии 1903-го. Кителя отличались по цвету и по наличию/отсутствию нагрудных карманов.

 

История знаменитого граненого стакана

11 сентября 1943 года на стекольном заводе в Гусь-Хрустальном выпущен первый советский гранёный стакан.

Доподлинно нам неизвестно, как появился граненый стакан. Некоторые версии указывают на то, что он появился еще при Петре I. Гранёный стакан не скатывался со стола, если опрокидывался во время корабельной качки. Доподлинно это неизвестно, но можно сказать одно точно — до революции такие стаканы в России изготавливались. Например, на «Утреннем натюрморте» Петрова-Водкина изображён 12-граненый стакан с чаем. Хотя сам натюрморт датируется только 1918 годом, можно предположить, что такой стакан уже был в обиходе. В некоторых источниках упоминаются гранёные стаканы Уршельского стекольного завода 1914 года.

Дизайн гранёного стакана советского образца часто приписывают советскому скульптору Вере Игнатьевне Мухиной — автору монументальной композиции «Рабочий и колхозница». Скорее всего, эт просто красивая легенда — документальных подтверждений этому нет. Вера Игнатьевна действительно увлекалась стеклом в конце 30-х годов. Именно тогда нужно было разработать форму стакана для общепита (удобного для применения в посудомоечных машинах, а заодно и более прочного).

По другой версии, разработчиком гранёного стакана стал уральский инженер Николай Славянов. В его дневниках сохранились наброски стаканов с 10, 20 и 30 гранями, — правда, он предлагал изготовить стакан из металла.

Днём рождения гранёного стакана считается 11 сентября, а первый советский гранёный стакан был выпущен в 1943 году старейшим в России стекольным заводом в городе Гусь-Хрустальном.

Размеры классического гранёного стакана — 65 мм в диаметре и 90 мм в высоту. Стакан имел 16 граней (также встречаются экземпляры с 17 гранями, но 12, 14, 16 и 18 — наиболее типичное количество, ведь, с точки зрения технологии, выпускать стаканы с чётным количеством граней проще) и вмещал 250 мл жидкости (до краёв). На дне стакана была выдавлена его цена (как правило — 7 или 14 копеек; «20-гранники» стоили 14 копеек).

В народе гранёный стакан получил название «маленковский», по фамилии советского государственного деятеля Георгия Максимилиановича Маленкова.

 

Мормоны заключённые в тюрьму за многожёнство, штат Юта 1889 г.

К началу 1880-х мормоны своими вывертами достали даже терпеливое правительство США, не особенно любившее лезть в местные разборки на территории штатов, тем более в такой глуши как Юта. Поводом стало практикуемое мормонами многожёнство, причём в жёны они брали даже малолетних девочек.

Принятыми правительством законами запрещалось многожёнство, а чуть позже к нему приравняли совместное проживание с несколькими женщинами (т.к. факт бракосочетания в мормонской церкви было проблематично доказать). В качестве репрессий применялись огромные штрафы и тюремное заключение. Мормоны от таких прелестей своей "святой" жизни отказываться не стремились и, в результате, стали массово заселять каталажки. К концу 1880-х годов, более половины сидельцев в местном ютовском ГУЛАГе, были мормонами.

Главари понимая, что поголовье их паствы стремительно сокращается и полный разгром церкви вполне вероятен, провозгласили таки отказ от многожёнства. Официально. На практике и по сей день, многожёнство у мормонов существует, правда нелегально.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.