fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (6 Голосов)

Аннушка из мастера и Маргариты

«Дура с Садовой»: кто был прототипом Аннушки из романа «Мастер и Маргарита» 

Как правило, большинство литературных персонажей списаны с реально существовавших людей. Не стала исключением и персонаж романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» по имени Аннушка. 

«Нехорошая» квартира, располагавшаяся в доме № 10 на Большой Садовой улице, существовала и существует на самом деле. До революции это здание являлось доходным домом, то есть помещения в нем сдавались собственником в аренду. После прихода советской власти доходный дом стал одной из первых коммун в стране. Иначе говоря, он превратился во вместилище коммунальных квартир, которые были распределены между представителями рабочего класса.

Михаил Булгаков был скорее интеллигентом, нежели пролетарием, но тоже занимал одну из комнат дома № 10 по Большой Садовой. Он жил там с 1921 по 1924 год со своей первой супругой Татьяной Лаппа. Несмотря на относительно короткий срок пребывания в упомянутой коммунальной квартире, ее обстановка и жильцы навсегда запечатлелись в произведениях Булгакова. 

Аннушка, которая по неосторожности разлила масло на дороге, и которое оказалось причиной несчастного случая, унесшего жизнь другого героя романа «Мастер и Маргарита» по фамилии Берлиоз, существовала на самом деле. Причем жила она в одной коммунальной квартире с Михаилом Булгаковым и его женой. Правда, об Аннушке у писателя теплых воспоминаний не осталось. Именно поэтому ее яркий прототип можно разглядеть на станицах других произведений Булгакова: это и «Театральный роман», и «Самогонное озеро», и «Дом Эльпит-рабкоммуна». 

Звали эту неприятную даму Анна Горячева. Род ее занятий так и остался загадкой для исследователей и поклонников таланта Булгакова. Однако сведения о сварливом, вздорном и даже скандальном характере Горячевой дошли и до наших дней. Благодаря своеобразному нраву и поведению эта женщина превратилась в настоящий бич коммунальной квартиры № 50. Да и в ближайших окрестностях Анна Горячева была известной личностью. Недаром горожане прозвали ее «дура с Садовой». 

Несмотря на такую «славу», до 2006 года внешность Анны Горячевой являлась такой же тайной, как и ее профессия. Однако в указанном году каким-то чудом объявился правнук Горячевой, адвокат из Швейцарии, и подарил музею Михаила Булгакова, который и занимает ту самую «нехорошую» квартиру на Садовой, единственную сохранившуюся фотографию родственницы. 

Снимок оказался настолько мал, что специалисты предположили, что он был сделан для какого-то документа. Но благодаря современным технологиям фотоизображение удалось увеличить, и теперь оно украшает кухню коммунальной квартиры, где обычно и устраивала склоки Анна Горячева.

 

 Несмотря на изначальную установку лётчикам-камикадзе погибнуть, выполняя задание, зафиксированы случаи возвращения смертников на базу или подобранных в море. В большинстве случаев это происходило по причине неисправности самолётов и двигателей. В случае необнаружения цели или по иной причине срыва атаки камикадзе прямо предписывалось возвращаться. Однако унтер-офицеру Ямамура «повезло» больше. Он трижды оставался жив после взлёта. Первый раз он был сбит вместе с экипажем бомбардировщика-носителя и был подобран рыбаками. Почти через 2 месяца бомбардировщик-носитель с подвешенным самолётом-снарядом и Ямамурой на борту, поднявшись в небо, попал в дождь и вследствие плохой видимости вернулся на базу. Третий раз, из-за неисправности механизма подвески самолёта-снаряда, Ямамура не смог отцепиться. Более вылетов не было, и он пережил окончание войны.

13 июля 1943 г. Гитлер срочно вызвал к себе на совещание в ставку фельдмаршалов Клюге, Манштейна и других лиц высшего командования.

Эрих фон Манштейн: "Совещание 13 июля началось заявлением Гитлера о том, что положение на Сицилии, где западные державы высадились 10 июля, стало серьезным. Итальянцы вообще не воевали. Вероятно, мы потеряем остров. Следующим шагом противника могла быть высадка на Балканах или в южной Италии. Необходимо сформировать новые армии в Италии и на западных Балканах. Восточный фронт должен отдать часть сил, и потому операция «Цитадель» не может дольше продолжаться… Фельдмаршал фон Клюге доложил, что армия Моделя не может продвигаться дальше и потеряла уже 20000 человек. Кроме того, группа вынуждена отобрать все подвижные части у 9 армии, чтобы ликвидировать глубокие прорывы, сделанные противником уже в трёх местах фронта 2 танковой армии…

Напротив, я заявил, что — если говорить о группе «Юг» — сражение вошло в решающую стадию. После успешного отражения атак противника, бросившего в последние дни в бой почти все свои оперативные резервы, победа уже близка… Так как фельдмаршал фон Клюге считал исключенным возобновление наступления 9 армии и, более того, считал необходимым вернуть её на исходные позиции, Гитлер решил, одновременно учитывая необходимость снятия сил для переброски их в район Средиземного моря, остановить осуществление операции «Цитадель»… Гитлер все же согласился с тем, что группа «Юг» должна попытаться разбить действующие на её фронте части противника и создать тем самым возможность снятия сил с фронта «Цитадель».

 

Первый болид SHELBY.

Гоночный автомобиль MG 1949 года выпуска, который вдохновил легендарного гонщика и автомобильного конструктора Кэрролла Шелби на участие в гонках, был продан на американском аукционе Barrett-Jackson. Прогнозы исполнились только отчасти — после бурных торгов, цена продажи составила $539 000.

Шелби впервые сел за руль этого автомобиля, тогда принадлежавшему его другу Эду Уилкинсу, в 1952 году на гонке в Оклахоме. Природные способности Кэрролла быстро позволили ему одержать несколько побед в автомобильном спорте на данном болиде. 

Конечно, он вскоре перешел на другие автомобили и сделал потрясающую карьеру в автоспорте. В течение нескольких лет Шелби принимал участие в различных не самых крупных соревнованиях, а в сезонах 1958 и 1959 года гонялся в Формуле-1 и в суточном марафоне Ле-Мана, который выиграл за рулём болида Aston Martin DBR1. Однако проблемы с сердцем не позволили продолжить карьеру гонщика, и Кэрролл Шелби подался в автомобильный бизнес. 

В начале 1957 года Шелби открыл свой первый дилерский центр, а в 1962-м основал компанию Shelby American Inc., которая начала сотрудничество с концерном Ford. В 1965-м публике представили первую работу на основе модели Ford Mustang — купе Shelby GT350 в гражданском и гоночном варианте. Среди проектов Кэрролла Шелби значатся спорткар AC Cobra (позже — Shelby Cobra), работа над такими автомобилями, как Dodge Viper, Ford GT и Dodge Daytona.

 

Вспоминая пройденное, я вижу поля под Ржевом, усеянные трупами наших и немцев. Июльские дожди сменились августовской жарой. Трупы никто не убирал, было не до них. Они быстро разлагались, вздувались, кишели червями. Над полем стоял неимоверный смрад. Рвущиеся мины и снаряды беспрестанно потрошат их, перебрасывая с места на место. Стремительные пули осыпали их градом и с отвратительными шлепками пронзали насквозь. К середине дня трупное поле окутывается специфическим туманом. И никуда не скрыться, не убежать от этого смрада. Никакая кинохроника не в состоянии была запечатлеть этот смердящий ад. Человеческий трупный запах во сто крат противнее животного. Он какой-то сладковато-тошнотворный. Тебя наизнанку выворачивает от приступа рвоты, а ты должен ползти между этими трупами, прятаться за ними от огня противника. Снаряд разорвется и опрокинет на тебя пару вздувшихся трупов, а из них с шипением прямо тебе в лицо гадкое зловоние вырывается. Кончится артобстрел, выбираешься из-под этих трупов, а на тебя дождем черви сыплются. Все это мы терпели молча, не обсуждая между собой, как будто это так и должно быть. Коли попал в этот ад, стисни зубы и терпи до погибели... 

Из воспоминаний командира взвода 1028-го артполка 52-й стрелковой дивизии Петра Михина о бое под деревней Полунино.

 

Эшелон уходит ровно в полночь, 
Паровоз-балбес пыхтит - Шалом! - 
Вдоль перрона строем стала сволочь, 
Сволочь провожает эшелон. 

Эшелон уходит ровно в полночь, 
Эшелон уходит прямо в рай, 
Как мечтает поскорее сволочь 
Донести, что Польша - "юденфрай". 

"Юденфрай" Варшава, Познань, Краков, 
Весь протекторат из края в край 
В черной чертовне паучьих знаков, 
Ныне и вовеки - "юденфрай"! 

А. Галич. Кадиш

 

Когда на смерть идут — поют, 
а перед этим 
можно плакать. 
Ведь самый страшный час в бою — 
час ожидания атаки. 
Снег минами изрыт вокруг 
и почернел от пыли минной. 
Разрыв — 
и умирает друг. 
И значит — смерть проходит мимо. 
Сейчас настанет мой черед, 
За мной одним 
идет охота. 
Будь проклят 
сорок первый год — 
ты, вмерзшая в снега пехота. 
Мне кажется, что я магнит, 
что я притягиваю мины. 
Разрыв — 
и лейтенант хрипит. 
И смерть опять проходит мимо. 
Но мы уже 
не в силах ждать. 
И нас ведет через траншеи 
окоченевшая вражда, 
штыком дырявящая шеи. 
Бой был короткий. 
А потом 
глушили водку ледяную, 
и выковыривал ножом 
из-под ногтей 
я кровь чужую.

С. Гудзенко, 1942

 

"Гетто. 1943"

Когда горело гетто, 
Когда горело гетто, 
Варшава изумлялась 
Четыре дня подряд. 
И было столько треска, 
И было столько света, 
И люди говорили: 
— Клопы горят. 

А через четверть века 
Два мудрых человека 
Сидели за бутылкой 
Хорошего вина, 
И говорил мне Януш, 
Мыслитель и коллега: 
— У русских перед Польшей 
Есть своя вина. 

Зачем вы в 45-м 
Стояли перед Вислой? 
Варшава погибает! 
Кто даст ей жить? 
А я ему: — Сначала 
Силенок было мало, 
И выходило, с помощью 
Нельзя спешить. 

— Варшавское восстание 
Подавлено и смято, 
Варшавское восстание 
Потоплено в крови. 
Пусть лучше я погибну, 
Чем дам погибнуть брату, — 
С отличной дрожью в голосе 
Сказал мой визави. 

А я ему на это: 
— Когда горело гетто, 
Когда горело гетто 
Четыре дня подряд, 
И было столько треска, 
И было столько света, 
И все вы говорили: 
"Клопы горят".

А. Аронов.

 

«Полковник Казагранди побывал на многих русских заимках, в том числе и на заимке братьев Сухаревых, где он познакомился с сотником Сухаревым, у которого был отряд партизан человек 50-60 из забайкальских казаков. Сотник Сухарев изъявил согласие войти в подчинение к Казагранди. В Хыт-хыле выяснилась ненадежность многих партизан, и полковнику Казагранди пришлось отделить козлов от овец, чем он значительно ослабил свой отряд. 

В первое время пребывания полковника Казагранди на территории Монголии ему оказал много неоценимых услуг ветеринарный врач Гей, который заготавливал мясо для России — сначала для Русской Императорской армии, затем для адмирала Колчака, а когда в Иркутске установилась власть ДВР, то для неё. Он был чисто русский человек, беспартийный, большой специалист своего дела и при всех режимах делал честно свое дело, но был врагом большевиков по своим душевным качествам и сочувствовал Белому движению, хотя и не порывал связей с властью в России.

В ноябре или декабре 1920 г., когда в Монголии китайские власти, а особенно китайские солдаты стали убивать русских, ван-хурэнские русские резиденты, наслышанные о прекрасном полковнике Казагранди, пригласили его прийти с отрядом на постой и для защиты в Ван-хурэ. Примерно в начале января 1921 г. Казагранди с отрядом в 80-90 человек прибыл в Ван-хурэ.

За короткое время отряд полковника Казагранди в Ван-хурэ значительно пополнился, и ко времени взятия Урги генералом Унгерном у Казагранди было вооруженных, хотя и плохо, до 200 бойцов. Благодаря наличию в Ван-хурэ организованных, вооруженных русских, китайский гарнизон не посмел грабить мирное население. Их Ван-хурэ был отправлен отряд в Дзаин-шаби для предотвращения китайского погрома. Из обоих указанных пунктов китайская администрация и гамины ушли спокойно и благополучно на юг, в Китай.

За это время полковник Казагранди высылал на север в сторону Желтуры мелкие партизанские отряды для сбора сведений, и каждая разведывательная партия приводила все новых и новых добровольцев в отряд. Как только Казагранди уверился во взятии Урги Унгерном, он немедленно послал в Ургу офицера (кажется, числа 10-11 февраля) с выражением полной готовности подчиниться ему как главнокомандующему и просил помочь вооружить всех его добровольцев и дать теплую одежду. Все просимое Казагранди было послано немедленно: винтовок 200, патронов 50 000, теплого китайского обмундирования 250 комплектов».

(Михаил Георгиевич Торновский «События в Монголии-Халхе в 1920-1921 годах», «Белый рыцарь Шамбалы».)

 

 


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.