fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (4 Голосов)

Как правило, большинство немецких блиндажей рассчитаны на проживание 2 человек, имеют размеры примерно 2х2 метра, реже 1х1,5 метра (одиночный).
Встречаются блиндажи большего размера. Обычно это офицерские блиндажи, предназначенные как для проживания, так и для совместного времяпрепровождения, проведения совещаний.
Также встречаются “лисьи норы” размером примерно 0,7 х 1-1,5 метра и глубиной 1 – 1,5 метра. “Лисьи норы” использовались не для проживания, а для временного укрытия от артналётов и бомбёжек.

В настоящее время размеры блиндажей, на первый взгляд, могут значительно отличатся от их первоначальных. Это произошло в результате обрушения (сползания) стен блиндажей под влиянием времени и других факторов (бомбёжка, запашка и т.д.).

Блиндажи делятся на перекрытые и не перекрытые.
Не перекрытые – не имели сверху перекрытия, состоящего из наката или деревянных щитов и земляной крыши. Они накрывались тентом. Предназначены для защиты от осколков и взрывной волны. Не предполагались для более или менее длительного проживания.
Такие блиндажи, как правило, являются бесперспективными для поиска. Во-первых, в них не располагались надолго и, следовательно, в них мало что терялось или оставлялось. Во-вторых, после снятия тента, они становились открыты для обозрения, и всё что в них было – уже давно подсобрано.
Не перекрытые блиндажи определяются щупом. Толщина культурного слоя (от поверхности до дна блина), накопленного почти за 70 лет, составляет от 10 до 30 см. Учитывая незначительную глубину до дна, такие блины достаточно прозвонить МД. Особое внимание следует уделить периметру блина и его брустверу. Под стенами блина и в углах могут затеряться мелкие находки в результате обрушения земли. На бруствере могут сохраниться колышки от тента (если они кого-то интересуют).

В “лисьих норах”, как правило, ничего ценного не попадается. Но можно найти солдата, засыпанного взрывом. Иногда попадаются шлемы, газбаки.

Устройство перекрытого блиндажа

Перекрытые блиндажи представляют больший интерес для поиска.
Как правило, в правом ближнем от входа (если стоять к входу спиной, а к самому блину передом) углу располагалась печка (очаг). Печка могла быть устроена из кирпичей, канистры, бака и т.п.
У дальней от входа стены и углах располагалась зона отдыха. При этом, в дальнем правом углу обычно находились личные вещи и снаряжение. Если в месте дислокации подразделения отсутствовала помойка, то левый дальний угол был приспособлен для помойки. Там обычно находят пустые консервные банки, бутылки, битую посуду, ломаные вилко-ложки, лошадиные кости. Спал человек головой к правому дальнему углу, ногами к левому. То есть, личные вещи располагались у изголовья, помойка находилась в ногах. Почему именно так? Потому что печка располагалась в ближнем правом от входа углу. Поэтому дальний левый угол был наиболее холодный.
В левом ближнем от входа углу чаще всего находилось оружие и боеприпасы. Там же мог быть шлем, газбак, посуда. Там же находились угли для топки печки. Угли располагались на полу, оружие и прочие вещи подвешивались на гвоздики под перекрытие или находились на ином возвышении.
Зола из печки выгребалась по центру, прямо у входа в блин.


Если печка в блине отсутствовала, то помойка устраивалась в правом ближнем от входа углу, а в дальних левом и правом углу находились личные вещи и снаряжение.
У входа в полу обычно вырывалось углубление (ямка), которая выполняла несколько функций. Во-первых, туда со всего блина стекали грунтовые и атмосферные воды. Поэтому пол в блине оставался относительно сухим, а не превращался в грязевое месиво. В случае необходимости для лучшего дренажа по центру блина устраивалась канавка с уклоном в ямку у входа. Во-вторых, ямка и канавка перекрывались решёточкой (например из деревянных жёрдочек) об которую вытирались ноги, и грязь с обуви осыпалась в ямку, а не развозилась по всему блину. В-третьих, в ямку ссыпался шлак из печки, мусор при уборке блина и прочая срань. Иногда копари находят в этих ямках оброненные монетки, награды и иной хабор. Так как находки располагаются ниже уровня пола, то отсюда рождаются бредовые легенды про двухэтажные блины.

Определение перспективности блина

Прежде всего следует отметить, что начинающие копари довольно часто не могут отличить блин от капонира или просто большой воронки. Поэтому зачастую переворачивают кубометры земли практически бесцельно. Разумеется, можно что-то найти и в капонире и в воронке. Но это вероятность настолько низка, что не буду даже останавливать на этом внимание. Тем более, что повествование посвящено именно поиску в блинах.
Воронка определяется прощупыванием щупом. Если дно провала имеет коническую форму, то это воронка.
Капонир предназначен для укрытия от осколков и взрывной волны артиллерии, техники, лошадей. В отличие от блина, который имеет узкий вход, въезд в капонир такой же ширины, как и сам капонир.

Также следует отметить, что не во всех блинах проживали люди. На территории Восточной Пруссии довольно часто линия обороны и места дислокации готовились заранее гражданским населением и пленными. Но не всегда войскам удавалась воспользоваться подготовленными блиндажами. Поэтому попадаются скопления блиндажей и боевых позиций вообще пустых.

Разработку блина рекомендуется начать с прозванивания МД. Довольно часто хабор находится на бруствере, вдоль стен, в углах на глубине от 20 до 50 см., даже если перекрытие блина составляет 1 метр и более. У начинающих копарей возникает вопрос – Как произошло, что перекрытие провалилось, у хабор остался на поверхности? Дело в том, что личные вещи обычно на пол блина не клались. Чаще всего они подвешивались под перекрытие в углах или у стены, или клались под перекрытие в ниши, чтоб не мешались под ногами, не грязнились и не сырели. Со временем перекрытие сгнивало и проседало вниз. В итоге, вещи, оставленные в нишах углов или стен, оказались выше уровня самого провалившегося перекрытия. То есть, фактически на поверхности.


Если на поверхности найдены следы проживания в блине, то имеет смысл продолжить разработку всего блина, так как на дне могут находится вещи, которые упали туда вместе с осыпающимися стенами или изначально находились (были разбросаны) на полу.
Часто хабор находят на входе в блин. Это бывает в том случае, если блин мародёрили во время или после войны. Так как в блине темно, то обычно при зачистке блинов все вещи на ощупь собирались и выносились к выходу (входу), поближе к свету. Там они сортировались и всё, что на тот момент представляло ценность, забиралось, а остальное оставлялось. Учитывая данное обстоятельство, многие копари ограничиваются проверкой входа. Они полагают, что если на входе ничего нет, то блин бесперспективный. Зачастую такой вывод является ошибочным. Если на входе ничего нет, то это может означать, что блин не мародёрился и весь хабор остался внутри.
Другие наоборот полагают, что если блин мародёрился, то в нём уже ничего не осталось. Однако, в блине могут остаться потерянные монеты, знаки, штыки, ремни и другие вещи, которые раньше никого не интересовали, в нишах может остаться посуда.
Наиболее эффективным средством определения перспективности блина остаётся щуп. Им исследуется масса признаков, которые только все в совокупности (а не каждый в отдельности) могут дать представление о перспективности блина.

Прежде всего, щупом определяется глубина блина от поверхности обвалившегося перекрытия до пола. Чем глубже блин, тем он более перспективный. Неглубокий блин давно и многократно прозвонили МД, и если бы в нём что-то было, то его бы вынесли. В блине с перекрытием 0,5 метра и больше МД до дна не достаёт и если такой блин небитый, то есть смысл тщательно его исследовать щупом.

Также щупом определяются границы блина. При запашке, бомбёжке и прочих воздействиях, визуальные конфигурация и размеры блина могут сильно отличаться от действительных – первоначальных.

Далее. Если в блине нащупываются разнообразные предметы из металла или керамики (стекла), то перспективность блина возрастает. Это не обязательно может быть хабор, возможно и шмурдяк. Но сам факт наличия шмурдяка свидетельствует о том, что в блиндаже проживали, значит могут быть и стОящие находки.

Если щуп не попадает на какие-либо определённые предметы, это не означает, что блин пустой. Возможно вы просто промахиваетесь мимо мелких целей, а крупных в блине нет. Поэтому здесь следует попытаться определить – был ли блиндаж обитаемым и насколько долго. Это определяется путём прощупывания дна блина по центру и у входа. Если щуп утыкается в жёсткий пол, значит он натоптан. То есть в блине проживали. Чем твёрже натоптан пол, тем больше времени блин был обитаемым, следовательно больше вероятность найти в нём потеряшки. Если пол мягкий, перспективность блина снижается. Если у входа щуп утыкается в угли, при этом чувствуется характерный хруст, следовательно в блине некоторое время жили – перспектива находок повышается.

Разумеется, самыми перспективными являются блины, обрушенные во время артобстрела или бомбёжки. В этом случае, во-первых, в них может остаться всё, что там было на момент проживания солдат, если конечно они не сменили позицию до обрушения блина и не забрали всё самое ценное с собой. Во-вторых, такие блины не мародёрились.

С благодарностью к ленивым копарям

Работа по блинам – дело трудоёмкое, зачастую безрезультатное, и как в любом виде поиска зависит не только от опыта, но и большой степени от удачи. Поэтому некоторые копари, чтобы не утруждать себя выбиванием блина целиком, пробивают только шурф, как правило по центру, или выбивают блин частично, и если хабор не попёр – бросают его. За это хочется сказать им отдельное спасибо. Никогда не обхожу такие блины стороной. Наоборот радуюсь, что кто-то за меня уже проделал часть работы. В частности, даже не копаясь, по срезу шурфа уже можно определить – выбивался ли блин ранее или он ещё не битый. Если блин не битый, то провожу разведку щупом, оцениваю перспективу, и в зависимости от этого принимаю решение – копать или не копать. Если имеется перспектива, то шурф, особенно если он имеет приличные размеры, значительно облегчает разработку блина – ведь часть работы уже кем-то проделана.
И надо отметить, что вероятность найти хабор в недобитом блине не меньше, чем в нетронутом. Поэтому взял для себя за правило – если начал разработку блина, то выбиваю его до конца.

Спасибо нашим друзьям из ВК "Военный хабарок"


Комментарии   

+1 # Zeff1978 2019-07-16 10:11
Для интересующихся есть замечательный канал Гельмута Вайссвальда (писатель-архео лог) про коп по войне: https://www.youtube.com/channel/UCl-CMiLLoeO_M1NDO9f2Ljw

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.