fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

Генерал Гулига, полковник Оранский и штаб 8-й дивизии III Донского корпуса под Острогорском (?), летом 1919 года.

Британская военная миссия в России // Белая Армия на службе капитала: Сотрудничество интервентов и белогвардейцев / 1917 - 1920 

Во всех советских учебниках истории приводился текст заключенного в декабре 1917 года в Париже англо-французского соглашения о разделе бывшей Российской империи на сферы влияния. Это подлинный документ. Зоной интересов Великобритании были определены «казачьи и кавказские области», а также Армения и Грузия, а Франции - Украина, Бессарабия и Крым. 

Офицеры британской военной миссии на юге России позируют для фотографии

Офицеры британской военной миссии на юге России позируют для фотографии

В декларации говорилось о том, что союзники в рамках своих зон влияния будут устанавливать контакты с любыми местными властями - белыми, национальными, какими угодно, - лишь бы они действовали против немцев, оттягивая их силы с Западного фронта. Иными словами: ставка на тех, кто готов сражаться с противниками Антанты. Будут ли эти правительства бороться с большевиками, Антанту тогда не интересовало. И она действительно усиленно поддерживала - и финансово, и дипломатически, и вооружением - националистические правительства на окраинах России, рассчитывая в дальнейшем отколоть эти территории и сохранить их под своим влиянием. 

Заинтересованность интервентов была еще и в деньгах. Ведь финансовые позиции английского и французского капитала в 1917 году в нашей стране были очень мощными. И теперь Англия и Франция, видя начавшийся в России хаос, хотели элементарно защитить свой бизнес. 

Везде, где появлялись интервенты, в частную собственность возвращались предприятия, которые были национализированы большевиками. А японцы на Дальнем Востоке скупали местные концессии, например рыболовные, для овладения богатейшими ресурсами территорий. 

В количественном отношении интервентов было больше всего на Дальнем Востоке - там хозяйничали 70 тысяч японцев. Да и то они предпочитали больше оккупировать Транссибирскую магистраль и Владивосток. Французов на юге России было всего около 20 тысяч, англичан около 30 тысяч на севере и около 19 тысяч в Закавказье. 

Антанта вела свою игру, исходя из собственных интересов. На протяжении первого года после прихода к власти большевиков пыталась любыми силами и средствами заставить Россию продолжить войну с противостоявшим ей Четверным союзом. В него, напомню, входили Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария. Причем продолжить под любым флагом, пусть даже с серпом и молотом. Союзники очень надеялись, что Россия пошумит, успокоится и поймет, что война продолжается. 

И зря многие думают, что большевики, придя к власти, сразу же разорвали все отношения с Антантой. Ничего подобного! Французский военный атташе Жак Садуль вспоминал, что с ним встречались Ленин и Троцкий и всерьез обсуждали: мол, они готовы подумать о том, чтобы революционная армия возобновила Восточный фронт против Германии... 

Майор Хадлстон Уильямсон и майор Катберт Харгривз, офицеры британской военной миссии на юге России, в станице Мечетенской, январь 1920 года. Фотография сделана во время их последнего визита на фронт

Понимаете, и страны Антанты, и ее противники поначалу, до Брестского мира, не воспринимали Советскую Россию как исчадие ада. Они считали, что популистские лозунги большевиков - не более чем ловкие пропагандистские уловки для обывателей. Антанта осознавала, как бы сегодня сказали, реальный рейтинг большевиков, и дипмиссии стран-союзников воспринимали деятелей Совнаркома как вполне серьезных политиков. 

В то же время Антанта была не прочь разыграть и русскую патриотическую карту, устанавливая контакты с зарождавшимся Белым движением. Не потому, что идейно поддерживала его: просто она была готова контактировать с любой силой, которая пообещает продолжать войну против Германии. 

Парадокс: и сами белые поначалу считали свои действия против большевиков продолжением борьбы с Германией. Мне приходилось читать письмо Лавра Корнилова одному из своих соратников-генералов, написанное им в знаменитом «Ледяном походе»: он утверждал, что борется с немецкими отрядами, выряженными в красногвардейскую форму. Поражался, как метко бьет артиллерия большевиков, и сразу же находил этому объяснение: наверняка там немецкие инструкторы... На самом деле, конечно, ничего подобного не было. 

Свою позицию Антанта подтверждала и материально: давала деньги на содержание Добровольческой армии. Без той громадной помощи, которую оказали союзники, в первую очередь англичане, она никогда бы не смогла выйти из локальных рамок, а Гражданская война не приобрела бы столь масштабный характер. Антанта снабжала белых деньгами, оружием, патронами, снарядами, снаряжением и обмундированием. 

По словам Деникина, при всем «колонизаторском» (это термин его, а вовсе не Ленина!) характере англо-французской интервенции на юге России сборное офицерско-казачье войско не смогло бы превратиться в организованную армию, которая может ни много ни мало идти на Москву... Не зря же на рубеже 1918 - 1919 годов именно такой грандиозный совместный поход задумывали военно-политические круги белых и Антанты. 

Что касается военных поставок, Антанта все-таки не особенно баловала белых. Поясню. Самолеты - с Палестинского фронта. Деревянно-тряпичная конструкция в пустыне быстро приходит в негодность, поэтому они были изношены до предела. Кроме того, самолеты-разведчики «Ариэйт», которые британцы отправляли Деникину, были достаточно неудачной конструкции, и сами английские летчики называли их «поставщиками вдов». 

Обратите внимание: если в 1919 году в Северо-Западную армию Юденича и вооруженные силы юга России англичане поставляли свои достаточно уже устаревшие тяжелые танки МК5, то латвийской армии они предоставили новейшие на тот момент тяжелые танки МК8. 

То есть даже по этому факту можно судить, как они расставляли приоритеты: поддерживали в первую очередь силы, которые вели курс на автономизацию бывших окраин Российской империи. Недаром в Средней Азии англичане поддерживали басмачей. А японцы всерьез рассчитывали на атамана Семенова и его правительство, чтобы сделать из подконтрольных ему территорий буферное государство, которое бы отделило Забайкалье и Приморье от России. 

Недаром, когда в марте 1918 года в результате сговора с украинским правительством (центральной радой) в Киев вступили немцы, известный политик-монархист Василий Шульгин, редактор газеты «Киевлянин», демонстративно закрывая свою газету в знак протеста против германской оккупации, заявил в ее последнем номере: «Мы бросаем маяк дружбы нашим друзьям, которые сейчас на кровавых полях Европы расчерчивают ее будущую победоносную и справедливую карту. Пускай они знают, что настоящая Россия с ними, а не с теми, кто сейчас будет приветствовать якобы победителей немцев»... 

Однако действительность оказалась совсем иной. По словам Деникина, политика союзников носила своекорыстный характер. В Российском государственном архиве ВМФ мне приходилось работать с документами, связанными с англо-французской интервенцией в Одессе, Батуми и других городах. Когда русский военный атташе в Баку и Батуми докладывал, что английские войска избивают нагайками местную стражу, топорами сбивают с русских военных складов замки, захватывают имущество, потрясенный Деникин негодовал: «Это оккупация, а не помощь». 

Англичане и французы исходили из того, что они победители - только что выиграли мировую войну. Поэтому могут диктовать свою волю. Вообще западное общество воспринимало Россию как дикий мир, где живут варвары. Белые уповали на то, что у англичан и французов репутация непобедимых бойцов. Вспомним реплику белого генерала, персонажа Стржельчика, из фильма советских лет «Адъютант его превосходительства»: «Представляете, как побегут эти мужики, когда увидят английские танки...». То, что союзники не захотят воевать за белых, в значительной степени просто обрушило их надежды. 

Кстати, когда французы покидали Одессу, они затопили все подводные лодки русского флота, которые там захватили. Они их не передали белым. То есть повели себя как колонизаторы, покидающие опустошенную территорию. То же самое сделали англичане в Севастополе: все ценные корабли русского флота увели в Турцию и вернули белым только в ноябре 1919 года, причем не все. 

Интервенты мотивировали свои действия так: белые не в состоянии удержать никакой фронт, и весь флот достанется большевикам. Так не доставайся же он никому!.. 

Советский линкор "Петропавловск". После Кронштадтского восстания 1921 года корабль был переименован в Марат.

Представители Антанты считали, что антибольшевистские силы сами виноваты в том, что миссия союзников потерпела неудачу. Они, мол, не смогли договориться даже между собой. К моменту одесской эвакуации отношения между белыми и интервентами доходили до угроз перестрелок... 

Тем не менее взаимные симпатии не были забыты, и в апреле 1920 года, после поражения белых сил на юге России, англичане вновь проявились, предложив им в ультимативной форме свои посреднические услуги на переговорах с Советской Россией. То есть союзники де-факто признали победу большевиков в Гражданской войне. 

Генерал Погребников, командир 6-й дивизии артиллерии (белогвардейской), с войсками 6-го кавалерийского полка, ноябрь 1919 года.

Правда, спустя несколько месяцев, когда началась советско-польская война под лозунгом «экспорта» мировой революции в Европу, союзники как будто бы прозрели и стали цепляться за последнюю соломинку в лице Врангеля, хотя он контролировал всего лишь одну губернию из 49 бывших регионов Российской империи. Но это было уже бесполезно.

Доктор исторических наук Александра Пученкова (доцента СПб госуниверситета) и кандидат исторических наук Евгения Гурьева (доцента Архитектурно-строительного университета) https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/soyuzniki_kolon..

Регулировка параванов на борту крейсера Королевского флота HMS CARADOC, 1918.Буксируемый подводный аппарат для защиты корабля от якорных контактных мин. Разработаны в 1914—1918 гг. 

Параван ( от лат. parare — «защищать, предохранять» (парировать) и англ. vane — крыло, лопасть, руль).Представляет собой металлический корпус с отводящим крылом, стабилизатором глубины хода и резаком. Устанавливались с обоих бортов корабля. При движении корабля параван отходит в сторону от борта и удерживает на заданной глубине тралящую часть троса. При встрече паравана с миной её минреп отводится по тралящей части от корабля и подсекается резаком. Всплывшие мины уничтожаются. С развитием неконтактных мин, после Второй мировой войны, сняты с вооружения.

Подводная лодка L55 после подъема в док. Она была потоплена советскими миноносцами "Азард" 4 июня 1919 года.

Войска Чехословацкого легиона, укомплектованные пулеметами ПМ М1910 в замаскированном бронепоезде, 1918 год.

Генерал Богаевский, атаман донских казаков, развлекается со своими калмыцкими войсками, лето 1919 года.


Комментарии   

+2 # Melnik 2019-06-24 16:54
Фото "замаскированно го" бронепоезда - это пулеметный вагон чехословацкого импровизированн ого бронепоезда .Orlik.I". Станция Уфа. 1918 г. Удивляет явно избыточное пулеметов.
# waffen 2019-06-24 17:56
Спасибо

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.