fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.13 (4 Голосов)

 

Сражение за Монте Кассино в центре Италии продолжалось 123 дня с середины января под конец мая 1944 года. Оно стало одним из наиболее трудных и кровопролитных для многонациональных сил западных союзников СССР. Традиционно оно разделяется на четыре этапа:
Первый этап
Первая атака имела место 17 января. Недалеко от побережья Тирренского моря 10-й Корпус британцев форсировал реку Карильяно (Carigliano). На первом этапе сражения его потери составили около 4 000 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.  
20 января 36-я (Техасская) Пехотная Дивизия американцев предприняла попытку форсировать реку Рапидо*. За двое суток, не добившись даже минимального успеха. Дивизия потеряла 2 100 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести и была вынуждена отступить.
24 января 2-й Корпус американцев атаковал немцев через долину реки Рапидо к северу от Кассино и потеснил 44-ю пехотную Дивизию немцев. Атака Французского Экспедиционного Корпуса, продвинувшегося на несколько километров на правом фланге фронта, была остановлена немцами. Две марокканские дивизии французов потеряли в районе горы Бельведер 2 500 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести.


К началу февраля 34-я Дивизия американцев подошла к аббатству с севера на расстояние около одной мили, но попытка захватить его была отбита немцами. 11 февраля, после трехдневных атак на аббатство и город Кассино американцы отступили. Пехотные батальоны дивизии потеряли до 80% личного состава…

Продвижение американцев и французов к северу от Монте Кассино 25-31 января 1944 года

Второй этап
Этот этап получил название Avenger. Союзное командование, считая, что немцы используют аббатство для наблюдения за наступающими и корректировки артиллерийского огня, приняло решение разбомбить его. 15 февраля аббатство было разрушено – 91 бомбардировщик Митчелл и 142 Летающие Крепости сбросили на него 1 150 тонн бомб.

Расположение некоторых упомянутых в тексте пунктов относительно аббатства Монте Кассино

Второй этап
Этот этап получил название Avenger. Союзное командование, считая, что немцы используют аббатство для наблюдения за наступающими и корректировки артиллерийского огня, приняло решение разбомбить его. 15 февраля аббатство было разрушено – 91 бомбардировщик Митчелл и 142 Летающие Крепости сбросили на него 1 150 тонн бомб.

Расположение некоторых упомянутых в тексте пунктов относительно аббатства Монте Кассино

В ночь после бомбардировки рота 1-го Батальона Королевского Сассекского Полка (Royal Sussex Regiment) безуспешно атаковала позиции немцев на гряде Snakeshead Ridge, потеряв половину личного состава. На следующую ночь Сассекский Полк получил приказ атаковать гряду силами батальона. Атака была отбита с потерей половины личного состава. 17 февраля командование союзников бросило в атаку 4-й батальон 6-го Полка (Индийских) Раджпутских Стрелков (Rajputan Rifles) – атака была отбита с тяжелыми потерями для наступавших.
В рамках планов союзного командования 28-й (Маори) Батальон новозеландцев атаковал железнодорожную станцию города Кассино. Попав под огонь и контратаки немцев и понеся тяжелые потери, новозеландцы были вынуждены отступить.  


Третий Этап

Продвижение союзников на 3-м этапе сражения

15 марта, после 3.5 часов бомбардировки с воздуха, в ходе которой на позиции немцев было сброшено 750 тонн бомб, новозеландцы пошли в атаку и захватили важную высоту Замковая Гора (Castle Hill). Атаке также предшествовала артиллерийская подготовка силами 743 стволов. К концу дня, 17 марта, гуркхи захватили важную высоту Hangman всего в 230 м от аббатства. Новозеландцы, поддержанные британской бронетехникой, захватили городскую железнодорожную станцию.    
19 марта союзники планировали осуществить атаку на город и аббатство, но контратаковавшие части 1-й Воздушнодесантной Дивизии немцев остановили наступление и уничтожили большое количество бронетехники союзников. Бои приняли характер городского сражения, союзники увязли в них, и новозеландский генерал Фрейберг** принял решение остановить наступление.    
В этих боях 4-я Индийская дивизия потеряла около 4 000 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, Новозеландская Дивизия – 1 600 человек. Немцы также понесли тяжелые потери.


Четвертый Этап

План наступления 4-го этапа сражения, реализованный союзниками

Эта операция получила название Diadem. Планировалось, что 2-й Корпус американцев будет атаковать на левом фланге вдоль побережья, французский корпус – на севере через долину реки Капильяно, справа от центра, вдоль долины реки Лири, - 13-й корпус британцев. На правом фланге предстояло наступать 2-му Польскому Корпусу (3-я и 5-я дивизии) и атаковать разрушенное аббатство.
В 23.00 11 мая наступление началось с артиллерийской подготовки, в которой приняли участие 1 060 стволов 8-й Армии союзников и 600 стволов 5-й армии. 2-й Корпус американцев не добился значительного продвижения.

Французской корпус на левом фланге прорвался в горный массив Аурунчи/Aurunci, тогда как трехдневные атаки поляков, чередующиеся с контратаками немцев, принесли союзникам только тяжелые потери. К 13 мая оборона немцев на их правом фланге начала разваливаться под давлением 5-й армии. Еще одна попытка поляков взять аббатство привела к успеху – 18 мая они ворвались в аббатство и водрузили над ним польский флаг.

Со стороны союзников в боевых действиях приняли участие солдаты и офицеры многих национальностей: британцы, американцы, французы, поляки, военнослужащие из частей, представлявших доминионы и колонии британской и французской империй: индийцы, новозеландцы, марокканцы.

Рассказывают солдаты и офицеры союзных и немецких войск…  

БРИТАНЦЫ
Дуглас Лэйн (Douglas Lane), артиллерист, 2-й номер на наблюдательном посту (Observation Post Assistant) 57-го Полка (10-й Корпус). Для этого парня разрушение монастыря Кассино имело особое значение: он был прямым потомком Отца Игнациуса из Лэнтони/Llanthony, основавшего бенедиктинский монастырь в Уэльсе.
Стоит упомянуть, что к концу января-началу февраля в операции по захвату Кассино не было никакого прогресса. Без захвата монастыря не шло и речи о продвижении к Риму. Примерно в это время наш артиллерийский полк был переброшен на этот участок фронта, чтобы поддержать 201-ю Бригаду Гвардейцев (Guards Brigade). Монастырь находился на высоте 1500 футов, нам же пришлось вскарабкаться на наблюдательный пункт, расположенный на высоте 2500 футов. С наблюдательного пункта мы, когда позволяла погода, видели монастырь, расположенный на противоположной от нас стороне долины. Он выглядел, я должен сказать, грозно и странновато, поскольку к тому времени это был единственный неразрушенный объект во всей округе. Такое же ощущение вызвал бы Букингемский дворец посреди Пашендальской равнины.


К 15 февраля мы пробыли на наблюдательном пункте около недели и чувствовали себя совершенно отвратительно, настолько мерзкой была погода. В редкие моменты, когда в облаках образовывались разрывы, мы не отрывали глаз от монастыря, и, честно говоря, он действовал нам на нервы. Он превратился из живописной достопримечательности в чудовище, в какой-то нарост, по какому-то стечению обстоятельств, сковавший наши жизни и остановивший наш путь домой. Он стал каким-то умопомрачительным олицетворением того, что мы все ненавидели...


Я пробыл на фронте уже два года, в непрерывных боях, что сильно притупило мою чувствительность ...  Неожиданно из тумана, с южной стороны, в одно довольно приятное утро, сразу же после завтрака около 9.30 утра в небе появилась армада бомбардировщиков, в основном, Летающих Крепостей, всего около 250. Мы гадали, куда летит эта армада, когда ни с того, ни с сего из них посыпались бомбы на монастырь Святого Бенедикта, расположенного на расстоянии в 10 миль от нас через долину... Мы обрадовались, крича и обнимая друг друга. Мы просто сходили с ума от восторга, но рядом со мной был замечательный валлиец, Том Робертс, который всегда был моим наставником, философом и другом, начиная с того дня, когда мы обогнули Мыс Доброй Надежды на пути к Суэцкому каналу. Он был человеком большой духовности и знал о моей связи с Отцом Игнациусом. Когда я перестал трястись, когда стихли смех и истерическое веселье, он присел рядом со мной и сказал: «Успокойся, Даг. Я имею в виду, что все это хорошо, но на самом ли деле мы пришли на эту войну, чтобы бомбить монастыри? Что бы Отец Игнациус подумал об этом?» Неожиданно мне будто кровь хлынула в голову: «Что же мы делаем на этой долбаной горе, когда вокруг все рушится и превращается в прах? Мы сражаемся за что-то и против чего-то? Мы здесь радуемся разрушению одного из величайших памятников христианства.» И мое настроение стало меняться от восторга к ужасу, к вопросам, задаваемым самому себе ...»

Аббатство под бомбами. 15 февраля 1944 года.

Сержан Херберт Паркин (Herbert Parkin, 2-й Батальон Лондонских Ирландских Стрелков/2nd Battalion London Irish Rifles). Он находился на передовой с монастырем Кассино в поле зрения. Его рота полностью зависела от доставки боеприпасов и провианта на мулах.
Мы высадились в Таранто ближе к концу 1943 года и перегруппировались для продвижения вглубь Италии. Местность была непростой для наступления – чередование хребтов и долин. Мы вышли на передовую линию в месте, носившем название долина Инферно/Inferno – это был погрузочный пункт для мулов. Оказались мы в зоне обстрела. Немцы были на горе и отлично видели все окрестности. Мы не могли сделать и шага вне поля зрения противника. Саперы устанавливали дымовые завесы, но все это было временно, пока ветер не сдувал дым. Немцы давали возможность санитарным фургонам въезжать в сектор обстрела, но по всему остальному вели огонь. Они использовали воющее оружие, которое мы называли Moaning Minnies/Стонущие Минни (шестиствольный реактивный миномет Nebelwerfer). Они стреляли сразу из шести стволов и выли как звери. Немцы стреляли из них довольно точно и наносили нам большой ущерб. Наши минометы в это время придавались разным ротам, и я оказался, вроде как, в пехоте, на передовой позиции, на случай, если немцы пойдут в атаку.
Хотя немцы закрепились в монастыре, у них были позиции и вокруг него. Мы не имели понятия, где они прятались. Хуже всего приходилось по ночам, поскольку разглядеть что-либо было невозможно. Мы прислушивались к каждому звуку, пытаясь понять, что это было. И стрелять на звук было нельзя, так как ты мог попасть и в своих парней, находившихся в патруле... Нам все доставляли на мулах: воду, еду, медикаменты – все. С нашей точки мы ясно видели мулов, бредущих по долине. Если они попадали под обстрел или начинали беситься, груз слетал на землю.

Доставка грузов на передовую на мулах
Находиться на горке было не очень комфортно, но еду мы получали всегда. Наши повара делали свое дело отлично. Они присылали нам горячую еду в контейнерах и вообще заботились о нас. Мы не могли глубоко зарыться в землю, потому что грунт был скальным, а поверхность густо заросла кустарником. Вместо этого мы складывали брустверы из глыб. Хоть было и не очень комфортно, мы привыкли к этому и спали неплохо. У каждого было одеяло, плащ-палатка, под голову клали вещмешок, голову прикрывали каской. Так и спали...
Немецкая листовка периода Итальянской кампании. Немцы изобразили ироническое расписание продвижения союзников…

Британский армейский санитар Фред Джордан (Fred Jordan) переболел малярией в конце операции по захвату Сицилии, затем вернулся в свой 14-й Полевой Санитарный Батальон (Field Ambulance), который находился в составе 6-й Бронетанковой Дивизии, окопавшейся у подножия горы Монте Кассино.
Все, кто побывал там, не забудут монастырь, расположенный на горе Монте Кассино. Мы пробыли на позиции около двух недель, пока нам на смену не пришли поляки. Немцы засели в монастыре, стреляя в каждого, кто появлялся на склонах. Они хорошо просматривали окрестности, что затрудняло наше продвижение куда-либо. Наша передовая находилась на склоне на полпути к вершине. Санитары располагались у подножия горы, занимаясь эвакуацией раненых, по мере их поступления, в тыловые госпитали. Мы окопались настолько хорошо, насколько могли. Укрытий не было – каждый рыл себе окопчик и ждал, пока не позовут санитаров-носильщиков.


Итальянская кампания должна была закончиться быстрее, но начались дожди. Лило все время. Орудия и танки не могли перемещаться, поскольку сразу же застревали в грязи. Мы использовали механиков-водителей в качестве носильщиков, поскольку у нас не хватало людей. Припоминаю, как один парень сказал: «Я хотел бы снова оказаться в моем танке.»
Дожди сильно задержали нас. Мы несли потери и от оползней. Иной раз видишь, как глина начинает ползти вниз по склону, а затем, совершенно неожиданно, она соскальзывает, как лавина. Людей затапливало этой грязью, и они задыхались в ней. Самым странным было то, что, когда их находили, на трупах не было брюк и башмаков.
Окопы заполнялись водой, и из них приходилось выбираться на поверхность. Спали там, где придется. Со временем выматываешься настолько, что уже приучаешься спать в любом месте. Нас атаковали Штуки. Они наводили страх, с воем пикируя на нас. Наш боевой дух был невысоким. Это можно было видеть на лицах парней – страх и спокойствие. Это было что-то, такое, что невозможно объяснить ...

Рядовой Хэрри Курча (Harry Courcha), Рота A, 1-й Батальон Королевских Стрелков/Royal Fusiliers. Прибыл на фронт в составе подкреплений в момент переправы наступающих через реку Рапидо в районе Сант Анджело/Sant’Angelo. Это был его первый бой...
Меня призвали в апреле 1943 г., когда мне было 18 лет. Сначала отправили в Центр Физической Подготовки (Physical Development Center), так как сочли недостаточно крепким. Вероятно, это было связано с недоеданием в детстве. После этого меня послали в лагерь боевой подготовки на острове Уайт/Wight, после чего нашу группу отправили на войну в марте 1944 г. Тогда не разрешали отправлять солдата «за моря», пока ему не исполнится 18 лет. Мне исполнилось 19 лет на борту перевозившего нас судна. Плавание заняло две недели, так как мы старались избежать атак подводных лодок. Прибыли мы в Неаполь – Везувий незадолго до этого извергался, и над ним все еще висел дымок. Это было грандиозное зрелище для того, кто еще недавно рассматривал стóящую одно пенни поездку в Хэмпстед Хит/Hampstead Heath (достопримечательность в центре Лондона – ВК) в качестве большого события в жизни.
Нас на две недели послали в тренировочный лагерь, где понюхавшие пороху солдаты рассказали нам просто ужасные истории о делах на фронте. Мы были в составе подкреплений, а Королевские Стрелки в тот период времени несли тяжелые потери. По ротам нас распределили в соответствии с инициалами, и я попал в Роту А. У всех моих приятелей инициалы стояли ниже в алфавите, и почти все они попали в Роту В. Нам предстояло переправляться через реку Рапидо.
Американцы потеряли тысячи человек при попытках совершить нечто похожее. Мы выдвинулись вперед под покровом ночи и, когда добрались до определенной точки, нам приказали подхватить брезентовые лодки. По оговоренному сигналу вся наша артиллерия открыла огонь – все орудия, насколько мог видеть глаз. Затем была поставлена дымовая завеса ...


Мы выяснили, что немцы стреляют вдоль определенных направлений – это означало, что они заблаговременно определили сектора обстрела. Над нашими головами начали посвистывать пули, и мы, спотыкаясь, двинулись вперед на шум реки. Некоторые из нас были убиты уже тогда. Мы слышали шум реки вдалеке, в кромешной тьме, и старались бежать очень быстро. Многие парни в темноте свалились с берегового откоса в реку и утонули, поскольку бежали с полной выкладкой. Откуда-то снизу я услышал голос, но не мог разглядеть лодку. Я уселся над откосом и стал пытаться что-нибудь нащупать ногой, когда кто-то стащил меня в лодку. Лодка тронулась к противоположному берегу. Много лодок снесло вниз по течению, но мы добрались до берега и почувствовали, что вражеский огонь здесь еще сильнее, чем раньше. По счастью, на берегу нашлась какая-то канава, и оказалось, что в ней спрятался едва ли не весь наш батальон. Ситуация была нелегкой. Немецкая артиллерия вела по нам огонь, но канава дала нам хорошее укрытие. Над нами проносились пулеметные очереди. Какой-то герой выставил голову и сразу же получил пулю. Нас прижало к земле на целых 24 часа, пока саперы не установили переправу (сборный мост Бэйли/Bailey) в месте под названием Сант-Анджело/ Sant'Angelo, дав дорогу танкам.


Нашей следующей целью была хорошо укрепленная ферма, находившаяся на вершине горы с крутыми склонами. Вверх по склону вела расселина с крутыми бортами, при этом все пространство с флангов простреливалось немецкими пулеметами. Мы этого со своей позиции разглядеть не могли. Первой попыталась прорваться к ферме Рота В, но, как мы потом узнали, понесла тяжелые потери, не дождавшись прибытия танков поддержки. Я думаю, это была бессмысленная храбрость со стороны каких-то офицеров. В итоге на место прибыли танки, которые утихомирили немецких пулеметчиков. Я был автоматчиком, мне полагалось идти вперед в числе первых. Во мне было всего 5 футов и 4 дюйма, я бросился в атаку вверх по склону с тяжелым американским Томпсоном/Thompson, который был размером чуть ли не с меня. Я ожидал, что буду убит через секунду-другую, однако мы добрались до вершины, где оставшиеся в живых немцы сдались нам. По пути к вершине мы то и дело спотыкались о тела погибших ребят из Роты В. Все они были нашими друзьями.
Когда бой утих, нам приказали похоронить погибших товарищей. Полагалось снимать с них солдатские жетоны и забирать личные вещи, затем укладывать на носилки и спускать вниз. Все это были мои знакомые ребята. Они были моими ровесниками, которым тоже раньше хотелось хорошо прожить свою жизнь. С ними я был в учебных лагерях. С ними я переправлялся через реку в одной лодке. Теперь они были мертвы, и мне нужно было обыскать их и стащить вниз по склону. Я был опустошен: я потерял всех своих друзей и остался один ...  
 
Джордж Роудс (George Rhodes), сержант 70-го Полка Королевской Артиллерии. Прошел через бои в районе города Салерно и оказался под Монте Кассино.
Четверг, 11 мая 1944 г. Генерал Александер издал приказ: «Мы планируем разгромить немецкие армии в Италии. В прошлом никакие армии в мире, идущие в бой, не имели более важной и праведной цели.» Ровно в 11 вечера 16 000 орудий открыли огонь. Мы перешли в наступление на отрезке фронта протяженностью в 20 миль.  Слева от нас были две американские дивизии – 85-я и 88-я, они сразу же пошли в атаку на высоту под названием Damian Hill. Через 40 минут две французские дивизии захватили вершину Monte Faito высотой 3000 футов. Они были на правом фланге американцев, но слева от нас. Через 5 минут после французов 8-я Индийская и 4-я Британская дивизии, находившиеся справа от французов, бросились в реку Рапидо под интенсивным огнем немецких пулеметов. В час ночи обе дивизии Польского Корпуса начали подниматься на склоны горы Монте Кассино. Через два часа после начала наступления все войска вступили в бой.


Находившиеся справа от нас поляки сначала успешно продвинулись вперед. Их командующий, Генерал Андерс, изучил обстоятельства наших трех предшествующих неудачных атак и пришел к выводу о необходимости одновременной атаки всех пунктов обороны, находящихся на его пути. Тем не менее, наступил рассвет, и немцы прижали поляков к земле, вынудив отойти к исходному рубежу.
3000 самолетов совершили в тот день 2750 боевых вылетов. На земле творился настоящий ад, но немцы, даже при этих обстоятельствах, перешли в яростную контратаку вдоль всей линии Густава. Ну и денек был – мое орудие раскалилось докрасна!
Воскресенье, 14 мая. Французы прорвались на участке Аурунчи. 8-я Индийская, 4-я Британская, наша 1-я Пехотная, 5-я Канадская Бронетанковая и 78-я Британская дивизии вновь вступили в бой. Генерал Жуэн бросил в бой своих марокканских гумьеров. Им предстояло взобраться вверх по склонам и ударить по немцам с тыла. Они не использовали винтовки – только ножи. Много немецких ушей было отрезано в тот день...


Вторник, 16 мая. В то утро имела место великолепная, классическая атака. 78-я, 6-я Бронетанковая и 1-я Канадские дивизии прорвали фронт. Все, что нам нужно было сейчас, - дождаться, когда поляки нанесут завершающий удар. Все шло по плану. Каждые полчаса нам сообщают о том, куда и сколько стрелять. За пять лет наше Военное Министерство пришло к выводу, что блицкриг Гитлера – наилучший способ наступательных действий. Теперь офицеры RAF находятся на наших наблюдательных постах, и, когда пехота вызывает авиацию, она наносит удар уже через несколько минут.
Среда, 24 мая. Поляки атакуют Пьемонте/Piedmonte. Они добились успехов, хотя потеряли 281 офицера, 3 503 солдата и сержанта, 102 человека пропали без вести. Все они были похоронены на склонах горы, которую мы знаем, как расположенную за Монастырской Горой (Monastery Hill – нередко встречающееся в англоязычных текстах название горы Монте Кассино - ВК) Высоту 593.

Автор В. Крупник.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.