fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Чрезвычайную хрупкость человеческой культуры, цивилизации. 

Человек становился зверем через три недели — при тяжелой работе, холоде, голоде и побоях. 

Главное средство растления души — холод, в среднеазиатских лагерях, наверное, люди держались дольше — там было теплее. 

Понял, что дружба, товарищество никогда не зарождается в трудных, по-настоящему трудных — со ставкой жизни — условиях. Дружба зарождается в условиях трудных, но возможных (в больнице, а не в забое). 

Понял, что человек позднее всего хранит чувство злобы. Мяса на голодном человеке хватает только на злобу — к остальному он равнодушен. 

Понял разницу между тюрьмой, укрепляющей характер, и лагерем, растлевающим человеческую душу. 

Понял, что сталинские «победы» были одержаны потому, что он убивал невинных людей — организация, в десять раз меньшая по численности, но организация смела бы Сталина в два дня. 

Понял, что человек стал человеком потому, что он физически крепче, цепче любого животного — никакая лошадь не выдерживает работы на Крайнем Севере. 

Увидел, что единственная группа людей, которая держалась хоть чуть-чуть по-человечески в голоде и надругательствах, — это религиозники — сектанты — почти все и большая часть попов. 

Легче всего, первыми разлагаются партийные работники, военные. 
Увидел, каким веским аргументом для интеллигента бывает обыкновенная плюха. 

Что народ различает начальников по силе их удара, азарту битья. 
Побои как аргумент почти неотразимы. 

Понял, почему в тюрьме узнают политические новости (арест и т. д.) раньше, чем на воле. 

Узнал, что тюремная (и лагерная) «параша» никогда не бывает «парашей». 

Понял, что можно жить злобой. 

Понял, что можно жить равнодушием. 

Понял, почему человек живет не надеждами — надежд никаких не бывает, не волей — какая там воля, а инстинктом, чувством самосохранения — тем же началом, что и дерево, камень, животное. 

Горжусь, что решил в самом начале, еще в 1937 году, что никогда не буду бригадиром, если моя воля может привести к смерти другого человека — если моя воля должна служить начальству, угнетая других людей — таких же арестантов, как я. 

И физические и духовные силы мои оказались крепче, чем я думал, — в этой великой пробе, и я горжусь, что никого не продал, никого не послал на смерть, на срок, ни на кого не написал доноса. 

Видел, что женщины порядочнее, самоотверженнее мужчин — на Колыме нет случаев, чтобы муж приехал за женой. А жены приезжали, многие. 

Видел удивительные северные семьи (вольнонаемных и бывших заключенных) с письмами «законным мужьям и женам» и т. д. 
Видел «первых Рокфеллеров», подпольных миллионеров, слушал их исповеди. 

Понял, что можно добиться очень многого — больницы, перевода, — но рисковать жизнью — побои, карцерный лед. 

Видел ледяной карцер, вырубленный в скале, и сам в нем провел одну ночь. 

Страсть власти, свободного убийства велика — от больших людей до рядовых оперативников — с винтовкой . 

Неудержимую склонность русского человека к доносу, к жалобе. 
Узнал, что мир надо делить не на хороших и плохих людей, а на трусов и не трусов. 95% трусов при слабой угрозе способны на всякие подлости, смертельные подлости. 

Убежден, что лагерь — весь — отрицательная школа, даже час провести в нем нельзя — это час растления. Никому никогда ничего положительного лагерь не дал и не мог дать. 
На всех — заключенных и вольнонаемных — лагерь действует растлевающе. 

В каждой области были свои лагеря, на каждой стройке. Миллионы, десятки миллионов заключенных. 

Репрессии касались не только верха, а любого слоя общества — в любой деревне, на любом заводе, в любой семье были или родственники, или знакомые репрессированы. 

Лучшим временем своей жизни считаю месяцы, проведенные в камере Бутырской тюрьмы, где мне удавалось крепить дух слабых и где все говорили свободно. 

Научился «планировать» жизнь на день вперед, не больше. 

Понял, что воры — не люди. 

Что в лагере никаких преступников нет, что там сидят люди, которые были рядом с тобой (и завтра будут), которые пойманы за чертой, а не те, что преступили черту закона. 

Понял, какая страшная вещь — самолюбие мальчика, юноши: лучше украсть, чем попросить. Похвальба и это чувство бросают мальчиков на дно. 

Женщины в моей жизни не играли большой роли — лагерь тому причиной. 

Что знание людей — бесполезно, ибо своего поведения в отношении любого мерзавца я изменить не могу. 

Последние в рядах, которых все ненавидят — и конвоиры, и товарищи, — отстающих, больных, слабых, тех, которые не могут бежать на морозе. 

Я понял, что такое власть и что такое человек с ружьем. 

Что перейти из состояния заключенного в состояние вольного очень трудно, почти невозможно без длительной амортизации. 

Что писатель должен быть иностранцем — в вопросах, которые он описывает, а если он будет хорошо знать материал — он будет писать так, что его никто не поймет.

соц. сети.


Комментарии   

+1 # Quatro 2019-06-05 06:03
Действительно, писатель должен быть несколько отстраненным от описываемого. Я кое-что у Шаламова уже не понимаю.
+1 # Рой Костин 2019-06-05 10:46
Да, что и говорить, насквозь жидосионская система ленина-сталина, поставила на концлагерный конвейер физическое и моральное истребление народа. И в первую очередь - русского.
+2 # Роман Борисович 2019-06-06 01:21
Ну уж ты со своим животным антисемитизмом всем всё объяснил. Жалеешь, что Адольф русский народ от большевиков не спас?
# Рой Костин 2019-06-06 14:29
Адольф Адольфом, а русский народ не только "спасал" себя от большевизма, но и на протяжении нескольких десятилетий в период ленина-сталина в открытую сражался с ним.
+2 # VeterS 2019-06-06 21:22
О, да! Особенно яростно "сражался" с коммунизмом, товарищ Шаламов, при том при всём, принадлежа к группе коммунистов-мак сималистов. То бишь левее Троцкого! А посажен он был кроме всего прочего, за распространение так называемого "Завещания Ленина"! А далее по совокупности, будучи неспособным к "...пониманию текущего момента" ...
+1 # Quatro 2019-06-06 07:41
Что к чему? Намного у Вас все сложнее в мировоззрении, чем у Шаламова.
+2 # teiwaz 2019-06-06 18:48
Шаламов, несомненно вызывает интерес и уважение, как человек сумевший пройти через такое количество невзгод и не замкнуться, уйти в себя, плюнуть на весь этот грёбаный мир.

Но надо признать очевидное - он был абсолютным отморозком до своей посадки. Сейчас на нём висел бы целый ворох статей УК, причём самых экстремистских.

И ведь это не продукт творчества карьеристов из "отдела Э", а реально ориентировавший ся на такие мероприятия, активный, адекватный, разумный человек.

При всём уважении и сочувствии к судьбе - лучше бы таких поменьше было. Надо как-то иначе всё-же. А то как в анекдоте - "так мы до бактерий дотрахаемся".
+1 # Quatro 2019-06-07 05:37
Если по-меньше - то пожалуйста в текущий момент. Явных лидеров практически нет, и те под таким колпаком, не мене чем у Шаламова был до посадки.
+2 # teiwaz 2019-06-07 18:02
Да, это проблема. У народа с мозгами совсем нехорошо. И в плане текущего осмысления и анализа и в плане организации.

В лидеры рвутся либо на эмоциональной накачке, либо для окучивания толпы в интересах платежеспособно го заказчика.

Но из того не следует, что у Шаламова и его круга - было в голове что-то лучшее. Те же перегнившие и забродившие марксистские помои, воспринимаемые ими как высшее откровение. Избави-бох...
+1 # Quatro 2019-06-10 07:29
Ну я с его мотивами, честно, не знаком. Уважение вызывает именно протест против строя, идеологии.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.