fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.80 (5 Голосов)

Пост как есть.

В 1934 г. в Харбине начала функционировать Высшая партийная школа — для подготовки руководящих кадров, организаторов и агитаторов, «будущих строителей Русского фашистского здания». Хотя нет точных сведений о количестве членов Всероссийской фашистской партии тех лет (цифры варьируются — от 20 до 4-6 тыс. человек), однако и примерная численность говорит о её значительности.

Руководство русских фашистов в Маньчжурии неоднократно подчеркивало, что «фронт В. Ф. П. — фронт беспощадной борьбы с коммунизмом за светлое будущее родного народа и за возрождение Великой России находится в России». Программными документами партии были определены главные направления антисоветской деятельности: «доставка фашистской литературы в СССР, устройство террористических актов, вредительство и повстанчество». [К этому пытались также привлечь капитанов пароходов. Фашистская литература закладывалась в бутылки, которые при выходе парохода на границу сбрасывались в воду в расчёте на то, что часть из них попадёт на территорию СССР.]

Первые попытки установить связь с антисоветскими группами в СССР со стороны ВФП относятся к 1928-1929 гг., но они оказались безрезультатными.

20 ноября 1934 г. на заседании совета дальневосточного сектора ВФП по вопросу организации пунктов связи с фашистски настроенными лицами СССР принимается решение о выработке специального документа по организации работы на советской территории. Согласно решению ЦК ВФП от 29 января 1935 г. внутрироссийская работа закреплялась за военно-революционным бюро, возглавляемым Доловым.

Затем было разработано и вынесено на утверждение «Особое постановление о конспиративной работе», согласно ему разрешалось открыть новые линии работы на территории СССР политическому и организационному отделам партии. Уже в 1935 г. работой на территории СССР занимались военный, политический и организационный отделы ВФП. Для успешного руководства всей этой работой был учрежден Центр национальной революционной работы — ЦНРР во главе с К.В. Родзаевским, а для руководства нелегальной работой во главе с начальником организационного отдела ВФП Матковским.

Одним из первых через границу в районе станции Пограничная с фальшивыми документами и оружием был переброшен начальник Синьцзинского отдела партии, председатель Центральной контрольной комиссии ВФП Г. В. Семена. В этом отделе уже была подготовлена группа из трёх человек во главе с Подберезкиным, которая должна была отправиться через границу вслед за ним. В соответствии с заданием Семена должен был добраться до своих родных, проживающих в Ворошилов-Уссурийске, устроиться на постоянную работу, создать на месте фашистскую ячейку, распространить взятую с собой антисоветскую литературу. На обратном пути в Маньчжурию Г. В. Семена был схвачен сотрудниками НКВД, судим и расстрелян.

После этого произошла серия задержаний, арестов и расстрелов членов ВФП, проникших на советскую территорию. Так, в 1935 г. при обратном переходе границы был убит агент ВФП С. Мурзин, а в 1936 г. при аналогичных обстоятельствах — Банчиков.

9 июня 1935 г. у станции Облучье Амурской железной дороги с фальшивыми документами, взрывчаткой, ядом и фашистской литературой были задержаны члены актива Харбинского отделения ВФП Д. А. Сорокин и [И. В.] Бабин, которые были расстреляны в Хабаровске.

27 августа у станции Инокентьевка Восточно-Сибирской железной дороги был задержан диверсант-одиночка — полковник А. В. Кобылкин.

В 1936 г. для переговоров и инструктажа сети фашистских ячеек на территории Амурской области (по данным протои[е]рея Вл. Светлова, руководителя ячеек, и прибывшего в Харбин представителя этих ячеек Андреева) был направлен молодой член ВФП. Н. Данилов, затем для работы с ним направили ещё одного члена партии — шестнадцатилетнего П. Голубева. Спустя некоторое время руководство ВФП узнало, что они оба были арестованы органами НКВД и расстреляны в Хабаровске.

Однако, несмотря на провалы, заброска групп диверсантов на территорию СССР продолжалась. Их главными заданиями были проникнуть на территорию СССР, осесть в указанных районах и создать там подпольные ячейки и воинские формирования. В 1935 г. было создано две группы в количестве 11 и 7 человек, в период 1935-1936 гг. — штабом центра ВФП ещё три группы: группа Парыгина (3 человека) — в район Благовещенска; группа Маковеева (10 человек) — в район Читы и Нерчинских заводов; группа (3 чел. Ким и Кислов) — в район Владивостока-Ворошилова. После переброски этих групп, согласно справке УКР Смерш Приморского военного округа в 1937 г. были созданы один нелегальный очаг в Приморье и два очага в Забайкалье. Данные о местонахождении и численности этих очагов, зашифрованных буквами «НН» являлись сугубо секретными и находились у главы ВФП.

По предложению японской военной миссии была разработана секретная операция по высадке десанта на территории СССР, которая готовилась полгода под руководством сотрудника военной миссии, профессионального разведчика Судзуки (настоящая фамилия Масакане). Отряд численностью 35-40 человек должен был быть доставлен в закрытом товарном вагоне к границе СССР в Приморском крае, затем на канонерке высажен в пределах Зейской области; его начальником назначался адъютант К. В. Родзаевского М. П. Маслаков. Последний по плану должен был пробраться к себе на родину на Алтай, оставляя членов отряда для организации фашистских ячеек по пути следования. Однако эта операция не удалась. Отряд, несмотря на обещания японцев, не получил достаточного количества гранат и пулемётов и был отправлен «налегке», причём гораздо позже первоначально намеченных сроков — уже поздней осенью. По пути следования один из бойцов отряда заболел и вернулся обратно, один был убит японцами в дороге за попытку бунта, восемь человек вернулись с маршрута из пределов Зейской области: двое из них — зачинщики возвращения — были расстреляны японцами как дезертиры. Остальные члены отряда были настигнуты частями НКВД в районе станции Амазар Амурской железной дороги. Уцелевшие в перестрелке партизаны были вскоре выловлены и расстреляны. Из членов отряда вернулись только его руководитель Маслаков и К.М. Носов.

Гибель товарищей так повлияла на последнего, что он порвал с политической деятельностью, ушел в монастырь и стал отцом Нилом. Вскоре он заболел и умер, по слухам в кругах эмиграции, категорически отказавшись от лечения.

В 1937 г. в Амурскую область по заданию ВФП и японской военной миссии были отправлены члены партии Н. П. Горлов, Зайцев и Крылов. Операция частично удалась, но на обратном пути Горлов и Зайцев были обстреляны на границе, а Крылов утонул при переправе через реку.

В 1937 г. в Харбине была создана особая секретная «школа организаторов», готовившая руководителей подрывной работы на территории СССР. Начальником школы был Родзаевский, его помощником — Л. П. Охотин.

[Однако] после 1938 г. японская Военная миссия создала свою разведывательную систему и фактически отказалась от сотрудничества в этом вопросе с ВФП как с организацией.

Источники:

  1. Усов В. Н. Советская разведка в Китае: 30-е годы XX века. - Москва: Товарищество научных изданий КМК, 2007. — 453 с. — (Сфера Евразии) — ISBN 978-5-87317-367-9.
  2. Аблова Н. Е. Русская фашистская партия в Маньчжурии. // 
    Белорусский журнал международного права и международных отношений. — 1999. — № 2. — ISSN 2072-0521.
  3. Сергеев В. Русские фашисты. // Родина. — 1991. — № 11-12. — 
    ISSN 0235-7089.

 

соц. сети.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.