fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Июль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.80 (5 Голосов)

Источник: Интервью корреспондента BBC Стивена Розенберга с Рохусом Мишем.

Пять лет обершарфюрер СС Рохус Миш состоял при Гитлере телохранителем, курьером и телефонистом.

Моя первая встреча с Гитлером состоялась при странных обстоятельствах,- вспоминает Миш. Я проработал в своей новой должности всего 12 дней, когда старший адъютант Гитлера, Брюкнер, позвал меня и начал задавать мне наводящие вопросы о моей бабушке, о детстве. Потом он неожиданно встал и направился к двери. Я, как дисциплинированный солдат, вскочил, чтобы открыть ему дверь. А за ней оказался Гитлер. Меня сначала бросило в холод, потом в жар.

Строго говоря, в окружении Гитлера мы считались телохранителями, - объясняет Миш. Во время поездок от четырех до шести человек всегда сопровождали его во второй машине. Однако в рейхсканцелярии мы выполняли и другие задачи. Двое из нас всегда работали на телефоне. Понятно, что с таким шефом звонков было много.

| Последний свидетель

По мере наступления союзных войск поражение Германии становилось неизбежным, и Гитлер укрылся в своем берлинском бункере. Там же оказался и Рохус Миш.

«Я работал в небольшой комнатке с телефоном и телетайпом,- вспоминает он. – В случае авианалета там могли укрыться всего два человека. Бункер на самом деле был совсем маленьким, комнатки были по 10-12 квадратных метров, не больше».
Рохус Миш – последний живой свидетель драмы, которая развернулась в бункере 30 апреля 1945 года. В этот день Адольф Гитлер и Ева Браун покончили жизнь самоубийством.

«Я услышал, как кто-то кричал денщику Гитлера: «Линге, Линге, кажется, все». Они явно слышали выстрел, а я – нет. Мартин Борман, личный секретарь Гитлера, приказал всем замолчать. Все начали шептаться. Я в это время говорил по телефону и нарочно делал это громко, иначе как-то не по себе было в этом бункере смерти», - рассказывает он.

| Смерть

«Потом Борман приказал взломать дверь в кабинет Гитлера,- продолжает свой рассказ Миш. – Гитлер уронил голову на стол. Ева Браун лежала на диване, поджав колени к груди и повернув к нему голову. На ней было темно-синее платье с белыми кружевами. Я никогда не забуду этой картины».

«Гитлера завернули в одеяло, я видел его торчащие ноги, когда тело проносили мимо меня. Кто-то крикнул: «давай живо наверх, там сжигают шефа». Но я не пошел, потому что заметил Мюллера из гестапо, а он обычно просто так нигде не появлялся. Я сказал тогда своему приятелю, механику Хеншелю: «Может быть, нас пристрелят, как последних свидетелей», - добавляет очевидец.

На следующий день драма в бункере продолжилась. Жена преемника Гитлера, Йозефа Геббельса, приказала убить всех своих детей.

«Магда спустилась в бункер с шестерыми детьми, - вспоминает Миш. – Наверху ей могли бы помешать, остановить ее, а в бункер никого не пускали, но у нее, разумеется, было право доступа. Дети оказались в бункере, и мы все понимали, что должно случиться. Я видел, как личный врач Гитлера, Штумпфекер, дал им что-то выпить. А через час или два фрау Геббельс вышла к нам вся в слезах. Она села за стол и принялась раскладывать пасьянс».

| Преступление и наказание

Миш сбежал из бункера всего за несколько часов до подхода Красной армии. Однако ему не удалось избежать плена, и он провел в советских лагерях девять лет.

А гитлеровский бункер поначалу стал чем-то вроде достопримечательности. Через два месяца после окончания войны его даже посетил Уинстон Черчилль. Он сфотографировался на память перед входом.

Однако потом бункер решили взорвать, чтобы не превращать его в место поклонения нацистов.

В конце нашей беседы я все же спросил Рохуса Миша, знал ли он о тех ужасах, которые Гитлер обрушил на Европу, и, в частности, о холокосте.

«Я знал о лагере Дахау и о концлагерях в целом, - признался он,- но я понятия не имел об их масштабе. Мы это никогда не обсуждали. В ходе Нюрнбергского процесса были наказаны немцы, виновные в преступлениях, но не забывайте, что не бывало и никогда не будет таких войн, во время которых не совершались бы преступления».

10 августа 1940 года в штабе Истребительного командования ВВС Великобритании состоялось совещание, касающееся грядущего сражения за Англию. Командующий 11-й группой истребителей высказался насчет того, что в его эскадрильи стали поступать пилоты, которые вообще не получили никакой тактической подготовки. Т.е. это были летчики истребители, прошедшие четырехнедельный!!!! курс подготовки взлет/посадка/управление самолетом, но не проходившие никакой боевой подготовки.

Об этом же написал в своем дневнике командир 111-й эскадрильи RAF Джон Томпсон:

"В течение августа наша эскадра несла большие потери. На одном этапе боев численность нашей эскадрильи сократилась до девяти пилотов. На смену к нам приходили молодые пилоты, прямыми из учебных подразделений, и большинство из них имели очень ограниченную подготовку по "Харрикейнам" и "Спитфайрам". Для нас стало нормой давать новым пилотам боевую подготовку в учебных боях с ветеранами эскадрильи. На самом деле они должны были получить этот опыт в учебных подразделениях, но все, чему их научили в школах так это управлению самолетом, боевая подготовка была оставлена нам - их будущим товарищам из оперативных эскадрилий.

В большинстве случаев, особенно когда обстановка была сложной, времени для этого не было, и много раз новые пилоты приходили утром только для того, чтобы быть брошенными в бой в полдень. Излишне говорить, что многие из них не вернулись из этого первого боевого вылета. Это повергало меня в уныние, и заставляло задаваться вопросом, каковы были шансы на выживание этих молодых новобранцев."

Однако Даудинг поставил точку в прениях: "Это война. Мы производим самолеты и мы производим пилотов. Мы не можем сейчас позволить себе тратить время на лучшую подготовку. У нас просто нет этого времени."

6 мая 1686 года заключён «Вечный мир» между Россией и Речью Посполитой.

Перемирие завершило русско-польскую войну, длившуюся с 1654 года на территории современных Украины и Белоруссии.

Хотя условия Вечного мира вступали в силу сразу после подписания договора, Сейм Речи Посполитой ратифицировал его только в 1764 году.

Солдатам вермахта во время Второй мировой войны давали первитин (метамфетамин). Он помогал им выдерживать длительные марш-броски и сражаться в самых трудных условиях. «Идея была в том, чтобы превратить обычных солдат, моряков и летчиков в роботов, обладающих сверхчеловеческими способностями», — отмечает фармаколог Вольф Кемпер, автор книги Nazis on Speed – об употреблении наркотических веществ в Третьем рейхе. Правдивость утверждений Вольфа Кемпера подтверждает директива верховного командования вермахта, подписанная Гитлером: «Возможные осложнения (от применения препаратов) и даже потери не должны беспокоить совесть медиков. Ситуация на фронте требует от нас полной отдачи».

Использовать первитин Адольфу Гитлеру предложил глава Института физиологии Берлинской академии военной медицины Отто Ранке. За время Второй мировой войны гитлеровские солдаты приняли 200 миллионов таблеток первитина.

Показательна история финского солдата Аймо Койвунена. Зимой 1944 во время разведки в нашем тылу, его группа попала в засаду. После длительной перестрелки Аймо одному удалось вырваться из окружения. Началась погоня по снежной целине, когда финн вспомнил, что в его нагрудном кармане хранится запас первитина на всю разведгруппу – 30 таблеток. Времени совсем нет, но он успевает высыпать в рот пригоршню таблеток. И на этом допинге отрывается от погони.

Потом передозировка первитина начинает действовать. Койвунен замечает, что у него начинаются проблемы со зрением. Он впадает в состояние транса на несколько дней, чередующегося короткими фазами сна, бодрствования и галлюцинаций. Во время короткого периода ясного рассудка Койвунен осознает свою ситуацию – он находится один на расстоянии 100 км от линии фронта. У него нет боеприпасов и нет продовольствия.

В течение двух недель он старается пробиться к своим, обходя советские войска. За это время проходит около 400 км при температуре ниже 20 градусов, питаясь только сосновыми почками и пойманной кукшей, которую он ест сырой. В конце концов он получает ранение, наехав на мину и неделю лежит в снежной яме в ожидании помощи. Каким-то чудом финны его находят и доставляют в госпиталь. Его пульс бьется с частотой 200 ударов в минуту. Он похудел до 43 килограммов

Генерал А.М. Королев и генерал-майор Дональд Коннели

Генерал А.М. Королев и генерал-майор Дональд Коннели (Donald H. Connolly), командующий сервисной службой США в Персидском заливе пожимают руки на фоне первого поезда, прошедшего через персидский коридор в рамках поставок из США в СССР по ленд-лизу. Источник: Библиотека конгресса США.

«Персидский коридор» – один из маршрутов доставки грузов в Советский Союз из США и Великобритании во время Второй мировой войны. Первое судно по нему прошло в ноябре 1941-го, последнее – в сентябре 1944 года. Персидский коридор был альтернативой длинному пути через Тихий океан. Грузы поступали в порты Ирана, а оттуда – к границе СССР двумя путями: сухопутным через Закавказье и водным через Каспийское море. Главной проблемой «Персидского коридора» была низкая пропускная способность портов.

Кавалер Креста Виктории, Западная Африка, 1943 год.

Командир экипажа патрульного бомбардировщика PB4Y–1 "Liberator" Королевских ВВС новозеландец Ллойд Алан Тригг был посмертно награждён Крестом Виктории за уничтожение немецкой подводной лодки. Это стало возможным только потому, что о награждении ходатайствовали спасённые моряки с потопленной субмарины.

11 августа 1943 года Тригг, выполнявший патрульный полет у побережья Африки, в 90 милях к северу от Дакара, заметил немецкую подлодку U–468, и изменил курс для атаки. Субмарина, вопреки ожиданиям, не пыталась погрузиться, а открыла огонь из зенитных автоматов. Огонь оказался весьма точным, немцам удалось поджечь самолёт.

Но теперь настал черёд удивляться немцам — горящий бомбардировщик не отвернул в сторону в попытке совершить аварийную посадку на воду, а продолжил атаку. Несмотря на продолжающийся обстрел буквально в упор, новозеландцы успели сбросить шесть глубинных бомб с высоты полутора десятков метров, после чего их объятый пламенем самолёт рухнул в море.

От близких взрывов лодку буквально подбросило над водой, и через десять минут она затонула, унося с собой жизни 42 моряков. Спасшиеся двадцать, среди которых был капитан лодки, были подобраны английским кораблем HMS Clarkia на следующий день.

На допросе немцы описали отчаянную атаку и просили представить своих противников к максимально возможной награде Великобритании.
2 ноября 1943 король Георг VI удовлетворил просьбу, представив Тригга к Кресту Виктории.

P/O Peter Townsend.

11 июля 1940 года его "Харрикейн" был подбит над Ла-Маншем. Двигатель остановился, но летчик, не запаниковал, а увидев на поверхности воды английское судно решил спланировать поближе к нему.

"Когда нос самолета накрыла волна, я нажал на кнопку разблокировки ремня безопасности и погрузился, казалось, что я оказался в глубине, в зеленом мраке… Когда, наконец, вода стекла с фонаря, я увидел маленький корабль, находившийся менее чем в миле от меня. Корабль, траулер "Cap Finisterre" спустил лодку, которая вскоре оказалась рядом со сбитым пилотом. Один из моряков размахивал лодочным крюком. «Будь я проклят, если он не гребаный гун!» - крикнул он. "Нет," ответил Таунсенд. "Я гребаный англичанин!"
(‘Blimey, if he ain’t a fucking Hun!’ he shouted. ‘I’m not,’ replied Townsend. ‘I’m a fucking Englishman!’)


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.