fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (3 Голосов)

В конце Первой мировой войны в британской армии и флоте уже можно было наблюдать случаи недовольства солдат и матросов. Отдельные эпизоды неподчинения были зафиксированы среди матросов и солдат во время интервенции в России в 1918–1919 гг. После войны противостояние командования и рядовых матросов и солдат сместилось в сторону борьбы за увеличение жалования и пенсий военнослужащих. В конечном итоге споры 1910–1920-х гг. вылились в крупнейший в истории Британии мятеж военных моряков, произошедший в 1931 году в шотландском Инвергордоне. Что стояло за всеми этими событиями и чего хотели бунтовщики?

Бунты и мятежи конца 1910 — начала 1920-х гг.

В годы Первой мировой войны среди британских военнослужащих было зафиксировано немного случаев открытого неповиновения приказам офицеров. Солдаты и матросы исправно, насколько это было возможно, тянули лямку службы, но тяжелый изматывающий конфликт с бесчисленными жертвами из-за просчётов командования повлиял на понимание сотен тысяч мобилизованных британцев своего места в нем, заставляя задавать вопросы о необходимости войны и разумности такого количества потерь.

В то время как мятежи на немецком и французском флотах в Первой мировой войне были хорошо задокументированы, о подобных настроениях на британском флоте мало что известно. Однако скупая информация от правительственных агентов показывает, что, например, летом 1918 года в Портсмуте было много разговоров о мятеже. Угроза была настолько серьёзной, что служащий Адмиралтейства Лайонел Йексли, занимавшийся наблюдением за настроением матросов, написал доклад, предупреждавший начальство о надвигающейся проблеме. Это могло быть предотвращено только немедленным повышением оплаты и улучшением условий службы. По флоту распространялись требования о профсоюзе моряков, который отстаивал бы эти требования перед командованием.

Капитанский суд на борту корабля «Родни» во время Второй мировой войны. Матрос стоит, не снимая бескозырку — значит, он выступает в роли истца перед капитаном (Imperial War Museum)

Действительно, материальные условия жизни моряков подталкивали их к мятежу. Между 1852 и 1917 гг. только один раз, в 1912 году, жалованье моряков было увеличено на один пенни в день. В 1917 году к получившимся 19 пенсам в день были добавлены ещё два пенса, а кроме того, назначено пособие для оставшихся дома жён матросов в 10 шиллингов и шесть пенсов в неделю. После серии мятежей в 1919 году жалованье было увеличено вдвое.

После революции в России часть британского флота была задействована в операциях на русском побережье. В целом действия британских сил оказались не особо эффективными, причем это было связано, как пишут исследователи, «не столько с усилиями большевиков, сколько с нежеланием британских моряков сражаться». Многие корабли были отправлены домой из Архангельска и Мурманска после аналогичных событий. Подчеркивают, что, несмотря на пропагандистскую кампанию против большевиков, командованию становилось все труднее найти надёжные экипажи. Отказы от погрузки военного снаряжения для отправки в Россию стали, как пишут некоторые исследователи, обычным явлением в портах Инвергордон, Портсмут, Росайт, Девонпорт и Порт-Эдгар.

Известен случай, когда докеры отказались работать на погрузке партии оружия для Польши в 1920 году, но и до этого были аналогичные случаи, связанные с Россией. Так, пишут, что в начале 1919 года группа докеров, обнаружив, что местом назначения большого крейсера, переоборудованного в Росайте, была Россия, вместе с некоторыми членами Социалистической рабочей партии распропагандировали экипаж, который в итоге отказался отплывать.

Британский историк Дэйв Лэм, занимавшийся историей мятежей в британских ВМФ и сухопутных частях, пишет, что в январе 1919 году на нескольких кораблях в Росайте произошли мятежи. Так, 13 января 1919 года на шлюпе «Килбрайд» (HMS Kilbride) в Милфорд-Хейвене был поднят красный флаг.

Вообще это был непростой год для британского Адмиралтейства. 12 октября 150 моряков покинули свои корабли в шотландском Порт-Эдгаре, узнав, что они должны вернуться на Балтику, и сорвав тем самым выход Первой флотилии эсминцев. В конце концов, указывают исследователи, только половина кораблей отплыла 14 октября, а их экипажи были набраны из команд кораблей Атлантического флота. Хотя большинство мятежников были арестованы, около 40 человек сумели отправиться в Лондон, чтобы представить петицию в Уайтхолле, но были арестованы на вокзале Кингс-Кросс и отправлены в казармы Чатема.

В период с 12 октября по 21 ноября 1919 года около 100 правонарушителей были арестованы и осуждены, из них 10 — заключены в тюрьму. Правительство неоднократно обещало, что в Россию будут направлены только добровольцы, но Адмиралтейство силой принуждало многих записываться в экипажи, что порождало только сопротивление и бунт.

Британский авианосец «Виндиктив» (Imperial War Museum)

В ноябре 1919 году на авианосце «Виндиктив» (HMS Vindictive) в Копенгагене произошло столкновение между группой моряков, требовавших отпуска, и специально вызванным отрядом военной полиции. Двое матросов были арестованы тогда, а еще двое чуть позже, застигнутые за попыткой испортить двигатели корабля. Каждому из арестованных дали по пять лет тюрьмы. После суда практически вся команда отказалась исполнять приказы. Капитан арестовал ещё пятерых, приговорённых к 90 дням каторги с последующим увольнением из флота. Потом было арестовано еще шесть человек. Но многие по-прежнему продолжали отказываться от службы.

Аналогичные случаи неповиновения были зафиксированы на Балтике и в Белом море. Причём в последнем случае зачинщикам был вынесен смертный приговор, заменённый одним годом тюрьмы. Это свидетельствовало, по мнению Лэма, о силе матросского сопротивления и масштабах проблемы. Командование не решилось исполнить до конца приговоры и было вынуждено пойти на уступки.

Собственно, не только матросы бунтовали. В британских силах в России, сражавшихся на суше, также были беспорядки. Так, 6-й батальон королевских морских пехотинцев, сформированный летом 1919 года во время волнений по поводу демобилизации и первоначально предназначавшийся для несения полицейской службы в Шлезвиг-Гольштейне, был направлен на помощь в эвакуации британцев из Мурманска. Оттуда пехотинцев отправили в район Онежского озера, где в августе 1919 года две роты отказались от исполнения службы. В результате, пишет Лэм, 90 человек предстали перед судом и были признаны военным трибуналом виновными в мятеже. 13 человек были приговорены к смертной казни, а другие — к пяти годам лишения свободы.

Гордость довоенного британского флота, линейный крейсер «Худ». Команда корабля не избежала участия в матросских волнениях

Но ни один из смертных приговоров фактически не был выполнен! Все 90 мятежников были отправлены в Бодминскую тюрьму в Корнуолле, где их противостояние с командованием продолжилось. Причем ещё в декабре 1918 года арестованные морские пехотинцы уже были вовлечены в мятеж внутри тюрьмы, в результате которого было вынесено три смертных приговора, впоследствии заменённых пятилетним каторжным заключением.

Продолжающееся сопротивление было вознаграждено. У 90 солдат, арестованных после инцидента в Мурманске, были сокращены сроки их заключения: 13 приговоренных к смертной казни получили срок пять лет, но 12 были освобождены через один год, а последний — через два года. 20 осужденных, которым первоначально дали 5 лет, были освобождены через шесть месяцев. Солдаты в числе 51 человек, приговоренные к двум годам, также были освобождены в течение шести месяцев. Это ли не победа? Адмиралтейство даже признало (причём в ходе слушаний в парламенте), что причиной мятежа послужили действия некоторых офицеров, в отношении которых могут быть приняты дисциплинарные меры.

Были и другие случаи бунта во время интервенции. Так, в 13-м батальоне Йоркширского полка мятеж закончился смертным приговорам, вынесенным двум сержантам, в то время как других мятежников удалось утихомирить русским пулемётчикам, вызванным английскими офицерами. Новости об этих мятежах замалчивались и не были отражены в печати.

Моряки из экипажа линкора «Родни» подтаскивают пакетбот к борту своего корабля (Imperial War Museum)

Мятежи подчеркнули нежелание британских моряков бороться против большевиков, в то время как правительство декларировало приверженность политике мира. Вопреки тому, что людям говорили, и в тот самый момент, когда истерия, окружающая перемирие, была в самом разгаре, министерство иностранных дел и адмиралтейство заканчивали подготовку к интервенции в Россию.

Кроме того, ВМФ был необходим не только для «антибольшевистского крестового похода» и для защиты британских имперских обязательств, но также для подавления внутренних волнений. «Линкор «Вэнгард» (HMS Vanguard), — писал историк Уолтер Кендалл, — был отправлен в Мерси, чтобы контролировать Ливерпуль во время полицейской забастовки в августе 1919 года».

К 1930 году на флоте было зафиксировано не менее шести крупных выступлений против условий труда и несправедливости командования при поддержке военно-морской дисциплины. Таким образом, сопротивление во флоте продолжалось с 1919 года до большого мятежа в Инвергордоне в 1931 году.

Мятеж в Инвергордоне

В 1931 году Британия испытала первые удары Великой депрессии. Стагнация в экономике, разорение предприятий и банков привели к массовой безработице. Как пишет Лэм, «число людей, оставшихся без работы, увеличилось более чем вдвое, до 2,5 млн». Естественно, правительство, желая сэкономить и направить больше денег в социальную сферу, предложило серию сокращений в государственном секторе, включая уменьшение численности вооруженных сил. По рекомендации правительственного комитета, занимавшегося как раз вопросами оптимизации и сокращения государственных расходов, было утверждена новая система жалованья для Королевского флота. По сути, выплаты сокращались на 25%, что обрекало семьи моряков, набиравшихся в крупных индустриальных городах, на голодное существование.

Британские военные корабли в гавани Инвергордона

Слухи о сокращении заработной платы давно ходили среди моряков, пока флот был на манёврах в Северном море. После учений 11 сентября 1931 года эскадра из 10 кораблей пришвартовалась в заливе Кромарти-Ферт в северной Шотландии; моряки, получившие увольнение в городок Инвергордон, узнали масштабы сокращений из газетных сообщений, а затем получили официальное подтверждение от Адмиралтейства. Поскольку сокращения были слишком велики и просто катастрофичны для семейных моряков, экипажи решили немедленно действовать.

Агитация среди команд началась практически сразу, а вечером 12 сентября, как пишет Лэм, группа моряков провела собрание на футбольном поле в Инвергордоне и проголосовала за забастовку. Подняв красный флаг, моряки ушли, чтобы распространить новости среди товарищей и готовиться к действию. 13 сентября в столовой в Инвергордоне было проведено несколько встреч с участием сотен моряков, «многие из которых, — как указывает Лэм, — поднимались на столы, чтобы произнести импровизированные речи в поддержку забастовки».

Инвергордон: вид на город и порт с борта самолёта, снимок времен Первой мировой войны

Узнав о несанкционированных собраниях, командиры кораблей отправили патрули морских пехотинцев, чтобы прервать встречи и закрыть столовую, что они и сделали. Но, как свидетельствуют историки, по возвращении моряков на пирсе и на палубах кораблей прозвучало ещё больше речей. Многие моряки просто проигнорировали приказы разойтись. Еще 14 военных кораблей пришвартовались 14 сентября, и в течение дня проводились встречи уже бунтующих команд с экипажами вновь прибывших кораблей. Морские пехотинцы снова были отправлены, чтобы рассеять толпу, после того как сообщения о беспорядках на берегу достигли контр-адмирала Уилфрида Томкинсона, исполнявшего обязанности командующего флотом.

Всеобщая забастовка должна была состояться 15 сентября, предназначенного для тренировочных манёвров. Когда утром команды четырех кораблей получили приказ выйти в море, то они все отказались выполнять приказы офицеров. Экипажи флагмана флота крейсера «Худ» (HMS Hood) и линкора «Нельсон» (HMS Nelson) согласились исполнять свои обязанности на кораблях в порту, но категорически отказывались выходить в море, а экипажи «Вэлианта» (HMS Valiant) и «Родни» (HMS Rodney) продолжили выполнять только обязанности по жизнеобеспечению линкоров и наотрез не замечали других приказов

Вывеска матросской кантины в Инвергордоне: «Служим служивым».

Посредством корабельных семафоров моряки обменивались новостями. Лишь четырём кораблям удалось покинуть место стоянки. Моряки продолжали встречаться на палубах, прерываясь на пение под вытащенное из кают офицеров пианино. Более того, к забастовщикам присоединились и многие морские пехотинцы, которые в качестве военной полиции должны были разогнать всех, а также некоторые младшие офицеры. В забастовке приняли участие более 1000 человек, которым удалось вынудить командование флота отказаться от выхода на манёвры. Во второй половине дня контр-адмирал Томкинсон телеграфировал Адмиралтейству и объяснил ситуацию, настаивая на том, что любое восстановление порядка невозможно без немедленных уступок бастующим.

Томкинсон, не дожидаясь ответа Адмиралтейства и опасаясь перехода конфликта в вооружённую стадию, лично распорядился отменить некоторые особо критикуемые изменения жалованья. Позже Адмиралтейство и кабинет министров согласились с этими отменами. После этого кораблям было приказано выйти в море и вернуться в свои порты вечером 15 сентября, что они и сделали без серьёзных происшествий.

Строевая подготовка моряков на палубе британского линкора (Imperial War Museum)

Правительство всеми силами старалось замолчать этот инцидент — даже суда над мятежниками не было. Экипажи постарались рассеять по другим кораблям, а потом некоторые моряки были тихо арестованы и поодиночке приговорены к различным срокам заключения. Но слухи о выступлении в Инвергордоне всё же дошли до общественности и способствовали активизации рабочих в Лондоне, Глазго и Манчестере. В этих городах состоялись крупные демонстрации против сокращений в государственном секторе.

Мятеж в Инвергордоне подвёл черту под долгой историей бунтов и мятежей в военно-морском флоте Великобритании. Он стал наивысшей точкой сопротивления рядовых матросов и способствовал установлению более справедливого жалования. Одновременно это означало и капитуляцию командования и правительства, поскольку происшествие в Шотландии показало всю слабость и неспособность власти справиться с подобными бунтами. Лондонскому кабинету пришлось искать компромиссы и выстраивать диалог со всеми политическими силами, поскольку правительство не желало повторения революции 1918 года в Германии, начавшейся именно с матросского мятежа.

Литература:

Материалы сайта http://libcom.org

Naval Mutinies of the Twentieth Century: An International Perspective / ed. Bell C., Elleman B. — London: Routledge, 2004

Источник: https://warspot.ru/14486-myatezhnyy-flot-ego-velichestva


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.