fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Апрель 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.61 (9 Голосов)

Зигмунд Маркович Розенблюм (это потом он станет Сиднеем Рейли) родился в Одессе 24 марта 1874 года. Отец его, Марк Розенблюм, был маклером, потом судовым агентом. Мать, урожденная Массино, происходила из обедневшего дворянского рода. Есть предположения, что после окончания третьей одесской гимназии Зигмунд (или просто — Зема) Розенблюм поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета, где проучился два семестра. А затем в один из дней мадам Розенблюм нашла записку от своего тихого примерного мальчика, которая повергла ее в шок. В ней сынок писал, что его тело надо искать подо льдом Одесской гавани. Зема думал, что эта записка станет последним напоминанием о полуголодном детстве еврейского мальчика из обедневшей семьи и что Одесса навсегда вычеркнута из его жизни. Но пути Земы еще не раз пересекутся с ней .
"Всплыл" Зигмунд Розенблюм в Гейдельберге, где учился философии, затем перебрался в Лондон. До окончания университета он успел принять католичество, жениться на ирландке Рейли Келлегрен, развестись с ней, а затем с дипломом химика и фамилией жены — Рейли — пуститься в бушующий мир приключений и авантюр. В 1897 году по газетному объявлению он завербовался поваром в научную экспедицию, работавшую в джунглях Бразилии. Вот здесь-то и началась его карьера разведчика. Начальником экспедиции был майор СИС Фрезерджил, который и "привлек" Рейли к шпионажу. 

КАРЬЕРА ШПИОНА. Первым серьезным экзаменом для Сиднея Рейли стала командировка накануне русско-японской войны в Порт-Артур. Представившись торговцем лесоматериалами, он вошел в доверие к командованию русских войск. В результате этот "обаятельный негодяй", как его называли, выкрал оборонительные планы Порт-Артура и других фортификационных сооружений, которые вскоре... продал японцам. 

С тех пор для Рейли Россия стала основным полем разведывательной деятельности. Он прекрасно владел семью европейскими языками и несколькими восточными. Но родным был русский, а Россия — родиной, в которой после 1917 года воцарился ненавистный ему большевизм. В начале 1918 года Рейли в очередной раз объявляется в Петрограде. В этот раз — как "турецких и восточных стран" негоциант господин Массино (под девичьей фамилией матери). Познакомился с Орловым, соучеником которого по Варшавской гимназии был небезызвестный террорист Борис Савинков. Орлов выправил Рейли подлинное удостоверение на имя сотрудника Петроградского ЧК Сиднея Георгиевича Реллинского. Рейли немедленно перебрался в Москву, ибо этот документ позволял беспрепятственно входить в Кремль. Там он свел знакомство с командиром 1-го латышского артдивизиона Берзиным, которого пытался втянуть в заговор по свержению правительства и убийству Ленина (а заодно и Троцкого). Сбыться этому помешали земляки Земы, такие же авантюристы Яков Блюмкин и Николай Андреев, которые 6 июля 1918 года в германском посольстве в особняке Берга по Денежному переулку (нынче улица Веснина, 5) убили немецкого посла Мирбаха.

В 1919 году Рейли объявляется в родной Одессе. Н.Брыгин в эссе "Люди, легенды, жизнь" об этом пишет так: "Не прошло незамеченным посещение поздним вечером 22 февраля местной домовладелицы Софьи Рубиновны Розенблюм (матери Рейли. — Авт.), которая, кстати, один из своих особняков на Троицкой сдавала под английское консульство". А в одесских газетах прошла информация, что Рейли в гостинице "Лондонская" встречался с Григорием Котовским и знаменитой актрисой Верой Холодной. 

В те дни в Одессе "куются" огромные капиталы, золото и бриллианты империи увозятся за границу, а представители иностранных разведок уходят в бизнес. Однако в родном городе Рейли так и не смог поймать "птицу удачи". Его умело отстранили от денежных "кормушек", и все его старания обрести богатства в Одессе оказались тщетными. Рейли пришлось ни с чем возвращаться на берега туманного Альбиона. 

ГДЕ ЖИЛ В ОДЕССЕ 

Много спорили о том, где же в Одессе жило семейство Розенблюм. Последние изыскания ученых и краеведов остановились на том, что жили они в доме №15 по Александровскому проспекту, сохранившемуся по сей день. Расположен дом в престижном районе, недалеко от Греческой площади. Нынешние жильцы понятия не имеют, что их фикусы стоят в углах, где "отбывал мамино наказание" будущий "король шпионажа", сотрудник британской разведки "Сикрит интеллидженс сервис" (СИС), где числился под номером ST-1, награжденный даже, говорят, Военным крестом. (Прямо напротив дома Рейли — знаменитая одесская "книжка", рынок, где продаются разные книги, в том числе и о "короле шпионов".)

КОНЕЦ СИДНЕЯ РЕЙЛИ 
О том, как чекисты переиграли Савинкова и Рейли, в общих чертах можно представить, изучив (хотя бы по книгам или кинофильмам) операцию "Трест". Правда, там больше внимания уделяется Савинкову. А Рейли? Его "выманил" в Ленинград некий Джордж Хилл, который в свое время работал с Рейли в России и даже дослужился там до советника Троцкого. Однако Зяма-одессит не знал, что Хилл к тому времени был уже тройным агентом — он работал на СИС, на ОГПУ и на немецкую разведку. Короче, Рейли отправился-таки в Россию. Его встретили на границе "свои люди", но в тот же день он оказался на Лубянке. 

Нес Рейли на спине через финскую границу пограничник Тойво Вяха ( затем он станет И.М.Петровым), допрашивал чекист Фраучи (Артузов), а убил в Сокольническом лесу чекист Ибрагим Абиссалов. Было так: 5 ноября 1925 года его повезли из ОГПУ в Богородск. Предусмотрено было, что у моста автомобиль как бы сломался, Рейли вывели "прогуляться" и выстрелили в затылок, а затем — "контрольный" в грудь. На голову надели мешок, привезли в санчасть, где уже ждал фотограф. Санитару сказали, что этого человека задавил трамвай. На прозекторском столе сфотографировали сначала в шинели по пояс, затем голого во весь рост. Положили в мешок, вместе с ним в гроб. К 11 вечера все уже было закончено (снимки эти хранятся в архивах). На следующий день тело Зигмунда Марковича Розенблюма было закопано во дворике для прогулок внутренней тюрьмы ОГПУ на Лубянке. 

Существует предположение, что именно его судьба (бегство из дома из-за конфликта с родственниками, злоключения в Южной Америке) послужила сюжетной канвой для создания образа и характера Артура Бертона ("Овод" Лилиан Войнич). Кроме того, утверждают, что именно выходец из России и международный авантюрист Сидней Рейли вдохновил Иена Флеминга на создание образа агента "007" — знаменитого Джеймса Бонда. 

«Ни один другой шпион не обладал такой властью и таким влиянием, как Рейли», — говорилось в популярной книге, посвященной истории английской разведки. Он был мастером покушения — по части застрелить, задушить, отравить, и мастером дамского обольщения. «Джеймс Бонд» начала века! Его русский друг Борис Суварин писал о нем после о его гибели: «Очень замкнутый и неожиданно откровенный. Очень умный, очень образованный, на вид холодный и необыкновенно увлекающийся. Его многие не любили, я не ошибусь, если скажу, что большинство его не любило. «Это авантюрист», — говорили про него... Он был очень верующим человеком (по-своему) и очень верным в дружбе и полюбившейся ему идее... Он работал в Интеллидженс сервис... Рейли был очень сильным и спокойным человеком. Я видел его на дуэли. Он был очень добрым и иногда очень заносчивым, но для друзей своих, очень редких, он был своим человеком, закрываясь, как ставнями, перед посторонними». 

Очевидец так описывал его: «Бледный, длиннолицый, хмурый человек с высоким покатым лбом и беспокойным взглядом. Походка выдавала военного человека». 

В декабре 1917 года в Советскую Россию прибыл странный субъект. У него были грандиозные планы, и он думал, что сможет ускорить падение ленинской диктатуры и возвратить Россию в военный лагерь Антанты. Считалось, что английская разведка «Интеллидженс сервис», агентом которой был этот субъект — лейтенант Сидней Джорж Рейли, — наделила его большими секретными полномочиями. 

В то же время есть предположения, что Рейли был самозванцем и умело представлял себя «вершителем истории», не имея на то никаких прав, ведь главным резидентом английской разведки в России был Эренст Бойс. 

Сам Рейли впоследствии писал, что должен был восстановить всю сеть английской разведки, которая распалась после Октябрьской революции, наладить контакты с французской разведывательной сетью в России, а также попытаться внедрить агентов английской разведки в главные советские учреждения.

Рейли оказался на российском берегу, сойдя с английского крейсера «Королева Мария» в Мурманске. Первой его операцией было «совращение» советской власти. Всяческими посулами Рейли склонил председателя Мурманского совдепа А. Юрьева к сотрудничеству. Англичане надеялись через Мурманске-Беломорский край развернуть интервенцию в Россию или хотя бы попытаться повлиять на отдельных большевистских лидеров. 

Рейли тогда бредил террором, который, по его мнению, позволил бы «всколыхнуть болото, прекратить спячку, разрушить легенду о неуязвимости власти, бросить искру... крупный теракт произвел бы потрясающее впечатление и всколыхнул бы по всему миру надежду на близкое падение большевиков, а вместе с тем — деятельный интерес к русским делам». 

В январе 1918 года через Архангельск Сидней Рейли пробирается в Петроград под видом турецкого негоцианта Массино. Он ведет в столице шикарную жизнь, посещая дорогие, модные кабаки, заводя громкие романы. С большим усердием суперагент стремится найти «входы» в среду советского руководства, «большевистской элиты», и пытается склонить к сотрудничеству с Антантой одного из асов царской разведки и контрразведки Михаила Дмитриевича Бонч-Бруевича, назначенного Лениным председателем Высшего военного совета Советской республики. Интересно, что бывший генерал разведки М. Д. Бонч-Бруевич был братом наиболее доверенного ленинского «царедворца», кстати, одного из «отцов-основателей» ЧК — В. Д. Бонч-Бруевича. 

В те дни Сидней завел дружбу с неким Грамматиковым-Черным (бывшим большевиком, который после революции стал ярым врагом руководства своей партии), и Владимиром Орловым-Орлинским (товарищем Савинкова, эсером-заговорщиком). Этот Орлов был «белогвардейским» разведчиком и служил у большевиков в Наркомюсте. Именно он сфабриковал для Рейли удостоверение работника Петроградского ЧК на имя Сиднея Реллинского. В дальнейшем Орлов считался одним из главных агентов савинковских организаций и имел странную партийную кличку — «Люди першой кляссы». Уже в 30-е годы, бежав из СССР, Владимир Орлов издаст на Западе уникальные воспоминания о пережитом в России под красноречивыми названиями — «Двойной агент» и «Убийцы, фальсификаторы и провокаторы». 

В феврале 1918-го лейтенант Рейли (или, как он еще себя называл, Райллэ) посещает родную Одессу в составе английской миссии полковника Бойля. Эта миссия была направлена в Причерноморье (Крым — Кубань — Одесса) с целью обмена военнопленными и их эвакуации и пыталась оказать посреднические услуги в мирных переговорах между румынским командованием и представителями советской власти (см. очерк о Муравьеве). В задачи миссии входило отслеживание политической и экономической ситуации на Юге развалившейся Российской империи — «ознакомление с обстановкой», воссоздание шпионской сети, поиск сил антигерманской направленности, способных отвлечь часть немецких войск с Западного фронта. 

По-видимому, одной из целей Рейли было внедрение в правящую «новую элиту» «красной Одессы». Возможно, Рейли встречался с «красным диктатором» Михаилом Муравьевым и не исключено, что склонил его к сотрудничеству с британскими спецслужбами. Ведь у Муравьева, как и у британцев, было отрицательное отношение к «замирению с немцами». К тому же очень скоро, месяца через три, Муравьев провозгласил «войну против немца». 

Можно предположить, что контакты Рейли не ограничились только Муравьевым. Не исключено, что в сферу его «интересов» тогда попали и Лазарев, и Блюмкин, и Винницкий-Япончик. Естественно, посетил 
Рейли и свою престарелую мать Софью Рубиновну Розенблюм, которая сдавала свой особняк на улице Троицкой под английское консульство. 

В мае 1918 года под видом сербского офицера Рейли перевозит с «белого» мятежного Дона в заполярный Мурманск Александра Керенского, спасая «любимца революции» от неминуемой расправы от рук как «красных», так и «белых». И Керенский в очередной раз «выкрутится», уехав из Мурманска на английском эсминце подальше от ужаса гражданской. 

Некоторое время в 1918 году Рейли прожил в захолустной Вологде, работая в британском вице-консульстве под фамилией Гиллеспи. Есть сведения, что в этом городе он готовил восстание против большевиков с помощью подпольной эсеровской организации.

О рождении супершпиона имеются множество версий. Одна из них: Сидней Рейли в действительности был Зигмундом или Семеном Розенблюмом, родившимся в 1874 году в семье зажиточного еврея на территории «русской Польши». Единственный сын в семье, он порвал со своими родителями и 1893 году эмигрировал в Лондон. Там он стал блистательным авантюристом, самоуверенным и бесстрашным, свободно владеющим шестью языками. 
Однако архивы КГБ восстанавливают истину: Сидней (Семен) родился в Одессе в марте 1874 года. Его отец-еврей маклер Марк Розенблюм, мать — урожденная Массино. 
Есть отрывочные сведенья о том, что семья Розенблюм тогда жила на Александровском проспекте, в центре города, что мать через несколько лет после рождения Семена разошлась с отцом, а отчим оскорблял и избивал маленького Семена. Одесский исследователь Феликс Зинько считает, что Семен закончил 3-ю одесскую гимназию и проучился несколько семестров на физико-математическом факультете Новороссийского университета. 
Но в 70-х годах была пущена в оборот другая, далекая от правды версия, что отец Рейли был «ирландский капитан», мать — «русская». После разрыва с семьей Семен уезжает в Германию, где учится на философском факультете университета в Гей-дельберге, а уж затем перебирается в Англию. На берегах «туманного Альбиона» он женится на ирландке Рейли-Келлегрэн и принимает ее девичью фамилию. (Вот откуда версия ирландского происхождения суперагента.)

Новоиспеченный Сидней Рейли принял католичество, добился английского гражданства и окончил университет в Лондоне по специальности «химия». Некоторые биографы Рейли, да и сам суперагент, рассказывали об учебе в престижном Оксфордском университете, но мы позволим себе в этом усомниться. Сидней-Семен был бедным иностранцем еврейского происхождения и не имел средств и связей, чтобы учиться в Оксфорде. 

В 1897 году состоялась его первая экспедиция как начинающего разведчика в дебри Амазонки. И хотя официально его роль экспедиционного повара была банальной, там он начал постигать азы искусства шпионажа под началом члена экспедиции, майора английской спецслужбы Фрезерджила. Некоторые исследователи считают, что Рейли закончил Девонширскую шпионскую школу. 

В начале XX века он появляется в стратегическом, нефтяном районе Баку с непонятной миссией — то ли разведчика, то ли исследователя нефтяных залежей. А накануне Русско-японской войны он уже действует в Порт-Артуре, где находилась русская военно-морская база. Под видом крупного лесоторговца Рейли удается проникнуть в высшее русское военное общество Порт-Артура и выкрасть планы военных укреплений и шифры, чтобы продать их японскому командованию за большие деньги. 

В 1912–1914 годах Рейли получает доступ к военным тайнам России. Он служит в Петербурге, в военно-морском концерне «Мандрочович и Шубарский» — «Мандро». Рейли связал русскую фирму с немецкими верфями, на которых строились крейсера для русского флота. Все сведения о русско-германских торговых отношениях, о новых видах российского вооружения Рейли отправлял в Лондон. Тогда он познакомился с Распутиным, Сувариным и Захаровым — владельцем крупной оружейной британской фирмы. В годы войны Рейли выступает посредником в вопросах поставки в Россию английского военного снаряжения. 

В 1914 году суперагент объявляется в Японии как представитель «Российско-Азиатского банка» и как агент английской СИС под номером СТ-1. 

В 1916 году он, якобы через Швейцарию, был заброшен в Германию, где похитил военно-морские коды. В то же время существует версия, что Рейли во время войны находился в Варшаве,в гостинице «Бристоль», где развернул подпольный штаб агентуры английской разведки в оккупированной немцами Польше. 

Английский дипломат Локкарт писал, что в характере Рейли сочетались «артистический темперамент еврея с безумной смелостью ирландца, которому сам черт не страшен», что Рейли наделен «дьявольской ирландской смелостью» и «был сделан из той муки, которую мололи мельницы времен Наполеона». Локкарт ошибался, ни одной капли ирландской крови не текло в жилах Сиднея Рейли, а вот перед Наполеоном он, действительно, преклонялся. Он писал: если лейтенант-корсиканец сумел уничтожить следы Французской революции, то и британский агент Рейли «с такими возможностями, какими он располагает, сумеет оказаться хозяином Москвы». Позже, после провала «заговора послов», Рейли говорил: «Я был в миллиметре от того, чтобы стать властелином России.

Оказавшись в Москве с чекистским мандатом (и одновременно с документами работника уголовного розыска Константинова), Рейли-Реллинский проникает даже на большевистский Олимп — в Кремль. По непроверенным данным, он имел тайную встречу с Лениным, передав ему письмо от премьера Англии Ллойда-Джорджа. 

Существуют предположения, что вездесущий Рейли финансировал даже Патриарха Всея Руси Тихона, предоставив ему 5 миллионов рублей «на защиту православия». 

В ходе «заговора послов», или как он еще назывался «заговора трех послов» (к английскому дипломату чекисты пристегнули французских и американских дипломатов), планировался арест Ленина и Троцкого и высылка их в Архангельск на британские военные корабли. 

В заговоре участвовал морской атташе английского посольства в Петрограде, разведчик Френсис Аллен Кроми. Он-то первым и вышел на нескольких командиров латышских частей (что были расквартированы в Петрограде), которые не скрывали своего отрицательного отношения к советской власти. И у них были все возможности открыто критиковать власть... ведь они были агентами ЧК, и их послал в Петроград Феликс Дзержинский с целью провокаций и «разоблачения контрреволюции» в Питере. 

Латыши были ознакомлены лейтенантом Кроми с планом заговора и по его решению были отосланы в Москву готовить арест советского правительства. Чекисты подключили к «игре» и командира 1-го дивизиона латышских стрелков Э. Берзиня, руководившего охраной Кремля и членов советского правительства. Берзинь разыграл перед англичанами убежденного заговорщика, готового на «исторический поступок», ради независимости «любимой Латвии», независимости, которую можно было обрести, по словам англичан, только при поддержке Англии, после разгрома Германии. 

Глава английской дипломатической миссии в России Локкарт решает поручить общее руководство заговором Сиднею Рейли, не догадываясь, что общая канва заговора и предложение поднять на восстание латышские полки были разработаны в недрах ЧК и внедрены в сознание англичан через латышей-чекистов... 

Рейли привнес в план заговора много своего. Он предлагает арестовать большевистских лидеров 28 августа 1918 года, во время заседания Совета народных комиссаров. В план Рейли входил немедленный захват Государственного банка, Центрального телеграфа и телефона и других важнейших учреждений. Выдав Берзиню на «расходы» по заговору 1 миллион 200 тысяч рублей, Рейли, в случае успеха, обещал ему несколько миллионов. 

Берзинь, получая деньги, тут же относил их в ЧК вместе с подробнейшими докладами о встречах с Рейли. Кроме чекистов-латышей, в «гнезде» заговора оказался журналист французской миссии, что тайно сочувствовал большевикам и, возможно, работал на ЧК — Рене Маршан. 

25 августа в Москве прошла тайная встреча дипломатов, на которой рассматривался вопрос координации шпионской деятельности. Руководителями шпионской сети стали: от Великобритании — С. Рейли, от Франции — А. де Вертиман, от США — К. Блюменталь-Каламатиано. 

Через несколько дней Берзинь и Рейли направились в Петроград, чтобы поднять местные латышские полки и связать их деятельность с московскими заговорщиками. Латышские полки, по заверению Берзиня, ждали только приказа на выступление против большевиков. 

В самый разгар подготовки восстания в Москве и Петрограде, 30 августа 1918 года, как гром среди ясного неба, прозвучали сообщения об убийстве главы Петроградской ЧК «товарища» М. Урицкого и о покушении эсерки Кап-лан на вождя Ленина. 

Правда о том, кто стоял за этими покушениями, и по сей день покрыта мраком тайны. О том, что Фаня Каплан, скорее всего, не стреляла в Ленина, написано уже множество статей, а вопросов остается больше, чем ответов. Есть даже версия о том, что покушение на Ленина организовали глава ВЦИК Я. Свердлов и Ф. Дзержинский, чтобы перехватить власть. Но, скорее всего, это громкое покушение нужно было для того, чтобы развязать «красный террор» и «под шумок» арестовать иностранных дипломатов и лидеров конкурирующих партий. 

31 августа чекисты оцепили здание английского посольства в Петрограде. Но англичане не думали сдаваться и открыли огонь. В перестрелке погиб атташе Кроми, а посольство было взято штурмом и подвергнуто разгрому. 

В Москве дипломат Локкарт, его помощница и любовница Мария (Мура) Бенкендорф (о ней пишет Н. Берберова в романе «Железная женщина»), а также резидент разведки Бойс были арестованы и отправлены в ЧК. Локкарту, чекисты пытались «пришить» организацию покушения на Ленина. Но никаких компрометирующих доказательств участия Локкарта в заговоре и в организации террора против «вождей» ни во время обыска, ни во время допроса не было добыто, и дипломатов пришлось отпустить. Локкарт выехал в октябре 1918 года на родину. 

Интересно, что чекисты сами подталкивали заговорщиков к совершению террористических актов. Так, Берзинь предлагал Рейли организовать похищение Ленина и Троцкого, что создаст панику и исключит возможность освобождения этих популярных лидеров. Рейли же отговаривал заговорщиков от такого шага, предлагая сделать этих политиков не мучениками, «а посмешищем всего мира». И для этого предлагал без штанов провести их по улицам Москвы! 

В конце ноября 1918-го состоялся судебный процесс по делу Локкарта, причем в числе 24 обвиняемых Рейли и Локкарта судили заочно. Оба были приговорены к расстрелу, который им грозил «при первом же обнаружении их в пределах территории России». Тем временем в Англии за проведенные операции в России Рейли удостоился ордена «Военный Крест».

Побыв в Петрограде десять дней, Рейли молниеносно устремляется в Москву. 

На станции Клин, во время путешествия из Петербурга в Москву, Рейли покупает газету и узнает из нее, что выступление левых эсеров в Москве разгромлено и разоблачен «заговор послов». Вскоре после этого, переодевшись священником, Рейли бежит в оккупированную немцами Ригу, а оттуда по фальшивому немецкому паспорту отбывает в Голландию и далее — в Англию. 

Из своего пребывания в Советской России суперагент вынес лютую ненависть к новому строю. Он писал, что большевики — «раковая опухоль, поражающая основы цивилизации», «архивраги человеческой расы», «силы антихриста»... «Любой ценой эта мерзость, народившаяся в России, должна быть уничтожена... Мир с Германией, мир с кем угодно. Существует лишь один враг. Человечество должно объединиться против этого полночного ужаса». 

«Заговор послов» не удался, но сослужил советской власти хорошую службу. Он оправдывал развертывание «красного террора» и третирование зарубежных послов. Возможно, вместе с «мятежом левых эсеров» он был частью большой «интермедии» ЧК, о которой рассказывается в очерке о Блюмкине. 

Пробыв в Англии всего полтора месяца, Сидней Рейли снова отбывает в охваченную гражданской войной Россию. В декабре 1918 года его и военных представителей Англии и Франции встречают в Екатеринодаре офицеры Вооруженных сил Юга России — «добровольцы». Рейли участвует в обсуждении вопроса о будущем «постимперского пространства». Позже он побывал в Крыму и на Дону. 

В феврале — марте 1919 года суперагент оказывается в «французско-белогвардейской» Одессе, где проводились тайные и важные для Украины переговоры между агентами Петлюры и французским командованием о возможном союзе Франции с УНР. Тогда разведчик говорит о себе как о «политическом офицере», эксперте британской военной миссии. 

В Одессе Рейли встречался с губернатором Одессы белогвардейским генералом Гришиным-Алмазовым, с разномастными российскими и украинскими политиками. 

Интересно, что первая биография Рейли была напечатана в родной Одессе в газете «Призыв» в марте 1919-го, в виде анонимной статьи под названием «Иностранец, который знает Россию». В этой статье впервые указывалось, что Рейли был одним из организаторов «заговора послов», и о том, что большевики приговорили его к смертной казни. 

Много позже, в 1922 году, Рейли напишет Борису Савинкову: «Нью — Йорк громадный город, в котором все отчаянно борются за существование. Все, но каждый в одиночку... Здесь я часто вспоминаю Одессу в период послереволюционного межвластия. И там тоже я был вовлечен в суетную борьбу. Но одесские страсти были мне чужды, и я был там в роли градусника, с помощью которого измеряли политические страсти те, кому это было необходимо. Соответственно мои возможности приобщиться к сладкому пирогу любой власти были ничтожны...». 

Рейли успел провести в Одессе «Вечер встречи бывших портартуровцев», наладить некоторые агентурные связи, а также связи с «Советом государственного объединения России» и с украинским «Союзом хлеборобов». 

В те дни в Одессе «куются» огромные капиталы, золото и бриллианты империи увозятся за границу, а представители иностранных разведок уходят в бизнес. Так, американский шпион Г. Шеркижен покровительствовал правлению Всероссийского земского банка, которое оказалось в Одессе, английский разведчик П. Багге занял ключевые позиции в Русско-английской торговой палате. А старый знакомый по Петрограду 1918 года Владимир Орлов, став начальником одесской контрразведки, арестовал нескольких банкиров-аферистов, конфисковав у них миллионные суммы в валюте. Сам Орлов тогда писал: «Горстка спекулянтов, ловких и безжалостных, во главе с сахарными королями братьями X, до последней нитки обирают голодных одесситов...» 

В родном городе Рейли так и не смог поймать «птицу удачи». Его умело отстранили от денежных «кормушек», и все его старания обрести богатства в Одессе оказались тщетными. Рейли пришлось ни с чем возвращаться на берега туманного Альбиона.

С 1918 года Рейли тесно сотрудничал с Борисом Савинковым и участвовал в походах против «красных» на Мозырь. Позже он напишет: «...я проводил с Савинковым целые дни, вплоть до его отъезда на советскую границу. Я пользовался его полным доверием, и его планы были выработаны вместе со мной». Рейли добивался финансирования авантюр Савинкова у английского, французского, польского, чехословацкого правительств, а иногда снабжал его деньгами из собственного кармана. 

В 1922 году Рейли вместе с Савинковым разработал план террористических актов против членов советской дипломатической делегации, что направлялась на Генуэзскую конференцию. 

Тогда же состоялось знакомство Рейли с вдовой английского драматурга Х. Чемберса Пепитой-Жозефиной Боабодильей. На следующий год они поженились в Лондоне. В 1931 году супруга суперагента выпустила книгу невероятных историй, с претензией на сенсацию и достоверность, под названием «Похождения Сиднея Рейли — мастера английского шпионажа». Сам Рейли, не страдая от избытка скромности, также издал книгу о своих подвигах, которые иначе, чем фантастическими, не назовешь. 

Очевидно, уже с 1920 года Рейли отстраняют от разведывательных операций, но он с энтузиазмом продолжает, на свой страх и риск, дело борьбы «против Советов». В начале 20-х годов Рейли все же удалось немного разбогатеть. Он спекулировал чешским радием и «чудо»-лекарством «гумагсолан», стал рантье и вошел в высшие круги английского общества, общался с Черчиллем. 

В то же время Рейли постепенно утрачивает связь с реальностью. Эксцентричность его начала раздражать власти. Он пытается навязать свое мнение английскому премьеру, министру иностранных дел, иногда называет себя Иисусом Христом. Бывший суперагент страдает в то время расстройствами психики, галлюцинациями. Он мнит себя порой «спасителем цивилизации» и новым пророком. 

Около года, с ноября 1924-го по август 1925-го, Рейли проводит в США, судясь с крупной фирмой по вопросу комиссионных. Он ездил по США с антисоветскими лекциями, призывал эмигрантские круги к борьбе против «красной опасности», формирует в США филиал «Международной антибольшевистской лиги». Ему удается вырвать некоторые суммы на борьбу с Советами у «Фонда Форда». Вместе с писателем Полом Дюксом, Рейли перевел на английский книгу своего «героя» Савинкова — «Конь вороной», еще не ведая о гибели ее автора. 

Большевистское руководство надеялось любым способом заполучить суперагента, считая его ключевой фигурой всех заговоров. Еще в августе 1924 года Дзержинский приказал заманить суперагента в пределы СССР и арестовать. План операции готовил сам Генрих Ягода. Арест Рейли должен был завершить многофигурную комбинацию под названием «Трест», в ходе которой чекистам удалось даже поживиться деньгами западных спецслужб. 

На удочку, подобную «Тресту» уже попался Борис Савинков, но это не остановило суперагента... Он надеялся, что арест друга — роковая случайность. В августе 1925 года Рейли собрался в дорогу, в СССР. Своей жене он пишет: «Мне необходимо съездить на три дня в Петербург и Москву». 

Чтобы завлечь Рейли в свои сети, чекисты использовали агента британской разведки в Эстонии Хилла, который работал вместе с Рейли в России, и даже умудрился стать советником Троцкого. Этот шпион работал одновременно на советскую и английскую разведки. Хилл помог чекистам создать службу контрразведки для борьбы с германским шпионажем в Советской России. Он же вызвал Рейли на свидание с руководством мнимого антисоветского подполья в СССР, которое сплошь состояло из чекистов. В сентябре 1925 года произошел известный инцидент на советско-финской границе, у деревни Аллекюль, когда при нарушении границы советские пограничники убили нескольких нарушителей границы. Финским пограничникам были показаны тела тех, кто пытался перейти границу. А в столичных «Известиях» была опубликована заметка об этом малозначительном событии. В ней говорилось, что при попытке нарушения границы были убиты двое контрабандистов, и делался намек: в числе убитых был суперагент Рейли. 

Но в действительности Рейли был еще жив. За несколько дней до этого трагического сообщения провокатор Якушев лично встретил Рейли на финской границе, где мифический «Трест» имел свое «окно». А на следующий день заговорщик был уже в Москве. В августе 1925 года он «инспектирует» московское подполье, передав на его «нужды» 700 тысяч рублей. «Трестовцы» отвезли Рейли на дачу в Малаховку, под Москвой, и устроили там общий «костюмированный» сбор мнимого подполья. Рейли пообещал передать заговорщикам еще 500 тысяч долларов. 

После этого «сбора» Рейли вместо Ленинградского вокзала отвезли на Лубянку, в тюрьму. И в ту же ночь была организована пресловутая перестрелка на границе и заметка в газете. 

Смерть суперагента — еще одна сплошная загадка. Один из руководителей ЧК — ОГПУ М. Трилиссер направил своему агенту информацию о том, что во время перехода финской границы Рейли тяжело ранен и арестован, а его два товарища убиты. Очевидно, и в шифровки чекисты ввели дезинформацию для возможной утечки. 

В книге В. Минаева «Подрывная деятельность иностранных разведок в СССР» (М., 1940) утверждается, что Рейли спокойно перешел границу и устроился на службу в уголовный розыск Ленинграда под именем Сиднея Реллинского и что он был изобличен как шпион и расстрелян только в 1927 году.

Скорее всего финал наступил 5 ноября 1925 года. Вечером сотрудники ГПУ вывезли Рейли на машине в Богородский лес за Сокольниками и просто убили выстрелами в затылок. В архивах сохранился рапорт об убийстве Сиднея Рейли, № 73 (приведен с сохранением оригинальной постановки знаков препинания): 

«Довожу до Вашего сведения, что согласно полученного от Вас распоряжения со двора ГПУ выехали совместно с № 73 тт. Дукис Сыроежкин я и Ибрагим ровно в 8 час. вечера 5/Х1-25 г. Направились в Богородск. Дорогой очень оживленно разговаривали... На место приехали в 8 1/2 -8 3/4 ч. Как было ус ловлено чтобы шофер когда подъехали к мосту продемонстрировал поломку машины что им и было сделано. Когда машина остановилась я спросил шофера -что случилось? Он ответил что-то засорилось и простоим минут 5-10. Тогда я № 73 предложил прогуляться. Вышедши из машины я шел по правую а Ибрагим по левую сторону № 73 т. Сыроеж-кин шел с правой стороны шагах в 10 от нас. Отойдя от машины шагов на 30-40 Ибрагим отстав от нас произвел выстрел в № 73 каковой глубоко вздохнув повалился не издав крика; ввиду того что пульс еще бился т. Сыроежкин произвел выстрел ему в грудь. Подождав еще немного, минут 10-15 когда окончательно перестал биться пульс внесли его в машину и поехали прямо в Санчасть где уже ждали т. Кушнер и фотограф. Подъехав к Санчасти мы вчетвером - я Дукис Ибрагим и санитар - внесли № 73 в указанное т. Кушниром помещение (санитару сказали, что этого человека задавило трамваем да и лица не было видно т. к. голова была в мешке) и положили на прозек торскии стол затем приступили к съемке. Сняли в шинели по пояс затем голого во весь рост. После этого положили его в мешок и снесли в морг при Санчасти где положили в гроб и разошлись по домам. Всю операцию закончили в 11 часов вечера 5/Х1-25 г.» 

В этом же рапорте указано, что на следующую ночь тело Зигмунда Марковича Розенблюма, более известного миру как Сидней Джордж Рейли, было закопано во дворике для прогулок внутренней тюрьмы ОГПУ на Лубянке: "Труп положен был так как он был в мешке так что закапывающие его 3 кр-ца лица не видели". Комментарии, думается, излишни. 

К чему такая секретность? Возможно, потому, что возиться с судом над британским подданным было для ГПУ слишком хлопотно, тем более что для Запада Рейли уже с месяц как был мертв. К тому же приговор еще от 3 декабря 1918 года о расстреле "при первом обнаружении в пределах территории России" никто не отменял. Вот, считайте, и привели его в исполнение. 

P.S.

В 1990 году публицист Р. Пименов, изучив ряд новых материалов о Рейли, пришел к парадоксальному выводу: английского суперагента Рейли не существовало. А был советский разведчик и контрразведчик С. Реллинский... Все остальное, по Пименову, — легенды, созданные ЧК. Чекист Реллинский был заслан к Локкарту и разоблачил «заговор послов», затем отправился в Англию как советский шпион. В 1925 году он получает приказ вернуться в СССР. А перестрелка на границе и газетные утки о гибели Рейли были только инсценировкой. После переезда в СССР Реллинский работал в уголовном розыске, но когда к власти в ЧК-ОГПУ пришел Генрих Ягода, то последний уничтожил за что-то нелюбимого разведчика, как «английского агента». 

Парадоксальность (если не сказать — абсурдность) утверждений Р. Пименова, изложенных им в статье «Как я искал шпиона Рейли» («Совершенно секретно». — 1990. — №8. — С. 22–23) заключается в том, что автор игнорирует неоспоримые факты: Рейли был хорошо известным в Европе «деятелем», его знал Черчилль, документы, связанные с его арестом и гибелью, как и фотографии трупа суперагента, были доступны исследователям. 

Судьба супершпионов — тайна. К тому же, возможно, что свою последнюю авантюру Рейли попытался осуществить на свой страх и риск, без прикрытия английских спецслужб. Рейли представлял собой блистательного авантюриста, в западном понимании этого слова. Он бросался в пучину любовных интриг и заговоров, денежных афер и террористических актов, но при этом сохранял верность своим пристрастиям, идеалам и присяге, во всяком случае до того, как попал в лапы чекистских «пыточных дел мастеров». 

Его жизнь и блестяще проведенные операции вошли в учебные пособия спецслужб многих стран. Совремменники называли его авантюристом всех времен и народов, гениальным разведчиком, хладнокровным убийцей и патологическим негодяем. Как и положено разведчику-профи, он имеет биографию, сотканную из сплошных "белых пятен". Всезнающая 32-томная энциклопедия "Британика" нашла место на своих страницах, чтобы рассказать о нем.

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.