fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (9 Голосов)

Перед вами средства для защиты тел умерших от вандалов, которые применялись во второй половине XIX века. Это было огнестрельное оружие, которое могло заряжаться солью или боевым зарядом, способным не только ранить, но и убить расхитителей могил. При открытии крышки гроба происходил выстрел, при этом оружие могло быть еще и поворотным, а выстрел происходил именно в ту сторону, где находился вандал. Могилы вскрывали вскоре после захоронений, причем делали это не только для того чтобы поживиться личными вещами умершего, но и для продажи тел, в которых в то время очень сильно нуждались медицинские ВУЗы.

 

Женщина у землянки, Минск, вторая половина 1940–х.

Фото Джона Строма из ACME. Подпись к фото гласит: "Когда–то на месте этой землянки, сооруженной посреди разрушенного войной Минска, стояли жилые дома. Сейчас в Минске огромная проблема с жильем. Сегодня картофельные делянки и землянки покрыли разрушенное пространство. Крайняя нехватка поставок техники затрудняет работы по реконструкции Минска." 

Сразу же после освобождения, уже с 1944 года, все республики СССР начали оказывать серьёзную помощь разрушенной Беларуси. В свою очередь, международный Красный Крест и американские благотворительные организации отправляли эшелоны с обувью, одеждой и другими вещами, необходимыми обездоленным людям. 

Иногда помощь распределялась достаточно своеобразно, о чём можно судить по некоторым документам. 

В 1944 году представитель ЦК ВКП (б) в Минске Филимонов докладывал секретарю ЦК ВКП (б) Георгию Маленкову: "В Белорусское общество "Красный крест" и "Красный полумесяц" за последнее время поступает большое количество промышленных товаров, вещей–подарков из заграницы. 
... Вместо принятия мер по улучшению дела на месте незаконно стали раздавать вещи прямо с центральной базы отдельным лицам без определения их степени нуждаемости, из чувства благотворительности. Подобная практика приняла настолько широкие размеры, что на центральной базе "Красный крест" незаконно был организован специальный склад, куда отбирались наиболее ценные вещи для раздачи их по запискам и устным указаниям. Записки писали по своему почину почти все руководящие работники республики (в количестве 11 человек), распоряжались вещами и второстепенные работники....Так, в ходе проверки нами было задержано исполнением письмо управделами Президиума Верховного Совета БССР т. Стронгина следующего содержания: "Прошу отпустить из базы Красного креста для меня и помощника Председателя Президиума Верховного Совета БССР т. Вольфсона..." — и далее идет перечисление 60 вещей, среди них 6 пальто, костюмы, обувь, головные уборы, пижамы и прочее". 

Так, например, зав. Минским горОНО т. Новодворец получил по указанию своего родственника — зам. председателя Красного креста т. Новодворца 6 вещей на центральной базе "Красный крест", получил вещи для себя в Наркомпросе, а затем и в горсовете. Всего им было таким образом получено 25 вещей, в том числе 3 мужских пальто. Получил для себя в разных местах 35 вещей помощник зам. Председателя Совнаркома БССР т. Невядомский. В двух местах получил 31 вещь, 3 метра сукна и 5 метров тканей председатель Минского горисполкома т. Бударин, а заведующий Минским горздравотделом т. Шуба получил в разных местах 50 вещей. Особенно недопустимо вел себя председатель Сталинского райисполкома т. Левин. В течение октября с. г. он три раза получал вещи на центральной базе "Красный крест", четвертый раз получил вещи в своем райисполкоме, и после этого там же получила вещи еще и жена его. Всего им было получено 87 вещей и, кроме того, 13,5 метра сукна и 12 метров тканей. Среди полученных вещей было 3 костюма, 5 платьев, 9 различных пальто и другое. Эти факты противозаконного и чрезмерного получения вещей не единичны. Всего таким образом в течение октября с. г. с центральной базы Красного креста было роздано 3134 вещи" 

Одной из самых активных посетительниц склада Красного Креста оказалась жена председателя Президиума Верховного совета Белорусской ССР Никифора Наталевича: "т. Наталевич (председатель Президиума Верховного Совета БССР) также получил с центральной базы 152 разные вещи и 148 метров ткани и его жена несколько раз приезжала на базу для обмена взятых вещей на лучшие, при этом устраивала там скандалы." 

Н.Наталевича даже вызвали по этому поводу в Москву к заместителю председателя Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) Матвею Шкирятову, который докладывал о проведенной беседе Маленкову: 

"...По этому вопросу я говорил с т. Наталевичем, и он дал свои объяснения. Факт получения указанного количества вещей и ткани он признает, но объясняет это очень плохим материальным положением его большой семьи, состоящей из 12 человек, после того как его в 1943 г. обворовали. Относительно того, что жена его устраивала скандалы на базе, отрицает, заявляя, что это неправда. Признает, что, несмотря на материальные затруднения, он допустил большую ошибку, обращаясь за помощью на базу Красного Креста, и что эта ошибка послужит для него уроком в дальнейшей работе". 

Н.Наталевич продолжил работу во благо Родины, остальные тоже отделались предупреждениями и выговорами, одного сняли с должности. 

Большая статья (https://www.kommersant.ru/doc/1528282), где кроме вышеприведенных случаев, так же описано как партийные работники во главе с первым лицом республики — П.К. Пономаренко (в Минске есть улица его имени) распределяли между собой трофейное имущество: "При получении первых эшелонов с трофейным имуществом в 1945 г. с грузами, как–то: мебель мягкая, жесткая, буфеты, разные столы, а также бывшие в употреблении носильные вещи, я помню, что несколько раз приезжала жена т. Пономаренко с т. Крайновым Я. И. и Абрасимовым П. А."

"Встречной проверкой Минского аэропорта установлено, что для ряда руководящих работников Белорусской ССР трофейное имущество в большом количестве доставлялось непосредственно из Германии и Польши, для этой цели широко использовались рейсовые самолеты Белорусского управления гражданского воздушного флота и самолет типа СИ–47 за N 927, предназначенный для обслуживания Пономаренко П. К. и фактически находившийся в бесконтрольном распоряжении его помощника Абрасимова П. А. Рейсовыми самолетами Белорусского управления ГВФ за 1945 год и январь–июль 1946 года было в общей сложности перевезено из Берлина в Минск 126 пассажиров с личным багажом в 12 175 кг. Самолетом N 927 в течение 1945 года за 12 самолето–рейсов было доставлено из Польши и Германии в Минск 24 пассажира с 20 571 кг грузов, преимущественно ковров и другого бытового трофейного имущества, которое ни на центральную, ни на периферийные базы Белглавснаба не поступило. На этом самолете были дважды доставлены из Германии в Минск Абрасимов П. А. с 1600 кг ковров и 2000 кг других бытовых вещей, начальник оперативной группы при Совете Министров БССР Горелик — с 2000 кг бытовых вещей и 1500 кг других грузов и в марте 1945 года перелетал из Бромберга в Минск заместитель председателя Совета Министров БССР Эйдинов Г. Б.— с 500 кг личных вещей. На этом же самолете в конце апреля 1946 г. была доставлена в Минск из Германии для Эйдинова Г. Б. автомашина "Опель".

"По вопросу полученного трикотажа на сумму около 10 тыс. руб.— приезжала жена т. Пономаренко П. К. с первым помощником председателя Совета министров БССР т. Абрасимовым П. А. Последний заявил мне, что по поручению т. Пономаренко П. К. нужно отобрать трикотажа, и т. Абрасимов П. А. с женой т. Пономаренко П. К. произвели отбор и получили... По вопросу приезда жен руководящих работников, как–то: СНК БССР и ЦК КП(б)Б, на базе Белглавснаба были случаи, припоминаю, что, согласно постановлению СНК БССР, было выписано 10 или 15 сервизов (что можно установить), а посуда была сборная, поэтому они и приезжали сами подобрать"".

 

Особое место в коллекции Государственного исторического музея в Москве занимает сабля, принадлежавшая императору Франции Наполеону Бонапарту. 
По окончании Египетского похода правительство наградило Наполеона роскошной саблей работы знаменитого оружейного мастера Франции Николя Буте. Эта сабля является прекрасным образцом оружейного искусства того времени. Она выполнена в стиле ампир, который характерен для наполеоновской империи. Рукоять сабли перламутровая, эфес из позолоченной бронзы, также рукоять обвита крученой проволокой из латуни. Венчает саблю львиная голова, в пасти льва находится подвижное кольцо. Клинок сабли изготовлен из так называемого искусственного дамаска, то есть из сварного железа. На клинке расположена дарственная надпись, которая выполнена в очень трудоемкой и сложной технике кузнечной сварки: «за Египетский поход» и «Н. Бонапарт. Первый консул республики французов».

Сегодня эта сабля находится в коллекции Государственного исторического музея в Москве; чтобы оказаться там, ей пришлось пройти длинный путь. В 1814 году после отречения от престола Наполеон был отправлен на остров Эльба; среди других эмиссаров стран-победительниц его сопровождал адъютант императора Александра I, граф П. А. Шувалов. В Оргоне крестьяне окружили экипаж, в котором ехал низложенный император, и пытались вытащить Наполеона из кареты и разорвать в клочья. Одним из первых на помощь бывшему императору пришел Шувалов. Он протиснулся сквозь беснующуюся толпу и грудью прикрыл Наполеона. Решительный вид русского офицера немного образумил людей. Тем временем ямщики заложили лошадей, и кортеж спешно покинул деревню. Прощаясь с Шуваловым на борту фрегата, Бонапарт в знак благодарности подарил графу свою саблю. До Гражданской войны в России сабля Наполеона находилась в собственности потомков П. А. Шувалова. Однако в январе 1918 года наряду с другими ценным оружием её конфисковали красноармейцы. Сабля использовалась как боевое оружие на фронтах Гражданской войны (тогда-то она и потеряла верхний сегмент защитного перекрестья на рукояти). Лишь в 1926 году историческая реликвия была передана в Музей Красных Армии и Флота, а уж затем попала Государственный исторический музей в Москве.

 

В декабре 1941 г. советская армия перешла в контрнаступление под Москвой и отбросила немцев на 100-350 км от столицы. А что было дальше? 

А дальше был перелом в войне под Сталинградом, самое масштабное танковое сражение Второй Мировой войны на Курской дуге, форсирование Днепра, освобождение Украины, операция «Багратион» и конечно же штурм Берлина. А потом долгожданная победа, которую мы празднуем каждый год 9 мая. 

Обо всем этом нам известно из школьных учебников по истории и из различных СМИ. И все бы хорошо, но есть одно НО. Представленный список громких советских побед не полон. Есть еще одна. Та, о которой все предпочли забыть.

Ржевская битва с несколькими небольшими перерывами продолжалась с января 1942 г. по март 1943 г. Когда немцы оставляли Ржев, Гитлер по телефонной связи слушал, как его уходящие войска взрывают мост, ведущий в город. А после того, как советско-германский фронт сместился на запад, Сталин лично посетил Ржев. Это была первая и последняя поездка «вождя народов» в сторону фронта. 

Так что же происходило в районе Ржева в течение 1 года и 3-х месяцев? Советская армия сражалась с немецкими захватчиками, и в итоге мы победили. Но если мы победили, то тогда почему об этой победе принято молчать?

Для ответа на этот вопрос обратимся к цифрам потерь обеих сторон и тем результатам, которые удалось достигнуть советской армии в ходе Ржевской битвы.

Первый этап Ржевской битвы начался 8 января 1942 г. Желая продолжить развитие успеха прошлогоднего декабрьского наступления под Москвой, ставка ВГК поставила перед советскими войсками задачу окружить, расчленить и ликвидировать немецкую группу армий «Центр» в районе четырехугольника Ржев-Вязьма-Юхнов-Гжатск.

В первые недели январского наступления советским войскам сопутствовал успех - удалось прорвать линию фронта западнее Ржева и освободить значительные территории восточнее этого города. Некоторые советские соединения вышли в тыл немецким армиям и грозились отрезать их от снабжения, идущего по главной дороге Смоленск-Вязьма.

13 января начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта Ф. Гальдер писал в своем дневнике о тяжелейшем положении войск группы армий «Центр».

Но, к несчастью советских войск, к концу января их наступательный порыв иссяк, чем непременно воспользовались немцы во главе с В. Моделем недавно назначенным на пост командующего 9-й армии.

В течение последней недели января и в феврале практически все, прорвавшие линию фронта советские соединения оказались отрезаны немцами от снабжения. До 20 апреля ставка ВГК не прекращала требовать от войск выполнить поставленную в январе задачу и окружить и ликвидировать группу армий «Центр». Но реальность диктовала свои условия. Восполнившие потери и закрепившиеся на оборонительных рубежах немецкие армии перешли к более активным действиям, направленным по большей части против отрезанных от снабжения советских войск. 

Стоит отметить трагическую участь, постигшую в этот период 33-ю советскую армию, которая, не взирая на многократные попытки, не смогла вырваться из немецкого окружения и фактически прекратила свое существование, а ее командующий М. Г. Ефремов, предпочтя разделить судьбу своих солдат и отказавшись от эвакуации, совершил самоубийство.

Так закончился первый этап Ржевской битвы (8 января - 20 апреля 1942 г.). Советская сторона только по официальным данным потеряла 776 889 человек (цифра включает в себя безвозвратные и санитарные потери). Военный историк С. Н. Михалев определяет это число в 948 тыс. человек. Потери Германии были ниже, но не менее существенны - более 333 тыс. человек.

Итогом январско-апрельских боев 1942 г. стало образование Ржевского плацдарма, или как его называли в советской историографии Ржевско-Вяземского выступа, занятого немецкими армиями группы «Центр». Но это было только начало Ржевской битвы. В последующие месяцы вплоть до марта 1943 г. на этом участке фронта продолжали кипеть бои, пока общая стратегическая обстановка не вынудила немецкое командование оставить Ржевский плацдарм. Число советских потерь к окончанию Ржевской битвы (31 марта 1943 г.) возросло до 1 324 283 человек (больше, чем общие потери советских войск в Сталинградской битве).

 

Фото из личного архива. (Что за пуговки такие?)

Из воспоминаний Е. Федотовой.

Лазурные глаза с золотыми солнцами

«Я долго рассматривала огромный портрет, висящий в гостиной дядиного дома. Цветные карандаши мягкой растушевкой прекрасно передали на бумаге красоту статного мужчины. Русые волосы в кольцах, прямой, чуть великоватый нос и тонкие губы. А особенно красивы были глаза - большие, лазурные, с золотыми солнцами, обрамлявшими зрачки. Только что-то смущало меня, было чувство, что все лицо живое, а глаза - мертвы. В них не было ни искры мысли, ни смешинки, ни отпечатка прошлого. Они были просто красивыми. 

- Это мой дедушка, - сказал дядя. 
Я плохо знаю немецкий, но эту фразу понять было несложно. 

- Я его очень любил. Он меня тоже. Жаль, что не видел. 

- Кого? - робко переспросила я, боясь, что неточно перевела последнюю фразу. 

- Никого. Он никого не видел. Мой дедушка был слепым. 

Позже, за ужином, я слушала русскоязычный перевод истории, оставившей глубокий след в моем сердце.

На войне как на войне

Эмиль Вакер - первый красавец в городе и самый завидный жених, в свои 19 лет вскружил голову не одной девушке. Спроси тогда любую – «Что тебе так нравится в нем?», и она прошептала бы что-то про необъяснимо красивые глаза. А потом налетела война, прозванная во всех учебниках истории Второй Мировой.

Дядя рассказывал, смотря в одну точку, порывисто, эмоционально, погружая меня в то время, отчего создавался эффект присутствия. Вот вокзал, двое на перроне. Эмиль и его лучший друг. Поезд, отправляющийся на фронт, отходит через час. 

- Я не хочу, понимаешь, не хочу! - кричит его друг, отрывая пуговицы на рубашке, - я не могу убивать! 

Эмиль сжимает друга, хлопает по спине, он не знает, что нужно говорить сейчас. 

- Мы никого не убьем. Давай пообещаем это друг другу? 

И они пожимают руки, зная, что врут. 

Вагон, забитый новобранцами. Лица серые, суровые. Эмиль пытается отыскать среди этих одинаковых масок своего друга. 

- Вольфрам Крамер, кто видел Вольфрама? 

Один из парней, сидящий в проходе, смачно сплюнул на рельсы. 

- Застрелился он, ты что, не слышал? 

- Как.... Как?! Когда? 

- За полчаса до отправления. С запиской нашли, написал, что выполнил какое-то обещание. 
- Убивать, он никого не убьет, - прошептал Эмиль, закрыв глаза. 

Пять дней в вагоне, бесконечный стук колес, остановки, подсаживают новых. Я словно вижу этих солдат. Все пуганые, злые. Ночь. Очередная бомбардировка с самолетов. Одна из бомб разрывается в вагоне. Почти все гибнут на месте, а те, кто выжил - уже не похожи на людей. Среди них юноша с окровавленным лицом. Юноша, что рыдает без перерыва. Он хватал каждого, кто пытался поднять его, тряс и кричал, пытаясь рассмотреть того, кто причинил ему эту боль. Но с этого дня он уже никогда ничего не увидит. Никто не понимал, отчего этот парень сходит с ума? Все кости целы, лицо лишь изранено осколками… Невозможно было понять, что его ослепило...

Дяде дедушка про войну рассказывал лишь однажды. И каждое слово врезалось в память. 

- Я не видел войны. Но я слышал ее. Слышал по пути домой, в госпиталях, за окном вагона. Слышал то, что никогда не смогу забыть. Я слышал, как умирают. И скажу тебе одно - и русские и немцы умирают одинаково. Одинаково кричат и молятся, а это одинаково на всех языках. И, знаешь, в этой жизни я пожалел лишь об одном. Что тогда не застрелился вместе с Вольфрамом. Зато я выполнил данное ему обещание».

 

Автомобиль Гитлера образца 1942 года.

 

Барон Вальтер фон Лютвиц (2 февраля 1859 г. — 20 сентября 1942 г.) — немецкий генерал, получивший известность благодаря своему участию в капповском путче.

Во время Первой мировой войны Вальтер фон Люттвиц занимал ряд высоких военных должностей, в том числе неоднократно командира бригады. После объявления перемирия в 1918 году Люттвиц был назначен временным революционным правительством — Советом народных уполномоченных — на должность главнокомандующего рейхсвером в Берлине и его окрестностях. Находясь в этой должности, в январе 1919 года Люттвиц руководил подавлением так называемого восстания спартакистов с помощью фрайкора.

Как и многие другие в рейхсвере, Люттвиц был решительным противником Версальского договора. Особое возмущение у него вызывали требования сократить германскую армию до 100 тысяч человек, ликвидировать фрайкор и выдать около 900 служащих рейхсвера, обвинявшихся державами-победительницами в совершении военных преступлений. Люттвиц планировал противостоять этим требованиям. К действиям он приступил после того, как 11 марта 1920 года был смещён с должности главнокомандующего рейхсминистром обороны Густавом Носке. В ночь с 12 на 13 марта подлежавшая расформированию морская бригада Эрхардта, до недавнего времени находившаяся в подчинении Люттвица, вошла в правительственный квартал Берлина. Путчисты, не поддержанные старой элитой и населением, продержались всего несколько дней. Люттвицу, назначенному путчистским правительством рейхсминистром обороны, удалось бежать 17 марта. Несколько лет Люттвиц прожил в Венгрии и после объявления амнистии вернулся на родину в 1925 году.

Вальтер фон Люттвиц умер 20 сентября 1942 года в Бреслау.

 

Знаменитые очки Эрвина Роммеля 

"После короткой беседы с плененными британскими генералами Роммель с большим интересом осмотрел машины. Он наблюдал, как из грузовиков выносили британское оборудование. Среди выгружаемых вещей он заметил пару огромных защитных очков. Они ему понравились. 
Он улыбнулся и сказал: 
– Брать добычу разрешается даже генералу. Я возьму эти очки себе. – И он водрузил очки поверх козырька своей фуражки с золотым кантом. 
С тех пор эти очки стали главной приметой Лиса Пустыни." 

- Хайнц Вернер Шмидт ."С Роммелем в пустыне"

 

Сикхи индийского легиона Вермахта проводят учения по отражению вражеского десанта, 1944 год.

Традиционно, сикхи являлись одним из наиболее воинственных народов Индии, даже по сей день составляя всего 2 процента от общего населения страны сикхи составляют 20 процентов от всего офицерского корпуса вооруженных сил Индии. Примерно 20 процентов сикхи составляли и в рядах легиона Вермахта.

По причине того, что боевой путь легиона оказался очень коротким и проходил в обстановке общего хаоса на фронте, трудно составить объективное представление о его качествах как боевого соединения. Более или менее точно, можно говорить что отступление легионеров из Франции проходило в достаточно хорошо организованной манере, при этом колонны понесли определенные потери от авианалетов противника и партизанских засад. Более туманным остается вопрос о боевом применении индийских добровольцев против регулярных частей, впрочем один из ярких эпизодов о сражениях во французской коммуне Нюи-Сен-Жорж, где добровольцы столкнулись с американскими танками, мне удалось найти в книге Рудольфа Хартога "знак Тигра", который служил переводчиком в легионе.

"Индийские добровольцы сражались храбро. 19-летний Мухаммед Рашид из 14-й роты, находившийся у противотанкового орудия в кукурузном поле ожидал подхода американских танков. Первые из них выехали в сумерках, из-за изгиба дороги. Как только они появились в зоне видимости, Мухаммед открыл огонь, поразив первый танк с одного попадания. Несмотря на то, что следующие танки в колонне вели шквальный ответный огонь, боец не покинул свой пост и пустил на воздух и второй танк. В конечном счете еще три американских танка подорвались на минах, а индийский доброволец оставался на позиции пока противник не отступил. В этот день вражеский прорыв был остановлен".

 

Капитан Джон Кромвель, командующий 43-м дивизионом подводных лодок флота США. 

В качестве командира дивизиона подводных лодок в ноябре 1943 года руководил их действиями с борта субмарины "Скалпин". 

Во время атаки японского конвоя 19 ноября 1943 года подводная лодка "Скалпин" была повреждена глубинными бомбами и вынуждена подняться на поверхность. В ходе артиллерийского боя с японскими эсминцами лодка была поражена снарядами, капитан корабля, расчет орудия погибли. Капитан Кромвель приказал оставшимся членам экипажа покинуть лодку. 

Поскольку сам он обладал секретной информацией о готовившихся операциях американского флота, и опасался, что под пытками может ее выдать, капитан Кромвель сознательно остался на лодке, и затопил ее вместе с собой. 

Посмертно награждён Медалью Почета.

 

"Львица Гуэнола". Месопотамия, примерно 3000 до н.э. Продана на аукционе Сотбис за 57 200 000 $.

Статуэтка представляет из себя скульптуру из белого известняка меньше 13 см высотой. Львица изображена в человеческой позе, ее лапы сложены на груди, а голова прижата к левому плечу. "Месопотамская львица» была создана для того, чтобы отгонять злые силы от своего владельца – местного правителя. Использовать подобное изображение в то время могли лишь люди, наделенные властью. Носить талисман необходимо было на груди, о чем говорят отверстия в верхней части скульптуры. 

Львица была найдена в начале 1930-х гг. на территории современного Ирака, неподалеку от Багдада. Свое название — Guennol Lioness («Львица Гуэнолла») — скульптура получила в честь одноименной коллекции, которую в течение 20 с лишним лет собирали сын стального магната Алистер Мартин и его ныне покойная супруга Эдит. «Львицу» Мартин купил в 1948 г., и до настоящего времени она выставлялась в Бруклинском музее изобразительных искусств в Нью-Йорке. 

Эта скульптура, как утверждают эксперты, является одним из самых древних шедевров культовой скульптуры Ближнего Востока и всего мира.

 

Обложка журнала "Popular Science" с анонсом статьи "Трактор-цикл для бездорожья", 1931 г.


Комментарии   

# палыч78 2019-02-11 18:50
"Женщина у землянки, Минск, вторая половина 1940–х." Кому война, кому мать родна

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.