fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Февраль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 Голосов)

В 1939 году был опубликован исторический очерк С.А. Хмелькова «Борьба за Осовец». Очерк написан очень интересно и поучительно, с большим уважением к личности коменданта Осовца генерал-майора Н.А. Бржозовского, который блестяще руководил обороной этой маленькой крепости. 

В очерке С.А. Хмельков описывает попытку атаки передовых позиций (Сосненской и Заречной) Осовецкой крепости, силами 18-го и 76-го ландверных полков германской армии 6 августа 1915 года. Перед штурмом позиций немцы произвели газовую атаку на русские укрепления. Несмотря на то, что газовые атаки германских войск на Западном и Восточном фронтах мировой войны к этому времени уже давно не были чем-то неожиданным, защитники крепости оказались к ней совершенно не готовы: 
«Газы, пущенные немцами 6 августа, имели темнозеленую окраску - это был хлор с примесью брома. Газовая волна, имевшая при выпуске около 3 км по фронту, стала быстро распространяться в стороны и, пройдя 10 км, имела уже около 8 км ширины; высота газовой волны над плацдармом была около 10-15 м. 
Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, большие потери несла во время стрельбы крепостная артиллерия; не участвующие в бою люди спаслись в казармах, убежищах, жилых домах, плотно заперев двери и окна, обильно обливая их водой. 

В 12 км от места выпуска газа, в деревнях Овечки, Жодзи, Малая Крамковка, было тяжело отравлено 18 человек; известны случаи отравления животных - лошадей и коров. На станции Моньки, находящейся в 18 км от места выпуска газов, случаев отравления не наблюдалось. 

Газ застаивался в лесу и около водяных рвов, небольшая роща в 2 км от крепости по шоссе на Белосток оказалась непроходимой до 16 час. 6 августа. Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели… 
Штурм крепости 6 августа с применением отравляющих газов указал, что крепость совершенно не обеспечена от газовых атак. 

Не было выработано никаких инструкций, не было никаких средств для коллективной и индивидуальной защиты гарнизона; присланные противогазы оказались малопригодными, все принятые меры, как то: костры из соломы, поливание брустверов известковым раствором и прочее, были недостаточны, большая часть казарм, убежищ, капониров не только не имела искусственной вентиляции, но даже не была снабжена какими-либо приборами для выработки кислорода». 
Это привело к очень серьезным потерям у защитников крепости: 
«Газы нанесли огромные потери защитникам Сосненской позиции - 9, 10 и 11-я роты Землянского полка погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек при одном пулемете; от трех рот, защищавших Бялогронды, оставалось около 60 человек при двух пулеметах». 
При таких условиях немцы могли быстро овладеть всей передовой позицией и броситься на штурм Заречной позиции, однако наступление противника развивалось недостаточно быстро». 
На счастье защитников крепости, 76-й ландверный полк немцев попал под свои же газы, понес потери и, овладев д. Сосня, дальше не мог продвинуться. 

Боевые действия 18-го ландверного полка были более успешны: полк прорезал в проволочных сетях десять проходов и быстро овладел окопами первой и второй линий на участке Рудский канал - полотно железной дороги, затем он продолжал продвигаться по обе стороны железной дороги, угрожая занять единственный мост на Рудском канале, что отрезало бы Бялогрондские позиции от остальных участков Сосненской позиции. 
«Комендант Сосненской позиции развернул роту ополченцев, представляющую общий резерв позиции…приказал перейти в наступление; однако рота, потеряв более 50 процентов отравленными и ранеными и деморализованная газовой атакой, задержать противника не смогла. 
Создалось грозное положение: с минуты на минуту можно было ожидать, что немцы бросятся на штурм Заречной позиции — остановить их было некому». 

Комендант крепости, быстро и верно выяснив складывающуюся опасную обстановку на Сосненской позиции, приказал бросить в контратаку все, что можно, с Заречной позиции, а крепостной артиллерии было приказано открыть огонь по окопам первого и второго участков захваченной немцами Сосненской позиции. 
«Батареи крепостной артиллерии, несмотря на большие потери в людях отравленными, открыли стрельбу, и скоро огонь девяти тяжелых и двух легких батарей замедлил наступление 18-го ландверного полка и отрезал общий резерв (75-й ландверный полк) от позиции». 

Именно этот заградительный огонь 9 русских тяжелых батарей и сыграл главную роль в отражении этой попытки штурма передовых позиций крепости. 
Резервы немцев были им «отрезаны» от атакующего 18-го ландверного полка, да и сами атакующие несли потери от артогня русской крепостной артиллерии. 
«Начальник 2-го отдела обороны выслал с Заречной позиции для контратаки 8, 13 и 14-ю роты 226-го Землянского полка. 13 и 8-я роты, потеряв до 50 процентов отравленными, развернулись по обе стороны железной дороги и начали наступление; 13-я рота, встретив части 18-го ландверного полка, с криком «ура» бросилась в штыки. 
Эта атака «мертвецов», как передает очевидец боя, настолько поразила немцев, что они не приняли боя и бросились назад, много немцев погибло на проволочных сетях перед второй линией окопов от огня крепостной артиллерии. Сосредоточенный огонь крепостной артиллерии по окопам первой линии (двор Леонова) был настолько силен, что немцы не приняли атаки и спешно отступили. 

14-я рота, соединившись с остатками 12-й роты, выбила немцев из окопов у д. Сосня, взяв несколько человек пленными; немцы быстро отступили, бросив захваченные орудия и пулеметы. 
К 11 час. Сосненская позиция была очищена от врага, крепостная артиллерия перенесла огонь на подступы к позиции, но противник атаки не повторил. 
Так кончился этот штурм, на который немцы возлагали столько надежд». 
Вот так, в изложении С.А. Хмелькова, все и произошло. 

Контратаковала противника выдвинутая из резерва свежая 13-я рота 226-го Землянского полка. 
А вот попытка атаковать силами резервной роты ополченцев (которая попала под газовую атаку немцев) провалилась. 

Судя по всему, именно Хмельков, в этой брошюре 1939 года, и стал автором самого термина «атака мертвецов». До него никто его не употреблял. Нет такого названия ни в брошюре подполковника Свечникова и генерал-майора Буняковского «Оборона крепости Осовец» 1917 года, нет его и в более поздней брошюре того же В. Буняковского «Краткий очерк обороны крепости Осовца в 1915 г.», изданной в 1926 году. 
Не употребляют этого термина, в своих мемуарах и книгах о Первой мировой войне, ее участники, многочисленные русские белоэмигранты: Деникин, Врангель, Слащев, Головин, Геруа, Будберг, Гиацинтов, Туркул, и многие другие. 

Теперь давайте посмотрим, как описываются эти драматические события в первоисточнике, брошюре 1917 года «Оборона крепости Осовец». Книга эта была напечатана в 1917 году, типографией Николаевской военной академии в Петрограде: 

«Начальник 2-го отдела обороны приказал 13 роте, перейдя с Заречного форта на Сосненскую позицию, задержать, во что бы то ни стало движение немцев на крепость и вернуть утраченный нами 1-й участок Сосненской позиции. 
Вслед за этой ротой были высланы 14 и 8 роты, получившие задачи: первая - взять обратно д. Сосню, а вторая - 2-й участок Сосненской позиции. 
13-я рота, составлявшая гарнизон Заречного форта, уже потеряла отравленных газами 20 человек; также был отравлен ими командир роты подпоручик Котлинский, но оставался в строю. Выйдя на линию общего резерва, подпоручик Котлинский лично произвел рекогносцировку и верно оценив обстановку, с 500 шагов бросился во главе своей роты в атаку на наступающие немецкие цепи. Немцы открыли по 13-й роте сильный ружейный и пулеметный огонь, но это не остановило стремительной атаки, не смотря на то, что в это время был смертельно ранен подпоручик Котлинский, передавший командование ротой саперному офицеру поручику Стржеминскому. 
Последний, обнажив шашку, с криком „ура" бросился на немцев, увлекая за собой роту. Местность атаки была весьма неудобная: развалины старых блиндажей представляли собой ямы, в которых проваливались люди; отовсюду торчали доски и бревна и т. д., но доблестная рота, поистине достойная своего покойного командира, стремительной атакой, которая была доведена до конца, штыковым ударом выбила немцев последовательно с занимаемых ими позиций, а потом и из передовых окопов 1-го и 2-го участков Сосненской позиции; при этом было взято 16 пленных. Находившиеся в окопах и захваченные немцами наши противоштурмовые орудия и пулеметы в полной исправности отбиты у противника. Поручик Стржеминский был сильно отравлен удушливыми газами, но остался в строю». 

Немцы вступили в штыковой бой с нашими атакующими бойцами и были в нем разбиты. Нашим солдатам удалось очистить от неприятеля оставленные ранее окопы 1-го и 2-го участков и даже вернуть, потерянные было, орудия и пулеметы. 

Но бой на этом еще не был закончен: 
«Овладев 1-м и 2-м участками Сосненской позиции, и, выяснив, что дер. Белогронды в наших руках, приступлено было к атаке дв. Леоново. 
Местность затрудняла атаку. Свои же, широкие проволочные заграждения перегораживали путь. 
Атаковать можно было только по ходу сообщения, продольно обстреливаемому немцами из окопа между двумя ближайшими полосами проволочных заграждений. 
Пришлось прибегнуть к траншейному бою ручными гранатами по французскому способу и продвигаться, пользуясь стрелковыми щитами. 
Крепостная артиллерия сосредоточила огонь по дв. Леоново, который превзошел все ожидания. 
По площади, в квадрате 50 шагов был сосредоточен огонь 9 тяжелых и 2 легких батарей, а с Белогрондской позиции и с первого участка наши открыли пулеметный огонь в тыл противника. В результате, немцы были большей частью перебиты, лишь немногие успели отойти, причем к штыковой атаке не пришлось даже прибегать и к 10 час. утра последний оплот немцев, самый важный, был нами занят». 

«В это время подоспела высланная на поддержку левого фланга Сосненской позиция 14-я рота. Подпоручик Чеглоков со своими людьми и с полуротой 14-ой роты перешел в энергичное наступление и, несмотря на сильное сопротивление немцев, сам идя впереди, штыками выбил немцев из окопов дер. Сосня (4-й участок), которые полностью и занял, отбив у немцев захваченные ими наши орудия, пулеметы и взяв 14 человек пленных. 
8-я рота, высланная вслед за 14-й ротой, усилила второй участок Сосненской позиции и помогла удержать его. 
Таким образом, к 11 часам утра, т. е. в течение 7 часов произошел знаменитый газовый штурм, так блестяще и самоотверженно отбитый частями славного Землянского полка». 

Вот так и закончилось это славное сражение, которое авторы брошюры называют «газовый штурм». 

В результате катастрофического Великого отступления русских войск из Привисленского края крепость Осовец утратила свое стратегическое значение, и русские войска вынуждены были ее оставить. 
18 августа 1915 года началась эвакуация крепости (которая была проведена просто блестяще) и 23 августа русскими саперами были взорваны ее фортификационные сооружения. 25 августа немцы вошли в оставленный защитниками Осовец. 

Маленькая крепость Осовец и полузаброшенный (до войны) Ивангород в годы Первой мировой войны оказались двумя единственными русскими крепостями, которые оказали германским войскам достойное сопротивление и покрыли себя неувядаемой славой. 

Огромная заслуга в этом принадлежит их комендантам генералам Н.А Бржозовскому и А.В. Шварцу, сумевшим сплотить гарнизоны этих маленьких крепостей, вселить в них боевой дух, готовность драться насмерть с опытным и умелым врагом. 

Как отмечал в своей работе В. Буняковский: «Все начальствующие лица должны всегда подавать пример исполнительности, бодрости, неутомимости, заботливости о подчиненных, не считаясь с опасностями жизни, дабы войсковые части не могли бы считать себя "обреченными", а начальников "скрывающимися" от опасности». 
Вся жизнь в крепости должна быть проникнута строгой регулярностью и порядком во всем и близким общением всех друг с другом». 

Именно так и было организовано дело в крепостях Осовец и Ивангород во время их осады. А вот другие, куда более мощные наши крепости: Новогеоргиевск, Гродна, Ковно, Варшава, Брест-Литовск сдались врагу без особого сопротивления, или же и вовсе были оставлены без боя. 

Как справедливо подчеркивал В. Буняковский: 

«Теперь уже не секрет, что наши первоклассные крепости Новогеоргиевск и Ковно сдались не потому, чтобы произведенные разрушения в оборонительных сооружениях и потери в бойцах лишали бы возможности дальнейшего сопротивления, а потому что в голове и сердце комендантов их и в массе бойцов не оставалось веры в успех дальнейшей борьбы. 
Человек всегда был и будет главным орудием борьбы, все равно происходит онa в открытом поле, в окопах или за верками крепостных сооружений - ведь и в основательно разрушенной крепости найдутся и стрелковые и пулеметные позиции и благоприятные условия для штыковых контратак».

Пост от друзей из ВК "Военный хабарок"


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.