fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 (4 Голосов)

"Вечером мы были привлечены необыкновенным шумом и криками во дворе. Все бросились к окнам. Глазам нашим представилась следующая картина. Посередине двора стоял мертвецки пьяный Абаш. Хотя в трезвом состоянии нам и редко приходилось наблюдать его, но сегодня он, видимо, накачался до зеленого змия.
          Абаш размахивал револьвером и грозил пристрелить каждого, кто к нему подойдет. Его окружала толпа сотрудников чрезвычайки - матросы, караульные и даже следователи. Вся эта публика, видимо побаиваясь буяна, для успокоения его применяла всяческие способы. Ему грозили приходом Калениченко, просили его, обнимали и даже целовали. Угроза именем Калениченко привела его лишь в еще большую ярость.
         - Я сотни и тысячи разменял, - кричал Абаш. - И фашего Калениченко застрелю и вас фсех, я никофо не поюсь... Пусть, пусть только явится сюда сам Троцкий!

Ласка и поцелуи подействовали на пьяного смягчающим образом. Он начал жаловаться на свою судьбу и плакать пьяными слезами, в голос, широко раздвинув рот. Рыдания, похожие на рычание, далеко разносились по двору. Однако пойти лечь спать упрямый латыш отказывался. В конце концов, с большим трудом его удалось водворить в одно из свободных помещений и запереть на ключ.
         Но вскоре вся чрезвычайка стала сотрясаться от ударов кулаками и ногами, которыми Абаш осыпал дверь своего узилища. Видя, что это не помогает, Абаш начал палить из револьвера в окно. Тогда с ним опять вошли в переговоры.  Ему передали, что Калениченко велел его арестовать впредь и до протрезвления и что завтра утром его выпустят.      Абаш, с которого после физических упражнений над дверью немного спал хмель, пошел на компромиссы. Он согласился сидеть до утра, но только не в одиночке, а в общей камере.
         - Если я, товарищи, финовен... пашалуйста! - говорил Абаш. - Я котоф ситеть... Я ничефо не имею…...только пез компаньи я не могу... А в компаньи - пошалуйста.
         Абаша поместили в нашу комнату. Он сел на нары, осклабивши свое плоское лицо в хищную улыбку, и заговорил: - Не пойсь, тофарищи... Не трону. Хоть ви и смертники, а фсе ж люди... А езели кто финовен, примерно, контррефолюционер он или еще что - я разменяю... У меня рука ферная: раз и катово!.. Не пойсь. Сефодня Абаш кутит. Я челофек московский и фам фсем пудет праздник. Потому все же - люти. А на теньги мне наплевать! Что теньги...это ничто.

//www.flickr.com/photos/155637875@N05/44796676135/in/dateposted-public/" title="post-2985-1170597852" rel="nofollow" target="_self">post-2985-1170597852

         Абаш вытащил из кармана толстую пачку украинских пятидесятирублевок. - Вот они, теньги. А не станет - еще тостану. Караульный, тофарищ! - заорал Абаш.
        С подошедшим караульным Абаш вступил в пространные переговоры о покупке коньяку и продуктов. - Турак, я тебя коньяком угощу. А фот как кофо разменяю - пиншак сниму и тепе подарю. Самый фартофый, упей меня пог, если фру, - уговаривал Абаш караульного.
         В результате этих переговоров один из красноармейцев взялся доставить вина и закусок. Через час он принес на все 8 абашиных тысяч три бутылки коньяку и гору хлеба, консервов, сала и огурцов. Абаш пришел окончательно в умиление.
       - Ити фсе сюта, смертнички фи милые. Пейте и ешьте. Не сумлефайтесь ... потому Апаш кутит! Фи тоже сепе люди. Кажтому феть хотиться. Ну, конечно, которые контррефолюционер - тем шабаш. Рука не трогнет!.. А так фообще... я человек прафильный... Отчего не укостить. Ити, ити сюта, тофарищи!
        Видя нерешительность арестованных, Абаш рассвирепел. - Что?! Презкаете, сукины сыны... кофорю - укощаю. Многие подошли к столу. Зашло и несколько красноармейцев. Абаш отпил из горлышка бутылки коньяку и передал бутылку соседям. Абаш вскоре совсем размяк.
        На своем ломаном русском языке латыша, смешанным с московским говором (в Москве Абаш прожил много лет) он, присюсюкивая и заикаясь, нескладно и неладно, в отрывистых фразах раскрыл перед нами много тайн знаменитого подвала ждановского дома. Не буду дословно передавать его рассказы. Их цинизм не поддается описанию. В общих чертах из них мы узнали следующее.

//www.flickr.com/photos/155637875@N05/45710754691/in/dateposted-public/" title="post-2965-1201545540" rel="nofollow" target="_self">post-2965-1201545540

        В расстрелах принимали участие и "любители" - сотрудники ЧК. Среди них Абаш упоминал какую-то девицу, сотрудницу чрезвычайки, лет 17. Она отличалась страшной жестокостью и издевательством над своими жертвами.      Расстреливали известный нам Гадис, Володька и даже заведующий хозяйственной частью Е-ов.
        Из уст последнего впоследствии я сам услыхал, что им был собственноручно расстрелян доктор Т-м. Но из всех этих отщепенцев особенной, непостижимой жестокостью отличался один из членов президиума В-н. Я не раз видел этого человека. Московский студент с бледным продолговатым худым лицом, острым носом и красивыми темными, совершенно матовыми, пронизывающими насквозь глазами.
       В-н, по словам Абаша, "разменивал человека по частям". Он обыкновенно садился перед своей жертвой и начинал его расспрашивать. - Офицер? - прищуривался В-н и, прицелившись из револьвера, пробивал кисть руки. - Может быть, полковник? - И пуля раздробляла локоть...  - К этому в руки лучше не попадаться, - говорил Абаш. - Полчаса "менял"... Меняет, меняет, а сам кокаин нюхает, курит...
       Этот В-н впоследствии был назначен начальником военной чрезвычайки на фронте. Его секретарь с упоением рассказывал о нем: - Это талантливейший человек. Он сам судит, сам выносит приговор и сам его сейчас же исполняет на месте! За-амечательный человек! Человек ли он вообще - Бог!" - из воспоминаний К. Алинина. "Чека". Личные воспоминания об Одесской чрезвычайке.

Роман Ершов


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.