fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

За кулисами "дня Д" - сражение за Сен-Марсель

В ходе высадки Союзников во Франции, немцы столкнулись с достаточно крупными десантами противника в своем тылу. Однако, были и значительно менее масштабные выброски, которые тем не менее доставили Вермахту немало проблем. Среди них - французские спецподразделения SAS. Они десантировались в мелких группах по 3-6 человек, с целью установления контакта с местными партизанами, саботажа тылов немецких войск, организации баз.

Определенного успеха эти группы добились в Бретани, где уже 6 июня французский спецназ собрал вокруг себя на ферме в Сен-Марсель крупную банду из 3 000 партизан - жаждущих битвы, но не имевших достаточно оружия. 8 июня британские самолеты приступили к сбросу вооружения и боеприпасов - банда превратилась в армию.

12 июня обстановка накалилась - молодой партизан неправильно поменял указатели на дорогах и немецкая штабная машина заехала прямиком на базу французов. Тут же начались столкновения с войсками Вермахта и хотя атаки немцев успеха не имели, эффект внезапности был полностью скомпрометирован. Теперь немецкое командование было полно решимости зачистить свои тылы от баз "бандитов".

Однако "бандиты" были настроены биться до последнего патрона, тем более что среди них находилось 200 французских оперативников SAS - прекрасно подготовленных бойцов. 18 июня 1944 года крупная группа "восточных добровольцев" Вермахта ворвалась в деревню Сен-Марсель, напрямую угрожая партизанской базе. Часть "осттруппен" прочесывала лесные массивы по соседству с деревней, пока партизаны выжидали. 

Внезапно открытый огонь из всех видов оружия застал немецких коллаборационистов врасплох. Росли потери, а вместе с ними набирала обороты и паника. В дело пошли минометы и восточные добровольцы бежали с поля боя. 

Однако французам было рано праздновать свою победу. Через два часа немцы возобновили атаку уже более серьезными силами. 6 батальонов "восточных легионов" Вермахта и отдельные роты парашютистов и пехотных частей штурмовали Сен-Марсель. Партизаны остановили решительную атаку врага прямо у своего штаба. К вечеру в небе появились "Тандерболты" ВВС США и немцы вновь попрятались по углам. После их исчезновения атака возобновилась с прежней яростью.

Несмотря на все усилия Вермахта, продавить оборонительный периметр французов им не удалось.Ключевую роль в этом сыграли спецназовцы SAS, которые мгновенно и жестко контратаковали в любом месте, где немцы вклинивались в оборону. "Бандиты" оказались крепкими бойцами. 

Наступила ночь и французское командование понимало, что с подходом новых подкреплений противника ничего хорошего не произойдет. Партизанам и оперативникам был дан приказ рассеяться по местности под прикрытием ночной тьмы. Так закончилось сражение, которое по праву может считаться одним из наиболее жестких столкновений антипартизанской кампании Вермахта во Франции.

"Я помню первого убитого. Он высадился на берег и искал укрытия. Я выстрелил ему в голову и его каска слетела в море. Затем упал и человек. Я знал что он мертв. Что я мог поделать? Они меня или я их - вот о чем я думал в тот момент." На фото - современный вид на пляж "Омаха" с позиции, где был установлен пулемет Генриха Северло 6 июня 1944 года.

 

"В тот день на пляже не было места славе - только реки крови и крики умирающих молодых парней"

Такое точное определение пляске смерти царившей на пляже "Омаха" 6 июня 1944 года дал один из самых известных участников этих событий - Генрих Северло, пулеметчик 352-й пехотной дивизии Вермахта. "Монстр Омаха-Бич", как его прозвали уже через много лет после Второй мировой, 21-летний ефрейтор из глухой немецкой деревни, убил и ранил, по разным оценкам до 2 тысяч американских солдат и офицеров, ведя огонь из пулемета MG-42 и двух винтовок.

Неизвестный офицер подавал ему патроны из соседнего бункера. А патронов понадобилось много - настолько, что их масса исчислялась сотнями килограммов. 9 часов Генрих поливал пулями, как из брандспойта, пляж, на котором умирали бойцы еще моложе его самого. "Сначала трупы падали в пятиста метрах, потом в 400 и потом в 150. Везде была кровь, крики, смерть и умирающие люди. Прибой выносил новые тела на берег". 

После полудня Северло получил приказ отступать в соседнюю деревню. С ним было несколько американских пленных - которым посчастливилось не остаться на "Омаха". На следующий день в плен взяли уже самого Генриха. До 1946 года он работал в качестве принудительного рабочего в полях США и на строительстве дорог в Англии. Освободили его по письму отца - которому нужна была помощь на семейной ферме.

Война и осознание содеянного, как это часто бывает, не отпускали ефрейтора еще долго после того как отгремели орудия. Северло долгое время никому не рассказывал о случившемся. Правда стала достоянием общественности лишь к 80-м годам, когда после интервью историкам и участия в съемках документального фильма о "монстре Омаха-Бич" заговорили. 

В 2005-м году Генрих Северло встретился в Нормандии с тем в кого он стрелял много лет назад, американцем Давидом Сильва, который был ранен тремя пулями на пляже Омаха, но чудом выжил и дал себе обещание стать священником после войны. Встреча проходила в дружеской атмосфере. Менее чем через год, в январе 2006-го Генрих Северло умер в доме престарелых, в возрасте 82 лет.

 

«С 6:30 до 8:00 опять сильный пулеметный огонь. Затем 'Томми' атакуют большими массами пехоты и танков. Мы отбиваемся столько времени, сколько можем, но понимаем, что теряем позиции. Оставшиеся в живых пытаются отходить; мы видим, что они окружены. В нашем секторе мы отбили атаку английской пехоты, но она обошла нас справа и слева. Я стал отходить назад как можно быстрее под непрерывным огнем. Другим это не удалось. Когда прекратился ружейно-пулеметный огонь, наша артиллерия пришла в движение. Все еще не могу понять, как я уцелел, когда снаряды рвались в двух-трех метрах от меня и осколки проносились мимо ушей. К этому времени до своих оставалось около 200 метров… Наступающие 'Томми' прошли в пяти- шести шагах и не заметили меня в высокой пшенице… Внезапно укрытие из пшеницы поредело, и мне нужно было проскочить открытое поле… Оставалось только десять метров до следующей полосы пшеницы. Внезапно появились три 'Томми' и взяли меня в плен. Мне тут же дали попить и сигарету. В пункте сбора военнопленных я встретил моего унтерщарфюрера и других товарищей из роты» - Рядовой дивизии "Гитлерюгенд" Циммлер, запись в дневнике о июльских боях у Этервиля, Нормандия.

Дивизия "Гитлерюгенд" в Нормандии - штурмовики Британской империи

Во второй половине дня 8 июня Фриц Витт посетил позиции 25-го полка СС, подготавливая атаку с запада по флангу канадцев. К концу дня 8 июня необходимость активных действий для немцев стала необычайно актуальной. Командование задумывало удар по союзникам силами трех танковых дивизий — 21 -й, 12-й СС и 130-й Образцовой. Дивизии СС «Гитлерюгенд» было необходимо сломить сопротивление 7-й канадской бригады и захватить деревни Pope, Бретвиль и Норрей-ан-Бессин, а затем следовать на север по долине реки Мю и долине реки Сель к ее устью у Курселя.

В 21:20 Мейер выступил с напутственной речью перед личным составом обоих танковых рот, после чего танки пошли в наступление.1-я танковая рота начала развертывание слева от дороги, в центре кукурузного поля. 4-я рота прямо по шоссе направилась прямо к Бретвилю с востока. Почти сразу же эсэсовцы наткнулись На хорошо замаскированный канадский танк, который обстрелял передовую «Пантеру». Два попадания не принесли вреда хорошо бронированному немецкому танку, немцы же со второго выстрела превратили танк противника в огромный пылающий костер. 

Этот костер ознаменовал собой начало боя. Сопровождавшие танки гренадеры оттеснили канадских пехотинцев (из роты «Б») через кукурузное поле к Бретвилю. Танки гауптштурмфюрера СС Пфайффера поднялись на склон холма перед Бретвилем, где попали под огонь канадской артиллерии. В Бретвиле союзники имели хорошо подготовленные позиции, с минимум четырьмя противотанковыми орудиями. 

Один из танков был подбит. Среди сопровождавших атаку гренадер 15-й роты 25-го полка СС было большое число раненых (по сравнению с танкистами, не имевшие никакого укрытия гренадеры оказались в настоящем аду). Пытаясь хоть как-то разобраться в обстановке, Пфайффер крикнул: «Бейте по домам, чтобы загорелись, и огонь осветил нам происходящее». Через секунды танк Пфайффера был подбит, экипаж в спешке оставил машину. Два танка направились в Бретвиль по основной дороге, внеся сумятицу в ряды канадцев; танкам удалось ворваться в село, но тут первая «Пантера» наехала на растяжку из гранат, хитро установленную противником, и ему перебило гусеницу. По танку открыла огонь канадская артиллерия, экипаж пытался оставить машину, но был скошен пулеметным огнем. «Пантера», следовавшая за этим танком, попыталась помочь своим товарищам и открыла огонь; первый же снаряд случайно поразил подбитую «Пантеру», танк взорвался и загорелся. Не став больше испытывать судьбу, второй танк дал задний ход и вышел из боя. К счастью для немцев, в дело вмешалась 2-я батарея самоходных гаубиц «Веспе» из 12-го артиллерийского полка СС, под командованием 24-летнего оберштурмфюрера СС Эрвина Хоке, которая уничтожила несколько орудий. Сам Хоке подбил две противотанковые пушки (при этом был ранен). Удачные действия артиллеристов сбили темп вражеского огня и позволили гренадерам продолжить атаку. Несмотря на потери и сильный вражеский огонь, гренадеры продолжили атаку, а Курт Мейер, сидя на своем мотоцикле, лично повел их в атаку. 

При этом сам он едва не сгорел заживо, когда взорвался бензобак его мотоцикла; подоспевшие гренадеры едва успели сбить пламя. Ценой больших усилий гренадеры вышли к командному пункту канадского батальона в центре поселка. В суматохе ночного боя трудно было понять, где свои, а где чужие. Один немецкий офицер остановил свой вездеход прямо рядом с командным пунктом батальона королевских виннипегских стрелков. Канадцы выстрелом из противотанкового гранатомета тут же уничтожили машину. Это обнаружило командный пункт, который тут же был окружен эсэсовцами. В панике окруженные канадцы с командного пункта направили сообщение в штаб 7-й бригады, что окружены 22 «Пантерами» (хотя столько «Пантер» у немцев здесь не было даже приблизительно). Через минуты штаб канадского батальона потерял связь со всеми своими ротами, кроме одной. Солдаты сражались сами по себе. «Трудно описать всю ту неразбериху, которая творилась тогда на позициях», — вспоминал командир батальона. Несмотря на немецкий прорыв и охватившую их ряды неразбериху, канадцы оказали яростное сопротивление. Командир 15-й роты фон Бюттнер получил смертельное ранение и почти сразу же умер на руках у Курта Мейера. По канадским данным, было подбито шесть «Пантер». Части 26-го полка СС увязли в бою у Норрея и поддержать атаку Мейера не сумели. Взвесив все за и против, около 4:30, «с тяжелым сердцем», Мейер отвел своих людей назад к Ро.

Тем временем 1-я танковая рота обходила Бретвиль по кругу слева, чтобы атаковать с юго-запада. Здесь эсэсовцы также столкнулись с большими трудностями. Положение усугублялось тем, что I батальон 26-го полка С С так и не сумел взять Норрей и тем самым поддержать танки 1-й роты с юга, из-за чего бронетехника не имела поддержки пехоты, но зато оказалась открыта для канадских противотанковых орудий. 1—й взвод унтерштурмфюрера СС Юргена Хемница потерял три танка подбитыми, в том числе был потерян танк самого Хемница. Связавшись из другого танка по радио с командиром роты Берлином, Хемниц получил приказ отступать. Не легче было и другим взводам роты. 2-й взвод унтерштурмфюрера СС Пауля Тайхерта ворвался в Бретвиль, танк Тайхерта был подбит и окружен канадскими пехотинцами. На выручку ему пошел 3-й взвод унтерштурмфюрера СС Карла Дитриха. Помощь оказать не удалось (Тайхерт сумел выбраться из этой передряги сам), танк Дитриха№ 135 был поражен из-за живой изгороди (по-видимому, из противотанкового гранатомета Пиат), экипаж оставил машину. И хотя через несколько минут Дитрих с экипажем вернулся в танк, оказавшийся вполне боеспособным, и продолжил бой, толку от этого было немного. Взвод Дитриха потерял еще одну «Пантеру» — снарядом противотанковой пушки в основание башни был поражен танк № 136, командиру танка Хохнекеру оторвало голову. Макс Вюнше лично отправился на передовую; воочию увидев, что происходит, он прекратил атаку. При отходе «Пантеры» были обстреляны канадским танком, Вюнше был легко ранен в голову осколком снаряда. 

Он еще легко отделался — командир соседнего танка Нерлих был ранен тяжело и умер, так и не успев добраться до госпиталя. На этом атака закончилась — Бретвиль оказался чересчур крепким орешком. Несмотря на неразбериху, канадцам, действовавшим в основном без поддержки танков, удалось удержать свои рубежи, главным образом из-за сильного огня артиллерии с замаскированных позиций и отсутствия у эсэсовцев необходимой поддержки пехоты. Канадские пехотинцы показали, что они ничуть не хуже красноармейцев. Единственным результатом для немцев стал захват Ро. От действий противотанковой артиллерии и гранатометов немцами было потеряно 10 «Пантер». (via)

Источник - "12-я танковая дивизия Гитлерюгенд, автор Р.Пономаренко.

 

В ночь с 12 на 13 сентября 1868 г., следуя под всеми парусами Ютландским проливом, южнее маяка Ханстхольмен в 2 милях от города Лемвиг корабль на 10-узловом ходу выскочил на прибрежную косу. Причиной трагедии считаются несогласованные действия командования.

Возглавлявший поход вице-адмирал К.Н. Посьет в ту штормовую ночь решил идти в пролив Скагеррак под парусами, без использования парового двигателя. Командир фрегата капитан 1-го ранга Оскар фон Кремер посчитал такое решение неверным, однако не мог перечить Посьету.
Вот что сообщил в дальнейшем о случившемся командир фрегата:

«Я вдруг увидел в правой стороне чёрную полосу близ фрегата и тотчас же скомандовал «Право на борт!». Но в тот же момент фрегат сильно ударился кормой, а волна, ударяя в левый борт, вкатилась на шканцы… Это случилось в 2.30 утра… Вслед за первым ударом последовал второй, ещё сильнее, а потом и третий. Адмирал, все офицеры и команда выбежали наверх моментально… Сила удара, свежесть ветра… и близость берега не позволяли сомневаться, что нет ни малейшей надежды снять фрегат… Адмирал приказал рубить мачты… В то же время лейтенанты Его Императорское Высочество Алексей Александрович, Ден, Вишилов и прочие офицеры… занимались устройством плотов…
Попытка спустить шлюпку и завести трос на берег закончилась трагедией — погибли два офицера, квартирмейстер и два матроса. Наконец, трос завести удалось.

К фрегату пришла спасательная лодка… Я отправил на ней больных и лейтенанта Тудора, который знал шведский язык… На предложение генерал-адъютанта Посьета отправиться на катере… Алексей Александрович положительно отказался, не желая оставить фрегат из первых". Только когда связь с берегом была налажена и начался своз команды, Его Императорское Высочество, видя, что есть надежда спасти и других, согласился уехать… На берегу адмирал был встречен… командою, стоявшей во фронт… и тотчас же приказал отслужить молебен, а затем панихиду по погибшим товарищам».

Виновников нелепой гибели фрегата император по семейному великодушию освободил от всякой ответственности (Посьет был наставником и воспитателем цесаревича Алексея — будущего генерал-адмирала).

В Дании хранят память об этом событии в истории российского флота.
В порту города Тюборн (северо-западное побережье Ютландии) стоит на постаменте один из якорей фрегата «Александр Невский». В музее соседнего городка Лемвиг есть отдельный раздел, посвященный этому происшествию. На церковном кладбище городка Харбор есть братская могила, в которой покоятся три моряка — квартирмейстер унтер-офицер Одинцов, матросы Шилов и Поляков, погибшие во время спасения экипажа «Александра Невского» (тела ещё двух офицеров, погибших при этом, были перевезены в Россию).
На скромном надгробном камне надпись: «Они пошли на смертельный риск ради спасения своих товарищей. Господи, да упокой их души»
Начавшиеся вскоре шторма нанесли корпусу сильные повреждения, и 2 ноября 1868 г. фрегат был исключён из списка судов флота и морского ведомства.

В 1869 году остатки фрегата продали на слом за 16 108 рублей, но к работам по утилизации судна новые владельцы по каким-то причинам приступили только в 1900 году. Так закончилась история последнего деревянного фрегата русского флота.
Российский флот учел уроки этой катастрофы. В списке других соображений, предоставленных в результате расследования причин гибели «Александра Невского», особое внимание обратили на меры по безопасности плавания в штормовых условиях.
Константин Николаевич Посьет стал организатором созданного в России в 1872 году Общества спасения на водах.

Известны две картины знаменитого русского художника-мариниста А. П. Боголюбова, посвященные гибели фрегата «Александр Невский».
В своих «Записках моряка-художника» Боголюбов так вспоминал об этом:
На одном из вечеров у цесаревича получено было известие о крушении у берегов Дании фрегата «Александр Невский», на котором плавал В.Кн. Алексей Александрович. Фрегат раскатало вдребезги, но Его Высочество благополучно спасся от гибели. Событие это по приказанию Государя императора я написал в двух картинах, составляющих собственность генерал-адмирала. Это — «Выход Великого Князя из катера в бурунах» и «Благодарственный молебен вечером после крушения на берегу». Для этого я отправился в Данию, где написал этюды местности и бурунов, а фрегат уже видел по частям, выброшенный на берег. На обратном пути я заехал в Копенгаген, был принят королем и королевой, завтракал у них, получил письма и некоторые посылки, с которыми и вернулся в Петербург.

Ликин Ю.А.

 

 

 1925 год. Иван Ангер и Глэдис Рой играют в теннис на крыльях биплана.

 Прошло совсем немного времени после исторического первого полета братьев Райт, как люди стали пытаться устраивать смертельные трюки на самолетах. Первым известным случаем ходьбы по крыльям аэроплана во время полета была практическая демонстрация поперечной устойчивости конкретной модели.

1920 год. Вингволкер стоит на одной ноге на биплане Curtiss во время полета над Нью-Джерси.

Пилоту армии США Ормере Локлиру во время службы нравилось ходить по крыльям самолета для его настройки и корректировки. Решив заработать на своей страсти к риску, он вскоре начал прибыльную карьеру пилота-трюкача в «Летающем цирке Локлира». После этого Локлир переехал в Голливуд, где снялся в фильме «Большое воздушное ограбление». Однако в 1920 году он погиб в авиационной катастрофе во время съемок второго фильма.

1920 год. Двое вингволкеров на биплане.

Угроза смерти, бывшая постоянной спутницей «вингволкеров», или ходоков по крыльям, вызывала неизменный интерес зрителей. Особую популярность летающие цирки, где мужчины и женщины поражали толпу рискованными трюками, приобрели в 20-х и 30-х годах XX века.
Золотой век ходоков по крыльям закончился перед началом Второй мировой войны, но пилоты и сегодня продолжают выполнять подобные трюки на восстановленных старинных бипланах.

 

 

Первая подводная лодка, с успехом применённая в вооружённых действиях, была создана в США Хорасом Л. Ханли во время Гражданской войны во флоте Конфедерации и была названа H. L. Hunley. Погружение осуществлялось заполнением двух балластных цистерн на носу и корме, которые для всплытия продувались ручными помпами, а для срочного всплытия сбрасывался железный балласт, закреплённый на днище. Гребной винт вращался при помощи коленчатого вала семью матросами. Управлялась лодка командиром с отдельного места. Вооружение состояло из мины, закреплённой на длинном деревянном шесте на носу лодки. Наблюдение, вход и выход экипажа из лодки осуществлялись через две небольшие башенки. 

17 февраля 1864 года «Ханли» потопила винтовой шлюп северян USS Housatonic, однако и сама погибла вскоре после взрыва, тем не менее доказав возможность боевого применения субмарин. Таким образом, H. L. Hunley — первая в мире подводная лодка, потопившая надводный корабль, шлюп USS Housatonic — первый в мире корабль, потопленный субмариной, погибшие на нём — первые жертвы подводной атаки, а утонувший экипаж Hunley — первые погибшие в бою подводники.

 

 

Хозяин сбежавшей свиньи и городовой, застреливший невинное животное, Тула, 1900–е.

"Возле "Винного колониального гастрономического магазина" — у «пьяного угла» оказалась огромная свинья, сбежавшая с колбасной фабрики купца Артура Онуфриевича Лехельта. Один из фабричных корпусов находился недалеко от магазина. На фотографии, как свидетельствует подпись на обратной стороне снимка, рядом с городовым, застрелившим свинью, стоит и сам «колбасник». Эта история наделала в Туле много шума, и завсегдатаев магазина нет–нет да и предупреждали: «напьешься, как свинья» или «упадешь, как свинья у пьяного угла»."

 

 

 Вот такой вот люфтшутц..

 

 

 Салад, 15 в. Германия.

Салад, 15 в. Германия.

 

Танк Т-34 и колонна советских солдат на марше по дороге под Белгородом.

Коммент: - Что мы на фото можем рассмотреть? "Сталинградский" трак 550мм, плюс коуши тросов Сормовского типа, учитывая что Сормовчанки комплектовались такими траками и что башня пирожок литая с люком, на фото видим Т-34 производства 112завода Красное Сормово. Люк, тот самый "монолюк" характерный Сормовский.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.