fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Ключом к Сицилии считался узкий Мессинский пролив (согласно греческой мифологии, охраняемый Сциллой и Харибдой), менее трех миль шириной, отделяющий северо-восточную оконечность острова от южной части Италии (Калабрии). Любые транспортные суда, идущие на Сицилию и обратно, обязательно проходили через это узкое «бутылочное горлышко». 

Поскольку союзники удерживали господство на море, лучший способ обеспечить капитуляцию войск противника на Сицилии без единого выстрела состоял во вторжении на юг Италии. Фактически войск Оси в Калабрии не было. Оккупация этого района могла совершенно изолировать Сицилию от материка и предотвратить эвакуацию войск с острова, кроме тех немногих частей, которые, возможно, уже были вывезены по воздуху. 

Однако эту идею всерьез не принимали. Отчасти причиной этому была нерешительность американцев по поводу высадки на материковой части Италии. Однако главная загвоздка состояла в том, что Эйзенхауэр не желал действовать иначе как консервативно и наверняка. Американский историк военно-морского флота Сэмюэл Элиот Морисон писал: «Весь план «Эскимос» был ошибочен... Сначала нам нужно было атаковать Мессину». 

Генерал Генрих Готфрид Витингофф-Шеель, который командовал германской 10-й армией в Италии, писал, что союзники могли бы захватить Мессинский пролив «без особого труда». Если бы подобное случилось, то, как сказал Альберт Кессельринг, немецкий главнокомандующий на юге, «высадка на Сицилии превратилась бы в ошеломляющую победу». 
Вместо этого Эйзенхауэр решил идти напрямик. 8-я армия генерала Монтгомери должна была высадиться на юго-востоке Сицилии, а американская 7-я армия Джорджа Паттона — на западе. 

Именно оттуда итальянцы и немцы и ожидали удара, и именно там командующий объединенной итало-германской группировкой итальянский генерал Альфредо Гуццони накопил 275 000 человек в составе восьми дивизий (они главным образом состояли из мобилизованных местных жителей). Кроме того, там располагались четыре мобильные итальянские и две немецкие дивизии (15-я панцергренадерская и танковая дивизия «Герман Геринг»), разделенные на пять мобильных резервных групп. 

Гитлер не посылал больше войск на Сицилию, потому что допускал возможность свержения Муссолини и капитуляции итальянцев. Кроме того, он не был уверен, что союзники высадятся именно на Сицилии. Фюрер считал, что более логичным для союзников было бы ударить по Сардинии. Обладание этим островом обеспечило бы плацдарм для дальнейшего наступления на Корсику, прямо на север, а с Корсики союзники могли легко добраться до южной Франции или северной Италии. Гитлер также допускал, что англо-американские войска могут высадиться в Греции и продвинуться на север через Балканы. 

Действия британской разведки способствовали укреплению Гитлера в его заблуждениях. В Испании в руки немецкой агентуры попали бумаги, в числе которых находилось личное письмо, написанное сэром Арчибальдом Наем, заместителем начальника генштаба Британской империи, адресованное генералу Александеру. В нем сообщалось, что союзники намереваются высадиться на Сардинии или в Греции. 
Четыре британские дивизии высадились на протянувшейся на 40 миль прибрежной полосе в юго-восточном углу Сицилии в районе Сиракуз и мыса Пассеро. Четыре американские дивизии высадились на западе, образовав сорокамильный.фронт на побережье в районе Скольитти, Гела и Ликата. 

Всего на побережье Сицилии в течение первых трех дней высадились 150 000 человек. В конечном итоге их стало 478 000–250 000 британцев и 228 000 американцев. 

Высадка американцев стала удачной благодаря использованию новых плавающих танков и грузовиков-амфибий. 

Итальянский флот действовал вяло. Только четыре корабля погибли в результате атак подводных лодок. Между тем превосходство союзников в воздухе было настолько подавляющим (4000 самолетов против 1500 германских и итальянских машин), что бомбардировщики противника срочно перебазировались в центральную Италию. 

Самые тяжелые потери союзники понесли в воздушно-десантных войсках. Части 1-й британской и 82-й американской воздушно-десантных дивизий должны были высадиться в глубине острова и захватить ключевые пункты. Однако сильный ветер разбросал американцев в радиусе 50 миль и стал причиной того, что 47 из 134 британских планеров упали в море. 

Итальянцы не оказали практически никакого сопротивления. Генерал сэр Гарольд Александер, командующий сухопутными войсками, писал: «Итальянские дивизии береговой обороны, которые никогда не оценивались слишком высоко, разбежались, практически не сделав ни единого выстрела, а полевые дивизии, когда мы на них наткнулись, также были сметены подобно соломе под порывом ветра. Часто имела место массовая капитуляция». 

С первого дня вторжения все заботы по обороне острова легли на плечи немцев. Была предпринята лишь одна большая контратака. 56-тонные танки «тигр» из состава дивизии «Герман Геринг» сосредоточились в районе Кальтагироне, в 20 милях от побережья, на равнине Гела. Утром 11 июля «тигры» разбили передовые части американской 1-й пехотной дивизии и 45-й пехотной дивизии и добрались до песчаных дюн на берегу. И лишь огонь корабельной артиллерии союзников остановил атаку. 

Поскольку итальянцы сдавались первому попавшемуся солдату союзников, немцы отошли на северо-восточную оконечность Сицилии, чтобы прикрыть дорогу на Мессину. Они сформировали мощную оборонительную линию вокруг массива вулкана Этна, используя силы двух дополнительных дивизий, которые вошли в состав 14-го танкового корпуса под командованием Валентина Хубе. 

В то время как Монтгомери атаковал северо-восточную часть побережья, 7-я армия Паттона, двигаясь в обход западных и центральных районов острова, почти без сопротивления захватила Палермо и направилась вдоль северного побережья к Мессине. 

Когда Сицилия оказалась в руках англо-американских войск, итальянцы 25 июля свергли Муссолини и передали власть своему королю Виктору-Эммануилу, а также маршалу Пьетро Бадольо. Новое руководство арестовало Муссолини, но, чтобы ввести в заблуждение немцев, заявило о своей решимости продолжать войну, одновременно установив тайные контакты в Лиссабоне с союзниками. 

Президент Рузвельт и Уинстон Черчилль с 14-го по 24 августа провели конференцию в Квебеке (под кодовым названием «Квадрант»). Черчилль надеялся, что свержение Муссолини отвлечет внимание американцев от операции «Оверлорд» и будет способствовать их наступлению через северную Италию на юг Франции или в Австрию. Он также стремился отвоевать у немцев Грецию и Балканы. Особенно британский премьер-министр хотел, чтобы союзники высадились на острове Родос из группы Додеканесских островов в Восточном Средиземноморье, который принадлежал Италии. Но в этом вопросе Черчилль наткнулся на жесткое противодействие со стороны генерала Маршалла. 

«Вы меня извините, — сказал Маршалл британскому премьер-министру, — но ни один американский солдат не умрет на этом проклятом берегу». 

Во время «Квадранта» западные союзники согласились на проведение второстепенных операций в Средиземноморье, но операция «Оверлорд» должна была получить абсолютный приоритет. 

Гитлер понял, что итальянцы собираются выйти из игры, и втайне от них запланировал проведение операции «Ось». Фельдмаршал Роммель двинул в северную Италию восемь дивизий — очевидно, для того, чтобы дать возможность находившимся там итальянским войскам направиться на юг и отразить наступление союзников, а заодно обезопасить перевалы через Альпы, равно как и все ключевые населенные пункты в этом регионе. Гитлер приказал войскам Хубе задержаться на Сицилии, но при первой же возможности эвакуироваться через Мессину. Кроме того, фюрер приказал капитану СС Отто Скорцени узнать, где именно содержится дуче, и освободить его. 

Генерал Хубе действовал решительно и эффективно, противодействуя войскам союзников, которые в результате понесли тяжелые потери. В это время части фрегатен-капитана Густава фон Либенштайна под прикрытием немецких истребителей и при активной поддержке зенитной артиллерии за шесть дней и семь ночей эвакуировали 40 000 немецких и 60 000 итальянских солдат. Несмотря на то что итальянцы бросили почти все свое снаряжение и технику, немцы вывезли 10 000 машин, 47 танков, 94 орудия и 17 000 тонн снаряжения. 

17 августа американцы и британцы вошли в Мессину, в которой уже не было войск противника. 

Поскольку лишь около 60 000 германских солдат находились на Сицилии и из них 13 500 раненых были эвакуированы по воздуху, а 5500 взяты в плен, получается, что немцев погибло сравнительно мало. Англичане потеряли почти 13 000 человек, американцы — 10 000, из них всех убитыми насчитывалось около 5500 человек. 

Маршал Бадольо испугался, что немцы могут схватить его, и потребовал в качестве одного из условий капитуляции Италии высадки большого количества парашютистов союзников в Риме. Эйзенхауэр счел эту акцию слишком опасной, так как Гитлер направил парашютистов Курта Штудента и 3-ю панцергренадерскую дивизию [309] поближе к итальянской столице. Штудент получил приказ разоружить все итальянские войска возле Рима, как только Бадольо объявит о капитуляции. 

Характерен следующий момент: несмотря на то что у Бадольо в Риме было пять дивизий, союзники вовсе не были уверены, что итальянцы сумеют защитить район высадки, а Штудент совершенно не сомневался, что его небольшой отряд сможет уничтожить превосходящие силы итальянцев. 

Эйзенхауэр потребовал от итальянцев немедленного прекращения огня. Бадольо уступил. 3 сентября 1943 года недалеко от Сиракуз начальник штаба Эйзенхауэра Уолтер Беделл Смит подписал документ о капитуляции с Джузеппе Кастельяно, который вел переговоры в Лисабоне. В это же время Виктор-Эммануил и Бадольо приняли германского посла, заверив его в том, что Италия останется верной союзническому долгу. 

В тот же день британские дивизии пересекли Мессинский пролив и заняли плацдарм на материковой части Италии. 8 сентября 1943 года союзники по радио Алжира объявили о прекращении огня. Вскоре после этого началось главное вторжение в Италию (операция «Лавина»).

Из соц сетей, без источников.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.