fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Что это у нас тут? Довольно известная фотография с довольным доктором Геббельсом и таким же пиздюком. К несчастью, предысторию знает несколько меньшее количество людей. Порыться пришлось изрядно, зато даже видео по теме нашлось. 
На название можете не смотреть. Место и время действия — Лаубан (ныне Любань), март 1945 г. На излёте Нижне-Силезской операции бои за этот ж/д узел вела 3-я гвардейская танковая армия, на которой предыдущие полтора месяцев боёв и маршей чуть ли не по всей Польше сказались не самым благоприятным образом. А потому местные фольксгренадеры (не путать с фольксштурмистами) сумели продержаться достаточно, чтобы бюджетная версия Моделя в лице командующего группой армий "Центр" Шёрнера (кстати, на видео он есть, вон тот дядька в очках и с эдельвейсом на рукаве) успела при помощи живительных пиздюлей и целебных расстрелов собрать из преторианцев фюрера, понаехавших невесть откуда частей и остатков переживших Висло-Одерскую дивизий две ударные группировки и бросить их в контрнаступление. 
В результате, Рыбалко пришлось отводить ребят и бросать технику, 16-летний Вилли Хюбнер получил свой "Железный Крест", а у Геббельса появился сюжет, вокруг которого он раскручивал шоу под названием "Несокрушимая военная машина Райха" ближайшие пару недель точно.

пехота

Я бы так ордена давал,- сказал Бабин неожиданно.- "Пехотинец?" - "Пехотинец"."На!" И больше бы ничего не спрашивал. Вот этой весной. Днем в окопах по колено талой воды. Ну люди же! Глядишь: один, другой вылез на бруствер обсохнуть на солнышко. Тут - обстрел! Попрыгали, как лягушки, в грязь! А ночью все это замерзает в лед. Вот что такое пехота! Вот она кому вливается, война! Мы здесь покуриваем, а он даже оправляется в окопе, если днем. Потом саперной лопаткой подденет с землей и выкинет за бруствер, чтоб ветер не в его сторону.

Бабин прикурил, загородясь. Я видел, он волнуется.

- Как-то в поезде, из госпиталя ехал, слышу, рассказывает один - сколько раз он в атаку ходил... Брехня! Больше трех раз пехотинец в атаку не ходит. Либо вчистую, либо в госпиталь!

 

30 апреля 1883 года родился Ярослав Гашек - чешский писатель-сатирик, анархист, драматург, фельетонист, журналист. Автор примерно 1500 различных рассказов, фельетонов и прочих произведений, из которых мировую известность получил его неоконченный роман «Похождения бравого солдата Швейка». 

Родился в семье учителя. Окончил коммерческое училище. Выступил в печати в начале 20 в. с путевыми очерками и юмористическими бытовыми зарисовками. В позднейших сатирических рассказах и фельетонах, отличающихся остротой сюжетов и точностью социальных характеристик, клеймил австрийскую военщину, бюрократизм государственного аппарата, буржуазную мораль и культуру, церковь, показывал тяжёлое положение народа. Во время 1-й мировой войны в 1915 был призван в австро-венгерскую армию, вскоре сдался в русский плен. В 1916 вступил в созданную в России чехословацкую воинскую часть, сотрудничал в газете "Чехослован" (Киев). В 1917 году перешёл на сторону советской власти, вступил в РКП (б) и в Красную Армию (1918). Вёл партийную работу в политотделе 5-й армии Восточного фронта, сотрудничал во фронтовых газетах. 

В 1920 вернулся на родину. Вершина творчества — роман "Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны" (1921—23, неокончен), сочетающий в себе реалистические картины народного быта с острым сатирическим гротеском. Швейк — "маленький человек", выразитель стихийного народного протеста против войны; маска наивного простака позволяет ему успешно противостоять государственному аппарату и раскрывать в комической форме сущность существующего строя. Многое из похождений Швейка, описанных в романе, в действительности произошло с самим писателем. Роман неоднократно инсценировался и экранизировался.

 

Генерал-лейтенант барон Роман Фёдорович фон Унгерн-Штернберг в Иркутске на допросе в штабе 5-й Красной Армии. 
1—2 сентября 1921 года 

И. И. Серебренников следующим образом оценивает личную роль барона Унгерна при взятии Урги: 
«Знавшие барона Унгерна отмечали его большую личную храбрость и неустрашимость. Он не побоялся, например, побывать в осаждённой Урге, где китайцы дорого бы заплатили за его голову. Произошло это следующим образом. В один из ярких, солнечных зимних дней барон, одетый в своё обычное монгольское одеяние — в красно-вишнёвый халат, в белой папахе, с ташуром в руках, просто въехал в Ургу по главной дороге, средним аллюром. Он побывал во дворце главного китайского сановника в Урге, Чэнь И, затем мимо консульского городка вернулся в свой стан. На обратном пути, проезжая мимо тюрьмы, он заметил, что китайский часовой здесь мирно спал на своём посту. Это нарушение дисциплины возмутило барона. Он слез с коня и наградил спавшего часового несколькими ударами плети. Проснувшемуся и страшно испуганному солдату Унгерн пояснил по-китайски, что часовому на карауле спать нельзя и что он, барон Унгерн, наказал его за это. Затем он сел снова на лошадь и спокойно поехал дальше. Это появление барона Унгерна в Урге произвело колоссальную сенсацию среди населения города, а китайских солдат повергло в страх и уныние, внушив им уверенность, что за бароном стоят и помогают ему какие-то сверхъестественные силы…»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Карл Бромман родился 20 июля 1920 года в Ноймюнстере и сразу после окончания школы в 1937 году добровольцем вступил во 2-й полк «Бранденбург». С апреля 1940 года в качестве командира взвода он служил в 7-й роте 6-го мотопехотного полка, входившего в состав 6-й горной дивизии «Норд». В ходе Восточной кампании это соединение воевало на Крайнем Севере. 15 сентября 1941 года Бромман получил осколочные ранения в руки и ноги, а 6 ноября того же года – сквозные пулевые в правое легкое и печень. После года проведенного в госпиталях он был направлен в запасной батальон, а в мае 1943 года добровольцем был зачислен в формируемый 2-й батальон 11-го танкового полка. В октябре 1943 года был переведен в формируемый 103-й тяжелый танковый батальон.

27 января 1945 года батальон прибыл на Восточный фронт, в Померанию. Сразу же по прибытии на фронт, батальон вступил в тяжелые бои в районе Нойштеттина, прикрывая исход беженцев из Восточной Пруссии. Только по официальным данным, за период с 2 февраля по 18 марта 1945 года Карл Бромман подбил 66 танков, 44 противотанковых орудия и 15 грузовиков противника.

С середины марта он участвовал в боях в районе Данцига и Сопота. В районе последнего 26 марта он выдержал атаку и обстрел шести танков ИС-2. В этом бою Бромман был вновь тяжело ранен. К ожогам головы и рук, полученным еще в начале марта, добавилось осколочное ранение головы и правого уха. Кроме того, осколок попал и в правый глаз.

Возможно, именно к этому периоду относится и широко известная фраза Броманна относительно «Королевского тигра»: «Сражаясь на «Королевском тигре», я смог с первого выстрела вывести из строя ИС-2 с дистанции 1700 метров. Это был удачный выстрел! В бою не следует пренебрегать удачей. За этот шанс я предпочитал «Королевские тигры» обычным «Тиграм».

Раненного Броммана вывезли морем в Свинемюнде вместе с остатками личного состава батальона. Находясь в госпитале во Фленсбурге, он попал в плен к англичанам, из которого освободился в ноябре 1947 года.

За свои боевые успехи командир 1-й роты 503-го тяжелого танкового батальона СС унтерштурмфюрер Бромман был представлен к Рыцарскому кресту. Награждение должно было состояться 29 апреля 1945 года в Берлине, в рейхсканцелярии. Но в это время он находился в госпитале. Награду получил командир батальона Георг Герциг, который и вручил ее Бромману уже после окончания войны.

 

 "Зобачев И.Г. Как людоед Гитлер хочет превратить советских крестьян в немецких рабов"

1

2

3

4

Полностью прочитать эту брошюру можно здесь: http://poisk.ngonb.ru/flip/vov/vov_1/1759_20085_Зобачев%20И.,%20Как%20людоед%20Гитлер%20хочет%20превратить...-1941/index.html#

 

Сколько раз вас подбивали?

В России меня подбивали семь раз. И два раза на западе, американцы.

А сколько танков вы подбили?

Я не знаю. Дело обстоит так. Между командирами танков всегда были споры, кто подбил какой танк. Например, появляется Т-34. Все, конечно, начинают по нему стрелять, самостоятельно, без приказа командира роты. Один выстрели, второй, танк остановился и задымил. Итого, подбит один танк, а отчетов о подбитом танке - два. Обычно было так, что мы подбивали 12 или 17 танков, а отчетов о подбитых танков всегда было 20 или 25. Когда мы осматривали подбитые танки, в них часто было шесть или восемь дырок, и каждый говорил, что это моя. Однажды я с 300 метров подбил Т-34. Я абсолютно точно это видел, но четыре или пять командиров танков имели на него виды. В целом, я бы сказал, что я подбил примерно 30 танков. Цифра в 50 танков тоже может быть верной. Точнее я не знаю.

У вас золотой знак за ранения, сколько раз вас ранило?

Семь раз. Пять раз на востоке и два на западе, несколько раз я горел.

Что вы знали о России до того как вы туда попали?

Ничего.

Что вас больше всего удивило или впечатлило?

Больше всего меня удивила и впечатлила бедность населения. Мы, танкисты, в городах практически не были. Все время шли через маленькие, крестьянские деревни. Бедность нас очень впечатлила.

Я от ветеранов Вермахта часто слышал, что русские солдаты были хорошие, а командование скорее плохим. Какое ваше мнение?

У немецких командиров была большая свобода действий. Например, у немецкого командира батальона был приказ атаковать населенный пункт А. Русский командир постарался бы в точности исполнить приказ. Немецкий командир посмотрел бы, что так не получится, и действовал бы так, как требовала ситуация, а не приказ. Немецкий офицер и солдат мог действовать по ситуации, он должен был выполнить задание, но у него была свобода действий. А у русского и американского офицера свободы действий не было. В этом была проблема. Я глубоко убежден в том, что начальные успехи немецкой армии были такими большими только потому, что каждый отдельный немецкий командир имел свободу действий.

Фактически вы говорите о чувстве превосходства над противником. Когда оно начало исчезать?

Я считаю, что немецкое армейское командование всегда превосходило противника. Проблема была только в недостатке людей, вызванном большими потерями, особенно пехоты.

Трофеи брали?

У пленных мы ничего не брали. С мертвых снимали валенки. Полушубки не брали - лучше было не носить никаких русских вещей, потому что если в них попасть в плен, то тебя сразу застрелят.

Какие отношения были с Ваффен СС?

Хорошие, очень хорошие. Они были такие же солдаты, как мы, между нами не было никакой разницы. Возможно, офицеры Ваффен СС иногда были слишком заносчивыми. Но в целом, никаких проблем у нас не было. Мы очень часто воевали с Ваффен СС, проблем никогда вообще никаких не было и зависти тоже.

Русские ветераны говорят, что тогда, во время войны, они испытывали ненависть к противнику. Какие вы испытывали эмоции по отношению к противнику?

Если бы мы не видели трупы наших солдат, над которыми надругались, то я бы сказал, что мы воевали без эмоций. Но, иногда, когда мы видели, что взятого в плен немецкого солдата мучили или изувечили, тогда рождалась ненависть. Как-то осенью 1943-его, мы должны были идти в ночную атаку. Ночные атаки были чрезвычайно напряженными. Дневные бои уже были очень наряженные и требовали нервов, но ночные бои были бесконечно тяжелыми. Ночные бои были только в чрезвычайных ситуациях, я в них участвовал не более десяти раз, и они никогда не были для нас успешными. Для русских, конечно, они были такими же неприятными, как и для нас, но для них они всегда были успешными. У нас была трофейная русская рация. Мы одного русско-говорящего, немца (фольксдойче, видимо), посадили в танк с этой рацией. Началась атака, и он перехватил русские переговоры по рации. Русские говорили, что они взяли в плен пять немцев, и спрашивали, застрелить ли их сразу или везти в тыл. Это, конечно, немного подействовало нам на нервы. Мы атаковали на пяти танках, атака была успешной. Русские, до этого, прорвались, а теперь мы отогнали их назад. В два часа ночи, когда атака уже закончилась, было тихо. Пришел посыльный от пехотинцев. Он мне сказал: «Господин лейтенант, вас вызывает капитан, я должен вас к нему привести». Я спросил: «Что ему надо? Я не могу оставить танки». Посыльный сказал, что я непременно должен прийти. Я сказал, что я не могу отходить далеко от танков, он ответил, что это всего в трехстах метрах отсюда, там бункер, куда вы должны прийти. Я пошел с ним. В атаке участвовало довольно много пехоты, и перед бункером кругом стояло 20 - 30 солдат. Я зашел в бункер, это был русский бункер. Там, внутри, лежал пехотный лейтенант, с которым я разговаривал всего час назад. Ему в лоб молотком была вбита гильза от патрона, и еще две гильзы были вбиты в оба колена. Скорее всего, ему сначала выстрелили в оба колена, а потом забили туда гильзы. Потом я услышал громкий крик, там, в бункере, были пленные русские. Немецкий капитан хотел у них узнать, кто это сделал, он орал на них и выстрелил в потолок. Тогда один русский, показал пальцем в угол. Там был комиссар. Его вытащили на середину бункера, и тогда русские сказали, что это сделал он. Наш капитан через переводчика сказал, что он всех расстреляет, если они не расскажут, как это произошло. Тогда русские сказали, что они должны были держать немецкого офицера, а русский комиссар это сделал. На меня это все очень сильно подействовало, я вышел из этого бункера и пошел обратно. Какие тут эмоции можно испытывать? Что там дальше было я не знаю, но если бы мы в этот момент атаковали дальше, я бы не был без эмоций. Я это сейчас рассказываю без эмоций и плохих слов, но на войне были очень тяжелые ситуации… Представьте себе, как это, забивать гильзу от патрона в живого человека?

Как относились к офицерам вермахта в Германии после войны?

Так же плохо, как и ко всем остальным солдатам. Даже сегодня отношение к немецким солдатам, к вермахту, очень плохое. Но это особенная проблема. После войны американцы использовали только тех людей, которые в Третьем рейхе как-то пострадали или эмигрировали. Было очень много людей, нет, не много, но были, которые сбежали за границу. Для этого не надо было быть евреем, достаточно было негативно высказаться. Именно эти люди потом определяли политику в Германии. (via)


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.