fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.86 (7 Голосов)

 Фота из разряда "Увидел бы сейчас такой шлем в продажах, кричал бы громче всех про "фуфел"

Сотрудники СМЕРШ 37-й армии, весна 1945 г.

1 мая 1945 года. Германия. Утро Берлин. Последний начальник штаба верховного командования сухопутных войск вермахта генерал-лейтенант пехоты Ганс Кребс у командного пункта 8-й гвардейской армии генерал-полковника Василия Ивановича Чуйкова. 1 мая Кребс прибыл в расположение советских войск с целью втягивания Верховного командования в переговорный процесс. В тот же день генерал застрелился.
Автор: Евгений Халдей

 

29 (16) апреля 1918 года. Москва.
Газета "Вечерняя жизнь"

 

После окончания Второй мировой войны японские спортсмены были отстранены от участия в международных спортивных соревнованиях. И только в 1951 году их пригласили на Бостонский марафон. Его выиграл 19-летний японец Шигеки Танака, переживший ядерную бомбардировку Хиросимы (в 1945 году ему было 13 лет и он жил за городом). 
Толпа встречает победителя громовым молчанием.

 

На фото Мюнхен, 9 ноября, предположительно Оденсплатц, где выступали члены правительства, и куда хотел попасть Гитлер и преподнести всем маленький сюрприз, но в результате, сюрприз достался ему в виде свистящих над головой пуль...

События 8 и 9 ноября 1923 года, знаменитые как Пивной путч, сыграли свою роль в становлении режима Третьего Рейха. Но их значение сильно переоценено. И сюжет этот больше связан с деятельностью компании MAN, нежели с превращением Германии в нацистское государство. 

В течение 1922 года дела в Веймарской республике были настолько плохи, что союзники заменили выплаты репараций денежными средствами на репарационные поставки сырья. Германия расплачивалась углём, сталью и чугуном. Осенью 1922 года Веймарскую республику уличили в срыве сроков поставок, что было воспринято как умышленный саботаж. В результате, в Рурский регион прибыло до 100 тысяч. французских солдат, целью которых было взять под контроль производство угля, стали и чугуна и обеспечить стабильные репарационные поставки. Вероятно, это был удар для Пауля Тафеля, ведь производство металлов в Руре была изначальной деятельностью компании MAN, на которой основывалось всё дальнейшее производство автомобилей, двигателей и железных дорог. 

Поначалу сработала идеологическая повестка, которую в предыдущие годы навязывал Тафель; рабочие устраивали массовые забастовки, прекращали работу и репарационные поставки, оказывали пассивное сопротивление, в том числе языковое давление. Французские войска быстро дали ответ; начались репрессии, имевшие широкий диапазон мер: от банальных штрафов, до высылки из региона и показательных казней. К концу лета пост Рейхсканцлера занял Густав Штреземан, сменивший ушедшее в отставку правительство Вильгельма Куно, вынужденного пойти на этот шаг в связи с фантастическим ростом инфляции, стартовавшей после оккупации Рурского бассейна. Куно, помимо должности рейхканцлера, возглавлял компанию HAPAG, отвечавшую за морское трансатлантическое сообщение, пользуясь эксклюзивным соглашением с американской компанией United American Lines. Грубо говоря, выплата всех репараций в Великобританию и США, а также ввоз продукции оттуда же, шли через него, что позволяло хорошо зарабатывать его компании. Однако, действия французов мешали, ведь то что раньше переправляла его транспортная компания, оказалось в руках оккупантов, беспрепятственно вывозящих ресурсы к себе на родину. Предприниматель и экономист, Куно не знал как себя вести с вооружёнными оккупантами, и, естественно, провалился. 

Густав Штреземан был намного радикальнее, но для интересов Тафеля оказался гораздо более вредоносным. Он просто отменил любое сопротивление в Руре, предоставив французам право свободно забрать то, что они считали своим. До этого распоряжения Штреземана, в Рурском регионе активно действовали добровольческие отряды фрайкоров и группы коммунистов. И если вовлечённость фрайкоров была иницирована при поддержке того же Тафеля, то заинтересованность коммунистов остаётся не до конца прояснённой. Однако, в виду того, что после поражения Ноябрьской революции 1918 года, коммунисты превратились в обыкновенные банды, то можно предположить, что они продвигали интересы той группы предпринимателей, которые под видом национализации, в случае победы красных, просто намеревались отнять промышленность у изначальных собственников. Одним словом, Тафель прекрасно понимал, что после прихода Штреземана к управлению, настало время действовать радикально.

8 ноября 1923 года, Адольф Гитлер, к тому моменту полностью захвативший власть в NSDAP, собрал всех своих сторонников, исключительно готовых к действию. Он уговорил вновь присоединиться к себе Эмиля Мориса, талантливого боксёра, который, после лишения себя поста главы SA, обиженный, покинул партию. Все вместе они отправились к ресторану "Бюргербрау", где премьер-министр Баварии пытался заверить население в том, что Германия всё преодолела, дно кризиса пройдено и вообще говорил все те вещи, которые обыкновенно принято говорить политикам, когда всё плохо и стремится к худшему. Далее была знаменитая драка, по результатам которой Гитлер объявил что власть в Баварии теперь в руках NSDAP. На следеющий день Морису доверили несколько отрядов штурмовиков и отправили громить газету социал-демократов, квартиры их депутатов. Попутно Морис захватил несколько полицейских чинов. Гитлер же, вместе с Гессом и мясником-громилой Ульрихом Графом, направился на Одеонсплатц, чтобы окончательно провозгласить свою власть над Баварией. В качестве приглашённой звезды в мероприятии принял участие Людендорф.Но их дружный марш был тепло встречен войсками, в ходе чего Граф получил пулю в Грудь, а Геринг в пах. Попытка захватить власть над Германией, сместить Штреземана, отменить его распоряжения и спасти ресурсную базу компании MAN, провалилась и все зачинщики оказались, в итоге, в тюрьме Ландсберг уже в конце зимы 1924 года.

Однако, помощь Тафелю пришла с неожиданной стороны. Вильгельм Куно, видя как и его бизнес идёт прахом, описал ситуацию своим партнёрам из Великобритании и США. Убедившись в бессилии внутренних политических сил Германии что-то поделать с ситуацией, в которой французы уводили у них из-под носа дармовое сырьё, позволившее бы английской и американской промышленности расти ещё активнее, они прибегли к политическому давлению на Францию, результатом чего стало соглашение MICUM, серьёзно ослаблявшее влияние Франции в Руре, а в 1924 году американцы вынудили французов согласиться с планом Дауэса, согласно которому летом 1925 год французы покидали Рурский бассейн. Всё сложилось благоприятно и для Тафеля и для узников Ландсберга...

 

Borgward IV - самая крупная дистанционно управляемая бронемашина Вермахта. Изначально Borgward IV разрабатывался как машина подвоза боеприпасов и средство разминирования, однако испытания выявили невысокую эффективность его в этой роли. Тогда конструкторы присмотрелись к опыту 10-танковой дивизии Вермахта, которая во французской кампании использовала легкие танки Panzer I для установки подрывных зарядов с таймером на бункеры противника.Это определило судьбу "Боргварда", как радиоуправляемого танка - доставщика подрывных зарядов.

Borgward IV доставлялся к месту операции водителем, а непосредственно на передовой водитель покидал машину и переключался на радиоуправление. После доставки заряда в нужное место, танк улепетывал обратно в тыл. Ну, по крайней мере, так было задумано...

На деле к 1942 году, когда машина начала поступать в войска, ее бронирование было крайне слабым, а крупные габариты делали Borgward хорошо заметным на поле боя. Очевидно, что это сказывалось на боевой эффективности и "Боргварды" не нашли себе особой популярности в войсках. Всего их было произведено около тысячи, в то время как миниатюрных "Голиафов" примерно в 7 раз больше. 56 машин в конце войны переделали в истребители танков с 88-мм ракетами на борту, они принимали эпизодическое участие в завершающих боях на Востоке и битве за Берлин. (via)

 

Игорь Сикорский и его Геликоптер № 2, 1910 год, Киев

Игорь Сикорский и его Геликоптер № 2, 1910 год, Киев 
Весил аппарат 140 килограмм, оснащен был двигателем Anzani Moteurs d'Aviation мощностью 25 л.с, купленным в Париже при финансовом содействии сестры. 
Геликоптер №2 была первая машина Сикорского, которой удалось оторваться от земли.

 

"С тяжелым сердцем мы вынуждены прекратить оказание вам помощи. На основании создавшегося положения мы не можем также больше поддерживать с вами радиосвязь. Что бы ни принесло нам будущее, наши мысли всегда будут с вами, кому в такой тяжелый момент приходится разочароваться в своих надеждах" - так закончилась операция НКВД "Березино", также известная как операция "Шерхорн". 

С 18 августа 1944 года советская разведка установила связь с немцами через завербованного пленного оберста Генриха Шерхорна. Он был взят в плен летом 1944 года и согласился сотрудничать с советами. По легенде Шерхорн был командиром немецкой части, ведущей бои в тылу советских войск на территории Беларуси. Операция «Березино» продолжалась вплоть до конца войны. Для части Шерхорна, который за время операции был произведен немецким командованием в полковники и награжден "Рыцарским крестом", высылались оружие, продовольствие, деньги и, наконец, люди. Заброшенные немецкие агенты арестовывались либо уничтожались советскими войсками. Некоторые из них, в свою очередь, переходили на сторону противника, поддерживая легенду.

Мнимые немецкие партизаны сообщали о своих успехах и нуждах, а германское командование снова и снова высылало оружие, продукты, людей. Операция продолжалась вплоть до 5 мая 1945 года, когда немцы передали последнюю радиограмму приведенную в начале поста. Сам Шерхорн после войны вернулся в Германию, но о его дальнейшей судьбе ничего не известно.

 

Капитулировавшие французские солдаты маршируют мимо немецкой роты почетного караула на Большой площади (Grand´Place) в Лилле (Lille). 

31.05.1940 г. французские и английские части, защищавшие Лилль и задержавшие продвижение немецкой армии к Дюнкерку, где шла эвакуация союзных войск в Великобританию, капитулировали. Командовавший остатками 1-й французской армии генерал Жан-Батист Молиние согласовал почетные условия капитуляции с командиром 27-го армейского корпуса вермахта генералом пехоты Альфредом Вегером и командиром 267-й пехотной дивизии генералом танковых войск Эрнстом Фесманом — три роты французских солдат с оружием, но без боеприпасов прошли маршем мимо немецкого командования и роты почетного караула и направились затем на пункт сбора военнопленных. Согласно условиям капитуляции генерал Молиние мог и в дальнейшем пользоваться своим автомобилем.

 

Военнослужащие спецкоманды «Дора» (Sonderkommando DORA) » на автомобиле Steyr 1500 A1 mit 20 mm KwK 38 в Ливии. Спецкоманда "Дора" была сформирована из военнослужащих французской армии, немецкого научного персонала и бойцов полка "Бранденбург". Группа преодолела тысячи километров по пустыне, собирая разведывательную и научную информацию. Среди прочего "Дора" обнаружила в пустыне стоянку древнего человека с ценными артефактами, которые были отправлены в Германию летом 1942 года, где они и сейчас пребывают в коллекциях немецких университетов.

 

Строй итальянских добровольцев войск СС. В апреле 1944 года три батальона итальянской бригады СС успешно были применены против союзников на плацдарме Анцио и Неттуно. За эти достижения солдаты получили личное разрешение Гиммлера носить руны SS не на красном, а на чёрном фоне. Многие получили награды, а знамя бригады было украшено серебряным орденом. В сентябре 1944 года на короткое время командиром соединения стал итальянский бригадефюрер СС Пьетро Маннелли. Он стал одним из двух итальянцев, достигших генеральского звания в войсках СС.

 

Незадолго до полуночи 22 апреля в штаб-квартиру Венка в подавленном настроении прибыл фельдмаршал Кейтель. Венк несколько растерялся, увидев его. Фельдмаршал прибыл в полной парадной форме и, официально поздоровавшись (слегка прикоснувшись жезлом к фуражке), возбужденно указал на карту, говоря, что долг велит им спасти Гитлера. Кейтель сказал Венку, что ситуация сложилась совершенно отчаянная и что обе армии, 9-я Буссе и 12-я Венка должны немедленно следовать на Берлин. Венк, понимая, что спорить с возбужденным и потерявшим способность мыслить Кейтелем бесполезно, дал согласие. 

Но при этом Вальтер Венк знал, что время для спасения 12-й армии потеряно. Несмотря на то, что он сохранил свое положение и даже сумел направить передовые части в сторону Потсдама, он делал это только для того, чтобы дать возможность попавшей в окружение 9-й армии присоединиться к его частям. Далее Венк рассчитывал продержаться так долго, как только возможно, чтобы позволить спасавшимся от русских беженцам уйти на запад и воспользоваться прикрытием его сил. В самый последний момент он намеревался двинуться на запад и сдаться американцам. 24 и 25 апреля у Венка снова появлялся Кейтель, увещевая его освободить Потсдам и установить связь с Берлином. Удивительно, что Венку все же удалось подойти к Потсдаму почти вплотную, но это все, на что он был способен, поскольку никакими ресурсами для выполнения задания он не располагал. 

Гитлер, все еще надеясь на спасение, в ночь с 29 на 30 апреля сделал Кейтелю запрос о местонахождении Венка. Венк сумел продержаться до 1 мая, когда из окружения все же прорвались отдельные части армии Буссе и присоединились к 12-й армии. Тогда Венк, собрав все свои силы, вместе с тысячами немцев из гражданского населения быстро двинулся на запад, пересек Эльбу и 7 мая 1945 года сдался американцам...

 

Геродот был одним из первых кто описал загадочное племя женщин-воительниц, называемых амазонками. Амазонки часто фигурировали в качестве героев мифов, что говорит о популярности их образа в древности. Впрочем, образ этот и не так уж уникален, он вполне сочетается с обликом богини-охотницы Артемиды. Впрочем, в отличие от явно мифических нимф, исследователи неоднократно пытались найти следы реального народа, который мог стать прототипом для амазонок из источников и мифов. На основании лингвистических данных, в качестве места жительства реальных амазонок предлагались Иран и Ливия. На основании исследований описанного образа жизни наиболее вероятными "кандидатами в амазонки" являлись скифские племена и носители Минойской культуры. Однозначного ответа об их происхождении нет. Впрочем, как и об их внешности: некоторый авторы сообщают что амазонки отрезали или выжигали себе одну грудь, но античная традиция не знает подобного их изображения. Скорее же всего, отыскать след амазонок невозможно, потмоу как они, как и мирмидонцы — миф, которого никогда не было в реальности...

Новая "Неделя Амазонок" посвящается обзору образа амазонок в античной культуре.

 

28 апреля 1945 года. Италия. Казнь фашистских лидеров. 14 трупов были повешены за ноги на железном заборе перед бензозаправочной станцией.

28 апреля 1945 года итальянскими партизанами были расстреляны вождь итальянских фашистов Бенито Муссолини и его любовница Клара Петаччи. 

Муссолини с группой своих и немецких солдат пытался уйти в Швейцарию. Однако путь перекрыли итальянские партизаны. Немецкие солдаты не горели желанием сражаться, а партизаны пообещали их пропустить, если будут выданы итальянские фашисты.

Муссолини был опознан, после чего бывшего правителя Италии и его любовницу Петаччи привезли в безлюдную деревушку, где можно было бы без помех совершить казнь. 

Из воспоминание Вальтера Аудизио, известного среди партизан как «полковник Валерио»: 

«...Я пошел вдоль дороги, желая убедиться, что в нашу сторону никто не едет. Когда я вернулся назад, выражение лица Муссолини изменилось, на нем были заметны следы страха. И все же, внимательно посмотрев на него, я уверился, что у Муссолини пока зародилось лишь подозрение. Я послал комиссара Пьетро и водителя в разные стороны метрах в 50-60 от дороги и приказал им следить за окрестностями. Затем я заставил Муссолини выйти из машины и остановил его между стеной и стойкой ворот. Он повиновался без малейшего протеста. Он все еще не верил, что должен умереть, еще не отдавал себе отчета в происходящем. Люди, подобные ему, страшатся действительности. Они предпочитают игнорировать ее, им до последнего момента достаточно ими же самими созданных иллюзий. Сейчас он вновь превратился в усталого, неуверенного в себе старика. Походка его была тяжелой, шагая, он слегка волочил правую ногу. При этом бросалось в глаза, что молния на одном сапоге разошлась... 

Прошла минута, и я вдруг начал читать смертный приговор военному преступнику Муссолини Бенито: «По приказу Корпуса добровольцев свободы мне поручено свершить народное правосудие». 

Мне кажется, Муссолини даже не понял смысла этих слов: с вытаращенными глазами, полными ужаса, он смотрел на направленный на него автомат. Петаччи обняла его за плечи. А я сказал: «Отойди, если не хочешь умереть тоже». Женщина тут же поняла смысл этого «тоже» и отодвинулась от осужденного. Что касается его, то он не произнес ни слова: не вспомнил ни имени сына, ни матери, ни жены. Из его груди не вырвалось ни крика, ничего. Он дрожал, посинев от ужаса, и, запинаясь, бормотал своими жирными губами: «Но, но я... синьор полковник, я... синьор полковник». 

Я нажал на курок автомата, но его заклинило, несмотря на то, что буквально несколько минут назад я проверил его исправность. Я подергал затвор, вновь нажал на курок, но выстрела снова не было. Мой помощник поднял пистолет, прицелился, но -вот он, рок! - опять осечка ... 

Взяв автомат у одного из своих бойцов, я выпустил в Муссолини пять пуль... Дуче, опустив голову на грудь, медленно сполз вдоль стены... Петаччи странно дернулась в его сторону и упала ничком на землю, тоже убитая...» 

Трупы Бенито Муссолини и Клары Петаччи, добровольно пошедшей на смерть из любви к своему кумиру, были выставлены на всеобщее обозрение, а потом антифашисты выволокли их на одну из площадей Милана, где подвесили убитых вниз головой. После посмертного глумления и поругания дуче и его возлюбленную похоронили. Могила Муссолини со временем стала местом паломничества бывших чернорубашечников и нынешних почитателей дуче.

 

Депутат Международного Комитета Красного Креста Марсель Жюно (Marcel Junod, 1904—1961) опрашивает французских военнопленных. Предположительно 1940 г. 

Марсель Жюно был швейцарским врачом. В 1939 г. МККР направил его в качестве своего делегата в Берлин и Жюно долгое время являлся единственным представителем Международного Красного Креста в Германии, а затем также в странах, оккупированных немецкой армией.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.