fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

..Торпеда возникла ниоткуда. Вахтенный на борту чилийского броненосца "Бланко Энкалада" заметил ее лишь случайно, бросив взгляд на темную поверхность моря как раз в тот момент, когда гладкая, покрытая льдом спина аппарата блеснула в свете бортовых огней. Сначала моряк не придал ей особого значения, возможно, приняв за какого-то диковинного морского зверя, и даже сообразив, что имеет дело с искусственным изделием, он промедлил, наблюдая. Он, конечно, знал о самодвижущихся минах, но эта - если и была таковой - совершенно явно двигалась мимо корабля, и должна была пройти на изрядном расстоянии от него.

 

Но торпеда вдруг повернула.

Тревожный возглас моряка запоздал безнадежно. Выбежавшие на палубу вахтенные офицеры бессмысленно вглядывались в темноту ночи, пытаясь понять, что происходит. В конце концов, кто-то из них заметил движущийся в волнах снаряд - теперь уже идущий прямо на корабль - и указал остальным, но сделать что-либо было уже поздно. Да и что можно было сделать в принципе? Построенный в 1870-ых, "Бланко Энкалада" не нес пулеметов; его единственное скорострельное вооружение составляла пушка Норденфельда на марсах мачты, и ее стрелок даже не понимал, что происходит внизу. В последние мгновения перед ударом, кто-то заметил в ночной мгле на западе темный силуэт стоявшего без огней корабля, видимо, и запустившего смертоносный прибор, но времени навести на него большие орудия броненосца уже не было. Пройдя последние метры, торпеда ткнулась носом в броневые плиты корабля.

Страшный удар буквально подбросил "Бланко Энкалада". Хотя броневой пояс корабля должен был ослабить силу взрыва, движущаяся по поверхности торпеда каким-то образом сумела взорваться ниже пояса корабля, проломив огромную пробоину в левом борту. Смертельно раненный броненосец тяжело осел на нос, волны переливались через края орудийных портов. Крики ужаса и боли, отрывистые слова почти не имеющих смысла команд, свист вырывающегося из поврежденных котлов пара - все это прервалось ужасающим грохотом, когда "Бланко Энакалада" тяжело перекатился на левый борт и пошел ко дну. Стоявший в отдалении корабль - коим являлся перуанский монитор "Уаскар" - засветил бортовые огни и спустил шлюпки, готовясь принять на борт жертв своей победы...

---------------------------------

Описанная выше ситуация представляет собой художественный вымысел, но управляемая торпеда, упомянутая в ней, действительно существовала, и даже применялась в военных действиях 1880-ых. Имя ей - торпеда Лэя, и о ней я собираюсь сегодня рассказать:

Я хочу особо поблагодарить коллег Watcher'а и Tungsten'a за бесценную помощь с данными.

---------------------------------

История управляемой торпеды Лэя началась в 1866 году в Кальяо, Перу. Политическая обстановка в Южной Америке на тот момент оставляла желать лучшего; возглавляемая Перу и Чили коалиция южноамериканских держав вела войну против Испанской Империи. Начавшийся с незначительных гражданских инцидентов конфликт, помноженный на нежелание Испании признавать независимость своих бывших колоний и опасения южноамериканцев по поводу желания Испании восстановить свое владычество, привел к открытой конфронтации. Незащищенный чилийский порт Вальпараисо уже стал жертвой испанской бомбардировки с моря, и многие опасались, что Кальяо будет следующей целью.

В числе американских специалистов, помогавших организовывать оборону Кальяо, был Джон Льюис Лэй. Родившийся в 1833 году, он служил во флоте северян во время Гражданской Войны в США, и имел значительный опыт минных операций, в частности в разработке минного вооружения и снаряжения. В Перу, ему было поручено организовать установку электрического минного заграждения на входе в гавань: донные мины должны были приводиться в действие по кабелю с береговой электрической батареи. Процедура установки мин не отличалась особой изысканностью - мину и катушку кабеля грузили на катер и везли к месту установки, разматывая по дороге кабель. По воспоминаниям самого Лэя, во время одной из таких рутинных операций он подумал "а что, если снабдить катер системой управления рулем, приводимой в действие электричеством по кабелю?"

Сама по себе идея самодвижущегося и управляемого снаряда, в принципе, уже приходила в голову многим изобретателям. В 1864 году, австрийский часовщик Липпиш разработал приводимый в движение мощной пружиной катер, управляемый с берега при помощи тросов, соединенных с рулевым приводом. Идея не получила поддержки из-за очевидной непрактичности, но оставила свое место в истории - работавший вместе с Липпишем англичанин Уайтхэд вдохновился идеей самодвижущейся мины и в итоге разработал первую в мире принятую на вооружение торпеду, стабилизируемую гироскопическим автопилотом.

Неизвестно, знал ли Лэй об опытах Липпиша и Уайтхеда, но он явно полагал, что управляемое дистанционно оружие будет более эффективным, чем просто поддерживающее прямой курс после запуска. Вернувшись в США в 1867 году, он начал разработку собственной версии управляемого снаряда ("automobile torpedo", как Лэй предпочитал его называть).

В своих торпедах Лэй опирался на три ключевых принципа:

- Управление торпедой осуществлялось электричеством по кабелю, с береговой станции или корабля-носителя. Лэй был одним из первых, предложивших использовать для дистанционного управления поляризированное реле; меняя полярность подключения, он мог поворачивать торпеду вправо и влево, используя только один управляющий кабель. Собственно реле открывало клапаны в пневматической системе управления, поворачивающей перо руля.

- Торпеда приводилась в движение жидкой угольной кислотой, которая, переходя в газообразную форму при испарении, двигала поршни мотора. Это решение было подсказано Лэю в 1869-ом Вальтером Хиллом (инженером-минером флота США), и позволило Лэю получить куда более впечатляющую дальность и продолжительность хода торпед, чем Уайтхеду - на сжатом воздухе. Оборотной стороной, правда, было резкое понижение температуры внутри корпуса торпеды, что регулярно приводило к проблемам с обмерзанием клапанов и патрубков.

- Наведение торпеды осуществлялось оператором визуально. Для этой цели на корпусе торпеды - на носу и на корме - стояли мачты с флажками (позднее - узконаправленными лампами), по которым оператор определял ее местонахождение и ориентацию в пространстве. Чтобы направить торпеду в цель, оператор должен был удерживать цель и оба флажка на линии визирования.

Следует отметить: все торпеды Лэя имели собственные бортовые номера, что позволяет достаточно легко отследить их карьеру.

ТОРПЕДЫ 1-6

Первая торпеда Лэя (No.1) была изготовлена в Нью-Йорке мастерскими "Клэйт и К.о." в 1870 году. Выглядит вполне вероятным, что Лэй в тот момент уже знал об опытах Уайтхеда и в определенной степени вдохновлялся его дизайном: первая торпеда Лэя имела веретеннобразный корпус длиной 7,62 метра (26 футов) и максимальным диаметром в 762 миллиметра (30 дюймов). Согласно описанию:

"Эта новая модель торпеды движется у поверхности, и, будучи запущенной вручную, движется до тех пор, пока не исчерпает запас энергии. Она направляется при помощи пневматического двигателя, поворачивающего руль, клапаны этого двигателя управляются электромагнитами. Электрическая батарея на борту обеспечивает контуры энергией, и приведение в действие нужного магнита обеспечивается путем изменения полярности тока, посылаемого по кабелю, разматываемому позади торпеды."

Случай представить торпеду широкой общественности представился сразу же, правда, вне Америки. В 1870 году, вице-султан Египта (хедив) Исмаил-Паша нанял Лэя для установки подводных мин в системе береговой обороны Египта. Считается, что в этом сыграл свою роль опыт Лэя в аналогичных работах в Перу, в 1866. Эта задача не только обеспечила Лэю солидный доход, но и предоставила ему прекрасную возможность предложить египетским военным свою торпеду.

Первый образец торпеды Лэя был доставлен в Египет в январе 1871 года. Испытания, проведенные на Ниле, не обошлись без эксцессов: хотя рулевое управление вполне работало, оказалось, что Лэй совершенно не позаботился о контроле работы мотора. Во время одного из тестов торпеда внезапно нырнула, и - так как отключить двигатель с берега было невозможно - благополучно закопалась в ил. Доставать ее пришлось ныряльщикам.

Тем не менее, подобный результат едва ли можно было назвать разочаровывающим (торпеды Уайтхеда вели себя не лучше), а дальность и возможность управления торпедой и вовсе впечатляли.

Торпеда Лэя No.2 была изготовлена "Клейтом и к.о." в 1872 году. Это было действительно впечатляющее оружие - длиной в 8,8 метров (29 футов), диаметром в 91 сантиметр (36 дюймов) и весом более четырех тонн! Подобные огромные габариты потребовались потому, что Лэй установил второе реле для контроля двигателя, и был вынужден заменить одножильный кабель No.1 двужильным, что привело к увеличению диаметра катушек внутри торпеды. Форма корпуса также изменилась - вместо исходного веретена, торпеда стала цилиндрической с коническими оконечностями.


Вероятно, No.2 на торпедной станции в Ньюпорте.

Это торпедное чудовище привлекло внимание американского флота и была доставлена на торпедную станцию в Ньюпорте для серии испытаний. Изобретатель заявлял, что торпеда может пройти дистанцию в 2 мили, и выполнять команды "вправо", "влево", "вперед" и "стоп".

- 14 января 1873, состоялись первые испытания. Запущенная с береговых рельсов, торпеда вполне успешно прошла около полумили, но затем внезапно отказала команда "влево". Лишившийся управления снаряд начал выписывать круги, и в итоге Лэю пришлось подать команду отключения двигателя.
- 1 марта 1873 состоялся еще более обескураживающий тест, в ходе которого торпеда потеряла управление не пройдя и полумили, и была унизительно отбуксирована к берегу гребной лодкой.
- 8 марта 1873, торпеда успешно прошла примерно 1,25 мили, но на этот раз проблемы с управлением наложились на слабую видимость. Точно неизвестно, что именно случилось с торпедой - потеряла ли она управление, или же оператор потерял ее из виду - но в итоге снаряд был обнаружен на мели в изрядно помятом состоянии.

Закопавшись в чертежи, Лэй сумел установить причину неисправности. Два проводника были изолированы друг от друга недостаточно, и между ними периодически происходили замыкания. Хотя проблему можно было решить, сменив кабель, Лэй предпочел решить ее кардинально, переделав систему управления. При содействии профессора Мозеса Фармера (преподававшего электротехнику в минной школе), Лэй разработал и установил на торпеду двойное поляризированное реле, в котором помимо полярности для кодирования команды использовалась еще и сила тока (которая задавалась числом батарей, подключенных к кабелю). В результате, появилась возможность передавать по кабелю четыре команды: прямой/обратный сильный и прямой/обратный слабый токи каждый кодировали отдельный приказ торпеде.

Тем не менее, No.2 продолжали преследовать проблемы. Для начала, система сжижения угольной кислоты, спроектированная Лэем (невеликим химиком) была сочтена руководством флота опасной в применении. Химик с торпедной станции, профессор Уолтер Хилл, спроектировал новую, более эффективную. Торпеду начали готовить к испытаниям - и тут у нее произошел разрыв газового баллона. Все это привело к тому, что вместо испытаний, моряки и ученые весь 1874-ый год танцевали вокруг торпеды, пытаясь привести в боеспособное состояние это четырехтонное чудовище.

Наконец, в 1875 году состоялась серия тестов, которые торпеда прошла... не то, чтобы слишком хорошо. Хотя сама идея управляемой по проводам торпеды не вызывала сомнений, но практическая реализация, по мнению моряков, подкачала. Среди недостатков торпеды, мешающих ее развертыванию как боеспособного оружия, были названы:

- Неприемлемые размеры и вес
- Недостаточная мощность электромагнитов (даже незначительный износ управляемых ими клапанов приводил к существенным проблемам с управлением)
- Вечные проблемы с парами угольной кислоты, которые так и норовили что-нибудь заморозить в механизме
- Неудачное решение с размещением электрической батареи внутри торпеды. Заряд батареи быстро расходовался, и де-факто она нуждалась в замене каждые три-четыре дня - требуя полной разборки торпеды

Пока военные мучились с No.2, мастерские "Клэйт и к.о." подготовили в 1873 No.3. Разработка этой торпеды не обошлась без скандала: на этот раз Лэй сцепился с Джоном Эрикссоном. Изобретатель знаменитого "монитора" был человеком не слишком-то уживчивым, ревностно защищал свои приоритеты, и вдобавок разрабатывал собственную пневматическую торпеду. Между Эрикссоном и Лэем произошла яростная газетная схватка, в ходе которой Эрикссон подверг дизайн Лэя в общем-то обоснованной критике. Не отрицая саму концепцию, Эрикссон весьма скептически отнесся к исполнению.

Среди прочего, это сказалось на конструкции боевой части торпеды. Здесь следует отметить - торпеды Лэя были оружием, двигающимся у поверхности воды, и поражающим цель около ватерлинии. Которая у броненосцев того времени была весьма хорошо прикрыта их броневым поясом. В своей критике торпеды Лэя, Эрикссон отметил, что взрыв вблизи поверхности во-первых приводит к пустому расходу энергии заряда, а во-вторых, удар наносится в самую защищенную часть корабля.

Лэй, похоже, принял эту критику близко к сердцу. No.3 демонстрировала его подход к решению этой проблемы - отделяемую носовую часть. Коническая боевая часть торпеды была увенчана длинным щупом: когда щуп утыкался в борт цели, крепления разжимались, боевая часть отваливалась от корпуса, и быстро тонула; при этом выбирался запальный шнур, который при погружении боевой части на 2-3 метра приводил в действие детонатор.

Отделяемая боевая часть торпеды Лэя. Виден носовой щуп и взводной шнур детонатора.

No.3 оказалась настоящим монстром. При прежней длине в 8,8 метров, торпеда имела диаметр в 101 сантиметр (!!!) и весила более пяти тонн! Снаряженное 225 килограммами динамита, это чудовище могло пройти две мили на скорости порядка 8 узлов.

Для этой торпеды, профессором Фармером была разработана новая система управления в виде двойного поляризированного реле. Одна часть его была стандартным реле и отвечала за прием команд "вправо"-"влево" для рулевого механизма, вторая же представляла собой шаговый искатель, отвечающий за прием команд "старт", "стоп", "вперед", "задний ход", "погружение", "всплытие" и "детонация". Маневренность в трех плоскостях была добавлена в стремлении обеспечить торпеде возможность подходить под днище неприятельских кораблей и там подрываться.

Новая торпеда успешно прошла испытания в США, и привлекла внимание старых знакомых Лэя - египтян. По просьбе Исмаила-паши, Лэй прибыл в 1874 в Египет для организации береговой минной службы и обучения персонала - и, конечно, не преминул привезти с собой и свою новую торпеду для наглядных испытаний.

И тут возникли проблемы. Спроектированная профессором Фармером система оказалась чересчур сложной, и ни Лэй ни его ассистенты так и не сумели заставить ее нормально работать без помощи профессора. Так как египтяне (уже оплатившие торпеду) желали все же увидеть ее испытания, Лэю пришлось импровизировать: он отключил шаговый искатель, упростив управление и сведя его к командам "вправо", "влево", "старт" и "стоп". Отсутствие команды "детонация" создало новые проблемы - по какой-то причине стандартный детонатор отделяемой боевой части отсутствовал, и Лэю пришлось установить импровизированный. Который подвел во время испытаний: торпеда, выпущенная по старому кораблю-мишени прошла не больше половины дистанции, прежде чем сдетонировала с большим шумом.

Приборная доска станции управления торпеды Лэя (модель неизвестна)


Хотя торпеда и не сработала как надо, она, в прямом и переносном смысле, наделала много шума по обе стороны Атлантики. Несмотря на провал испытаний No.2, военные США были полны оптимизма и считали, что нужно лишь исправить отмеченные ранее недостатки. В 1875 году, Лэй получил заказ на разработку новой торпеды для береговой обороны США: в условиях было указано, что торпеда должна двигаться 1,5 мили на скорости не менее 9 узлов и выполнять команды "старт", "стоп", "вправо" и "влево". Официально не оговаривалось, но настоятельно намекалось что новая торпеда должна иметь РАЗУМНЫЕ размеры. Лэй, видимо, и сам уже сообразил, что пятитонные монстры не слишком-то подходят на роль широко применяемого оружия, и начал работы над новой торпедой.

No.4, первая запатентованная торпеда Лэя, была существенным шагом вперед.

- Она имела длину всего в 7,7 метра и диаметр в 762 миллиметра, и весила всего около тонны
- Корпус ее вновь имел веретенообразную форму (возможно, по требованию флота)
- Она была оснащена отделяемой боевой частью для удара ниже ватерлинии
- Для емкости с жидким газом и расширительной каморы была предусмотрена система подогрева потоком забортной воды
- От бортовой батареи отказались, реле теперь приводилось в действие током с берега
- Был установлен автоматический регулятор для мотора и привода руля
- Новый ротационный трехциллиндровый двигатель, разработанный Питером Бразерхудом
- Упрощенная система привода руля, с единственным пневмоцилиндром (вместо двух раньше)
- Вместо поляризованных реле была установлена более простая система с пятижильным кабелем, который просто подводил ток к пяти исполнительным реле на борту торпеды.

Новая торпеда умела выполнять команды "старт", "стоп", "руль направо", "руль налево" и "руль прямо". Недостатком системы управления было то, что автоматически руль в нейтральное положение НЕ возвращался, и после поворота оператор должен был вернуть его в нейтральное положение обратной командой. В дальнейшем, этот недостаток был исправлен.


Чертеж пред-проекта No.4

No.4 прошла испытания с октября по ноябрь 1875. В ходе этих испытаний, торпеда подбросила своим создателям еще несколько проблем: во-первых она сильно кренилась на поворотах, из-за чего винт выступал из воды. Во-вторых, из-за отсутствия контрвращающего пропеллера, торпеда постоянно заваливалась вправо, вынуждая оператора компенсировать это командами. И тем не менее, система управления - главная часть торпеды - работала безукоризненно, и выполняла все требуемые операции.

В апреле 1876, торпеда No.4 была представлена в Вашингтоне. На ее испытания на Потомаке собралась большая толпа народу, включавшая (по некоторым сведениям) и президента. Предыдущие проблемы были исправлены, но неугомонная No.4 подбросила новую: в пресной речной воде кабель провисал сильнее, и периодически наматывался на винт торпеды. Чтобы устранить недостаток, срочно пришлось приспособить отводящую раму для кабеля. В целом, торпеда была принята флотом достаточно благосклонно, и испытывалась до 1880 года, когда была потеряна во время учений (вероятно, из-за отошедших заклепок на корпусе).

К этому времени, мастерские "Пратт&Уитни" уже работали над двумя новыми торпедами - No.5 и No.6., завершенными в 1877 году. На них Лэй решил окончательно отказаться от не оправдавшей себя для "приповерхностной" торпеды веретенообразной формы. No.5 имела форму цилиндра с коническими оконечностями, а No.6 - сигары с закругленными. Стабильность их была под вопросом; No.6 в частности так раскачивалась на ходу, что в качестве импровизированной меры сверху на нее привязывали бревно.

Система управления торпедой вновь претерпела изменения. На этот раз Лэй вернулся к поляризованным реле, используя их для управления соленоидами клапанов пневматического контроля. Кабель управления теперь был трехжильным: торпеда выполняла команды "старт"/"стоп", "вправо"/"влево" и "взвести контактный детонатор"/"взорвать торпеду".


Гравюра, иллюстрирующая применение торпеды Лэя с береговой станции.

9 июля торпеда прошла испытания на озере Эри. Без накладок не обошлось, но в целом торпеда безукоризненно прошла полмили по прямой, затем повернула, и вернулась обратно. Испытания слегка омрачил инцидент с оператором: незнакомый с морской терминологией, он запутался в командах и в итоге сумел оборвать кабель, из-за чего торпеду пришлось тащить обратно катером. Однако, присутствовавшая публика была впечатлена - в том числе русский и китайский послы, ради которых во многом и затевалась демонстрация.

В 1878 году, Лэй привез No.5 в Китай, надеясь заключить контракт с китайским правительством. В ходе испытаний, однако, торпеда испытывала проблемы с электрическими компонентами, что и стало причиной срыва контракта (по другим данным, мало знакомый с китайскими обычаями Лэй просто не догадался дать взятку соответствующему чиновнику...). Лэя это, однако, не слишком расстроило: у него еще оставался российский посол. И в конце 1878 года, No.5 и No.6 были приобретены российским правительством. No.5 была успешно испытана в Кронштадте, с единственной претензией к недостаточной скорости.

ТОРПЕДЫ 7, 9-17

В 1879 году Перу, готовящееся к войне с Чили за спорные (богатые гуано) территории Арики, в экстренном порядке заказало Лэю партию из десяти управляемых торпед. На руках в тот момент у Лэя была только No.7, которая и была им направлена в Кальяо. Остальные девять торпед (номера No.9-No.17) были в течении сорока восьми дней изготовлены заводами Пратт&Уитни. Общая сумма контракта составила 150000 долларов.

Торпеда No.7 и ее систершипы были развитием удачного дизайна No.5. Она весила 1,5 тонны, развивала до 8 узлов и имела диаметр в 61 сантиметр. Главным отличием стало применение отвесного клиновидного носа вместо прежнего конического и пары контрвращающихся пропеллеров вместо одного. В систему управления был добавлен четвертый провод, который позволял регулировать степень выдвижения телескопических мачт с флажками (позднее замененными направленными назад фонариками для ночного применения).

Торпеды Лэя были использованы перуанцами в войне с Чили в 1879-1883. Их основным назначением рассматривалась береговая оборона - и в этой роли они, по мнению перуанцев, работали достаточно успешно. Чилийский флот, не будучи знакомым с этим оружием, проявлял осторожность вблизи перуанских гаваней и предпочитал не оперировать рядом с берегом по ночам. Следует однако заметить, что подобная точка зрения может быть несколько преувеличена.

Первый боевой пуск торпеды состоялся 27 августа 1879 года. Монитор "Уаскар", несущий на борту две торпеды, скрытно подошел ночью к чилийскому корвету "Абтао", несущему блокадную службу у берегов Боливии, и с расстояния в 200 метров запустил торпеду. Это был первый в истории пуск управляемого оружия по реальной цели... и к искреннему разочарованию перуанцев, они его провалили. Запущенная торпеда, пройдя некоторое расстояние, развернулась (скорее всего из-за ошибки слабо подготовленного оператора), и пошла прямо на монитор.

Считается, что избежать катастрофы перуанцам позволил лишь подвиг теньента Диеса Каусеко, который "прыгнул в воду и вручную отвернул торпеду с курса". Данная история, хотя и не оспаривается как таковая, все же считается преувеличенной - крайне маловероятно, что храбрый юноша сумел бы вручную справиться с полуторатонным монстром! Более вероятным считается, что пока теньент боролся с торпедой, оператор сумел разобраться в управлении и отклонить торпеду.

Оставшаяся на борту "Уаскара" вторая торпеда так и не была применена, и, судя по всему - была захвачена чилийцами вместе с кораблем. Адмирал Грау, видимо, так и не попытался применить ее в бою, хотя угроза такой торпеды вполне могла вынудить чилийские броненосцы держаться в отдалении. Еще одна торпеда была применена перуанцами с переоборудованного буксира в попытке - ирония судьбы! - пустить на дно захваченный чилийцами "Уаскар" в январе 1880 года, но из-за сбоя в электронной системе взорвалась без вреда. Оставшиеся торпеды были частью потеряны во время учений и испытаний, частью уничтожены во избежание захвата чилийцами.

ТОРПЕДА 8

Торпеда No.8 слегка выбивается из общего ряда, т.к. она была испытательным прототипом, созданным Лэем для отработки ряда новых решений. Корпус ее состоял из семи секций, включавших:

- Неотделяемую боевую часть с зарядом в 30 кг динамита
- Газовые цилиндры для подъема/снижения мачт с фонариками
- Бак для сжиженной угольной кислоты
- Балластная емкость для компенсации израсходованной кислоты
- Катушки с кабелем
- Маршевый двигатель
- Привод руля

Этой торпеде довелось попутешествовать особо. Изначально предназначавшаяся для российского правительства, она, однако, не была выкуплена - на испытаниях выяснилось, что торпеда развивает только 8,2 узла против 9, предусмотренных контрактом. Стремясь сохранить хорошие отношения с русским правительством, Лэй вызвался изготовить новую, более совершенную торпеду - и в то же время ему очень хотелось куда-то пристроить оказавшуюся у него на руках No.8.

В октябре 1879, торпеда Лэя - судя по всему No.8 - весьма успешно испытывалась в Антверпе, Бельгия. Согласно отчету, торпеда успешно продемонстрировала все предполагавшиеся функции - запуск, остановка, маневрирование, вдвижение и выдвижение мачт - и во время второго теста успешно прошла между двумя баржами, заякоренными всего в 7 метрах друг от друга на дистанции в 1000 метров от оператора. В целом, тесты были очень успешны, и хотя правительство Бельгии в итоге ими не заинтересовалось, торпеда No.8 привлекла внимание турок.

Испытания в Стамбуле в ноябре 1882 были звездным часом торпеды Лэя. Условия для испытаний были как нельзя менее благоприятными - дул резкий порывистый ветер, на море были сильные волны, а мишень представляла собой два ялика, закрепленные в тридцати метрах друг от друга.

Торпеда No.8 прошла испытания с развевающимися флажками. Несмотря на все трудности, торпеда успешно достигла целей (заякоренных в полумиле от берега), прошла между ними, и вернулась обратно. На следующий день, аналогичный тест был проведен с расстоянием в милю от берега - и также полностью успешно, несмотря на сильное мешающее течение. По результатам испытаний, османское правительство было готово подписать контракт с Лэем и Норнедфельдом (который весьма заинтересовался новой торпедой и собирался приобрести лицензию), но из-за бюрократических неурядиц в итоге торпеды для Турции так и не были заказаны.

ТОРПЕДЫ 18-19

Эти две торпеды были изготовлены для Перу, но так и не выкуплены перуанским правительством. Их дальнейшая судьба точно не известна. По ряду данных, одна из них была приобретена египтянами в 1882 году. Британские источники упоминают, что торпеда "американского производства" была обнаружена в 1882 году при осмотре складов захваченной британцами Александрии, и была уничтожена египтянами по требованию командующего английским флотом.

ТОРПЕДЫ 20-29

Как было упомянуто выше, торпеды No.5 и No.6 были приобретены русским правительством, которое, после успешных испытаний No.5 заказало серию торпед по ее образцу. Условия контракта включали:

- 50000 долларов за немедленную поставку торпеды No.5 со всей документацией
- 100000 долларов за изготовление пяти торпед в России, способных пройти 1,5 мили на скорости 9 узлов.
- 100000 долларов за поставку пяти аналогичных торпед

Первая представленная Лэем торпеда - No.8 - требованиям российского правительства не удовлетворила. Стремясь сохранить контракт, Лэй экстренно разработал новую, более быструю версию торпеды. При этом условия контракта были изменены - русское правительство потребовало установить отделяемую боевую часть.

Десять торпед под номерами 20-29 были изготовлены двумя слегка различающимися партиями в Санкт-Петербурге, предположительно на Невском заводе. Лэй лично контролировал и консультировал их производство, и настоял на закупке американского оборудования для такового. Полная стоимость контракта составила 250000 долларов, включая лицензию на производство торпед. Которой, впрочем, русское правительство так и не воспользовалось.

Торпеда, известная как "Санкт-Петербургский Лэй", весила полторы тонны, и имела длину в 8 метров при диаметре 610 миллиметров. Подобно No.8 она делилась на секции, но число секций было другим:

- Отделяемая боевая часть весом в 60 кг
- Приводы поднимающихся мачт (после серии опытов Лэй отказался от идеи телескопических мачт, сделав их просто поднимающимися на шарнирах)
- Бак с угольной кислотой
- Катушки кабеля
- Пара двигателей с качающимися цилиндрами и привод руля

Первые пять торпед поступили на испытания в 1880-ом году. Все они показали требуемую скорость в 9 узлов, но в ходе их испытаний возникла непредвиденная проблема: выхлопные пары двигателя на них выводились через полую ось винта, что в холодных водах Балтики приводило к обмерзанию тянущегося за торпедой кабеля. На следующих пяти торпедах, пары двигателя выводились через боковой патрубок, что решило проблему. Считается, что торпеды второй партии также имели улучшенные двигатели, т.к. на испытаниях в июле 1881 показали скорость около 10,8-11,2 узлов.

Последние торпеды Лэя

В 1880-ых, звезда Лэя начала постепенно закатываться. Его торпеды, несмотря на все усовершенствования, оставались достаточно проблематичным оружием - вдобавок еще и очень массивным и громоздким. Тем не менее, его репутация была еще достаточно убедительна, и в 1880-ом флот США, потеряв на учениях свою единственную управляемую торпеду, обратился к Лэю за новой.

На этот раз Лэй создал более компактный снаряд, весом всего около 725 килограммов. Торпеда - известная как "Улучшенная торпеда Лэя" - управлялась по одножильному кабелю, детали ее системы управления, к сожалению, не известны. Почти двукратное уменьшение размеров сказалось на дальности (которая составила около полумили), но зато позволило увеличить скорость почти до 12 узлов.
Торпеда прошла испытания в январе 1882 года, и была одобрена к принятию на вооружение, но дальнейших заказов на этот тип не последовало.

Последняя торпеда Лэя была создана в Британии в 1887 году, куда стареющий изобретатель переселился в надежде на более заинтересованных клиентов. Эта торпеда представляла собой радикальный отход от всех предшествующих образцов:

- Торпеда имела форму цилиндра с закругленным носом и клиновидной вертикальной кормой
- Винты были размещены В ПЕРЕДНЕЙ ЧАСТИ КОРПУСА, в полости сразу за отделяемой боевой частью
- Длина торпеды составляла 7 метров, диаметр 45 сантиметров, вес - 1130 кг
- Дальность хода должна была составлять 2 мили на скорости 16 узлов

Точно не известно, почему Лэй выбрал столь странную архитектуру для своей торпеды. В его документах встречается упоминание о том, что он хотел улучшить управляемость - и, видимо, считал, что "тянущий" дизайн будет работать лучше - но результат оказался далек от ожидаемого.


Последнее испытание последней торпеды Лэя.

Торпеда была испытана в Брайтлингси, графство Эссекс. Ее испытания в марте 1887 года, хотя изначально продемонстрировали работоспособность системы управления, но в итоге дали разочаровывающие результаты: торпеда, не пройдя и 200 метров, перевернулась, а на повторных тестах винты и кабели постоянно наматывали водоросли. Лэй винил в неудаче недостаточные знания о высоте приливов и отливов в Брайтлингси, из-за чего он по незнанию организовал испытания торпеды во время отлива, когда глубина была недостаточна. Но эти оправдания уже не заинтересовали разочарованных инвесторов. Нехватка средств (вызванная неудачными биржевыми спекуляциями) и возраст вынудили Лэя прекратить работу над торпедами. Дальнейшее развитие управляемого оружия - в том числе и прямо основанного на его концепциях - продолжили уже другие изобретатели.

Источники:
* "Unmanned Systems of World Wars I and II" by H. R. Everett, Michael Toscano // MIT press, 2015.
* "Torpedoes and Torpedo Warfare" by C. W. Sleeman // Griffin & Co, 1880.

Коммент:

Пара интересных деталей к основной статье. Помимо реализованных образцов торпеды, Лэй предлагал и несколько оригинальных решений, не дошедших до реализации:

1) Торпеда Лэя как своеобразный "торпедный поезд":

В такой конфигурации торпеда использовалась как дистанционно управляемый буксир для меньших зарядов. Судя по всему, идея в основном заключалась в возможности постановки донных мин при помощи торпеды - для минирования гаваней или подрыва подводных заграждений. Мины должны были буксироваться за торпедой, сбрасываться по одной (при подаче специальной команды) и подрываться либо по одной начиная с последней выставленной, либо все одновременно, по кабелю.

2) Торпеда Лэя как минный разградитель:

Идея аналогична предыдущей - торпеда Лэя плывет и буксирует за собой небольшие заряды. Но теперь эти заряды оснащены "кошками", и предназначены для цепляния за тросы мин или за подводные препятствия (цепи, плавучие заграждения) и последующего их подрыва динамитом.

3) Торпеда Лэя как носитель торпед Уайтхеда:

Лэй, по всей видимости, был вынужден признать, что тихоходная управляемая торпеда весом в тонну с лишним не является особенно убедительным аргументом при атаке военных кораблей. Поэтому он предложил данное решение, де-факто превращающее торпеду Лэя в "длинную руку" миноносца. Торпеда в данном случае используется как самоходный дистанционно управляемый носитель двух торпед Уайтхеда, который посылается в ночную атаку на корабль противника, подбирается к нему близко и атакует торпедами. Решение, надо сказать, весьма прогрессивное и в общем-то даже логичное.

Я не уверен, когда именно были созданы эти проекты. Я точно уверен, что ни один из них не был реализован.

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.