fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.86 (7 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Июль 1944 года. СССР. Авторское название фотографии: «Узники фашизма». Советские дети-узники 6-го лагеря в Петрозаводске. 

Автор: Галина Санько

Во время оккупации Советской Карелии финнами в Петрозаводске было создано шесть концлагерей для содержания местных русскоязычных жителей. Лагерь №6 размещался в районе Перевалочной биржи, в нем держали 7000 человек. Фотография сделана после освобождения Петрозаводска советскими войсками 28 июня 1944 года.

Этот снимок представлялся в составе доказательств на Нюрнбергском процессе над военными преступниками.

Девочка, которая на фотографии вторая от столба справа — Клавдия Нюппиева — спустя много лет опубликовала свои воспоминания.

«Помню, как люди падали в обморок от жары в так называемой бане, а затем их обливали холодной водой. Помню дезинфекцию бараков, после которой шумело в ушах, и у многих шла носом кровь, и ту парилку, где с большим „старанием“ обрабатывали всё наше тряпьё. Однажды парилка сгорела, лишив многих людей последней одежды».

 

Шведская компания Bofors много лет спокойненько себе выпускала отличнейшие зенитные и противотанковые пушки и как-то вдруг решила начать производить… зубную пасту! Но потом пошёл слух, что в её составе есть микрочастицы, которые могут вызвать рак, ну или еще чего из этой серии.)) И компания ликвидировала это направление деятельности...

 

26 июля 1755 года (в возрасте тридцати лет) скандально известный авантюрист Казанова был арестован: «Трибунал, узнав о серьезных преступлениях, совершённых Дж. Казановой публично против святой веры, постановил арестовать его и поместить в Пьомби („Свинцовую тюрьму“)». Эта тюрьма состояла из семи камер на верхнем этаже восточного крыла Дворца дожей в Венеции и была предназначена для заключённых высокого положения и политических преступников. Своё название она получила по свинцовым плитам, покрывавшим крышу дворца. Казанова был без суда приговорён к пяти годам заключения в этой тюрьме, из которой ещё не разу не было ни одного побега. Согласно мемуарам Казановы, существенным доказательством его вины было то, что у него обнаружили книгу Зогар («Зекор-бен») и другие книги по магии.

Он находился в одиночном заключении, имея при себе одежду, тюфяк, стол и кресло, в «наихудшей из всех камер», где ужасно страдал от темноты, летнего зноя и «миллионов блох». Вскоре он был помещён к другим заключённым, и после пяти месяцев и личного прошения графа Брагадина ему выдали тёплую зимнюю постель и ежемесячное пособие на приобретение книг и хорошей еды. Во время прогулок по тюремному двору он нашёл кусок чёрного мрамора и железный прут, которые смог пронести в свою камеру. Он спрятал прут внутри кресла. Временно находясь без сокамерников, Казанова в течение двух недель затачивал этот прут на камне и превратил его в пику (эспонтон). Затем он начал долбить деревянный пол под своей кроватью, зная, что его камера находилась прямо над кабинетом инквизитора. Казанова задумал побег во время карнавала, когда никого из служащих не должно было быть в кабинете под ним. Но всего за три дня до намеченного срока, несмотря на его протесты и заверения в том, что он был совершенно счастлив там, где находился всё это время, Казанова был переведён в бо́льшую по размерам светлую камеру с окном. Вот что он написал позднее о том, как чувствовал себя при этом: «Я сидел в креслах, словно поражённый громом, и недвижимый как статуя, понимая, что все мои труды пошли прахом, но раскаиваться мне не в чем. У меня отняли надежду, и я не мог доставить себе иного облегчения, кроме как не думать о том, что со мною станется дальше».

Преодолев своё отчаяние, Казанова разработал новый план побега. Он тайно связался с заключённым из соседней камеры, отцом Бальби (священником-отступником) и договорился с ним о помощи. Казанове удалось передать Бальби пику, спрятанную в Библии, на которую одураченный тюремщик поставил блюдо макарон. Отец Бальби проделал проём в потолке своей камеры, выбрался наверх и сделал дыру в потолке камеры Казановы. Для нейтрализации своего нового сокамерника-шпиона Казанова воспользовался его суевериями и тем самым принудил его к молчанию. Когда Бальби проделал отверстие в потолке его камеры, Казанова выбрался через него, оставив записку с цитатой из 117-го Псалма (по Вульгате): «Не умру, но буду жить и возвещать дела Господни».

Шпион остался внутри, слишком напуганный последствиями в случае, если он будет пойман вместе с остальными. Казанова и Бальби выбрались через свинцовые плиты на крышу дворца Дожей, окутанную густым туманом. Поскольку крыша располагалась слишком высоко над ближайшим каналом, беглецы проникли в здание через слуховое окно, разломав решётку над ним и разбив его. На крыше они нашли длинную лестницу, и с помощью верёвки, которую Казанова заранее свил из простыни, спустились в комнату, пол которой находился в семи с половиной метрах под ними. Здесь они отдохнули до следующего утра, а затем переоделись, взломали замок на выходной двери, прошли мимо галерей и комнат по коридору дворца и спустились по ступеням. Внизу они убедили стража в том, что их по ошибке закрыли во дворце после окончания рабочего дня, и вышли через последнюю дверь. Было шесть часов утра 1 ноября 1756 года, когда они, взяв гондолу, уплыли на материк. В конце концов Казанова прибыл в Париж. Это случилось 5 января 1757 года, в тот самый день, когда Робер-Франсуа Дамьен совершил неудачное покушение на Людовика XV. Позже Казанова увидел и описал жестокую казнь злоумышленника.

Скептики спорят, что побег Казановы был невероятен, и что он получил свободу подкупом при помощи своего покровителя. Однако в государственных архивах сохранились некоторые подтверждения рассказу авантюриста, в том числе сведения о ремонте потолка камер. Спустя тридцать лет Казанова написал «Историю моего побега», получившую большую популярность и переведённую на многие языки. Описание этого события он повторил и в своих мемуарах. Характерно суждение Казановы об этом подвиге:

"Так Господь готовил мне всё необходимое для побега, каковой должен был стать если не чудом, то событием, достойным удивления. Признаюсь, я горд, что бежал; но гордость моя происходит не от того, что мне удалось это сделать — здесь большая доля везения, но от того, что я счёл это осуществимым и имел мужество привести свой замысел в исполнение."

 

Погибший механик-водитель подбитого американского танка M4 «Шерман» Джулиан Патрик (Julian H. Patrick). В маске пушки танка пробоины от попаданий снарядов 75-мм пушки немецкого танка «Пантера». 

Это знаменитый бой «Пантеры» с американскими танками у Кельнского собора. «Пантера» стреляла со 120-130 метров. Первый снаряд пробил маску и убил заряжающего Спиира, командиру Келлнеру оторвало левую ногу по колено, наводчику Джиалуке осколками прошило обе ноги. В машине началось возгорание. Второй снаряд частично пробил маску и срикошетил вправо. После этого из командирского люка выбрался командир, но вскоре умер рядом, в воронке, от потери крови. Затем, из того же люка вылез наводчик — долго лечился в Англии, но избежал ампутации. Помощник водителя Гриффин выбрался через свой люк, выжил

 

Создатель этой вакцины, микробиолог Владимир Хавкин, сделал инъекцию самому себе. Начало сбываться предсказание Луи Пастера: «Один из моих учеников остановит чуму». Пастер сказал это, уже умирая, когда последний раз приехал в свой институт. Ему тогда продемонстрировали под микроскопом возбудитель чумы — бактерию, только что открытую его учеником Александром Йерсеном. 

...Началась третья пандемия чумы: страшная болезнь вырвалась из природного очага в центре Азии и набросилась на Китай, Россию и Индию. Из Индии как раз вернулся самый младший по стажу ученик Пастера — российский подданный Владимир Ааронович Хавкин. Впрочем, россиянином он уже не был даже по бумагам. Хавкин не посетил вовремя русское посольство, чтобы продлить свой заграничный паспорт. 
Да на родине его особо и не ждали. Там он числился народовольцем, политически неблагонадежным. Трижды бывал под арестом, 8 лет состоял под надзором полиции. 

Без особого сожаления русский посол выдал ему рекомендательное письмо для британского правительства, которое пригласило Хавкина в Индию испытывать его противохолерную вакцину. Тоже первую в мире. 
В этой вакцине сомневались и покровитель Хавкина Илья Мечников, и сам Луи Пастер. Однако результат оказался прекрасный — 93% гарантированной защиты. Поверив, что Хавкин волшебник, англичане призвали его снова — теперь уже бороться с чумой. Приняли штатным биологом на гражданскую службу, обещали британское подданство и лабораторию. 

В самом деле, лабораторию в бомбейском медицинском колледже выделили с небывалой щедростью — целую комнату. В штате — один лаборант и три курьера. Подопытные животные — крысы, которых моряки за гроши отлавливали на приходящих из Европы судах. Одновременно с Хавкиным несколько научных центров разрабатывали противочумную вакцину в гораздо более роскошных условиях. 
И все же беспаспортный эмигрант всех обставил. 
Он выбрал путь, которым другие не пошли: сделать вакциной яд, вырабатываемый чумными микробами. Так выходило быстрей, чем пропускать бацилл поколение за поколением через организмы тридцати кроликов. Да кроликов и не было. Бациллы плодились в мясном бульоне. Чтобы им было за что зацепиться на поверхности, Хавкин ронял в бульон каплю жира. Микробы хватались за жирное пятно и росли вниз, как сталактит. Такие «сталактиты Хавкина» свидетельствовали, что бактерии чувствуют себя прекрасно. Время от времени колбы с ними встряхивали, бациллы тонули, на поверхность снова капали жиром, за него цеплялись новые микробы, и так пока бульон не насыщался токсином. 

Владимир Хавкин вакцинирует детей от холеры. Фото сделано в начале 1896 года в Бенгалии, где Хавкин заболел малярией.

Перед тем как впрыснуть этот яд крысам, чтобы у них образовался иммунитет к чуме, колбы нагревали до 60 градусов — такая пастеризация убивала бактерии, сохраняя их токсин. Пробную партию приготовили всего за три месяца. Лаборант слег с нервным срывом, а Хавкин работал по 14 часов в сутки: он спешил, вокруг ежедневно гибли сотни людей. Параллельно он еще читал о будущей вакцине лекции местным студентам-медикам. Кроме них, никто не отважился бы привиться даже после того, как русский микробиолог 10 января 97-го года вогнал себе под кожу четверную дозу чумного яда — 10 миллилитров раствора. 

Между прочим, индийским студентам было легче решиться на вакцинацию оттого, что Хавкин происходил из России. Меры, которыми боролись с чумой британские колонизаторы, вызывали у туземцев ненависть. Начальник бомбейского гарнизона генерал Гатакр действовал неграмотно, и никто был ему не указ. Военные свозили чумных в госпитали, а их семьи — в концлагеря, так что получался надежный контакт здоровых с уже больными, еще переживавшими инкубационный период. Опустевшие жилища несчастных пленников заливали карболкой, и крысы с чумными блохами разбегались оттуда куда попало, разнося заразу. 
Сильнее всего страдал район Мандви, населенный самыми бедными. Но они не желали прививаться. Напрасно индийские студенты твердили им, что вакцина сделана здесь и создатель ее не «инглизи», а «руси». И этот «руси» такой же гонимый, потому что он еврей, и открыто говорит, что англичане так же плохо относятся к индийцам, как царские власти — к его народу. Для бедняков из трущоб Мандви все белые были на одно лицо. Побудить их к вакцинации мог только влиятельный человек, которому они абсолютно доверяли. 

И такой лидер нашелся. Он сам вышел на Хавкина. 
То был Ага-Хан III, повелитель невидимой империи исмаилитов, 48-й имам великой секты, направляющий эту мусульманскую общину в ожидании явления мессии Махди. Ему тогда едва исполнилось 20, но этот юноша знал пять языков и был сведущ в науках, так что мог оценить возможности вакцины по статьям в медицинской периодике. Он только что женился, и на свадьбу его разбросанные от Мозамбика до Индонезии подданные преподнесли ему золотые монеты, общий вес которых равнялся весу самого 48-го имама. Золота хватало, но британские методы борьбы с чумой его настораживали. Если колонизаторы загонят в гроб всех обитателей квартала Мандви, среди которых было полно исмаилитов, и разнесут в щепы их жилища, как это делали в Карачи, откуда возьмется драгметалл на следующем взвешивании, через 5 лет? 
К тому же Ага-Хан вынашивал политические планы. Для карьеры ему нужен был подвиг. И он его совершил. По просьбе всемогущего имама Хавкин несколько раз сделал ему прививку на глазах у толп исмаилитов. Лаборатория Хавкина переехала из комнатенки на роскошную виллу Ага-Хана, и штат был расширен на средства общины. Это подействовало. 

Сразу 11 тысяч исмаилитов привились от чумы. Теперь и болезнь, и проклятые борцы с нею обходили их дома стороной. Увидев, что Ага-Хан «за народ», соседи исмаилитов стали переходить в ислам, вливаясь в ряды шиитской секты. Тут уже вожди индуистов почуяли конкуренцию и стали уговаривать своих единоверцев вакцинироваться. А Хавкина объявили махатмой. Ага-Хан получил от этого научного эксперимента все, что хотел. Королева Виктория осыпала его наградами и ввела в индийское правительство. В Западной Индии, населенной преимущественно мусульманами, из креатур Ага-Хана выросла элита будущего независимого Пакистана. Когда это государство обрело суверенитет, Ага-Хан снова взвесился. Но теперь на другую чашу весов сыпали не золото, а бриллианты. 95 килограммов бриллиантов. 

Хавкин еще в 1897 году понял, с кем имеет дело. У него был к Ага-Хану свой интерес. Владимир Ааронович предложил имаму всего-навсего проект освобождения евреев из-под власти других народов. По его замыслу, османский султан Абдул-Хамид II — Палестина принадлежала тогда Османской империи — разрешал евреям покупать землю вокруг Иерусалима. Образовывалась компактная иудейская автономия, которая из благодарности станет опорой власти султана на неспокойном Арабском Востоке. Любопытно, что глава исмаилитов действительно обсудил этот план с Абдул-Хамидом. Тот наотрез отказал. Ага-Хан III прожил еще 60 лет и не раз повторял, что среди всех ошибок последнего владыки Османской империи эта была самая грубая. 

А Владимира Хавкина королева Виктория включила в наградной список, приуроченный к ее ближайшему дню рождения. Так же ему было пожаловано британское подданство и звание кавалера Ордена Индийской империи.

 

 

Допрос немецкого солдата, взятого в плен разведчиками 49-й гвардейской стрелковой дивизии.
Его допрашивают (слева направо): заместитель начальника отдела контрразведки «СМЕРШ» 49-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии капитан Фёдор Петрович Жигалкин (1918 г.р.), начальник отдела контрразведки «СМЕРШ» 49-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии подполковник Александр Алексеевич Васильев (1903 г.р.); неизвестный разведчик.

Гвардии подполковник Васильев А.А. на службе в Красной Армии с 1925 года, кадровый работник органов НКВД. Заместитель начальника отделения особого отдела НКВД Черноморской группы войск Северо-Кавказского фронта ст. лейтенант государственной безопасности Васильев летом 1942 года обеспечивал доставку боеприпасов и продовольствия в осажденный Севастополе, провел задержание немецкой диверсионно-разведывательной группы, находясь в соединениях, оборонявших Новороссийск, выявлял трусов, паникеров, и изменников, возвращал на передовые позиции отступавших без приказа, за что 22.02.1943 г. награжден орденом Красной Звезды. Вторым орденом Красной Звезды был награжден 18.01.1944 г.
Ветеран военной контрразведки Леонид Георгиевич Иванова в своих мемуарах «Смерть диверсантам и шпионам!: Правда о СМЕРШе» (глава «На кишиневском направлении»), рассказывая об обстоятельствах выявления в июле 1944 г. агента Абвера в 49-й гв. сд, характеризует начальника отдела контрразведки «СМЕРШ» дивизии гв. подполковника Васильева как очень опытного руководителя. 27.04.1945 г. Васильев был награждён орденом Отечественной войны I степени.
Гвардии капитан Жигалкин Ф.П. на службе в Красной Армии с 1936 года, на фронтах Великой Отечественной с июня 1941 года, дважды ранен, 08.05.1942 г. награжден орденом Красной Звезды. В книге братьев Маргеловых «Василий Маргелов. Десантник № 1» приводится эпизод, в котором 4.04.1945 г. «гвардии капитан Жигалкин в момент ожесточенного боя за Петржалку, когда в районе 144-го гвардейского полка немцы вклинились в боевые порядки частями дивизии СС „Мертвая голова“ и из строя выбыли командиры 1-й и 2-й рот, принял командование ротами на себя... Командир дивизии гвардии генерал-майор Маргелов за отличное выполнение боевого задания объявил гвардии капитану Жигалкину благодарность и на поле боя вручил ему орден Красной Звезды.» Поэтому в приказе по дивизии от 16.05.1945 г. Жигалкин награжден как командир стрелковой роты, что, видимо, было наиболее простым способом «узаконить» уже врученный комдивом орден.
А уже 30.05.1945 Жигалкин «за отличную работу по разоблачению агентуры противника, личную храбрость и мужество, проявленные в боях» награждается орденом Отечественной войны II степени.

 

 

В 525 г. до н. э. Египет завоевали персы. Персидский царь Камбиз стал думать о дальнейших походах на юг. В частности, его беспокоил оазис Сива, расположенный в Ливийской пустыне. Камбиз собрал большое войско - 50 тыс. человек - и послал его в Сиву. Армия покинула долину Нила и пришла в оазис Харга (это подтверждено археологами, один из храмов Харги действительно персидский). 
А потом войско бесследно исчезло. 
Но если это исторический факт, то должны быть хоть какие-то следы! Ведь 50 тыс. человек – не иголка в стоге сена. 

Первым к тайне потерянной армии Камбиза удалось прикоснуться немецкому путешественнику XIX в. Г. Рольфсу. Сохранился его рассказ: «Я оказался в местности, где имелись бесспорные следы длительного пребывания людей, ибо большая огороженная площадка, искусно изготовленная из хвороста изгородь не могли означать ничего другого. Тропинка привела меня к месту, где передо мной предстали в огромном количестве черепки глиняных сосудов. Возможно, здесь останавливалось на привал какое-то войско, так как трудно предположить, что в подобном месте, при полном отсутствии колодцев и источников, могло существовать постоянное поселение». 
Но Рольфс только прикоснулся к загадке. Ничего пока не было доказано. 

Через некоторое время в одном египетском архиве нашли документ, где приводились слова старого шейха из Сивы. Этот правитель нашел какую-то рукопись XV в., а там имелась ссылка на древние предания. В рукописи сообщалось, что в стародавние времена «царь Египта» отправил в Сиву большое войско, которое в районе маленького оазиса Бахрейн попало в бурю и погибло. 
Теперь ученые могли немного ориентироваться в пространстве. Оазис Бахрейн находится в 100 км к юго-востоку от Сивы. Именно там и странствовал Г. Рольфс. Дюны, расположенные в том районе, действительно настолько непроходимы, что там застряла не одна экспедиция. Что же говорить о древних воинах, не имевших верблюдов! Но доказательств было еще мало. 

В 1933 г. немецкий геодезист Иоахим фон дер Эш организовал экспедицию с одной-единственной целью найти следы исчезнувшего войска. Эш пошел по следам Рольфса и понял, что груды черепков лежат как раз между оазисом Дахла (там были колодцы, и войско должно было там пройти) и колодцем Абу-Мунгар. Если эти два пункта мысленно соединить прямой линией, то она пойдет дальше на юг мимо Бахрейна на Сиву. Следовательно, между Дахлой и Абу-Мунгаром они должны были оставить запасы воды. Эш принялся искать еще одно хранилище, поближе к Сиве. Посреди пустынной равнины он увидел огромные каменные шары, служащие дорожными указателями. Исследователь не удивился: таких шаров в Ливийской пустыне много, они нужны проводникам караванов в качестве вешек – дорожных указателей. Но эти шары были намного крупнее обычных. К тому же все они стояли на каменных подставках. Члены экспедиции тщательно обследовали почву вокруг странных сооружений, но нашли лишь какой-то медный обломок. Вскоре после этого поднялась сильная буря (может быть, такая же, как двадцать пять веков назад!), и группе стоило многих сил добраться до оазиса. И. фон дер Эш писал тогда: «Когда я вспоминаю наш переход через северную часть бесконечного моря дюн, эти дни кажутся мне одним сплошным кошмаром…» 
Он не нашел армии Камбиза. 
Треугольники, образованные каменными шарами, видимо, обозначали очередное хранилище воды, но следов его самого экспедиция так и не обнаружила. 

Четыре десятилетия полного молчания прервались неожиданным открытием. «Тайна пустыни разгадана», «Исчезнувшая армия Камбиза найдена». Такие заголовки облетели мировую печать в 1977 году. А под ними скромное сообщение: «Два с половиной тысячелетия хранила пустыня свою тайну. Недавно египетские археологи обнаружили остатки войска персидского царя Камбиза недалеко от оазиса Сива, у подножия горы Абу-Балясса. В числе находок – скелеты воинов, тысячи амфор и образцов оружия». 
Совсем немного не дошли до оазиса воины персидского царя. Совсем близок был к разгадке и Иоахим Эш. Но повезло другим… 
Так пустыня нехотя раскрыла одну из своих тайн.

 

Из показаний пленного солдата А. Кейзерик из 124-го строительного батальона проходившего 16 апреля 1945 года: 

«Днем 16 апреля к нам в окопы приходил командир роты Зейдель и предупреждал, что в случае, если кто-нибудь из солдат попытается сдаться в плен, его семья будет репрессирована. Угрожал расстрелом, если солдаты будут плохо драться. Когда же в 18.00 16 апреля русские предприняли атаку, никого из командиров в окопах не оказалось, боем никто не руководил. Два солдата, не выдержав огня со стороны русских, бросили свои позиции и их примеру последовали остальные. Началось паническое бегство, никакого сопротивления оказано не было» 

ЦАМО РФ. Ф.236. Оп.2721. Д.166. Л.198–203.

Коммент:

- 1. Вырвано из контекста: 
...дезертирство в НЕСТРОЕВЫХ частях вермахта, было широко распространено. Пленный солдат А. Кейзерик из 124-го строительного батальона рассказал о своем последнем бое:...(далее по тексту)
2. указан источник - 
Лавренов Сергей Яковлевич; Попов Игорь Михайлович.
3. Источник - художественная публицистика (измышления авторов)


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.