fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.86 (7 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

фотография Chemical Warfare Service, запечатлевшая испытания штыка-огнемёта.

Единственная(?) сохранившаяся фотография Chemical Warfare Service, запечатлевшая испытания штыка-огнемёта.

На дворе 1918 год, ты сидишь в полузатопленной траншее по колено в грязи, а в каких-то десятках метров от тебя сидят злые и голодые немцы, которых скоро придётся штурмовать. Что поможет бойцу победить в такой ситуации? По мнению американских военных того времени - штык-огнемёт.

Первая мировая война была потрясением не только в политическом, социальном и экономическом аспектах, но и перевернула военное дело. В угаре кровавого безумия придумывались и получали жизнь самые причудливые и странные изобретения, которые по задумке должны были либо спасать жизни, либо их отнимать. На мой взгляд, одним из самых странных таких проектов был штык-огнемёт, разрабатывавшийся в США в конце Первой мировой войны, в рамках американских разработок штурмового оружия для завершающего этапа войны. Сохранилось очень мало информации о его истории создания.

Если говорить конкретней, то речь идёт не совсем о штыке, сколько огнемёте, прикрепляемом к примкнутому штыку. Огнемёт должен был служить скорее вспомогательным психологическим оружием в ближнем бою. Разработчики предполагали, что пуск огнесмеси если и не нанесёт противнику ущерб, то хотя бы вызовет панику и шок, достаточные для сближения в штыковой атаке.

Конструктивно, огнемёт состоял из корпуса, содержащего несколько патронов (касетт) с зажигательным веществом, выстреливаемым посредством электроспуска.

Известны о существовании трёх вариантов этого устройства, но у меня есть подробности только о двух из них:
1) F.B. Pistol Mark II весил 4 с половиной фунта и использовал специальные патроны, метавшие огнесмесь на расстояние от 10 до 15 футов.
2) F.B. Pistol Mark III в заряженном состоянии весил 5,8 фунтов, В нём использовались специальные револьверные патроны F.B. калибра .44, созданные для использования ещё в предшествующем штыке-огнемёте Mark I. Получавшаяся плотная струя пламени достигала от 3 до 10 футов в длину и 3 футов в диаметре, отдельные горящие частицы летели на 20-30 футов.

 

Чертёж устройства огнемёта.

Огнемёт испытывался на винтовке M1917 Enfield, но предполагался для применения и на M1903 Springfield тоже. Конструкция была такова, что держащему винтовку солдату было удобно произвести пуск огнесмеси пальцем левой руки, держащей цевьё. Причём не было нужды в каких-то дополнительных приготовлениях, солдат оставался боеготовым для стрельбы, тычка штыком или пуска огнесмеси одновременно, не меняя положения рук и не готовя как-то особо своё оружие к бою.

 

 

Наиболее чёткое и качественное фото огнемёта, прикреплённого к примкнутому штыку.


Однако, был существенный недостаток - с электропуском в то время были проблемы. Устройство было ненадёжным, а если оружие не может выстрелить по врагу в нужный стрелку моменту - это плохое оружие. Кроме того, огнемёт был довольно увесистым и его масса мешала при стрельбе из длинной винтовки. К тому же ко времени испытаний война уже подошла к концу. Более того, исходя из послезнания, можно уверенно заявить, что кроме психологического эффекта данное оружие было бы скорее бесполезным.

Было произведено лишь несколько прототипов, пока что не известно ни об одном экземпляре, сохранившемся до наших дней.

Интересно, а не с того ли времени берут начало разработки патронов «Dragon's breath»?

Источники:
William S. Brophy. The Springfield 1903 Rifles: The Illustrated, Documented Story of the Design, Development, and Production of All the Models, Appendages, and Accessories. – Stackpole Books, 1985. – С. 396
Knife Notes

 

Май - июль 1944 года. Германия. Узники концлагеря Дора-Миттельбау работают с кабелем для электронной аппаратуры ракеты Фау-2 (V 2) в подземном секретном заводе «Миттельверк» в горном массиве вблизи г. Нордхаузена. Из-за плохого освещения в туннелях завода специально для этой съемки были поставлены дополнительные осветительные приборы. Крайний справа в ближнем ряду (смотрит на фотографа) — француз Леон Наваро (Leon Navaro), который узнал себя на фотографии 55 лет спустя. Он был узником концлагеря под номером 40629. Согласно его воспоминаниям, снимок был сделан в цехе № 28, в котором в основном работали бельгийцы, голландцы и французы.
Автор: Вальтер Френц

 

 

Поединок между киевскими футболистами и немецкими, сыгранный в 1942 году в столице Украины в самый разгар Второй Мировой, стал одним из самых трагичных в истории футбола.
КТО ИГРАЛ
После оккупации Киева в городе осталось немало футболистов, среди которых были и киевские динамовцы. Об этом стало известно фашистам, которые решили создать футбольный клуб – Старт – на базе хлебозавода №1. В новосозданную команду вошли: Николай Трусевич, Алексей Клименко, Иван Кузьменко, Михаил Свиридовский, Николай Коротких, Федор Тютчев, Михаил Путистин, Василий Сухарев, Владимир Балакин, Михаил Мельник, Макар Гончаренко, Павел Комаров, Юрий Чернега, Петр Сотник. Восемь из них — динамовцы, трое – из киевского Локомотива.
РАССТРЕЛ
Первая игра состоялась 5 июня 1942 года. В заключение торжественного открытия стадиона состоялся футбольный матч. Старт победил со счетом 7:2 украинскую команду Рух. Остальные игры с участием Старта проходили на стадионе Зенит (сейчас стадион Старт на улице Шолуденко в Киеве). 21 июня Старт обыграл сборную венгерского гарнизона — 6:2, 5 июля – сборную румын – 11:0, 12 июля Старт — команда военных железнодорожников – 9:1, 7 июля Старт – воинская команда PGS – 6:0.

Роковыми для киевских футболистов стали поединки против команды Flakelf (сборная немецких зенитчиков). Первая встреча состоялась 6 августа 1942 года и завершилась убедительной победой украинцев – 5:1.
Через три дня немцы собрали на матч-реванш усиленную команду. Счет открыли немцы. Потом Иван Кузьменко сравнял счет, и еще в первом тайме два гола забил Макар Гончаренко.
В перерыве к игрокам Старта в раздевалку зашел немецкий военачальник (полковник) и под угрозой лагерей и расстрела потребовал у советских футболистов сдать матч. Второй тайм прошел в равной и жесткой борьбе и немцам таки удалось сравнять счет. Но затем Старт вырвал победу 5:3, которая стоила победителям жизни. Сразу после игры все 11 футболистов были увезены в Бабий Яр и расстреляны.
БЫЛ ЛИ РАССТРЕЛ?
По утверждению некоторых исследователей, факт расстрела игроков был, но не после матча. Историки утверждают, что ужасная легенда про расстрел киевских футболистов-героев понадобилась партийным чиновникам.

В Советском Союзе отлично работала идеологическая машина, по указанию партии создавались образы героев, такие как Зоя Космодемьянская или Александр Матросов. Нужны были свои герои-спортсмены, на роль которых отлично подошли футболисты Старта или, судя по совковой пропаганде – Динамо. На таких примерах воспитывались целые поколения.

Как выяснили историки, расстрел динамовцев имел место только через год, и совсем не по футбольной причине. После драки на киевском хлебзаводе немцы дали приказ расстрелять зачинщиков, среди которых оказалось несколько участников памятного матча.

 

 

 

Лукин Георгий Львович родился 14 декабря 1922 года в Загребе (Королевство Сербов, Хорватов, Словенцев, позже Югославия) в семье русского офицера-белоэмигранта. Все члены его семьи как со стороны матери, так и со стороны отца были активными участниками Белого Движения. С 5 лет он стал участником Сокольского Движения (Организация «Русский Сокол»). В 13 лет стал скаут-разведчиком и оставался им до последнего часа своей жизни. Помогал отцу в работе РОВС, затем самостоятельно в НСНП (позже НТС). Учился в Политехническом Институте Берлина и Мюнхена. С 09.42-05.43 нач. штаба 1 Берлинской дружины Национальной Организации Русской Молодёжи (НОРМ); 05.43-09.43 – нач. 1 Берлинской дружины НОРМ; 09.43-05.45 – нач. Германского отдела НОРС-Р (подпольно) и ред. журнала НОРМ “Рук-вож”; 10.44-11.44 участвовал в составлении "власовского манифеста". Принял участие в Гражданском управлении Комитета Освобождения Народов России (КОНР) занимаясь воспитанием молодежи. 

В 1945 г. принял участие в съезде скаут-разведческих руководителей уцелевших после войны в Европе. На этом съезде была создана Организация Российских Юных Разведчиков (ОРЮР). Все последующие годы жизни Георгий Львович отдал ОРЮР и делу воспитания русской молодежи в национальном духе. В 1948г. он перебрался в Аргентину, где семена его подвижничества дали замечательные плоды. Сегодня в Аргентине действует дружина «Град Китеж», школа и гимназия ОРЮР. Скончался 22 декабря 2009 года.

 

Соглашение между А. А. Власовым и МИД Германии о предоставлении немцами Комитету освобождения народов России денежного кредита для антисоветской деятельности. 18 января 1945 г. ЦА ФСБ России. № Н–18766. Т. 7. Л. 16–17.

 

 

 

 Похороны Густава Маннергейма. Траурный парад в Хельсинки, 4 февраля 1951 г.

 

 

Весной 1937 года, когда я прогуливался в саду психиатрической больницы в городе Сибиу в Трансильвании, ко мне подошел один из ее «обитателей». Мы обменялись несколькими словами, а затем я сказал ему: 

— Хорошо здесь. 

— Еще бы. Стоит быть сумасшедшим, — ответил он мне. 

— И все же вы находитесь в своего рода тюрьме. 

— Если угодно, да, но здесь живешь без всяких забот. К тому же скоро война, — вы, как и я, это знаете. А здесь спокойно. Нас не мобилизуют, и потом никто не станет бомбить сумасшедший дом. На вашем месте я бы сразу туда лег. 

Взволнованный и очарованный, покинув его, я постарался разузнать о нем побольше. Меня заверили, что он действительно сумасшедший. Правда это или нет, но никто и никогда не дал мне более разумного совета. 

(Эмиль Чоран)

 


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.