fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.60 (15 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Новейшие тяжелые танки PzKpfw VI «Tiger I» доставлены на боевые испытания на железнодорожную станцию Мга под Ленинградом, но машинам сразу же потребовался ремонт. 

Рано утром 23 августа 1942 года первые четыре серийных «Тигра» были погружены на железнодорожные платформы и отправлены на фронт. Испытать новейшие танки хотели в штурме Ленинграда. Пока «Тигры» перевозились по железной дороге, ранним утром 27 августа началась Синявинская операция советских войск под Ленинградом. 29 августа «Тигры» выгрузились из эшелона на станции Мга, и их хотели бросить против успешного советского наступления. Но уже во время выдвижения на исходные позиции начались поломки: у двух танков вышла из строя коробка передач, и третьего — перегрелся и загорелся двигатель. Эти агрегаты, и так перегруженные большой массой танка, испытывали дополнительную нагрузку из-за движения по мокрой земле. В кратчайшие сроки в ремонтных мастерских с использованием присланных самолётом с завода-изготовителя деталей танки были отремонтированы и вновь вошли в строй.

Во время Северной войны к апрелю 1703 года русские войска овладели течением реки Невы, сломив сопротивление шведских крепостей Нотебург, Ниеншанц и Ландскрона. Вблизи сожжённых шведами при отступлении крепостей Ниеншанц и Ландскрона Пётр I, который мечтал превратить Русское государство в морскую державу, 27 мая 1703 года заложил новый город Санкт-Петербург, который стал русским портом на Балтийском море.

Образное выражение, описывающие Санкт-Петербург как «окно в Европу» впервые употребил итальянский знаток искусств и путешественник Франческо Альгароте в 1759 году в своём сочинении «Письма о России».

 

Колесцовый трехзарядный стреломет. Сделан Питером Пиком для Императора Священной Римской Империи Карла V. Середина 16 века.

 

31 марта 1945 года. Германия. Джип Willys MB с пленными офицерами вермахта у танка M5 Stuart из состава 4-й танковой дивизии США в городе Херсфельд.

Вне всякого сомнения, министр пропаганды III Рейха был не только мастером пропаганды, но и весьма искусным кукловодом. Ему прекрасно удавалось манипулировать общественным мнением Германии в течении 12 лет.

Также он пытался манипулировать и самим Адольфом Гитлером. Но Гитлер был сильной личностью, энергично действовал и был инициативен. И, естественно, Гитлер слушал мнения и других своих соратников. Но, Геббельс не оставлял своих попыток и очень хорошо знал, как и какую информацию надо подкинуть Адольфу, что бы подтолкнуть его к тому или иному решению. Естественно это было решение, которое разделял и хотел осуществить сам Геббельс.

Так министр пропаганды неоднократно пытался склонить фюрера к принятию решения о выходе из Женевской конвенции. Естественно речь шла об отношении к солдатам союзников, в отношении солдат РККА эти конвенции нацисты не соблюдали с первых дней войны с СССР.

Из дневника Й.Геббельса от 31 марта 1945 года:

«Что же касается повышения морального духа и стойкости, то я твердо убежден в том, что теперь, когда фюрер облегчает мою деятельность в качестве начальника имперского управления печати, я смогу вновь наладить дело. Я быстрейшим образом очищу управление от всех пораженчески настроенных элементов и от упрямцев, а затем начну такую пропаганду против Запада, которая не уступит пропаганде против Востока. Антиангло-американская пропаганда — важнейшее требование момента. Если мы разъясним нашему народу, что англичане и американцы будут обращаться с ним так же, как и большевики, то он займет по отношению к противнику на Западе совсем иную позицию. Если нам удалось ожесточить немецкий народ и наполнить его ненавистью к большевикам, то почему же нам не удастся сделать это и по отношению к англо-американцам? К сожалению, мы — вопреки моему совету — совершили ошибку, не выйдя из Женевской конвенции. Если бы мы все-таки вышли из нее, то немецкие солдаты, безусловно, не сдавались бы в плен англо-американцам в таких количествах, как сейчас. Фюрер совершенно со мной согласен. Он позволил тогда Кейтелю, Борману и Гиммлеру своей болтовней уговорить себя и не сделал того, что было необходимо и разумно. Я был единственным, кто был прав в этом вопросе, и фюрер теперь откровенно это признает.»

Несколько заметок Геббельс оставил и о состоянии самого фюрера в те дни:

«…в последние дни фюрер сильно переработал. В истекшие сутки, к примеру, он спал всего два часа. Это можно объяснить только тем, что у него нет таких помощников, которые взяли бы на себя основную часть черновой работы.»

«… от такой нагрузки основательно сдал. Во время этой беседы я заметил, что еще никогда у него так не тряслись руки.»

 

В биографии Ротшильдов, написанной Жоржем Дарнавеллом, есть история, ставшая потом хрестоматийной. 

Все фондовые биржи Европы были напуганы возвращением Наполеона (знаменитые Сто дней 1815 года). Была срочно создана новая, Седьмая антинаполеоновская коалиция. От результатов битвы при Ватерлоо зависела и судьба английских государственных бумаг. Если бы Наполеон победил – они резко упали бы в цене. А если бы выиграл Веллингтон, ценные бумаги Англии подорожали бы. Начало сражения было за французами – депеша об этом ушла в Англию. 

Натан Ротшильд получил сообщение о победе над Наполеоном на несколько часов раньше правительства. Он мог бы просто начать скупать английские ценные бумаги и хорошо заработать на этом. Но Ротшильд решил поступить иначе – он пришел на биржу и начал продавать английские бумаги в огромном количестве. По бирже пронесся слух – Ротшильд что-то знает. Скорее всего произошла катастрофа и Веллингтон разбит. Началась паника. Стоимость английских ценных бумаг упала практически до нуля. И Ротшильд скупил все за бесценок. За один день он заработал почти 40 миллионов фунтов – совершенно фантастическая сумма. 

Это была предыстория. А теперь продолжение – куда пошла часть этих денег. 
Из статьи в Guardian 

В 1835 году Британия отменила рабство и власти страны выплатили рабовладельцам огромные суммы в качестве компенсации. Тот самый Натан Ротшильд и его шурин Моисей Монтефиоре согласились предоставить британскому правительству 15 млн фунтов, а к этому правительство добавило еще 5 млн фунтов. Общая сумма составляла 40% годового дохода страны. Это около 300 млрд фунтов стерлингов сегодня. Разумеется, в кредит. И конечно, под проценты. 

Так вот, власти закончили выплачивать этот долг лишь в 2015 году – многие поколения современных британцев расплачивались своими налогами с бывшими рабовладельцами.

 

Из воспоминаний красноармейца 286 СД К.Д.Григорьева:
"Пошли в атаку со штыками наперевес. По болоту... Вода выше колен, деревца стоят чахлые, не спрячешься. Немцы на высотках засели по нам из минометов шпарят, из пулеметов поливают, а мы идем... И они пошли на нас. Идем навстречу, стреляем друг в друга. Только мы из винтовок, а они из ручных пулеметов и автоматов. Раненые падали, даже кричать не могли, тут же захлебывались в болотной жиже. Моему товарищу голову оторвало, оборачиваюсь, а он стоит, но без головы. Шинель зацепилась за срубленный ствол березки, и держит... Потом написали - мол "пропал без вести". Такими "пропавшими без вести" все болота от Войбокало до Синявино выложены. Но я отомстил за него. У немца-пулеметчика патроны кончились. Он стоит, орет на своего помощника, который за ним тащил ящик с пулеметной лентой. Вот я сначала подносчика патронов застрелил, а потом и пулеметчика успокоил. Он пулемет бросил и на меня с ножом кинулся, я его штыком достал... Из нашей роты в том бою семеро в живых осталось. Если книгу об этом писать, то каждую страницу надо слезами омыть".

 

31 марта 1945 года. Германия. Британские танки Cromwell 22-й бронетанковой бригады 7-й британской бронетанковой дивизии.

31 марта 1945 года У. Черчилль направил Верховному главнокомандующему экспедиционными силами генералу армии Д.Эйзенхауэру послание, в котором британский премьер-министр по сути выражал своё недовольство решениями генерала, в основном это касалось отказа от взятия Берлина силами союзников:

«1. Лично мне кажется, что если сопротивление противника не будет сломлено, то переключение основной оси наступления столь далеко на юг и вывод американской 9-й армии из состава 21-й группы армий может в такой степени растянуть фронт Монтгомери, что отведенная ему наступательная роль окажется сведенной к нулю. Я не вижу, какую выгоду дает отказ от форсирования Эльбы. Если сопротивление противника ослабнет, как вы, очевидно, ожидаете и что вполне может случиться, почему бы нам не форсировать Эльбу и не продвинуться как можно дальше на Восток? Это имеет важное политическое значение, поскольку русские армии на юге, судя по всему, наверняка войдут в Вену и захватят Австрию. Если мы преднамеренно оставим им Берлин, хотя он и будет в пределах нашей досягаемости, то эти два события могут усилить их убежденность, которая уже очевидна, в том, что всё сделали они.

2. Далее, я лично не считаю, что Берлин уже утратил свое военное и тем более политическое значение. Падение Берлина оказало бы глубокое психологическое воздействие на сопротивление немцев во всех частях рейха. До тех пор пока Берлин держится, огромные массы немцев будут считать своим долгом продолжать борьбу до последнего вздоха. Я не разделяю мнения, что захват Дрездена и соединение там с русскими имели бы более важное значение. Те части департаментов германского правительства, которые переброшены на юг, могут быть очень быстро переведены еще дальше на юг. Но пока Берлин остается под германским флагом, он, по моему мнению, не может не являться самым решающим пунктом в Германии.

3. Поэтому я бы в гораздо большей степени предпочел придерживаться того плана, на основе которого мы форсировали Рейн, а именно, чтобы американская 9-я армия вместе с 21-й группой армий продвинулась к Эльбе и дальше до Берлина. Это ни в коей мере не противоречило бы плану большого центрального удара, который вы в настоящее время столь правильно развиваете в результате блестящих операций ваших армий южнее Рура. Потребуется лишь переключение одной армии на северный фланг».

Однако президент США Рузвельт и объединенный комитет начальников штабов американских вооруженных сил поддержали Эйзенхауэра.

Во-первых, решениями принятыми на Ялтинской конференции Берлин попадал в советскую зону оккупации – граница должна была пройти западнее него, поэтому рациональным американцам казалось крайне не логичным штурмовать Берлин и его окрестности, что бы потом всё это отдать.

Во-вторых, американцы опасались, что для штурма не хватит сил и времени, потому, что выйти передовыми отрядами к Берлину это одно, а вот организовать полноценный штурм, провести разведку, подтянуть для этого тылы, задачи совсем другого уровня. К тому же американцы справедливо предполагали, что за Берлин немцы будут драться куда более ожесточённее.

 

Броненосец Юпитер на русском Севере,1915г.
Британцы командировали старый корабль для работы ледоколом в Белом море.В документах он именовался Буйволом,без указаний на класс и тип.
Три месяца (с января по апрель) Юпитер пробыл на Севере.За это время было несколько успешных проводок,но в целом ледокол из броненосца вышел неважный.Постепенно накапливались мелкие повреждения-сломанные шпангоуты в носу,разбитый адмиральский балкон на корме,трещины в обшивке и разошедшиеся швы,вмятины в корпусе и повреждения лопастей винтов.К концу командировки поступление воды в корпус составляло в сумме 160т в сутки,а иногда доходило до 500т! По сравнению с этим недавняя "скандальная" течь авианосца Куин Элизабет (200 литров/час) просто напросто не заслуживает внимания.

 

Райские белоснежные пляжи, лазурное море — вот что первым приходит на ум, когда речь идет о Доминикане. Но над тропическим баунти не всегда светило солнце — история оставила немало шрамов на этой земле. 

С момента открытия Колумбом острова Эспаньол в далеком 1492 году, Доминикана пережила испанские и французские колониальные игрища и гаитянскую оккупацию, надолго заложившую враждебные отношения с соседом. Долгожданная независимость вновь сменилась испанской аннексией, затем снова была восстановлена в 1865 году. Почти 50 лет шли войны кланов под неусыпным вниманием США, прежде чем многострадальное государство в очередной раз стало жертвой военной оккупации. В 1916 году северный сосед на 14 лет установил в Доминикане военное правительство. Но, как показала история, и на этом испытания не закончились. 

Рафаэль Леонидас Трухильо Молина родился в 1891 году в Доминиканской Республике в семье бедняков. Полуобразованный, он промышлял воровством и контрабандой, но с приходом американцев, вступил в ряды национальной гвардии, которая занималась подавлением восстаний среди местного населения. Проявлявший рвение на службе и крайнюю жестокость к соотечественникам, Рафаэль был замечен и повышен по службе, а затем и отправлен в военную школу. За 9 лет он прошел путь от лейтенанта до генерала, став командующим американской армией у себя на родине. 

США отказались от идеи аннексировать страну и искали среди местной элиты лояльных руководителей, не мешавшим бы им делать бизнес. Были проведены демократические выборы, на которых Трухильо получил 99% голосов. Американцев это устраивало, несмотря на методы Рафаэля. После избрания он отдал команду своим бывшим подельникам и вскоре все его политические конкуренты начали пропадать без вести. Будущее страны было предопределено: впереди предстояла 30–летняя «Эра Трухильо», эпоха одного из самых одиозных диктаторов. 

Через год после выборов в стране осталась только одна партия, невступление в которую грозило возможностью быть в любой момент отправленным в тюрьму. Все её члены отчисляли 10% своего дохода в качестве партийных взносов. Рафаэль рассадил всю свою родню на ключевые государственные посты, забирал себе земли, покупал недвижимость за границей. Все недовольства жестоко подавлялись: десятки тысяч недовольных соотечественников расстреливали, отрубали головы, сбрасывали акулам. Культ личности достиг невероятных размахов: ставились прижизненные памятники, его именем называли географические объекты и всевозможные учреждения. Религия возносила «бога на небе, а Трухильо на земле». Четыре раза кровавый диктатор переизбирался на должность президента (1930–1938, 1942–1952), в перерывах ставя вместо себя номинальных руководителей из своего окружения, и фактически не отходил от власти до 1961 года. 

Трухильо искоренил коррупцию, он был единственный коррупционер, считавший свою страну собственностью. При этом он строил новые дороги, мосты, организовывал больницы. В течение 4 лет он бился с американцами, чтобы прибрать к своим рукам таможенные сборы. Постепенно освободившись от влияния США, он практически погасил огромные внешние долги страны. 

В сентябре 1937 года в страну прибыла немецкая делегация. Рафаэлю была подарена небезызвестная книга Гитлера. Это ли послужило спусковым крючком для и так разыгравшихся националистических настроений президента, неизвестно. Через месяц, в октябре 1937 года произошло страшное событие в доминиканской истории — «петрушечная резня». 

Более бедные гаитяне в большом количестве бежали в Доминикану в поисках работы, получая в два раза меньше местных. Такая конкуренция поднимала недовольство у аборигенов, а гаитян на территории Доминиканы в 1937 году проживало уже более 50 тысяч. К тому же появившиеся экономические трудности нужно было популярно аргументировать. Всё это наложилось на болезненную идею Трухильо обелить расу и ненависть к гаитянам (хотя гаитянкой была его бабушка). Президент выступил с резкими националистическими заявлениями: 

В течение последних нескольких месяцев я тщательно обследовал границу... Доминиканцам, которые страдали от притеснений живущих среди них гаитян, например, в виде воровства скота, продовольствия, фруктов, и тем самым были лишены возможности мирно наслаждаться результатами своего труда, я сказал: "Я разберусь с этим". И мы уже начали исправлять положение. Триста гаитян уже мертвы. И исправление будет продолжаться. 

По приграничным городам начался военный обход. Всем, похожим на гаитян (у них больше африканских корней, они — темнее), показывали пучок петрушки и просили его назвать. По–испански петрушка — perejil, а креолы произносили звук «р» с акцентом. Всех, кто не мог без акцента произнести это слово – тут же расстреливали. За 5 дней было убито по разным данным от 20 до 40 тысяч гаитян, что вызвало массовые возмущения у соседей. Было организовано расследование, на которое независимых экспертов не допустили, но в итоге под давлением США Доминиканская Республика согласилась выплатить 750000 долларов Гаити. Коррумпированные власти Гаити договорились с Трухильо и реально было выплачено всего 500000, а до семей погибших не дошло практически ничего. 

В 40–х годах Трухильо уже носил звание генералиссимуса, при этом в окруженьи его звали «Шеф», а в народе он имел прозвище «Козел» за любовь к слабому полу. Он и его сын грешили тем, что привозили к себе бесчисленное количество женщин, которых насиловали и, как правило, убивали. 
На одной из встреч с соратниками Трухильо не понравилась речь сенатора, который уговаривал Рафаэля баллотироваться на новый срок. Трухильо произнес следующее: 

– Я всегда любил женщин. Наши милые доминиканские женщины – от них я черпаю силы для служения любимой отчизне. Без них я никогда бы не сделал того, что мне посчастливилось совершить. В моих объятиях побывало немало самых красивых женщин этой страны. Но знаете ли вы, мои благородные друзья, кто была самая лучшая самка из всех тех, кого мне довелось “перекинуть” за эти годы? Да, друзья, это жена нашего многоуважаемого сенатора! 

Еще одно достижение Трухильо – это создание самой серьезной внешней разведки в карибском бассейне. Президент был злопамятен и его разведка помогала ему отвечать на личные обиды. Когда один американский профессор нелестно высказался о диктаторе, то через некоторое время пропал без вести в Нью–Йорке. Другой случай произошел с бывшим секретарем Рафаэля, который бежал в Мексику и написал обличительную статью, после чего был расстрелян в центре Мехико. 

Лишь в 1961 году царствование диктатора было прервано спланированным покушением при участии ЦРУ. Позже его личность была осуждена и его родственники были изгнаны из страны вместе с его останками. Захоронен в Париже. 

Нобелевский лауреат Марио Варгас Льоса в 2001 году написал роман "Праздник козла", в котором описывает мрачную эпоху доминиканского диктатора.

 

Шёнграбенский бой (при Холлабрунне). 

Одно из сражений Войны третьей коалиции. 4 (16) ноября 1805 года около деревни Шёнграбен (Австрия), севернее города Холлабрунн произошёл бой между 7-тысячным русским арьергардом под командованием князя П. И. Багратиона и 40-тысячным французским корпусом маршала И. Мюрата. 

После перехода через Дунай в Кремсе и сражения при Дирнштейне, русская армия, под начальством своего престарелого и опытного вождя Кутузова, отступала на Шратенталь и Цнайм к Брюнну, где огна должна была соединиться со второй русской армией, и другими подкреплениями, шедшими из Галиции и Польши, а также с остатками австрийской армии, которые отступали через Никольсбург к Брюнну. 

Русскую армию, на пути от Кремса к Брюнну, преследовали корпуса Мортье и Бернадота, которым приказано было частыми стычками задерживать противников, между тем как корпуса Ланна, Сульта и кавалерия Мюрата, под общим начальством последнего, двинулись из Вены прямо на Цнайм, чтоб опередить в этом пункте армию Кутузова. 

Вступать с ним в сражение не было никакой возможности: силы союзников были слишком рассеяны, а русская армия чрезвычайно утомлена форсированными переходами. В таком критическом положении оставалось одно средство спасти русскую армию: главнокомандующий отправил к Голлабрунну семитысячный отряд генерала Багратиона, предписав ему держаться у этого пункта во что бы то ни стало, пока главный корпус не минует Цнайма. Таким образом, отряд этот отдавался на почти неизбежную гибель для спасения остальных войск. 
Но Багратион поддержал честь русского оружия и оправдал доверие в столь важном назначении. Ему весьма много способствовала и хитрость, при помощи которой Кутузову удалось обмануть Мюрата и протянуть время переговорами. Во время них русская армия безостановочно шла к Брюнну, а арьергард Багратиона оставался у Голлабрунна, нисколько не тревожимый Мюратом. 

Наполеон был проницательнее своего генерала, приказал ему немедленно возобновить действия и сбить русский арьергард, стараться вовлечь русскую армию в общее сражение, к которому подоспеют и остальные силы. Сам Наполеон с гвардией тоже двинулся к Голлабрунну. 
Мюрат, получив это приказание и имея до 25 тысяч войска, решил, несмотря на приближение ночи, атаковать слабый русский отряд, который расположился к сражению за деревнями Шенграбен и Грунд, укрепил наскоро последнее селение и поставил на самом шоссе позади дефиле сильную батарею. Часть сил должна была ударить на Багратиона с фронта, а другая часть должна была обойти правый фланг русских и отрезать им отступление. Для обхода была назначена большая часть корпуса Сульта. Корпус Ланна построился в две колонны против центра и правого крыла русских, а дивизия Вандамма следовала в резерве. 
После кратковременной перестрелки, гренадеры Удино стремительно двинулись вперед на центр русских, но были мужественно отражены. Сражение шло посреди уже наступившей ночной темноты. Пожар деревень Шенграбена и Грунда по временам освещал французов, а от них наши войска скрывал дым. Упорный бой завязался в Грунде: дивизия Леграна уже обошла русских в тыл, но мрак и дым вызвали в ней замешательство. 
Багратион, будучи не в состоянии держаться дольше, собрал все свои силы, ударил на Леграна в штыки и, открыв себе дорогу, отступил в порядке к тому пункту, где соединялись дороги, ведущие от Кремса и Вены к Брюнну, и который уже миновали главные русские силы. Упорный бой окончился в одиннадцать часов ночи. Французы послали кавалерию преследовать русских до Гунтерсфорфа; но она не могла поколебать отступающих. 

В славном бою при Шенграбене арьергард князя Багратиона, выдержав восемь часов упорной схватки против вчетверо сильнейшего неприятеля, лишился почти половины своих людей, но зато дал русской армии возможность беспрепятственно соединиться с прочими войсками.

 

«Работа должна быть связана только с добычей золота. Театр категорически запрещен. Этапирование должно быть осуществлено изолированно от других заключенных» - такие указания были даны в отношении Евгении Гаркуши-Ширшовой при ее ссылке в Магадан. По профессии она была актриса, до ареста в 1946 году работала в театре им. Моссовета, снималась в кино (фильмы "Пятый океан", "Неуловимый Ян"). Была замужем за наркомом морского флота СССР Петром Ширшовым.

"Ее арестовали по личному распоряжению Берия в 1946 году. Ордера на арест не было. Отец год не знал, где она. Мне известно, как он искал ее, пытался спасти. Даже до Сталина достучались. Тогда была произнесена знаменитая фраза, попавшая впоследствии в западную прессу: «Мы найдем ему другую жену». Через год тюрьмы моя мать была выслана в Магаданскую область на 8 лет, где умерла 11 августа 1948 года", - пишет дочь Марина Ширшова, которая смогла восстановить трагическую историю своей семьи через архивы, дневники отца, тюремные письма матери, поездку по лагерным местам.

Марине было немного больше года, когда к ним на дачу приехал Абакумов и обманным путем увез Евгению: "Он запросто заехал и сказал, что маму вызывают в театр, а у нас телефон не работает. Впрочем, он предложил подвезти до Москвы. Как была она на реке в летнем платье, смеющаяся, села к нему в машину, и исчезла навсегда. Это совсем не было похоже на арест, и при этом присутствовали я, в коляске, и мой сводный брат Роальд, который как всегда проводил у нас летние каникулы. Отец был в городе, на работе, и до вечера у домашних не было, собственно, повода беспокоиться за Женю".

Первоначально ей было предъявлено обвинение по расстрельным статьям 58-1 «а», 58-10 ч. Благодаря вмешательству мужа, приговор заменили ссылкой на Колыму (Дальстрой) сроком на 8 лет за спекуляцию и подозрительные связи. Настоящей причиной ее ареста, по словам Марины, было то, что она "оскорбила всемогущего грузина" и он ей таким образом мстил: "Лаврентий Павлович востребовал, по своему обыкновению, любви Жени, а она ухитрилась дать ему пощечину на одном из приемов в Кремле".

Во время следствия она подписала все показания на себе (шпионаж в пользу Англии, ожидание в Москве прихода немцев). Только спустя 16 месяцев тюрьмы ей удалось передать два письма мужу. "Ты извини за все, но меня так научили сомневаться во всем, что я сама себе не верю. Во мне произошла линька. Бог свидетель, какие это муки. Я стала другим человеком. Много произошло переоценок, и я пришла к выводу, что Любовь — главное, где бы она ни была, и к чему бы она не была. 
В таком положении как я — не врут. Душа моя такая, как ты знаешь ее. Ну а внешняя форма — «подгуляла». Она всему и причина. Мы оба «страдаем» этим недостатком. 
Не суди за мысли о смерти. Когда у человека забирают все: Родину, мужа, дочь, сестру, родных, то она одна (смерть) может дать утешение. Если нет Родины и вас, то все кончено. Знаешь, как я отношусь к Родине! ... Моя жизнь в твоих руках. Я для тебя буду кем захочешь. Теперь не печалься, что я слаба. Меня будет держать дух!".

Меньше чем через год Евгения скончалась в поселке Омчак Магаданской области в возрасте 33-х лет. По одной из версий она покончила с собой, отравившись снотворным.

Марина вспоминает, что о смерти матери ей не сообщали, поэтому все детство она ждала ее возвращения: "Больше всего мое воображение потрясали туфли на прозрачных высоких каблуках — на «хрустальных» каблучках, совсем как у Золушки. Я надевала, путаясь в длинном шлейфе, концертное платье, сшитое все из блесток, как рыбья чешуя. В больших коробках лежали шляпы, вуалетки, веера и искусственные цветы. Все это было так красиво и необычно. Я знала, что все эти вещи принадлежали моей маме, и что моя мама уехала на длительные гастроли, которые все никак не кончались".

 

Что приходит вам на ум первым, если вспомнить о викторианских женщинах? Корсеты, пышные юбки из 1800 годов, да…. Это такое мучительное ограничение для женщин, создающее образ хрупкой, едва дышащей в тяжелых «доспехах» дамы. Но где-то в нарядах викторианской моды разгуливала и действовала наводящая ужас банда – женская банда. Возникла она в 1800, точнее никто не скажет, ее день рождения остается неизвестным, и более двух столетий терроризировала Лондон. 

Она проводила крупнейшие операции по кражам в магазинах в Британии между 1870-х и 1950-х годов. Называли девушки себя «Сорок слонов». Банда была такой же жестокой, как и мужские банды, прекрасно организованной и эффективной. 

Историк Бриан Макдональд, исследующий кримнальную жизнь Лондона, сказал о банде 40 Слонов следующее: "Девушки не боялись никого, они имели хорошее телосложение, были сильными, и могли драться также хорошо, как мужчины. Они были также сообразительными, хитрыми и дерзкими". 

Девушки из банд использовали ножи и стальные прутья в драках с членами других банд. Их опасались и мужчины - члены преступного мира и полиция. 

Потом 19 век ушёл, а банда – осталась… 40 слонов вступили своей тяжелой и наводящей страх на лавочников поступью в 20-й век). 

"В начале 20 века большинство лондонцев знало о них. Они использовали мощные автомобили, чтобы удирать от погони, и их рейды стали более дерзкими". "Они жили жизнью гламурных звезд кино, проводя дикие вечеринки и тратя деньги в пабах и ресторанах. 
Без сомнения, они были самой отъявленной женской бандой Великобритании" - заключает историк. 

Девушки носили специально подобранную одежду, которая позволяла легко прятать дорогие предметы в розничных магазинах высокого класса. Женщинам традиционно предоставлялось довольно много приватности во время покупок, и «Слоны» это в полной мере использовали, уходя из магазинов с тысячами фунтов стоимостью украденного товара. Но они устраивали и массовые налеты - грабя шикарные магазины, чаще всего универмаги. 

В начале 20-го века банду возглавляла Алиса Даймонд, «Алмазная Энни» или «Королева сорока воров». Она была известна своим ударом кулака, полным алмазных колец. 

Обычно нападение начиналось внезапно, по сигналу "королевы", когда во все входы магазина влетали несколько десятков налетчиц. Охранники магазина не успевали схватить многочисленных молодых женщин, громящих витрины и сдирающих дорогую одежду со стоек. Испуганные менеджеры даже не пытались оказать сопротивления. 

В основном грабеж заканчивался приездом полиции и дракой с полицейским, но бывало иначе - еще до приезда полиции, по сигналу королевы и члены банды покидали магазин с ворохом дорогой одежды и драгоценностями, нанося урон в тысячи фунтов. 

Сорок слонов тратили свои доходы, устраивая щедрые вечеринки в стиле джаза и наслаждаясь роскошным образом жизни, обычно недосягаемым для женщин. 

В начале 20-го века 

Девушки, вступившие в банду, принимали участие в ней на протяжении большей части своей жизни, многие из них начинали с 14 лет и продолжали до старости. Даже если они были схвачены, они никогда не были приговорены к тюремному заключению на срок более 3 лет. 

Сорок Слонов не специализировались на насильственных преступлениях, но они защищали свои трофеи горячо и отчаянно. Мэгги Хьюз, печально известная, убегая из магазина с подносом, полным бриллиантовых колец, была арестована после того, как выколола полицейскому глаз шпилькой. 

Кроме грабежа магазинов, женские банды занимались похищением людей и шантажом. 

Банда существовала по крайней мере с 1873 по 1950-е годы, и было идентифицировано более семидесяти прямых членов банды, действующих в 1920-х и 1930-х годах. 

По мере того, как в 1950-х годах безопасность стала намного более организованной, а кражи в магазинов стали гораздо более рисковаными, Сорок Слонов в конце концов исчезли, но оставили воспоминания о терроре в сердцах многих лондонских лавочников.

 

1945 год. Германия. Колонна советской бронетехники на улице немецкого города. На фотографии танки Т-34-85 и САУ СУ-76М.
Автор: Дмитрий Бальтерманц

Пока под ударами Красной армии и войск союзников, немецкие рубежи обороны и города падали один за другим министр пропаганды Германии Й.Геббельс изыскивал новые способы воздействия на умы населения.

Из дневника Й.Геббельса от 30 марта 1945 года:

«Мне доставили обширные материалы для организации астрологической, или спиритической, пропаганды, в частности так называемый гороскоп Германской республики от 9 ноября 1918 года и гороскоп фюрера. Оба гороскопа совпадают самым поразительным образом. Я могу теперь понять, почему фюрер запретил заниматься подобными не поддающимися контролю вещами. И все же интересно, что оба гороскопа предсказывают улучшение нашего военного положения во второй половине апреля; в мае же, июне и июле обстановка якобы снова должна ухудшиться, но зато в середине августа военные действия вообще прекратиться. Дай-то Бог, чтобы это было так. Хотя и в этом случае нам, конечно, предстояли бы еще несколько месяцев тяжелой борьбы, но при наличии уверенности в том, что трудное время войны подойдет к концу еще в нынешнем году, перенести эти месяцы было бы гораздо легче, чем это будет в действительности. Я не вижу в подобных астрологических пророчествах никакого смысла, но задумал использовать их для ведения анонимной, скрытной пропаганды среди общественности, так как в нынешнее кризисное время большинство людей хватается за что угодно, даже за столь хрупкую соломинку.»

 

Ян д' Акоста (Лакоста), состоявший шутом при дворах нескольких русских государей, был родом португальский еврей, чья семья после долгих скитаний обосновалась в Гамбурге. Умный и ловкий, хорошо образованный, Лакоста говорил на нескольких европейских языках и превосходно знал Священное Писание. Смешная, нескладная фигура и уменье ко всем подделаться и всем понравиться привлекли к нему внимание одного из русских резидентов в Гамбурге, который вывез его в Россию и обеспечил место шута при русском дворе (1714 г.). Петр I особенно любил вступать с ним в богословские споры и за усердную шутовскую службу пожаловал ему титул "самоедского короля", подарив ему один из безлюдных островов Финского залива (Соммерс). Отныне Д`Акоста должен был щеголять на праздниках и пирах в национальном "самоедском" костюме и с высоченной короной из жести, сдвинутой на одно ухо. Впоследствии императрица Анна пожаловала ему оленью упряжку.

Когда Ян Д`Акоста,он отправлялся из Гамбурга, морем, в Россию, один из провожавших его знакомцев сказал:
— Как не боишься ты садиться на корабль, зная, что твой отец, дед и прадед погибли в море!
— А твои предки каким образом умерли? — спросил в свою очередь Д'Акоста.
— Преставились блаженною кончиною в своих постелях.
— Так как же ты, друг мой, не боишься еженощно ложиться в постель? — удивился Д'Акоста.

Зять Д'Акосты как-то намекнул ему, что хочет развестись с его дочерью. На вопрос же о причине неудовольствия отвечал, что жена изменяет ему, а все его попытки исправить ее не увенчались успехом. Д'Акоста, в утешение зятю, сказал: «Должно тебе, друг, терпеть. Ибо мать ее была такова же, и я также не мог найти никакого средства, да после, на 60-м году, сама исправилась. Думаю, что и дочь ее, в таких же летах, будет честною, и рекомендую тебе в том быть благонадежну».

Лейб-медик Лесток, известный своей слабостью к чужим женам, имел привычку часто повторять поговорку «благодаря Бога и вас». Однажды, в большой компании, на вопрос Лестока: «Сколько у такого-то господина детей?» - Д'Акоста громко отвечал ему:
— Пятеро, благодаря Бога и вас.

Ведя с кем-то тяжбу, Д'Акоста часто захаживал в одну из коллегий, но дело его никак не продвигалось. Наконец, при очередном его приходе судья сказал ему:
— Из твоего дела я, признаться, не вижу хорошего для тебя конца.
— Так вот вам, сударь, хорошие очки,— отвечал шут, подавая судье пару червонцев.

Жена Д'Акосты была весьма сварливого характера. Однако он прожил с нею более двадцати пяти лет. По истечении этого срока приятели Д`Акосты просили его отпраздновать серебряную свадьбу.
— Подождите, братцы, еще пять лет,— отвечал Д'Акоста,— тогда будем праздновать тридцатилетнюю войну.

После вступления на престол Анны Иоанновны следы Д`Акосты теряются. Он умер предположительно ок. 1735 г.


Комментарии   

# nohelper2 2018-04-03 13:57
286-я стрелковая дивизия
https://ru.wikipedia.org/wiki/286-%D1%8F_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%8F
В Вики указано, что отец Леонида Парфенова ("Намедни") был призван рядовам в эту дивизию, но его отец 1931 г.р. Скорее это был дед Л.Парфенова

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.