fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (7 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В советское время был снят многосерийный художественный  фильм «Секретный фарватер» по роману Платова Л.Д. «Секретный фарватер». Действия романа происходят в Финском заливе в 1944 году. В нем рассказывается о противоборстве советских катерников и  «Летучего голландца» засекреченной подводную лодку, выполняющую задания особой важности для нужд Третьего Рейха.  Летом 44 года в восточной Финский залив были отправлены подводные лодки для борьбы с нашим флотом. В результате катером «МО-103» была потоплена подводная лодка «U-250» эта история хорошо известна.

В 1981 году вышла небольшая книжка Игоря Петровича Чернышева «О друзьях-товарищах» где рассказывалось о боевых действиях катеров охотников за подводными лодками на которых автор служил во время войны. В книге автор рассказывает о событиях в ночь на 17 мая 1944 года, когда двумя катерами была потоплена (повреждена) подводная лодка противника.
Вот отрывок об этом эпизоде из книги.
  Взято тут. http://militera.lib.ru/memo/russian/chernyshov_ip/19.html
«Первыми — 17 мая — с вражескими подводными лодками встретились катера МО-124 и МО-203, которыми, соответственно, командовали лейтенант Николай Дежкин и старший лейтенант Михаил Авилкин.
«Мошки» находились в дозоре недалеко от острова Сескар. Ночь прошла спокойно. На востоке начал розоветь край неба. 
Командир отделения комендоров катера МО-124 старшина второй статьи Дмитрий Боровских, опершись на пушку, внимательно осматривал море. Лейтенант Николай Дежкин ходил по палубе, стараясь согнать предутреннюю дремоту. Старший дозора, мой боевой друг и товарищ, ставший тоже командиром звена, капитан-лейтенант Александр Захарович Патокин, сидя на световом люке машинного отсека, делал какие-то пометки в записной книжке.
Внимание Боровских привлекло какое-то серое пятно. Маленькое и расплывчатое в утреннем тумане, оно явно увеличивалось и приобретало более резкие очертания. Послышался приглушенный, едва уловимый стук работавших дизелей.
— Силуэт! Правый борт тридцать! — доложил командир отделения комендоров, схватил патрон и загнал его в казенник пушки.
Дежкин прыгнул на мостик к машинному телеграфу. Экипаж, не дожидаясь сигнала тревоги, разбежался по боевым постам. Патокин занял место рядом с командиром катера и, прищурившись, посмотрел в бинокль на пятно.
— Атака подводной лодки, — объявил капитан-лейтенант и передал бинокль Дежкину.
Подводных лодок противника Николай Дмитриевич за время войны в море не встречал. Но тут в стеклах оптического прибора виднелись такие характерные контуры германской подводной лодки, сотни раз виденные в справочниках, что ошибиться было невозможно.
— Боевая тревога! Атака подводной лодки. Правый борт тридцать... осколочно-трассирующими... Огонь! В утренней тишине раздался выстрел носовой пушки.
— Бомбы, товсь!
Набирая скорость и разбрасывая белые пенистые усы по блестящей поверхности Финского залива, охотник устремился на лодку. Слева на траверзе шел катер МО-203. Багряно-красные трассы снарядов, опережая катера, неслись низко над поверхностью залива к скрывающейся в воде рубке подводной лодки. Прошло несколько секунд — и только кружевной белый след остался на том месте, где только что находилась вражеская лодка. Одна за другой взорвались глубинные бомбы, сброшенные дозорными охотниками.
На поверхность залива всплыла оглушенная взрывами рыба. Чайки, издавая громкие крики, лакомились легкой поживой. Словно и не было лодки, словно она лишь померещилась катерникам. Но гидроакустик — краснофлотец Павел Дмитриев — доложил на мостик по переговорной трубе:
— Правый борт семьдесят градусов — слышны удары по металлу и какое-то жужжание.
— Чинятся, — решил капитан-лейтенант Патокин, делая пометку в своей книжице. — Лейтенант, повторим атаку.
Катера взяли разбег, и новые серии бомб полетели за борт.
Когда отгремели все взрывы, Патокин распорядился:
— Заглушить моторы. Прослушать район.
По желтой взбаламученной воде расползалось темное с радужными переливами пятно соляра. Из глубины моря поднимались большие и маленькие пузыри воздуха.
— Что слышно, Дмитриев?
Гидроакустик, помолчав с полминуты, ответил:
— Тихо, товарищ командир.
— Для верности давайте пробомбим еще разок, — сказал командир звена.
— Есть пробомбить еще разок! — ответил Дежкин и махнул рукой командиру отделения минеров старшине второй статьи Александру Романову, хлопотавшему около бомбосбрасывателей вместе с минером Павлом Кислицыным: — Приготовиться к бомбометанию!
Патокин повернулся к сигнальщику, старшине первой статьи Павлу Шилову:
— А вы — сигнальчик Авилову: «Построиться в строй фронта вправо. Атаковать подводную лодку глубинными бомбами. Глубина взрыва бомб — максимальная».
— Есть, товарищ капитан-лейтенант!
Катера сбросили бомбы и легли в дрейф, заглушив моторы. Трое суток чуткие уши гидроакустиков не улавливали никаких шумов. Видимо, лодка, исковерканная взрывами глубинных бомб, навсегда осталась на дне Финского залива.
Расположившись вдоль палубных лееров, командир отделения рулевых Николай Овчинников, боцман Михаил Шапошников и механик катера Игорь Карепов до боли в глазах смотрели на воду залива, надеясь обнаружить хоть что-нибудь всплывшее с подводной лодки.
Лишь на следующий вечер Павел Шилов обнаружил на поверхности воды спасательный надувной жилет, а затем и матрац с надписями на немецком языке. На пятые сутки к пляжу острова Сескар волны прибили труп фашистского подводника, о чем была сделана соответствующая лаконичная запись в вахтенном журнале...»
  Захватывающе расписаны подробности боевого столкновения.
  В архиве удалось найти «Боевое донесение» по этому эпизоду, в котором некоторые моменты выглядят несколько по другому.
  В ночь с 16 на 17 мая 1944 года на линии дозора №21 находились два катера «МО» №124 (командир катера лейтенант Дежкин) и «МО» №203 командир катера старший лейтенант Авилкин).  В 00.10 на катерах получили радиограмму от Начальника штаба Островной Военно-Морской базы для дозора №40 «Командиру. В 16.50 обнаружена ПЛ противника курсом SOst. Усилить наблюдение» отправленную в 23.40. В 01.47 получено была получена радиограмма с тем же содержанием от Лужской Военно-Морской базы для своих дозоров. На катерах было усилено наблюдение, в 02.01 катера перешли в точку вероятной встречи с подводной лодкой и заглушили моторы.
  В 02.10 командир носового орудия старшина 2 статьи Боровкин доложил: «Слева по носу слышен шум воды». В течении нескольких секунд поступили еще два доклада от командира отделения рулевых старшина 2 статьи Овчинникова «Катер, левый борт курсовой 60/ИК=0/ быстро идет на сближение» и старшего сигнальщика Шилова «ПЛ в позиционном положении, быстро сближается». Весь личный состав находящийся на палубе также распознал подводную лодку. Дистанция до ПЛ была 3-4 кабельтова (550-750 метров).
  Сразуже была сыграна «Боевая тревога» катера завели моторы и в 02.11 дали полный ход. Лодка изменила курс на Норд через левый борт, произвела «Срочное погружение». Катера перестроившись в строй фронта в 02.13 начали бомбометание по следу погружения ПЛ. После развернувшись обратный курс начали повторное бомбометание израсходовав по 2 Б-1 и по 4 Б-1 на месте бомбометания была сброшена веха.
  В 02.23 катера заглушили моторы и начали просушивание района гидроакустикой. В 03.09 снова начали бомбометание района сброшеной вехи, после развернулись и повторили бомбометание. В 03.13 при взрыве большой глубинной бомбы наблюдался параллельный взрыв позади взрыва бомбы в расстоянии 8-10 метров (воздушно-водяная шапка диаметер 5-6 метров, высота 2-2,5 метра). Окончил бомбометание катера пошли на место взрыва ПЛ. Катера заглушив моторы стали вновь прослушивать район бомбометания.
  В 03.30 на поверхности воды были обнаружены расплывающиеся масляные пятна, помощник командира взял на руку из-за борта масло. В 03.50 командир дозора старший лейтенант Патокин на имя 21-го Отдельного артиллерийского  дивизиона для Сескарского сектора БО дал радиограмму с просьбой  выслать авиацию для обследования района уничтожения ПЛ.
Позже в поддержку прибыли катера «МО» №104,105 и  «МО» №309,314 которые осуществляли прослушивание  шумов ПЛ которых обнаружено не было. Расход глубинных бомб обоими катерами составил больших Б-1 – 8 штук, малых М-1 – 16 штук.
В выводах старший лейтенант Патокин написал: « 3.Указанный выше воздушный взрыв, а также наличие на поверхности воды больших размеров масляных пятен, дает основание в уверенности уничтожения ПЛ».

бой 17 мая 44

Несмотря на достаточные признаки потопления на сегодняшний день можно с уверенностью утверждать о том, что ни одна подводная лодка не была потоплена в ту ночь.
Также нужно отметить, что это потопление чаще всего приписывают МО-124, хотя там был еще один катер МО-203, и действовали они в паре. Скорее всего сыграло роль то, что составивший «Боевое донесение» старший лейтенант Патокин находился на МО-124 и расписал его действия, происходившее на МО-203 осталось за кадром, в последствии участие МО-203 ушло в тень, и слава досталась МО-124.
  Командование КБФ очень хотелось обследовать ПЛ, поэтому были организованы поиски потопленой лодки для ее обследования и возможного подъема. В ночь на 26 мая немецкие торпедные катера напали на катер МО-302, который производил повторное уточнение места потопления подлодки с помощью металлоискателей с последующим спуском водолазов. На борту катера находились командир дивизиона капитан 3 ранга Бочанов, дивизионный артиллерист старший лейтенант Мартынов, флагманский связист ОВР капитан 3 ранга Романов, флагманский гидроакустик Истребительного отряда инженер – капитан Павлов и 3 человека от ЭПРОНа с металлоискателем.
Пока нет данных кого же атаковали наши катера в ту ночь.

спасибо


Комментарии   

+1 # Kapitan_Old 2018-03-10 01:11
Насколько зачитывался романом Платова, настолько дерьмовым (извините) оказался фильм.Ненавижу вот эти вот "по мотивам": или снимай, как писатель написал, или напиши свое. Только не гробь созданное.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.