fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (6 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Одним из наиболее популярных направлений развития средств противотанковой обороны в межвоенный период стала разработка противотанковых ружей. При создании такого оружия конструкторы применяли различные подходы. Один из них предусматривал разработку моделей «пушечного» калибра (20 и даже 24 мм) со сравнительно тяжёлой пулей и небольшой начальной скоростью. Другой подход состоял в максимальном увеличении начальной скорости пули нормального «винтовочного» калибра 6-8 мм. Одним из продуктов второй концепции стало польское противотанковое ружьё wz. 35.

Среди инженеров, разрабатывавших первые малокалиберные противотанковые ружья (ПТР), известен немец Герман Герлих. Его 6,5-мм винтовка, созданная в конце 20-х годов, обеспечивала начальную скорость пули в 1400 м/с (против 900 м/с у обычного «Маузера»). Такая прибавка в скорости дала феноменальный результат: при попадании в 12-мм броневую плиту пуля со свинцовой сердцевиной проделывала в ней отверстие диаметром около 15 мм (пуля обычной винтовки оставляла лишь вмятину глубиной 2 мм). Интересно, что пуля Герлиха, собственно, броню не пробивала: она мгновенно испарялась при соударении, но выбивала из брони «пробку», способную рикошетировать и разрушаться на осколки внутри танка или бронемашины. Это явление получило название «эффекта Герлиха».

Работы Герлиха не были тайной и широко обсуждались на страницах специальной прессы. В Польше на них обратил внимание подполковник Тадеуш Фельштын из Центральной стрелковой школы в Торуни, где в 1929 году испытывался приобретённый экземпляр винтовки Герлиха. В последующие годы Фельштын обосновал целесообразность разработки малокалиберного противотанкового ружья и сумел заинтересовать как военных, так и предпринимателей. Фабрика порохов в городе Пионки инвестировала 10 000 злотых собственных средств в создание подходящего нитроцеллюлозного пороха (его цилиндрические зёрна имели внутри по три канала для увеличения площади горения). Фабрика боеприпасов в городе Скаржиско разработала гильзу, способную выдержать давление на 50% большее, чем в обычной винтовке. Но главную роль в разработке нового оружия сыграли конструкторы Института исследований вооружения и Фабрики винтовок в Варшаве.
Проектирование

Разработку ружья поручили сотруднику технического бюро Института исследований вооружения Юзефу Марошеку (выпускнику механического факультета Варшавской политехники). Несмотря на молодость, Марошек уже успел зарекомендовать себя как талантливого инженера-конструктора. Фельштын так отзывался о нём: «Молодой инженер, талантливый конструктор, был преисполнен юношеского энтузиазма, какого-то таинственного инстинкта и смекалки».

Юзеф Марошек, фото начала 30-х годов.
armiakrajowa.org.pl

Оружие, созданное Марошеком, отличалось простотой конструкции и сравнительно небольшой массой. Ружьё вело огонь патронами калибра 7,92 х 86 мм с обычными пулями SC. На дистанции 100 м при угле встречи 30° пуля проделывала в 20-мм бронелисте отверстие диаметром 20 мм. Однако уже первые испытания вскрыли серьёзную проблему — молниеносный износ ствола, после нескольких десятков выстрелов приходившего в полную негодность. На устранение этого недостатка пришлось потратить несколько лет. К 1935 году живучесть ствола довели до 250-300 выстрелов — с учётом предназначения оружия, этот показатель сочли вполне приемлемым. Достичь этого удалось благодаря увеличению длины ствола с 1000 до 1200 мм, а также изменению конструкции пули, получившей более длинную цилиндрическую часть (это способствовало более стабильному движению пули в канале ствола и уменьшало его износ). Патрон полностью переделали, увеличив длину гильзы; новый боеприпас получил обозначение 7,92 х 107 мм DS. Патрон весил 61,51 г, масса пули составляла 12,78 г. Модифицированные ПТР успешно прошли полигонные испытания — на дистанции 300 м пуля выбивала в 20-мм броне «пробку» диаметром 15 мм.

Обычный «маузеровский» патрон (снизу) и патрон DS. warrelics.eu

Модель приняли на вооружение Войска Польского под обозначением Karabin wz. 35 — «винтовка обр. 35» (согласно польской терминологии, винтовка именуется karabin, а то, что в русском языке называется «карабином», поляки зовут karabinek). Никакого намёка на противотанковое предназначение оружия в названии не было — польское командование опасалось, что сведения о новом ПТР попадут к вероятным противникам, и те усилят бронирование своих танков.

Общий вид ПТР wz. 35.
2mps.org

Ружьё wz. 35 — магазинное, с ручным перезаряжанием после каждого выстрела. Затвор продольно скользящий, поворотный, запирание производится на три симметрично расположенных боевых упора. Ствол съёмный, крепится к патроннику резьбой. Замена ствола производится после 200-300 выстрелов, возможна только в ружейной мастерской и требует применения специальных инструментов. Ствол имеет шесть правосторонних нарезов и снабжён мощным дульным тормозом, поглощающим 65% энергии отдачи, а также двуногой, складывающейся вперёд. Магазин отъёмный, коробчатый, ёмкостью 4 патрона; в гнезде он фиксируется двумя пружинными защёлками — передней и задней (замена магазина требует двух рук). Прицельные приспособления открытого типа, откалиброваны на дистанцию 300 м. Ложе и приклад моноблочные, изготовлены из ореха. Сверху ствола имеется короткая деревянная накладка для защиты рук стрелка. Для переноски оружия служит кожаный ремень, крепящийся к двум антабкам.
Производство и поставки в войска

Пять предсерийных экземпляров ПТР были изготовлены на рубеже 1935 и 1936 годов, а выпуск серийных ружей начался год спустя на Фабрике винтовок в Варшаве, где организовали секретный цех «Ur». Такое название придумал полковник Тадеуш Пелчинский, начальник разведотдела Главного штаба Войска Польского — по его мнению, это создавало впечатление, что в цеху производят оружие для Уругвая. Современные польские исследователи считают, что стволы поставляло какое-то другое предприятие, но какое именно — неизвестно. Этот факт красноречиво свидетельствует о секретности, которая окружала производство новых ПТР. На Фабрике боеприпасов в Скаржиско также предприняли меры по обеспечению секретности — пули и гильзы производили в общих цехах, но снаряжение патронов осуществлялось в специальной мастерской с ограниченным доступом.

Объём заказов составил 7610 единиц, до октября 1938 года военную приёмку прошли 2000 ПТР. Общий объём выпуска оценивается польскими исследователями в 3500-3600 экземпляров. Этого количества в целом хватало для армии мирного времени, но мобилизационный резерв отсутствовал. Учитывая, что какая-то часть оружия неминуемо оседала на складах, многие части Войска Польского к сентябрьской кампании 1939 года не успели получить противотанковые ружья.

В части Войска Польского ПТР поставлялись в опломбированных деревянных ящиках с надписями «Измерительное оборудование» и номерами от 1 до 3. Ящик под №1 (размерами 178 х 27 х 18,3 см) содержал само ПТР и инструкцию, в ящике №2 находилось три запасных ствола, в ящике №3 — инструменты, необходимые для замены ствола, а также запасные части. Боеприпасы поставлялись в ящиках с надписью «21 К Экспорт». Каждый ящик содержал два герметично запаянных цинка с 12-ю картонными пачками по 12 патронов — то есть всего в ящике было 288 патронов. Носимый боекомплект противотанкиста состоял из 24-х патронов (6 магазинов), переносимых в двух брезентовых подсумках от ручного пулемёта «Браунинг» wz. 28.

Картонная пачка с 12-ю патронами DS.
warrelics.eu

Идеолог создания нового оружия подполковник Фельштын (к концу 30-х годов ушедший в отставку) считал, что ПТР должны быть внедрены в каждое отделение. Командование решило иначе: на пехотную роту выделялось три ружья (по одному на взвод), ещё два — на полковую разведывательную роту (по одному на велосипедный и конный взводы). Таким образом, в пехотном полку имелось 29 ПТР, в кавалерийском — 13 (по три на эскадрон, ещё одно — в велосипедном взводе).

Переноска «карабина обр. 35» при действиях в пешем строю. warrelics.eu

Вскрыть ящики с «измерительным оборудованием» можно было лишь с разрешения министра военных дел. Соответствующее распоряжение было разослано в войска 15 июля 1939 года. В соответствии с ним предписывалось ознакомить с новым оружием ограниченное число военнослужащих: по три стрелка из каждой пехотной роты и кавалерийского эскадрона, по одному ружейному мастеру, а также командиров рот/эскадронов, батальонов и полков. Ознакомление состояло в проведении одной-двух стрельб по мишени на дистанцию 200 м с расходом не более шести патронов на роту/эскадрон. После этого предписывалось упаковать ружьё обратно в ящик, опломбировав его, стреляные гильзы собрать в ящик с патронами и также его опломбировать. Очевидно, что такое «ознакомление» позволило стрелкам получить лишь самое общее представление об оружии, с которым им предстояло идти в бой.

Способ перевозки «карабина обр. 35» кавалеристом, вид сбоку.
warrelics.eu

Транспортировка двух «карабинов обр. 35» на конском вьюке. warrelics.eu

Боевое применение

В рассмотренных нами работах отсутствуют упоминания о каком-либо едином приказе на выдачу ПТР wz. 35 в подразделения в связи с мобилизацией. Польские исследователи считают, что такие решения принимались самостоятельно командирами дивизий, бригад или даже полков. Наиболее инициативные из них отдали соответствующие указания 31 августа 1939 года, другие — уже в первые дни войны. Сведения о боевом применении противотанковых ружей весьма скупы, тем не менее можно утверждать, что в боях с немецкими лёгкими танками и бронемашинами «карабины обр. 35» показали довольно высокую эффективность. Один из бойцов 67-го танкового батальона 3-й лёгкой дивизии вермахта писал:

    «Ведём бой уже два часа […] Видим противотанковые ружья, огонь которых дырявит нашу броню. Без устали давим на гашетки наших пулемётов и видим в огненных веерах трассирующих пуль падающие тела людей и коней. Действует лишь один закон: или ты, или тебя. Наши гусеницы перемалывают мёртвых и живых, державшихся до последнего. Несмотря на это, польская артиллерия и противотанковая оборона ведут огонь с неизменной яростью. Между танками поднимаются фонтаны земли. Часто сверкают искры пуль, попадающих в броню…»

Эффективность применения ПТР в сентябрьской кампании напрямую зависела от волевых качеств командиров и солдат. Там, где подразделения не поддавались панике, «карабины обр. 35» использовались вплоть до конца боевых действий (или до исчерпания боезапаса). Хотя никаких указаний по тактике применения ПТР в войска доведено не было (из-за всё той же пресловутой секретности), инициативные командиры буквально на ходу изыскивали способы их использования.

Отмечено применение ПТР wz. 35 в составе смешанных противотанковых рубежей совместно с 37-мм пушками «Бофорс» wz. 36 — в таких случаях на противотанковые ружья возлагалась задача по «достреливанию» танков, прорвавшихся через артиллерийский огонь. Нередки упоминания о применении ПТР из засад — стрельба велась в борт вражеской бронетехнике. На танкоопасных направлениях стрелков-противотанкистов иногда выдвигали вперёд основной линии обороны, прикрывая их пулемётным огнём. Командир 21-го пехотного полка подполковник Станислав Сосабовский писал о бое 3 сентября за населённый пункт Хростово Вельке:

    «Наши противотанковые средства совершенны — как пушки, так и противотанковые ружья […] Стрелки прониклись доверием к противотанковым ружьям, когда убедились, что их огнём можно обездвижить танк с дистанции около 100 м».

Практика показала, что поверхностный характер ознакомления с ПТР не стал серьёзной преградой для их успешного применения: во-первых, «карабин обр. 35» оказался простым в использовании, во-вторых, командиры выделяли для этих ружей своих лучших стрелков, схватывавших всё на лету. Гораздо более серьёзной проблемой стало выделение для ПТР лишь по одному стрелку вместо расчёта хотя бы из двух человек — это вело к почти неминуемой утере ружья в случае гибели бойца. Ещё одним минусом стало отсутствие внешних признаков попадания в цель — пули «карабина обр. 35» были не трассирующими.

Несмотря на эффективность применения против лёгкой бронетехники, ПТР wz. 35 отнюдь не являлось «чудо-оружием», способным спасти Польшу от поражения. Можно ли было использовать эти ружья более эффективно? Вероятно, да, но противостоять концентрированным ударам подвижных соединений вермахта они не могли.

ПТР wz. 35 среди другого польского оружия, захваченного вермахтом.
Mackiewicz M. Karabin przeciwpancerny wz. 35 // Poligon. – 2014. – №5

Значительное количество ПТР wz. 35 (не менее 900 единиц) стало немецкими трофеями. Оружие приняли на вооружение вермахта под обозначением PzB 35(p) и использовали во время блицкрига на Западе в 1940 году. Польские патроны немцы переснарядили пулями от патрона Р318 с сердечником из карбида вольфрама (такие боеприпасы применялись в немецких ПТР PzB 38 и PzB 39). В 1941 году появился патрон с другим капсюлем и пороховым зарядом от Р318 — начальная скорость увеличилась с 1270 до 1295 м/с, но ускорился износ ствола. В итоге, располагая достаточным количеством ружей PzB 39, вермахт отказался от дальнейшего применения PzB 35(р), передав 630 таких ПТР Италии. Под обозначением Fucile controcarro 35(P) они использовались в Северной Африке, на Восточном фронте, а также в самой Италии.

Американские солдаты с интересом рассматривают трофей — Fucile controcarro 35(P). Италия, 1943 год.
warthunder.com

Небольшое количество ПТР wz. 35 в сентябре 1939 года попало в Венгрию вместе с отступающими польскими войсками, а в марте следующего года венгерское правительство продало 30 ружей Финляндии. В финской армии эти ПТР получили обозначение 8 mm pst kiv/38. В 1941 году применялись в боях против Красной армии, но вскоре были изъяты из войск и отправлены на склад из-за нехватки боеприпасов и запчастей. После 1956 года около полутора десятков этих ружей были проданы коллекционерам в Соединённые Штаты.

Финские военнослужащие с ПТР 8 mm pst kiv/38.
sa-kuva.fi

Тактико-технические характеристики противотанкового ружья wz. 35

 

Калибр, мм

7,92

Масса ПТР (с двуногой, без магазина), кг

10

Масса снаряжённого магазина, кг

0,5

Боевая масса (с магазином и станком с полозьями)

57,7

Масса патрона, г

61,5

Длина ПТР, мм

1760

Длина ствола, мм

1200

Начальная скорость пули, м/с

1270

Практическая скорострельность, выстр./мин

8-10

Прицельная дальность стрельбы, м

300

Бронепробиваемость по нормали, мм:  

на дистанции 100 м

на дистанции 300 м

33

15

 

Автор Андрей Харук

источник

Литература:

  1. Konstankiewicz A. Broń strzelecka i sprzęt artyleryjski formacji polskich i Wojska Polskiego w latach 1914-1939. – Lublin, 2003
  2. Mackiewicz M. Karabin przeciwpancerny wz. 35 // Poligon. – 2014. – №5
  3. Nowakowski T. Karabin przeciwpancerny wz. 35 // Nowa technika wojskowa. – 1995. – №6
  4. Satora K. Polski karabin przeciwpancerny wz. 35 (UR) // Wojskowy Przegląd Historyczny. – 1996. – №2
  5. Słupczyński W. Jeszcze trochę o karabinie przeciwpancernym «Ur» // Poligon. – 2015. – №1
  6. ZasiecznyA. Broń Wojska Polskiego 1939-1945. – Warszawa, 2010

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.