fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.79 (12 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Письмо французского солдата из Крыма, адресованное в Париж некоему Морису, другу автора: 

«Наш майор говорит, что по всем правилам военной науки им (русским. — Ю. Д.) давно пора капитулировать. На каждую их пушку — у нас пять пушек, на каждого солдата — десять. А ты бы видел их ружья! Наверное, у наших дедов, штурмовавших Бастилию, и то было лучшее оружие. У них нет снарядов. Каждое утро их женщины и дети выходят на открытое поле между укреплениями и собирают в мешки ядра. Мы начинаем стрелять. Да! Мы стреляем в женщин и детей. Не удивляйся. Но ведь ядра, которые они собирают, предназначаются для нас! А они не уходят. Женщины плюют в нашу сторону, а мальчишки показывают языки. » 

«Мне начинает казаться, что война никогда не кончится. Вчера перед вечером мы четвертый раз за день ходили в атаку и четвертый раз отступали. Русские матросы (я ведь писал тебе, что они сошли с кораблей и теперь защищают бастионы) погнались за нами. Впереди бежал коренастый малый с черными усиками и серьгой в одном ухе. Он сшиб двух наших — одного штыком, другого прикладом — и уже нацелился на третьего, когда хорошенькая порция шрапнели угодила ему прямо в лицо. Рука у матроса так и отлетела, кровь брызнула фонтаном. Сгоряча он пробежал еще несколько шагов и свалился на землю у самого нашего вала. Мы перетащили его к себе, перевязали кое-как раны и положили в землянке. Он еще дышал: «Если до утра не умрет, отправим его в лазарет, — сказал капрал. — А сейчас поздно. Чего с ним возиться?» 

«Ночью я внезапно проснулся, будто кто-то толкнул меня в бок. В землянке было совсем темно , хоть глаз выколи. Я долго лежал, не ворочаясь, и никак не мог уснуть. Вдруг в углу послышался шорох. Я зажег спичку. И что бы ты думал? Раненый русский матрос подполз к бочонку с порохом. В единственной своей руке он держал трут и огниво. Белый как полотно, со стиснутыми зубами, он напрягал остаток своих сил, пытаясь одной рукой высечь искру. Еще немного, и все мы, вместе с ним, со всей землянкой взлетели бы на воздух. Я спрыгнул на пол, вырвал у него из руки огниво и закричал не своим голосом. Почему я закричал? Опасность уж миновала. Поверь, Морис, впервые за время войны мне стало страшно. Если раненый, истекающий кровью матрос, которому оторвало руку, не сдается, а пытается взорвать на воздух себя и противника — тогда надо прекращать войну. С такими людьми воевать безнадежно».

 

Танк LT vz.40 на вооружении армии Словакии. 
Первоначально эта машина разрабатывалась по заказу Литвы.Отличительной особенностью этой модели была силовая установка, которая состояла из бензинового мотора Praga F4 мощностью 125 л.с. (вместо Praga TN100 мощностью 100 л.с.).По заказу литовских военных в качестве вооружения устанавливалась 20-мм пушка Oerlikon и пулемет Maxim калибра 7,92-мм, ещё один аналогичный пулемет монтировался в лобовом листе корпуса слева от водителя. 
Сборка танков по литовскому заказу, которые получили новое название LLT, началась на заводе в г.Слани и к июлю 1940 года был готов 21 танк. Передать их Литве так и не удалось – месяцем ранее это государство вошло в состав СССР и заказ пришлось отменить. “Бесхозные” танки 26 августа 1940 года были куплены у немцев Словакией, но с условием, что на них будет установлена пушка А7 и два пулемета ZB vz.37. Для этого пришлось видоизменить лобовую часть корпуса, а модернизированные таким образом танки получили обозначение LT vz.40 или более просто – LT-40 . Первое время танки поступали только с пулеметным вооружением (как раз такая машина на фото) и только осенью на них установили полный комплект вооружения.

 

"Трагическая неделя" - выступления анархистов в Аргентине зимой 1919 года. 

В этой стране анархисты одними из первых начали создавать профсоюзы и были черечур многочисленными. Регулярные столкновения с полицией, штрейхбрейкерами и правоконсерваторами стабильно сокращали популяцию анархистов, но властям легче от этого не становилось. 

В январе-феврале 1919 насилие достигло своего пика. 7 января полиция атаковала группу забастовщиков, убив 6 человек и ранив несколько десятков. В ответ на это анархисты объявили всеобщую забастовку. В ходе похорон убитых 7 января рабочих 200 тысяч демонстрантов были обстреляны полицией, после чего начали атаковать церкви, полицию и оружейные склады. 

В город ввели войска, столкновения продолжались до 17 января. Анархистские организации и издания были запрещены. Всего в столкновениях погибло около тысячи человек, еще тысячи были ранены. В результате, чтобы прекратить беспорядки, власти были вынуждены освободить анархистских лидеров и выполнить требования забастовщиков.

 

В октябре 1944 года японский флот намеревался дать решительное сражение американцам в районе острова Лейте. Для удара были собраны все наличные силы флота, включая линкоры "Ямато" и "Мусаси". Впервые японцы массово собирались применить летчиков камикадзе. 

Командовал японским флотом адмирал Курита, державший свой флаг на тяжёлом крейсере "Атаго". 23 октября 1944 соединение из четырех тяжёлых крейсеров и нескольких эсминцев двигалось к месту намеченного удара через пролив Палаван. В этом районе располагались две подводные лодки ВМС США "Дартер" и "Дэйс". 

Лодки установили радарный контакт с соединением, командиры лодок приняли решение атаковать противника, несмотря на тяжёлую навигационную обстановку - риск вылететь на мель компенсировало предсказуемое движение противника ограниченного в маневре.

Подводные лодки в надводном положении, пользуясь темнотой вышли в атаку и выпустили торпеды. Пять из шести торпед "Дартер" поразили флагманский крейсер "Атаго" который затонул спустя несколько минут. Погибло 360 членов экипажа, 529 было поднято из воды эсминцем «Кисинами» (включая вице-адмирала Куриту, членов штаба Второго флота во главе с контр-адмиралом Коянаги и командира крейсера контр-адмирала Араки) и ещё 171 принял на борт эсминец «Асасимо». 

Торпеды лодки "Дэйс" поразили тяжёлый крейсер "Майя" который затонул через восемь минут: погибло 336 человек включая командира корабля. Спасено было 767 человек.

Командир "Дартера" коммандер Дэвид Мак-Клинток не остановился на достигнутом, и, развернув лодку, выпустил 4 торпеды в тяжёлый крейсер "Такао", поразив цель двумя торпедами. Японский крейсер, получив тяжёлые повреждения, начал отход. Капитан "Дартера" решил добить противника, но поскольку крейсер сопровождался эсминцами, принял решение атаковать его из подводного положения. Лодка полным ходом направилась к цели, но на пути налетела на риф. Японский крейсер сумел уйти, однако до конца войны был на ремонте.

Командир "Дартера" после нескольких попыток снять лодку с мели принял решение покинуть корабль, поскольку рядом кишели японские корабли. Экипаж перешёл на лодку "Дэйс", в торпедном отсеке "Дартера" были заложены заряды, которые однако не сработали. Командир "Дэйса" выпустил в лодку последние торпеды, однако те не попали в цель взорвавшись на рифе. "Дэйс" обстреляла лодку 76 мм снарядами, однако не добился взрыва торпед. 

К месту гибели была вызвана лодка "Рок", выпустившая в "Дартер" 10 торпед, однако все они взорвались на рифах.

Через несколько дней лодку обстреляла подводная лодка "Наутилус" из 150 мм орудия. На этом попытки уничтожить лодку прекратились. Японцы не предпринимали попыток поднять корпус подлодки. В 1952 году команда сапёров заложила в кормовом отсеке подрывные заряды для обезвреживания оставшихся на борту шести торпед. Сильный взрыв уничтожил носовую часть подлодки. Остов «Дартер» остался на рифе.

Действия командира лодки "Дартер" были признаны верными и соответствовавшими обстоятельствам. Лодка была награждена благодарностью президента США, экипаж в полном составе был назначен на строившуюся в Манитовоке подлодку типа «Балао» USS "Менханден".

До своей гибели лодка "Дартер" совершила четыре похода, в ходе которых потопила минный заградитель "Цубару".

 

Многоцелевой истребитель XP-79B "Flying Ram". США, 1945 год. 

Northrop XP-79B "Flying Ram" является уникальным в том смысле, что он был первым самолётом, специально спроектированным для таранной атаки на самолёты противника. Догнав противника, лётчик мог ударом крыла срезать крыло или хвостовое оперение вражеского самолёта, и поэтому за ним закрепилось прозвище "Flying Ram" ("Летающий таран"). В случае невозможности такой атаки самолёт был вооружен четырьмя 12,7-мм пулемётами, размещенными в крыле. Лётчик в кабине находился в лежачем положении, что позволяло выполнять маневры с двенадцатикратными перегрузками.

 

Револьвер для космонавта - ТОЗ-81 «Марс», 1980 год. 

Cпециальный револьвер ТОЗ-81 "Марс" предназначался для космонавтов при аварийной посадке в глуши. 
Из-за проигрыша в конкурсе и отсутствия новых заказов либо интереса со стороны потенциальных эксплуатантов проект «Марс» был закрыт. Единственный опытный образец в дальнейшем передали Тульскому государственному музею оружия.

 

7,62-мм револьвер специальный Стечкина ОЦ-38 — бесшумный револьвер, разработанный Игорем Яковлевичем Стечкиным, конструктором ЦКИБ СОО. Револьвер ОЦ-38 производится небольшими партиями по спец-заказам.
Револьвер ОЦ-38 имеет довольно необычную конструкцию. Его ударно-спусковой механизм двойного действия, с открытым курком. 

Револьвер имеет ручной предохранитель, который находится на обеих сторонах корпуса. Такой предохранитель позволяет безопасно носить револьвер со взведённым курком. Стреляет он с нижней камеры барабана. Для перезарядки барабан откидывается вправо и вперёд вокруг вертикальной оси, расположенной между стволом и корпусом ЛЦУ, который находится над стволом. Кнопка включения ЛЦУ расположена над спусковой скобой и управляется большим пальцем правой руки. Для заряжания барабана патронами СП-4, которые не имеют выступающей гильзы, используется плоская стальная обойма на 5 патронов. Стандартно револьвер поставляется без ЛЦУ, он устанавливается по желанию заказчика.

Бесшумность выстрела обеспечивается конструкцией патрона(СП-4). При выстреле пуля выталкивается не непосредственно пороховыми газами, а специальным поршнем, который, сообщив пуле начальную скорость, заклинивается в дульце гильзы и запирает ее (пороховые газы гильзу не покидают).

 

ГАЗ-ТР «Стрела» с реактивным самолетным двигателем.

В 1954 году советские инженеры в Горьком впервые в мире установили реактивный двигатель от самолета-истребителя на автомобиль. Так появился ГАЗ-СГ3 (ГАЗ-ТР) «Стрела». 

Идея создания автомобиля с реактивным двигателем пришла в голову конструктору Алексею Смолину в 1952 году. Получив от начальства добро на разработку, он приступил к работе над проектом, который в дальнейшем получил название ГАЗ-СГ3 (ГАЗ-ТР). 

14 ноября 1954 года состоялись ходовые испытания ГАЗ-СГ3 (ГАЗ-ТР) на взлетно-посадочной полосе Горьковского военного аэродрома. К сожалению, из-за организационной ошибки испытания закончились аварией и серьезными повреждениями болида. Гонщик-испытатель Михаил Метелев отделался переломом пальца ноги. Более серьёзных травм удалось избежать благодаря авиационным ремням безопасности, применённым на автомобиле впервые в мире. 

Проект Алексея Смолина значительно опередил аналогичные разработки американцев и европейцев и заслуженно стал первым в мире. 

Общая информация об ГАЗ-СГ3 (ГАЗ-ТР) «Стрела»:

Конструкция – алюминий и дюраль. Из дюраля был сделан несущий каркас, а алюминий использовался для штамповки листов обшивки. 
Кузов – веретенообразный кузов, имевший антикрылья и киль (безрамный одноместный фюзеляж). 

Двигатель – ВК-1 от истребителя Миг-17 мощностью 1000 л.с. (имел тягу 2600 кгс). 

Расчётная скорость – 800 км/ч (из-за отсутствия специальной трассы и высокоскоростных шин максимальная скорость по программе испытательного заезда не должна была превышать 300 км/ч). 

Обозначение “ТР” – турбореактивный. 

Проблемы и решения: 

Отсутствие в СССР специальных скоростных шиндля подобных решений. Решение найдено не было. 

Стандартные дисковые или барабанные тормоза не могли быть применены для подобных нагрузок. Решением стал тормозной авиационный парашют. 

Отсутствие специальной испытательной трассы. В качестве основной трассы планировалось использовать поверхности дна солёного озера Баскунчак, которое находится в Астраханской области. К сожалению, из-за аварии работы над проектом прекратились, и испытания проведены не были. 

Ведущий конструктор: А.А. Смолин (принимал участие в проектах Победа-Спорт/ГАЗ-СГ1 и ГАЗ-Торпедо/ГАЗ-СГ2). 

Испытатель: М.А. Метелев (автогонщик, двукратный чемпион СССР по автоспорту).

 

Из беседы с гвардии капитаном 1047‑го полка 284‑й стрелковой дивизии Николаем Никитичем Аксеновым.Помощник начальника штаба по оперативной части.
5 -8 мая 1943 г. 

"...11 ноября. Первый пленный на участке 1047-го полка 284-й стрелковой дивизии – ефрейтора, который подбежал к Большещапову, ранило, его взяли в плен… Взяли второго в плен и привели в штаб полка. Это был первый язык в Сталинграде. Раненого ефрейтора бойцам приказали нести на носилках, но так как был ноябрь, бойцы рукавицы еще не получили, они по дороге отбили ему все печенки, отогревали руки… С ним много возился врач Краснов, чтобы привести его в себя и допросить, Ему, правда, стало лучше, и он успел сказать, что он ефрейтор 216 полка, но больше ничего от него не добились, и он тут же умер.

Второй пленный… держался этот пленный очень нахально и вызывающе. Он… член фашистской партии. Мы отправили его в штаб, а потом оттуда он был направлен в штаб фронта...

...Когда мы узнали, что взяли немецкого комбата, мы через разведчика приказали его поднять на высокое место, дали ему простыню и приказали подать своим сигнал о том, чтобы они сдавались. Рассветало. Немецкий комбат махал простыней своим солдатам, чтобы они сдались. Немецкие солдаты стали поднимать руки и идти в плен десятками. Тут разведчики и командиры разоружают их, накладывают оружие в кучу. Сначала пришло 60 человек,потом еще больше ста человек пришли. 

Подоспели полки 1043-й и 1045-й и начали делить пленных. В это утро наш полк взял 172 пленных. Это было самое большое количество пленных, взятых полком до этого дня. А после этого брали еще больше.

Я принимаю пленных, их разоружают. Немного поиздевались над ними наши. Немцы были закутаны, кто в чем. У одного немца на каждой ноге было по одеялу, другие укутаны в простыни как чучела. Мы построили пленных и повели их на КП полка. Я доложил командиру дивизии, и нас
поздравили с успехом. Когда мы шли мимо КП командующего армией Чуйкова, я сообщил и ему. 
Тут вышел кинооператор и сказал, чтобы мы поднялись на крутой берег. Кинооператор выбрал самое удобное место для съемки на фоне
Сталинграда, а вперед пустили пленных по скользкому скату берега вместе с комбатом в неуклюжей шубе. Я, между прочим, шел и помахивал кнутом. Это был один из интересных дней в истории нашим полка. 

В Центральной гостинице немцы устроили круговую оборону ее. Везде у выходов стояли немецкие офицеры. Было так, что 2-й этаж вы­кидывает флаг к сдаче — идут туда принимать пленных — стреляют из других этажей. К нам перешел в плен один поляк, который раз десять ходил потом парламентером и приводил человек по 15-20 немцев. Он был хорошим агитатором и сам охотно выбирал среди немцев офицеров 
и снайперов для расстрела...

... Мне удалось 24 февраля, в день получения ордена Красной Звезды, выехать на машине для фотографирования в Сталинграде всего, что я считал нужным. Как раз в это время собирали трупы убитых немцев. 
В центре города я встретил одного гражданского человека, которого спросил, кто он. Он сказал, что является заведующим военного отдела Сталинградского горкома партии и руководит сбором трупов, 

Я спросил, сколько они собрали. Оказалось, что в тот день они собрали 8700 немецких трупов в городе. Я начал фотографировать на выбор. Горы 
немецких трупов по 200,300 и по 600 человек были навалены. Ничто так не бросалось в глаза в Сталинграде, как эти горы трупов, тысячи машин 
трупов. Фотографировал я и развалины домов, госпитали, в которых еще лежали раненые немцы. Я заходил в немецкий госпиталь в городском 
театре. Там были перемешаны мертвые, раненые и больные. Стоял ужас­ный смрад. Трудно было удержаться, чтобы не пристрелить раненых... "

НА ИРИ РАН Ф.2 Разд.3 Оп.5 Д.4 .А.3-16 об.

Опубликовано - "Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев "/ Пер. с нем. К. Левинсона; отв. редактор Й. Хелльбек; послесл. И . Калинина. — М .: Новое литературное обозрение, 2015. С.464-493.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.