fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Девять европейских монархов на похоронах короля Эдуарда VII в Виндзоре в мае 1910 года за четыре года до начала Первой мировой войны. 

Стоящие, слева направо: король Норвегии Хокон VII, царь Болгарии Фердинанд I, король Португалии Мануэл II, кайзер Германской империи Вильгельм II, король Греции Георг I и король Бельгии Альберт I. Сидящие, слева направо: король Испании Альфонсо XIII, король Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии Георг V и король Дании Фредерик VIII. 

В течение следующего десятилетия кайзер Вильгельм II и царь Фердинанд I будут вести кровавую войну против королевств Альберта I и Георга V. Вильгельм II приходился двоюродным братом королю Георгу V и дядей королю Альберту I. Монарх Греции будет убит, короли Норвегии, Испании и Дании сохранят нейтралитет, а король Португалии Мануэл II и кайзер Германской империи Вильгельм II будут свергнуты революциями.

 

Немного о Варшавском восстании....

Наступающая рядом с 123-й , 100-я СД не смогла достигнуть таких же успехов, в боях за УР Сумма она завязла до 15 февраля - сказалась глубина укрепрайона. В ходе боев дивизия понесла серьезные потери, также серьезные потери понесли приданные ей танковые части. 

Выдержка по книге Б. Иринчеева: 

Фенрик Хямяляйнен, командир взвода противотанковых орудий, так описал февральские бои в деревне Сумма: 
«…Перед рассветом начался сильный артобстрел. Снаряды ложились сначала слева от нас, затем огонь перенесли вправо, и наконец, примерно в 10 утра огонь обрушился на наш участок. 
Мы все были в блиндаже. Я привел из тыла нескольких ездовых, чтобы они привыкли к фронтовой обстановке. Один из них теперь был наблюдателем в траншее. Я ему приказал сразу поднять нас по тревоге, как только появятся танки противника. Так вот сидели мы и ждали того, что должно было случиться в этот день. Мы — в блиндаже, а наблюдатель — на улице, в траншее. 
Вскоре после десяти в блиндаж влетел наблюдатель с большими глазами и волосами дыбом. 
— Они скоро будут на крыше блиндажа! 
— Кто «они»? 
— Танки. 
— К орудию! 
Наблюдатель не сильно преувеличивал. Мы увидели мощное железное чудовище, которое, лязгая гусеницами, шло к нашему орудию. Казалось, что его орудие направлено прямо на открытую дверь нашего блиндажа. До танка было всего несколько десятков метров. За первым танком шли танки размером поменьше, «детеныши». Все они шли на приличной скорости. Первый танк вел огонь из пулеметов, но поскольку его трясло на ухабах, мы не придали особого вниманию пулеметному огню. Больше нас беспокоила короткая пушка танка, которая медленно поворачивалась в нашем направлении. 
«Уже близко! Раздавит», — успел подумать я. 
Васама прыгнул на место наводчика и открыл затвор, Мур-тоярви послал снаряд в ствол, я же набрался духу и встал на свое привычное место для управления огнем. Выстрел. Он прозвучал в то же самое мгновение, когда закрылся затвор. Мимо! 
— Прошел левее, правее бери! — заорал я. 
До громады танка осталось пара десятков метров. Если вторым снарядом не подобьем его, то нам будет совсем плохо. 
— Огонь! — крикнул я. 
Первый танк, самый большой, уже навел на нас свою пушку. Еще немного, и на нас обрушится огонь и сталь. У нас был только один шанс. Прозвучал выстрел. Это был наш выстрел. 
— Попали! Попали в башню! 
Хорошая у нас была пушка Бофорс. Броня не выдержала. Вечером, когда все стихло, мы сходили к танку и удостоверились, что снаряд пробил броню, прошил тело стоявшего рядом с орудием танкиста и так его швырнул в промежуток между стеной башни и сиденьем, что мы не смогли вытащить его тело из башни. 
Три маленьких танка, что шли за первым, тоже остановились. Из-за неправильно выбранной позиции они не могли нас обстреливать. Первый танк загораживал нас от них. Один из танков, идущих сзади, сразу начал разворачиваться, подставив нам бок. Мы мигом воспользовались этим и выстрелили по нему. Страшный скрежет. Мы перебили ему гусеницу. Она слетела с катков вперед, собравшись в красивую аккуратную стопку. Несмотря на это, танк продолжал кружиться на одной гусенице. Теперь он полз с большим трудом. 
Больше у нас не было времени уделять внимание этому танку. Он заполз в большую воронку и застрял там. Противник после этого весь день вел заградительный огонь по местности вокруг этого танка, отгоняя непрошенных гостей. 
Печальная судьба первых двух танков привела экипажи двух оставшихся в такое замешательство, что они остановились. Вот этого им не следовало делать. Теперь у нас было достаточно времени, чтобы вести прицельный огонь. После двух выстрелов еще один танк загорелся. Очевидно, танкисты противника были из отборной и храброй танковой части. Из подбитых танков никто не вышел с поднятыми руками. Надо отдать должное смелости и стойкости противника. 
Два других танка повернули направо от нас. Очевидно, они хотели обойти нашу позицию и раздавить нас с тыла. Громадные воронки, усеявшие местность, затрудняли их передвижение. Танки направились обратно, как раз мимо нашей пушки. Да что с ними такое случилось? Они как будто смерти искали, подставив нам борта. 
Мы открыли по ним огонь. Оба танка загорелись и остановились прямо перед нами. 
Противник продолжил бесполезный обстрел наших позиций. По нас били фугасными шестидюймовыми, били снарядами поменьше, шрапнелью, били прямой наводкой и настильным огнем. Земля дрожала, и грохот стоял страшный. 
Нам нужно было менять позиции и вести огонь среди всего этого. Мне кажется, не было разницы, прятались бы мы в блиндаже или залегли снаружи — столь сильный был огонь. Отдельных разрывов было не различить и не сосчитать. Если попадут, то все, если нет — останемся в живых. 
Я не мог слышать собственного голоса. Приходилось кричать ребятам в уши или показывать все знаками. 
Малокалиберная пушка вела по нас огонь очередями. Я чувствовал, что снаряды пролетают слишком близко. Один снаряд пролетел совсем близко от меня, я почувствовал горячее давление воздуха, и разорвался сзади меня. Мы решили даже не менять позиции, потому что везде было одно и то же. Если били не слишком сильно по нашему участку, то били по соседям. Все на передовой были в одинаковой ситуации. Просто чудо, что никого из нас не ранило в этот день. 
В какой-то момент мы оттащили пушку в лес, который был в ста метрах позади нашего блиндажа. Стволы деревьев падали от попаданий снарядов. Нужно было смотреть, чтобы дерево не упало на нас. 
Рты и ноздри разъедала пыль и газы от разрывов. Пыль также сильно ограничивала возможность вести наблюдение. Из-за этой пылевой завесы выскочил один большой танк, стреляя на ходу из пулеметов, было видно, что он хочет нас раздавить. Я видел, что несколько парней из расчета были близки к панике. Мы зарядили пушку и выстрелили по этому чудовищу. В борту танка появилась дыра. Еще несколько выстрелов, еще несколько пробоин. Атакующий танк, получив эти повреждения, повернул назад. Второй танк появился из дыма разрывов, и повторилась та же история. Мы заставили и этот танк отступить… 
… Подбитый танк, у которого мы утром сбили гусеницу, застрял в глубокой воронке справа от нас. Вечером, когда стемнело, я отправил разведгруппу посмотреть, что с этим танком. Однако группа была встречена сильным пулеметным огнем из танка. Наша группа, вооруженная только автоматами, не могла ничего поделать с противником, засевшим в танке. Сам танк был в такой глубокой воронке, что нам пришлось бы подтащить пушку к краю воронки, чтобы в него попасть. Бутылок с зажигательной смесью и противотанковых гранат — весело, правда? — нам не выдали. 
Я попросил батальон прислать нам бутылок и противотанковых гранат, и оттуда пришла небольшая группа истребителей танков. Они с нами поделились этим противотанковым оружием ближнего боя, но для них самих было делом чести уничтожить это чудище. Они поползли к танку, ожидая каждую секунду получить пулеметную очередь. Но было тихо. Как выяснилось, экипаж танка, воспользовавшись темнотой, открыл башенный люк и покинул танк. 
Дозор, оставленный нами на месте, ничего не заметил, хотя ему было приказано следить за люками танка». 

(Советские данные подтверждают потерю 10 танков в ходе этого боя) 

Однако прорыв 123-й сд создавал угрозу финским войскам, обороняющимся против 100-й сд, и все, что им оставалось - отойти на промежуточную позицию.

 

1942 год. СССР. Разбитый советский быстроходный тральщик Т-405 типа «Фугас» (проект 53) «Взрыватель».

Последний поход тральщика «Взрыватель»

5 января 1942 года тральщик «Взрыватель» участвовал в высадке передового десантного отряда в Евпатории. Вместе с буксиром СП-12, семью «морскими охотниками» к берегу было доставлено 740 десантников и три танка. Высадка в целом прошла успешно и десант, поддержанный огнем корабельной артиллерии, продвинулся вглубь города.

Обороняющиеся войска противника начали артиллерийско-минометный огонь по району порта. Снаряды и мины рвались вокруг кораблей. «Взрыватель» получил ряд повреждений. Осколком был убит командир высадки капитан 2 ранга Н.В.Буслаев. Командование принял на себя военком отряда полковой комиссар А.С.Бойко. Оставаться далее в порту стало невозможно, и корабли вышли на внешний рейд, где начали маневрировать, продолжая огневую поддержку десанта.

Во второй половине дня погода резко ухудшилась. Усилился ветер с мокрым снегом и дождем. Корабли начали отходить. К вечеру в районе Евпатории остался один «Взрыватель». К этому времени корабль получил серьезные повреждения корпуса и большие потери в личном составе. Во время атаки немецкой авиации две бомбы разорвались вблизи корабля. Взрывом корму подбросило вверх. От удара разошлись листы наружной обшивки. Началось поступление воды в машинное отделение и кормовые помещения. Были запущены все водоотливные средства. Погнулись гребные валы. Вышли из строя и остановились дизели. Было сорвано с креплений и выброшено за борт 45-мм орудие. Орудийный расчет был полностью выведен из строя осколками. Вышло из строя рулевое управление и неуправляемый корабль понесло на мель. Были отданы якоря, но из-за песчаного грунта они не держали корабль. Около 21 часа накатом волны тральщик был выброшен на берег занятый противником в районе Соляных промыслов.

В ночь на 6 января с тральщика была передана последняя радиограмма: «Кораблю сняться нельзя. Спасите команду и корабль, с рассветом будет поздно». На помощь тральщику по приказу командующего флотом два раза высылались торпедные катера с боезапасом, но подойти к берегу из-за противодействия противника они не смогли.

Командование корабля, собрали оставшихся в живых и приказали уничтожить, секретные документы. А также занять оборону на корабле, и на берегу вокруг него. Вскоре боезапас уцелевших орудий был израсходован. Полковой комиссар А.С.Бойко погиб. Оставшиеся в живых предприняли попытку прорыва по суше, но она не удалась из-за интенсивного обстрела противника, и личный состав продолжал вести бой с борта корабля.

На предложение сдаться уцелевшие моряки отвечали огнём личного оружия. Немцы подтянули к урезу воды восемь полевых орудий, а затем расстреляли «Взрыватель» в упор. Врагу удалось захватить в плен 19 раненых советских моряков.

На месте гибели тральщика 7 июня 1970 г. был воздвигнут памятник.

Январь 1942 года. СССР. Немецкий солдат наблюдает за надводной обстановкой рядом с выброшенным на берег быстроходным тральщиком Т-405 типа «Фугас» (проект 53) «Взрыватель».

 

В годы ВОВ массированная разведка боем, предшествующая главному удару станет визитной карточкой РККА. В ходе этих частных операций советские войска помимо выявления и разведки огневой системы противника, улучшали исходные позиции для наступления. 

Прибывшая в январе 1940 года на фронт советская 100-я СД находилась в прекрасном состоянии, отлично обмундированная и готовая к зимним боям. Заняв положенный участок фронта дивизия немедленно приступила к "прощупыванию" финнов. Перед ней находился наверное самый мощный УР финской обороны -Сумманкюля. 

Советские бойцы действовали штурмовыми группами, тщательно планируя и подготавливая операции. В ходе разведпоисков во время подготовки прорыва линии Маннергейма группа старшего лейтенанта Ватагина обнаружила финский ДОТ № 3 УР Сумманкюля, разведала подходы к нему. Было принято решение уничтожить его до начала прорыва.

В ночь с 13 на 14 января 1940 советская разведгруппа, 25 стрелков, 12 саперов, 8 связистов, сумела незаметно пробраться к ДОТ № 3 и внезапно атаковала его. Советские разведчики подорвали дверь ДОТ, схватили первого, кто выскочил изнутри, и после этого забросали ДОТ гранатами. 

Четыре финских солдата было убито, один солдат (рядовой 1-й пульроты Тойво Мякеля) был взят в плен, получив тяжелое ранение, — штаб 355-го стрелкового полка сразу направил его в медсанбат. В плену он скончался от ран, так как после войны он не был передан финской стороне. В Финляндии рядовой Тойво Мякеля до сих пор числится пропавшим без вести. 

Все бойцы и командиры, участвовавшие в налете на ДОТ, были представлены к наградам. Звания Героя Советского Союза за этот боевой эпизод были удостоены старший лейтенант Ватагин (медаль Золотая Звезда № 416) и командир отделения Кириллов (медаль Золотая Звезда № 389). Командир взвода Герасименко был награжден орденом Ленина. 

Выявленные разведкой финские ДОТ тут же подвергались обстрелу. 15 января был уничтожен несколькими попаданиями бункер № 7, использовавшийся как укрытие для личного состава и склад боеприпасов. 19 января убежище № 15 получило прямое попадание, и было сильно повреждено. (Именно эти ДОТ финские строители сделали "попилив" военные бюджеты) 

17 января 1940 года днем 355-й стрелковый полк 100-й стрелковой дивизии провел разведку боем западнее шоссе с целью обнаружения финских долговременных укреплений. В разведку боем пошли разведрота полка и саперы 90-го инженерного батальона под командованием лейтенанта Свекровина. Поддерживала атаку 4-я рота 355-го стрелкового полка. 
В ходе боя обнаружил себя ДОТ № 2 «Тертту», прижав огнем своих пулеметов разведгруппу у проволочных заграждений. 

Обнаруженный ДОТ подвергся наказанию: — 19 и 21 января "Тертту" получил прямые попадания, тяжелый снаряд «разбил крышу, площадь пробоины около одного квадратного метра». 23 января ДОТ № 2 опять получил несколько прямых попаданий. 

Советские артиллеристы выкатывали на прямую наводку 45-мм пушки и как в тире отстреливали бронеколпаки ДОТа, оставляя финнов "слепыми". 

1 февраля началось тщательно подготовленное наступление 2-го батальона 355-го стрелкового полка на ДОТ № 2 «Тертту». В ходе январских боев подразделения батальона вытеснили финнов с позиций перед ДОТ, и оборудовали свои окопы в 400 метрах от финского укрепления. 

Утром 1 февраля после артиллерийской подготовки на ДОТ пошла в наступление штурмовая группа в составе 4-й стрелковой роты 355-го полка (командир — младший лейтенант Гришин, комиссар — политрук Фомичев), 1-й саперный взвод (командир — лейтенант Кучеров), взвод танков Т-28 95-го танкового батальона (командир взвода — старший лейтенант К. А. Егоров). Полковая батарея поддерживала штурмовую группу огнем прямой наводкой. 

В 12-15 дот был поражен тяжелым снарядом, причем погибли сразу два офицера - командир взвода и артиллерийский наводчик. 

В 13.00 три советских танка прошли противотанковые надолбы и направились к ДОТу № 2. 

Советская штурмовая группа приближалась к "Тертту" в мертвой зоне, поскольку ДОТ № 3 прикрывающий ее был уничтожен группой лейтенанта Ватагина. Танк командира взвода лейтенанта Егорова подорвался на мине. Оставшиеся машины заблокировали амбразуры ДОТ. 

Финская пехота встретила штурмовую группу ураганным огнем. 4 рота закрепилась на крыше ДОТ, однако саперы понесли большие потери, и доставили к объекту всего 100 кг взрывчатки, блокировочная группа была вынуждена отойти. 

Финны провели контратаку и к вечеру контролировали ДОТ, саперы доставили к нему 9 саней с булыжниками, планируя на следующую ночь провести ремонт укрепления, но в ночь с 1 на 2 февраля командир 90-го отдельного саперного батальона капитан Коровин возглавил штурмовую группу, доставившую на ДОТ 650 кг ВВ. Взрывчатку таскали наравне и командиры и бойцы, особо отличились при этом начальник штаба 90-го отдельного саперного батальона лейтенант Лапшин, лейтенант Иванченко, младший политрук Кирпатый, младший командир Смирнов, красноармейцы Анисимов и Колосков, командир 4-й стрелковой роты младший лейтенант Гришин и комвзвода Грошев. К 4.15 все было готово к подрыву — взрывчатка была заложена у восточной стены ДОТ. В 6.20 был произведен подрыв, уничтоживший стену восточного каземата ДОТ. 

Утром 2-го февраля финны констатировали, что ДОТ "Тертту" более не боеспособен. Солдаты пытались использовать его как укрытие, но уже 3-го февраля бросили это безнадежное дело. Перед тем как окончательно покинуть ДОТ, финны сожгли казематы и подземную казарму бутылками с зажигательной смесью. 

В ночь с 2 на 3 февраля 1940 года был блокирован и уничтожен ДОТ № 1, мешавший окончательному разрушению ДОТ № 2 «Тертту». Блокировочная группа в составе двух танков Т-26, 5-й роты 355-го стрелкового полка и двух отделений саперов пробилась по траншеям к ДОТ № 1, заложила 1200 килограмм взрывчатки на крышу ДОТ и в 4.20 3 февраля подорвала его. 

Не зная о том, что финны уже оставили Тертту наши саперы обложили его 3,5 тоннами взрывчатки и окончательно добили. 

Это был первый ДОТ «миллионного» типа, захваченный советскими войсками.

 

Бойцы американской интербригады в Испании, битва при Хараме, 1937 год.

Гражданская война в Испании (1936–1939 гг.) происходила между республиканским правительством страны и поднявшими вооруженный мятеж право–монархическими силами, во главе с генералом Ф. Франко. СССР поддерживал республиканцев, нацистская Германия и фашистская Италия приняли сторону мятежников. В конце октября 1936 года в страну прибыли германский авиационный легион «Кондор» и итальянский моторизованный корпус. Советский Союз, в свою очередь, направил республиканскому правительству значительные партии вооружения и боевой техники, в том числе танки и самолеты, а также послал военных советников и добровольцев. По призыву коммунистических партий других стран стали формироваться добровольческие интернациональные бригады, отправившиеся в Испанию на помощь республиканцам. Общее число иностранных добровольцев, сражавшихся на стороне Испанской Республики, превысило 42 тысячи человек. Одним из таких формирований, принявших боевое крещение в битве при Хараме, была XV интербригада имени Авраама Линкольна. Она была сформирована к январю 1937 года и поначалу состояла из двух англоязычных батальонов (британского и американского имени Линкольна), а также франко–бельгийского батальона и балканского батальона имени Димитрова. Позже бригада Линкольна принимала участие в битве за Сарагосу, битве при Бельчите, в Теруэльской операции и битве на Эбро.

 

6 января 1943 года Указом Верховного Совета СССР в Красной Армии были введены погоны.

 

Обращение Петра Врангеля к русскому народу, май 1920 г.

 

Советские «интернационалисты», воевавшие в Испании, официально считались в СССР преступниками.

Сразу же после начала Гражданской войны (июль 1936 г.) в Испанию в адрес противоборствующих сторон хлынула иностранная «помощь». Италия, Германия и Португалия открыто поддержали режим генерала Франко и ввели в Испанию свои воинские подразделения, организовав поставки оружия и боевой техники. Республиканское правительство обратилось за военной помощью к правительствам европейских стран и к Лиге наций. В ответ на это по инициативе Англии был создан «Комитет по невмешательству», в который вошли 27 стран, включая Францию, Германию, Италию, Советский Союз и другие страны. И хотя на самом деле ни СССР, ни другие страны не прекратили военной помощи Испании, все они подписали «Акт о невмешательстве», один из пунктов которого обязывал их считать всех иностранных «добровольцев», участвовавших в Гражданской войне в Испании, преступниками… В том числе и собственных граждан. И хотя официально, разумеется, такие обвинения в адрес собственных интернационалистов в СССР никогда не выдвигались, многие из них, включая Михаила Кольцова, по возвращении в СССР были подвергнуты репрессиям и расстреляны.


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.