fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (6 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

«Кроме того, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен». Марк Порций Катон Старший

Когда по телевизору прошел сериал «Спящие», многие возмущались его «конспирологической дурью» и вечным поиском шпионов в шкафу.

Хочу рассказать вам небольшую историю о «спящих». Не таких вельможных, как в фильме, а о тех, кого «никогда не вербуют», «зачем им этот грузчик сдался» и « домохозяйка…какая она шпионка, что она знает».

История эта началась во Франции в конце 50-х годов прошлого века. Советские дипломаты, сами понимаете, кто из них, обследуя окрестности Парижа со своими дипломатическими целями, у самого края обширной территории аэропорта Орли обнаружили странное здание. Оно было похоже на куб, но главное, в этом довольно большом кубе не было ни одного окна. Зато была дверь, а перед дверью стоял часовой.

Наши дипломаты, конечно, заинтересовались столь странным сооружением и стали за ним наблюдать. Оказалось, что в сооружении кипела жизнь: утром туда входили люди, вечером выходили, но самое интересное, часто к двери подъезжала машина, из нее выходил офицер в американской форме с пристегнутым к запястью чемоданчиком или мешком для писем и скрывался за дверью. Через некоторое время он уходил, садился в машину и уезжал в аэропорт, улетая или уезжая, как и многие другие, выходящие из здания, в направлении военных баз НАТО в разных странах


Рабочий день начинается. Прибыл самолет с почтой из США. Сержант Джонсон и рядовой Гаррис выгружаю вализы под наблюдением двух офицеров 2-го лейтенанта Брукс и 2-го лейтенанта Гарви, сотрудника курьерского центра.

Здание казалось дипломатам всё интереснее и интереснее, и через некоторое время, уж не знаю, какими способами агентура выяснила, что это тщательно законспирированный центр диспетчерской связи американского военного ведомства. Из различных агентурных источников были получены сведения, что в указанный диспетчерский центр поступала вся военная почта из США, предназначенная для американского командования в Европе, для военно-морских сил США в Средиземном море и для руководства НАТО. Из центра поступавшая почта направлялась также со специальными курьерами — американскими военнослужащими — по адресам. В свою очередь, почта от европейских корреспондентов также поступала в центр и оттуда по военной курьерской связи направлялась адресатам в США.

Какое интересное здание и сколько секретов оно хранит! Тем более агентура разожгла интерес, сообщив, что вся секретная, особой важности переписка по линии американского военного командования между Европой и США шла только через парижский диспетчерский пункт. Значит, там были не только документы, там были шифры и коды – ключи ко всем тайнам НАТО. Жаль, что эти восхитительные тайны были совершенно недоступны, проникнуть внутрь не представлялось возможным никаким способом.

« Не мытьем, так катаньем,» - решили в резидентуре и начали разработку операции «Карфаген». Сначала нужно было разбудить спящего



Резидент Парижской резидентуры КГБ А.И. Лазарев.

К счастью, резидент Лазарев вспомнил, что в парижской резидентуре давно, в 1955, году имелся агент Джонсон — американский военнослужащий на военной базе США в Рошфоре, вернувшийся в 1956 году на родину. Никто не мог тогда, за много лет до операции «Карфаген», даже представить, что этому малообразованному, с весьма ограниченными способностями американцу суждено будет играть решающую роль в успешном проникновении к глубоко упрятанным от нас, наиболее жизненно важным для США секретам. Все эти годы Джонсон жил мирно, никто его не беспокоил, агент «спал». Но его разбудили и вежливо попросили вновь поступить на военную службу


Роберт Ли Джонсон

Агент выполнил просьбу, но увы и ах…его отправили служить в Техас. Всё складывалось неудачно.. Начались поиски возможности перевести сержанта Джонсона в Европу, и через некоторое время это удалось. Агента перевели в Орлеан

Но мы с вами помним, что Джонсон должен был оказаться в том самом таинственном здании, так что Орлеан нашу разведку никак не устраивал.

Резидентура начинала направлять Джонсона на устройство в секретный центр. Он легендировал необходимость жить в Париже заботой о больной жене Хеди, которая должна лечиться в парижской клинике, и искал человека, который помог бы ему перевестись из Орлеана в Париж. Но делал это по рекомендации нашего разведчика, назовем его Виктор, осмотрительно. После долгих поисков, на которые ушел почти целый год, в марте 1961 года Джонсон случайно наткнулся на человека, подсказавшего ему возможность поступить охранником в центр.

Агент немедленно воспользовался этой возможностью и был переведен на службу в охрану этого объекта. Вуаля! Полдела сделано. Спящий проснулся и оказался именно там, где должен был.

Джонсон изучил систему охраны, сигнализации и, что самое главное, узнал, что в нерабочие дни поста снаружи не было, а внутри оставался всего один дежурный. Но это не решало, как выяснилось, ровным счетом ничего

Вся почта в виде сложно опечатанных пакетов хранилась в специальном массивном сейфе, запиравшемся на ключ мудреной конфигурации. Доступ к сейфу преграждала массивная стальная дверь, запиравшаяся стальной же перекладиной, имеющей на концах комбинационные шифрзамки. Открывался доступ к пакетам в сейфе специально приходившим офицером, знавшим комбинации замков на перекладине и имевшим ключ от сейфа. Он выдавал клеркам пакеты, те их сортировали, регистрировали и помещали в специальные курьерские сумки. Последние выдавались курьерам под расписку офицером, который закрывал на ключ на запястье курьера наручник, прикрепленный к сумке. Таким же образом осуществлялся процесс приема офицером привозимых в центр сумок для сортировки и отправки корреспонденции по назначению.


Сержант Джонсон и лейтенант Гарви регистрируют полученные почтовые вализы.

Надо сказать, что желающих дежурить в праздники и выходные было маловато. Всем хотелось отдохнуть, погулять с девушками, воспользоваться всеми прелестями ночной жизни Парижа, поэтому, когда стало известно, что Джонсон очень нуждается в деньгах на лечение жены, его стали просить подежурить за других. Не бесплатно, конечно, а так как Джонсон – человек был к деньгам неравнодушен, он стал сочетать дело и удовольствие. С одной стороны, он подробно описывал курирующему разведчику всё, что было с Центре, с другой – получал неплохую прибавку к жалованью от коллег.
Осталось главное: добыть слепки с ключей от двери и сейфа и попробовать ночью открыть их.

Центр приказал усилить меры конспирации. В Париж была отправлена группа суперспециалистов по вскрытию корреспонденции особой сложности. Начиналась самая опасная часть операции «Карфаген»

Беда в том, что помимо ключей, дверь и сейф имели еще и шифры, и если шифр от двери Джонсону удалось подсмотреть, то шифр от сейфа оставался неизвестным.
Помог, как это часто бывает, пресловутый человеческий фактор. Дежурный офицер забыл шифр и позвонил, чтобы ему напомнили. Для памяти он записал цифры на бумажке, открыл сейф и …выбросил бумажку в урну, откуда её аккуратно вынул наш агент.

Со слепком ключей тоже получилось забавно. Джонсон заметил, что офицер однажды воспользовался вторым, очевидно, запасным ключом, взяв его из стоявшей вблизи сейфа тумбочки, и после закрытия сейфа опять вернул ключ на место. Ночью наш сержант спокойно сделал отличный слепок

Но оставался еще один замок, ключ от которого было нереально добыть. Джонсону вручили суперсекретный аппарат просвечивания замка специальным портативным рентгеновским устройством. Он был изготовлен специально для операции «Карфаген» в одном экземпляре! Пока агент не вернул его утром, куратор Виктор, ожидавший в машине, думаю, стоял на ушах.

Скоро шифр ко второму замку был получен. Пришла пора узнать, что готовят нам злодейские натовцы.

И вот как-то ночью Джонсон открыл все замки и увидел в сейфе множество запечатанных пакетов. Для первого раза было достаточно, но уже через 2 недели была назначено раскрытие всех натовских секретов. Джонсон должен был к одиннадцати часам ночи изъять пакеты из сейфа и, поместив их в авиационную сумку, доставить на место встречи, расположенное в пяти минутах езды на автомобиле от диспетчерского центра. Разведчик к этому времени после тщательной многочасовой проверки прибывает на встречу, обменивается с ним такой же авиационной сумкой, в которой для агента привозится ужин, и спешит доставить документы в резидентуру, на что потребуется не более получаса.


Виктор, державший связь с Джонсоном

Бригаде специалистов отводилось на работу полтора, максимум два часа, и разведчик по заранее отработанному маршруту должен доставить сумку с документами агенту самое позднее к половине третьего утра, когда Джонсон подъедет на своей машине, но уже на другое место встречи, в двадцати минутах от места его работы.

В общем, ужас–ужас. Представьте себе чувства всех участников операции, напряженные до предела нервы, гонка, необходимость успеть точно ко времени, мысли о том, что рядом работает не только французская, но и американская контрразведки. Представьте себе: наш разведчик Виктор с документами попадает в аварию, даже маленькую, в пробку, да просто колесо у машины лопается…Поездка к агенту за документами, как и любой выход разведчика на встречу с особо ценным агентом, требовала сложного проверочного маршрута и большого нервного напряжения. А в данном случае нужно было ночью, в сложных условиях парижского оживленного дорожного движения не пропустить ни одного подозрительного признака, в точно назначенное время быть на месте встречи. И особенно усложнялась эта задача при возвращении документов агенту из-за острого дефицита времени.
А переживания самого резидента, отвечающего за все и перед всеми.

А что чувствовал Джонсон? Вдруг неожиданно придет проверка в то время, когда он передает бумаги и отсутствует на месте или когда пакеты еще не вернулись в сейф, вдруг сменщик придут раньше, вдруг пакеты не привезут, вдруг…


Феликс, страховавший Виктора

Однажды, когда в уже устоявшиеся 3.15 произошел обмен синими чемоданчиками и Джонсон сел в свой "ситроен", его машина не завелась. Не послушалась она и Виктора, взявшегося помогать . Через некоторое время к ним присоединился Феликс, который, как всегда, обеспечивал безопасность и страховал связника. Шли тягостные минуты, каждая из которых увеличивала риск провала. Тогда Виктор, пристроившись на своей машине к заднему бамперу "ситроена", начал толкать его вперед. Мотор чихнул и... заработал. На следующий день Джонсону помогли купить "мерседес", подержанный, чтобы покупка не бросалась в глаза, но в хорошем состоянии.
Выемки продолжались некоторое время, пока однажды Джонсон не забыл поставить метку о том, что документы возвращены в сейф. Опять же, представьте, что чувствовал куратор, пока сержант не вспомнил о необходимости поставить сигнал. Брррр…


Задание выполнено. Рабочий день кончается… Теперь можно расслабиться и отдохнуть... 
(Фотографии из американской гарнизонной газеты The Pariscope от 21 февраля 1963 г.)

Дальше было еще страшнее. Как-то наш разведчик привез документы Джонсону…а Джонсона нет. 5 минут нет, 10 нет, разведчик, психуя, имитирует поломку машины и ждет непозволительно долго, полчаса. Почти в отчаянии, нарушая все правила конспирации и все приказы, он едет к натовскому центру, видит машину Джонсона, кладет документы в неё и уезжает. Как вы понимаете, теперь на ушах стоит вся резидентура и Центр вместе с ней.

Вы будете смеяться, но, как выяснилось, это снова был человеческий фактор. Бравый сержант сытно поел и прикорнул…почти до утра. Проснувшись, он чудом успел вернуть пакеты на место за несколько минут до появления сменщика, но сей прискорбный случай показал, что операцию, ко всеобщему прискорбию, надо заканчивать. Джонсон и был переведен в спящий режим, а через некоторое время получил повышение и перешел работать в Пентагон

Закончилась ли операция «Карфаген»? Американцы уверены, что да. Дай им Бог здоровья.

Вполне возможно, что Джонсона заменили на дублера, во всяком случае, дублера готовили, но это уже тайна, покрытая мраком. Просто спецслужбы не любят отказываться от достигнутого.

Эта история стала известна только потому, что душевнобольная жена Джонсона как-то стала рассказывать врачам о работе мужа на КГБ. Дальше почти фарс. Джонсон снял все свои немалые сбережения и рванул к мексиканской границе. Но по пути оказался Лас-Вегас, и не блиставший умом беглец спустил там все денежки. Делать нечего, обнищавший и потерявший надежду бедняга отправился в полицию с повинной. Сержанта судили и отправили в тюрьму, увы.

Дальше начинается странная трагическая мелодрама. У Джонсона и Хеди был сына Роберт, который после ареста отца служил в армии и был направлен во Вьетнам. В мае 1972 г. Джонсона известили, что вернувшийся из Вьетнама Роберт хочет с ним встретиться. Обрадованный Джонсон, войдя в комнату свиданий, двинулся навстречу сыну, чтобы его обнять. Но тот, не говоря ни слова, нанес ему смертельный удар ножом в грудь. Джонсону было 52 года. По словам сотрудников ФБР, Роберт отказался давать объяснения, сказав лишь: "Это наше личное дело".

Так была представлена гибель Джонсона в американских газетах. Но те, кто знает, как проходят в американских тюрьмах свидания с родственниками, вряд ли поверили, что сын Джонсона мог свободно пронести оружие убийства. Может быть, это оружие ему в руки вложили? С пропагандистской точки зрения убийство сыном-патриотом отца-предателя выглядело совсем неплохо.

Министерство обороны США заявило, что можно охарактеризовать потери как огромные, некоторые являются непоправимыми и не поддающимися оценке и определению. Невозможно оценить в долларах стоимость восстановления и исправления того, что произошло. Главное в оценке этого министерства сводилось к констатации: «Если бы потери не были обнаружены и началась бы война, ущерб этот мог стать фатальным».
Кажется, сильнее не скажешь.

 

Так они выглядят сегодня - В. Уржумов, В. Двинин и Ф. Кузнецов (слева направо).

Разведчиков за операцию наградили. Значком "Почетный чекист". В разведке орденами не награждают, за редкими исключениями. Не зря девиз нелегальной разведки – «Без права на славу, во славу державы»,

Так, практически, никтошка, «спящий» американский сержант обеспечил СССР доступ к топ-секретам Нато. Так что, когда вы слышите о «спящих», не спешите мудро-иронично улыбаться и снисходительно смотреть на окружающих. Возможно, «спящие» и среди них

спасибо


Комментарии   

0 # Артемий 2017-12-07 03:19
Цитата:
«Без права на славу, во славу державы»,
....Стоим за державу. Это не официальное выскакивание. вроде "нашивки спэцтназа гру".
И значки ПЧ по меньше вроде.

Кстати,а у нас туто эрвахе по полной. В последнем то ключе...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить