fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.67 (3 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Вылет Южной группы, одетой в форму младших командиров Красной Армии, под руководством 40-летнего гауптшарфюрера СС Бориса Ходолея планировался сразу после приема радиограммы от передовой группы Тарасова с задачей десантироваться на 200-400 км южнее Северной группы для уничтожения заводов Челябинской области.

Сын полковника Русской императорской армии П.П. Соколов (1921-1999), поступивший на службу к немцам по согласованию с болгарскими коммунистами, рвался на Родину и намеревался перейти к русским после заброски.
           Однако в его случае СМЕРШ перехватил инициативу, приготовив ловушку сразу после его приземления в Вологодской области в сентябре 44-го. После отбытия 10-летнего срока приговора Павел Павлович, повинуясь выстраданному душевному стремлению, принял советское гражданство, окончил Иркутский институт иностранных языков, и четверть века преподавал в школе, оставив уникальные воспоминания о подготовке немецких диверсантов.
          Тогда же, в феврале 44-го, Южную группу сняли с самолета и, прикрывая провал авантюрной операции, предоставили диверсантам внеплановые отпуска с записью: Die Ausreise ist vom Reichsfuerer SS genehmigt (по личному распоряжению рейхсфюрера СС).
          С 26 по 29 февраля радиоконтрразведка Уральского военного округа зафиксировала безответные позывные немецкого разведцентра, но Северная группа провалилась как сквозь землю, не сообщив базе даже о приземлении.
Тем временем, 28 февраля начальник Нижне-Тагильского отдела НКГБ полковник А.Ф. Сененков, как и другие руководители городских и районных подразделений, получил циркулярное указание № 3/19080:

"Управление НКГБ своим № 21890 от 13 октября 1943 года ориентировала Вас о том, что немецкая разведка в Берлине подготавливает для заброски в наш тыл диверсионную группу "Ульм". Состав группы комплектуется из военнопленных-электротехников и электромонтажников, родившихся или хорошо знающих Свердловск, Нижний Тагил, Кушву, Челябинск, Златоуст, Магнитогорск и Омск.
            По этому поводу нами получены от НКГБ СССР дополнительные указания о том, что 8 февраля 1944 года участники группы "Ульм" из Германии доставлены в город Ригу. Руководителем этой группы является некий Семёнов8.
            Участники группы "Ульм" снабжаются ядом, отравленными коньяком и папиросами, а также получают маски, предохраняющие от мороза, резиновые перчатки, кремни, батареи и лампочки, по-видимому, для карманных фонарей.
           Возможно, что сама группа или груз для нее будет перевезен на самолетах, так как для них были заказаны ящики и парашюты для сбрасывания груза. Заброска диверсионной группы "Ульм" намечается в северные районы Советского Союза.
           Ориентируя Вас о вышеизложенном, предлагаю принять самые активные меры розыска и своевременного изъятия участников группы в случае появления их на территории Свердловской области, а также усиления охраны и пропускного режима на промышленных предприятиях и охраны пищевых блоков...

С настоящим указанием ознакомить первых секретарей райкомов ВКП(б).

Начальник УНКГБ по Свердловской области комиссар ГБ 3 ранга Борщев.

Сборка танков в Нижнем Тагиле.

Приведенный документ свидетельствует о том, что советская контрразведка своевременно получала данные о подготавливаемых врагом диверсиях в глубине России. Действительно, в ночь на 1 января 1944 года начальник особого отдела 1-й Ленинградской партизанской бригады Г.И. Пяткин организовал похищение руководителя диверсионной школы "Цеппелин" в деревне Печки Печерского района около Пскова.
          Операция под кодовым названием "Крах Цеппелина" стала большой удачей военной контрразведки, в результате которой был захвачен, а затем переправлен в тыл на самолете зам. начальника школы Гурьянов-Лашков с документами. Полученные сведения позволили обезвредить и уличить десятки шпионов и диверсантов в советском тылу, и предотвратить покушение на И.В. Сталина.
          По свидетельству П.Соколова: "В одну прекрасную ночь исчез "начальник штаба" роты и его ординарец, жившие на частной квартире метрах в 300 от школы. Пронесся слух, что они похищены партизанами.
         При осмотре местности обнаружены были следы саней, на которых увезли этих деятелей, но в доме следов борьбы видно не было, наоборот вещи, видимо, были уложены заранее, и возникла другая версия, что они ушли по ранее согласованной договоренности. Так или иначе, история эта не возбудила шума, приехали какие то чины из д. Колахальни, понюхали, расспросили свидетелей и убрались восвояси. Видимо наши руководители решили замять этот факт, чтобы не подставлять себя под удар".

Только спустя три месяца оставшиеся в живых диверсанты Северной узнали от чекистов, что их сбросили в Юрлинском районе Молотовской области (540 вост. д., ныне Пермский край). Возможно, что пилоту не хватило топлива на 300 км до расчетного квадрата, или он просчитался в условиях зимней ночи и встречного ветра. Однако, скорее всего, немецкий ас запаниковал и испугался "точки невозврата", не дотянув даже до скованной льдом Камы.
            18 февраля 1944 года в Приуралье разыгралась настоящая трагедия. Сброшенных на парашютах диверсантов и их грузы раскидало по тайге в радиусе нескольких километров. Первым в ту ночь погиб радист Юрий Марков из белоэмигрантов. Запутавшись в кромешной тьме в ветках деревьев, он намертво затянул петлю парашютных строп на своем теле.
            Командир группы 35-летний Игорь Тарасов приземлился на родную землю жестко и обездвиженный вскоре обморозил ноги. Боясь окончательно замёрзнуть, он стал усиленно согреваться спиртом. От полного бессилия и одиночества принял решение отравиться штатным средством, но после спирта смертельный яд даже двойной дозы действовал как... слабительное.
           Вконец измучившись от поноса, обезвоживания организма и головокружения, он застрелился, оставив записку с описанием своих страданий и пожеланием: "Пусть сгинет коммунизм. В моей смерти прошу никого не винить". Так Тарасов исполнил приказ Гиммлера: "Ни один человек из Службы безопасности не имеет права попасть живым в руки противника!".

Нижний Тагил 1940-х.

Бывший красноармеец-военнопленный Халим Гареев прыгал с тяжелой рацией, ударился об землю, промерз и вскоре покончил с жизнью. Четвертый диверсант, он же второй радист Анатолий Кинеев, дождался таёжного рассвета и даже пытался выйти на связь с разведцентром. Безрезультатно - немецкая техника не работала при трескучем морозе. Позже гангрена обмороженных конечностей и пуля "сердобольного" сослуживца оборвали его затянувшиеся мучения.
          Оставшихся в живых парашютистов настиг голод. Чтобы найти друг друга в условиях глубокого снежного покрова им понадобилось несколько суток.  От безысходности питались трупным мясом. Первым нашли и съели тело командира...
         Факты каннибализма были задокументированы смершевцами в ходе расследования. Иногда архивисты Свердловского Управления ФСБ между собой называют неординарные материалы с фотографиями человеческих останков - "делом людоедов".
           В начале июня, когда закончились все найденные немецкие консервы и подсохли лесные тропы, выжившие потопали к жилью в юго-западном направлении. Настороженное местное население отказалось продавать "лесным" красноармейцам продукты даже за приличные деньги. Одичавшая и деморализованная троица вынуждена была сдаться властям на границе Бисеровского района Кировской области.

Проведенное отделом контрразведки СМЕРШ Наркомата обороны Уральского военного округа расследование установило, что бывший подпоручик врангелевской армии и полицай германских оккупационных сил Н.М. Стахов (1901-1950, умер в Ивдельлаге), бывшие военнопленные Андреев, Грищенко и их погибшие сослуживцы являлись теми ожидаемыми диверсантами из ведомства Гиммлера.
          Будучи членом партии ст. лейтенантом и командиром батареи 76 мм орудий 8-го пехотного полка, житель Воронежской области Грищенко попал в плен в начале 43-го. Назвавшись кубанским казаком, он согласился сотрудничать с оккупантами.
           В ходе следственных действий арестованные показали останки парашютистов, схроны с оружием, тротилом, рациями и другим снаряжением. К уголовному делу было приобщено значительное количество взрывчатки, бикфордова шнура, взрывателей и боеприпасов, вполне бы удовлетворившее какой-нибудь партизанский отряд в лесах Белоруссии. Исследуя взрывчатку и взрыватели, эксперты НКГБ сделали вывод о приготовлении к "подрыву и поджогу крупных объектов".
          Следователи СМЕРШ отметили, что Северная группа была продумана и отлично экипирована, от саней, лыж и валенок до аптечек и альпийских защитных очков. Главное, что заброшенные диверсанты были адаптированы к работе с населением и властями.
          Каждый был снабжен комплектом добротно фальсифицированных советских документов, красноармейских и трудовых книжек, справок фронтовых госпиталей. Изъятый "общак" включал около полумиллиона рублей, а в то время за сотню можно было купить буханку хлеба на рынке, а в дальнем селе даже не одну.

По разработанной в разведцентре легенде, "военнослужащие Красной армии" добирались домой после излечения в госпиталях на законных основаниях. Рядовой красноармеец Андреев должен был убедить патрули тыловых комендатур, что направляется после ранения к месту жительства в Нижний Тагил для окончательного выздоровления.
         У него был паспорт с нижнетагильской пропиской и штампом от 2 марта 1943 года. С такой распространенной фамилией бывшему чувашскому колхознику нетрудно было затеряться в городе. Приобщенные к уголовному делу изготовленные немцами паспорта хорошо сохранились.
         Настолько качественно они были изготовлены, что даже спустя 70 лет не удалось найти следов ржавления под скрепками. Часто немецкая рациональность подводила заброшенных агентов, так как все советские документы, как правило, носимые у сердца, скреплялись обычными стальными скобами. Через некоторое время от пота и атмосферного воздействия на документах появлялись неизгладимые следы ржавчины, а немецкая сталь в фальшивых документах не ржавела.

То, что целью диверсантов должен был стать и Нижний Тагил, свидетельствует следующее. Погибший в первую ночь высадки тридцатилетний радист Халим Гареев, раненым попал в плен к противнику в середине 43-го, хотя согласно Именному списку безвозвратных потерь личного состава 204-й стрелковой дивизии РККА ошибочно считался убитым и захороненным в братской могиле под Витебском. До войны он проживал в Нижнем Тагиле и там же был призван в армию. Он хорошо ориентировался в тагильских заводах и окрестностях города и поэтому был зачислен в Северную группу.
            По замыслу руководства проекта "Ульм" в Северной группе должен быть еще один тагильчанин, который до призыва в Красную армию и пленения на фронте работал на строительстве Уралвагонзавода.
            Но курсант с украинской фамилией Капинос не добрался до Пскова, будучи отчисленным с тремя другими несостоявшимися агентами-парашютистами в концлагерь по причине злоупотребления спиртными напитками в стрессовом состоянии.
            Выжившие в зимней приуральской тайге диверсанты были осуждены на 15, 10 и 8 лет за измену Родине и принадлежность к немецко-фашистским диверсионно-разведывательным органам, как составной части армии противника. После отбытия наказания вышедшие на свободу П.А. Андреев и Н.К. Грищенко просили власти о реабилитации, однако им было отказано.

Владимир Кашин. На службе у государства. Органы госбезопасности города Нижний Тагил: люди, судьбы, факты. Нижний Тагил: Репринт, 2008.

спасибо


Комментарии   

0 # vasev 2017-10-12 14:50
Фашистские диверсанты в Прикамье

В войну было много слухов о шпионах, которые были посланы в Молотовскую область с диверсионными целями. Диверсантов искали везде, и, что характерно, находили. Некоторые из них были настоящими. Например, обнаружили вражеского агента на пороховом заводе имени Кирова. Чекисты вспоминают: «В начале 1943 года стало известно о том, что рабочий строительного батальона Юнусов частенько спрашивает о цехах южной группы и выясняет возможность перехода туда. На основании этих данных мы стали активно его изучать. В ходе проверки было установлено, что он, находясь на фронте, попал в плен и был завербован немецкой разведкой. Затем был заброшен в тыл для совершения диверсий на одном из оборонных заводов. Проведённые оперативно-след ственные мероприятия подтвердили, что Юнусов — агент немецкой разведки. При допросе в присутствии прокурора Верещагина он сознался, а через некоторое время был арестован и осуждён».

Как диверсия была расценена и страшная трагедия, произошедшая весной 1943 года на пороховом заводе: в течение 6–8 часов от отравления умер 51 человек, все слесари высокой квалификации. Причём Юнусов был разоблачён совсем недавно, а на лето 1943 года был намечен пуск производства пороха для «Катюш» по новой технологии. Но расследование показало, что это был несчастный случай.

Выяснилось, что в одной из поступивших из США партий нитроглицерина по ошибке оказалось несколько бочек этиленгликоля. Они предназначались другому предприятию, но поступили в цех №1. В книге «И память хранить вечно» дальнейшее описывается так: «Один из рабочих вскрыл бочку, налил в стакан содержимое, попробовал и решил, что это ликёр, который по ошибке заслан на завод. Он тут же сообщил об этом другим рабочим. Около бочки образовалась очередь, рабочие стали наливать вёдра и пить стаканами. В это время в цехе был конструктор Николаев, который тоже выпил, но немного. Вскоре у выпивших поднялось давление, появились сильные головные боли, потеря сознания, наступила слепота. Медицина оказалась бессильна оказать какую-то помощь».

Другой настоящий диверсант был снят с поезда на станции Шабуничи осенью 1943 года. О том, что он будет заброшен на Урал, рассказал явившийся с повинной агент германских военных разведорганов. Он же сообщил приметы и фамилию, на которую будут получены фиктивные документы. Шпиона — уроженца Мотовилихи, подготовленного в разведшколе Германии — поймали в ходе тотальной проверки документов во всех поездах, следующих между Свердловском и Молотовым. При нём обнаружили радиостанцию, шифры, расписание связи, деньги и пистолет с полной обоймой. Диверсант полностью раскаялся и почти до конца войны регулярно выходил в эфир и передавал разведданные с Урала, которые ему надиктовывали советские органы. Считается, что это была одна из самых успешных радиоигр НКГБ за годы войны.

Были ли еще диверсанты? Да! Семь диверсантов в феврале 1944 года направлялись в Кизел, но были были выброшены с самолёта в Юрлинском районе Коми-Пермяцкого округа Молотовской области.

В тайге один погиб сразу, повиснув на дереве и не сумев приземлиться, двое застрелились, не выдержав голода и обморожений, четвёртого пристрелили — у него началась гангрена. К лету трое оставшихся в живых диверсантов смогли добраться до жилья и сдаться органам НКВД, не осуществив ни одного террористическо го акта.


Подробнее: https://www.newsko.ru/articles/nk-3037816.html
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить