fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.88 (4 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

С началом Великой Отечественной войны многие работники костромской милиции ушли на фронт. Оставшиеся в тылу охраняли общественный порядок, обезвреживали вражеских диверсантов, вылавливали дезертиров, боролись с бандитизмом…

Первая военная зима в Костроме была очень трудной. В результате раннего ледостава на Волге у города скопилось более 270 судов и барж с оборудованием и эвакуированным населением – около 11 тысяч человек, в том числе 2 тысячи детей. Костромской комитет по обороне направил на разгрузку каравана и спасение замерзающих людей всё свободное от работы население города, воинские и милицейские подразделения. В короткий срок всё оборудование было переправлено на заводы и фабрики, взято под охрану, а эвакуированные размещены по общежитиям и квартирам костромичей.

В эти напряжённые дни старший оперуполномоченный 3-го отделения милиции города Костромы Андрей Квашонкин получил информацию, что на окраине Заволжья, в подвале, скрываются бандиты, которые неоднократно совершали грабежи и убийства и которых давно разыскивали сотрудники уголовного розыска. Кроме дежурного в отделении никого не было, все находились на заданиях или на разгрузке речного каравана. Андрей Сергеевич принял решение самостоятельно задержать бандитов. Поручив дежурному прислать ему помощь, он пришёл к подвалу, в котором засели преступники. Узкая дверь. Тёмный коридор. Уходящие вниз, ступеньки. «Уголовный розыск! Бросай оружие, выходи по одному! – крикнул в темноту Квашонкин и встал сбоку от двери. – Выходи! Вы окружены! По законам военного времени открываем огонь на поражение». Преступники один за другим стали выползать из подвала, бросая оружие и становясь лицом к стене. Внезапно предводитель шайки, увидев, что сотрудник милиции один, выхватил спрятанный под одеждой обрез и выстрелил Квашонкину в грудь. Будучи тяжелораненным, милиционер выстрелами из пистолета вынудил бандитов лечь на землю, но главарь бросился на него с ножом. На выстрелы подоспели сотрудники милиции и военный патруль. Бандиты были задержаны, но Андрей Квашонкин погиб от полученных тяжёлых ран…

Те, кто был призван в милицию взамен ушедших на фронт, не обладали должными профессиональными навыками. И всё же, несмотря на трудности, преступления удавалось раскрывать. Так, в конце 1941 года, было раскрыто убийство женщины. Её тело с 8-ю ножевыми ранами было обнаружено в поле за селом Селище. Оперативно-следственной группе, которую возглавил заместитель начальника городского отдела милиции Сергей Метельков, удалось установить, что у убитой был знакомый шофёр из села Туношна. Тот находился на излечении в Ярославском госпитале. После излечения брал отпуск и приезжал в Кострому. Это уже была зацепка. В дальнейшем выяснилось, что ярославский знакомый с убитой имел близкие отношения. Как только выписался из госпиталя, на попутной машине приехал в Кострому, в Заволжье, попросил гулявшего на улице мальчика, чтобы тот вызвал из дома его знакомую, и та, ничего не подозревая, вышла на «свидание». Нашлись и свидетели, которые видели, как парочка под руку уходила за село Селище…Затем на попутной автомашине убийца уехал обратно в Ярославль. Пришлось долго и упорно трудиться, чтобы собрать воедино все улики и доказательства, найти похищенные ценности погибшей и задержать убийцу.

А весной 1942 года в вечернее время двое неизвестных в военной форме в пьяном виде открыли беспорядочную стрельбу в самом центре Костромы. Местный житель, проходивший мимо со свой девушкой, сделал им замечание. В ответ грянул выстрел – и спутница его была убита. Убийцам удалось скрыться.

Для установления стрелявших уголовным розыском вместе с военной прокуратурой была создана специальная группа. Отрабатывались все воинские части Костромы, проверялись все, кто находился в увольнении, отпусках, выходил в город по служебным делам. По приметам, которые указал свидетель, один из военнослужащих был задержан и опознан. Изъяли его пистолет и проверили на причастность к убийству. Экспертиза дала утвердительное заключение. В ходе следствия задержанный сознался, что действительно стрелял из пистолета и убил женщину, но фамилию своего товарища так и не назвал. Военный трибунал приговорил его к суровой мере наказания.

Пополнение из госпиталей

24 августа 1944 года было образовано УВД по Костромской области. Его первым начальником стал Григорий Волков. До этого Григорий Игнатьевич успел поработать начальником Главного Управления милиции НКВД Белорусской ССР, выполнял важное правительственное задание по эвакуации правительства Белорусской ССР, занимался комплектованием батальона из милиционеров, эвакуированных из Эстонии, Латвии, Литвы и Белоруссии. А с 1942 по 1944 год работал заместителем начальника областного управления милиции Ярославской области.

В то время произошёл резкий всплеск бандитизма. Бандитские шайки совершали вооружённые налёты на магазины, склады, многочисленные кражи, грабежи и убийства. В состав банд входили уголовники-рецидивисты, преступники, бежавшие из мест заключения, дезертиры, лица, уклоняющиеся от мобилизации, бывшие пособники гитлеровцев. Противодействовали им отделы по борьбе с бандитизмом и уголовный розыск. Но в только что образованном управлении и районных отделах не хватало профессионалов. В милицию приходили бойцы и командиры, излечившиеся после ранений, не имевшие опыта работы. Григорий Игнатьевич организовывал обучение новых сотрудников и нередко сам выезжал на задержания или ликвидацию бандитских групп.

Начальником отдела уголовного розыска УВД Костромской области был назначен Александр Кадников, до этого возглавлявший отделение ОУР Костромского горотдела НКВД. Десятки опаснейших бандитов, налётчиков, грабителей были задержаны лично им или под непосредственным его руководством.

В начале 1945 года на дорогах близ села Сусанино появился дерзкий преступник. Он нападал на одиноких путников и грабил их, насиловал женщин. Для его задержания в Сусанинский район была направлена оперативно-следственная группа. Прибыли в Сусанино. Группа совместно с работниками районного НКВД разработала детальный оперативный план. Весь личный состав райотдела, добровольцы из числа охотников взяли под наблюдение дороги, прочёсывали леса и перелески. Местные советские органы власти и председатели колхозов выделили лошадей для патрулирования верхом.

В глухих участках леса были обнаружены три землянки - схрона и прекрасно оборудованное помещение на огромной густой ели, в котором укрывался бандит Маногин, неоднократно судимый, опасный рецидивист. Было установлено наблюдение и за домом в одной из деревень недалеко от Сусанина, в котором проживали его мать и жена. Этот дом был своеобразной «явкой» и «базой» многих преступников. При обыске здесь нашли большое количество награбленных вещей, ценностей, продуктов. Однако ни в лесных тайниках, ни в доме родственников Маногина задержать не удалось. Следы бандита привели в глухое урочище, за десятки километров от Сусанина, в труднопроходимый лес. Здесь было обнаружено последнее логово бандита, которое он также оборудовал на огромной густой ели. Невидимый снизу, там был сколочен небольшой бревенчатый дом. Маногин не успел скрыться, так быстро его окружили. На предложение сдаться ответил нецензурной бранью и открыл огонь из винтовки и револьвера. Со звериной ловкостью, спустился с огромной высоты и попытался скрыться в лесу, но уйти ему не удалось.

В январе 1945 года для проверки оперативной информации был проведён обыск в доме дезертира. В результате в хлеву обнаружена яма, закрытая досками и сверху засыпанная навозом, в которой и прятался с награбленными вещами сбежавший из армии хозяин. При аресте он показал, что его соучастник скрывается у себя дома. Того также обнаружили в подобном тайнике. У арестованного изъяли оружие. А в марте 1945 года в деревне ДОР Петриловского сельсовета был задержан бандит по кличке Лесной, а его подельника, дезертира, оказавшего сопротивление, убили в перестрелке. При нём обнаружили боевую винтовку и револьвер системы «наган» с патронами.

Операция «Медведь»

В начале 1943 года в Солигаличское РОНКВД заявились… три немецких диверсанта. Все они были завербованы сотрудниками абвера из числа советских военнопленных, прошли подготовку в одной из разведывательно-диверсионных школ «Цеппелин Норд».

При себе у них были советские документы: удостоверения личности, военные билеты, более ста тысяч советских рублей, запас продуктов, радиопередатчик, оружие.

Их выбросили на парашютах с самолёта в Ярославскую область, в состав которой тогда входил Костромской округ, в 40 километрах от города Солигалич с задачей – взорвать мост через реку Челсма в районе города Галича. Затем их группа с кодовым названием «Медведь» должна была легализоваться и начать работу: информировать руководителей «Цеппелин Норд» о настроениях людей, устраивать диверсии, проводить акции устрашения населения, уточнять топографические карты, следить за перемещением войск, а также привлекать к сотрудничеству недовольных советской властью.

Но у членов группы были другие планы: сразу же после приземления они, закопав в снегу оружие и снаряжение, на лыжах, без передышки отмахали 40 километров по глубокому снегу и сдались сотрудникам НКВД.

Зная суровые законы военного времени, рассчитывали на снисхождение в случае добровольной сдачи и передачи ценной информации о диверсионной школе. На всех троих немедленно завели уголовные дела. Допрашивали по восемь часов. Один из членов группы, радист Александр не скрывал, что пошёл на сотрудничество с немцами сознательно, чтобы впоследствии сразу же явиться в правоохранительные органы.

Сотрудники НКВД решили не упустить шанс, вступить в игру с немецкой разведкой и питать её дезинформацией. Проконсультировались с московскими коллегами (в это время членов диверсионной группы «Медведь» содержали в «Бутырке»).

Через некоторое время руководители «Цеппелин Норд» получили от «Медведя» радиограмму – приземление прошло успешно. Потом сообщения стали идти регулярно. Группа якобы рассредоточилась по разным населённым пунктам, успешно вела вербовку недовольных советской властью, наладила связь с бандитско-дезертирскими группами, скрывавшимися в лесах. Информация была такой обширной, что руководитель «Цеппелин Норд» решил послать «Медведям» ещё одну группу в помощь. Все шифровки, конечно, составлялись в НКВД.

Ещё в 1943 году все члены группы получили по приговору военного трибунала по 5 лет лишения свободы. На проведение операций выезжали под контролем, потом вновь возвращались под арест. Так, они доставлялись в прифронтовую зону для участия в мероприятиях по выявлению заброшенных абверовских агентов. Новая группа диверсантов была сброшена на парашютах в Солигаличский район летом 1943 года и, разумеется, была сразу же арестована. Но руководитель «Цеппелин Норд» штурмбанфюрер Краусс получил совсем другую информацию – встреча с «Медведем» прошла успешно, обе группы наладили опорную сеть в городах, у них есть база в лесу. Сотрудники НКВД вели «игру» предельно осторожно, ни в коем случае не давая почувствовать фальшь или навязчивость. Рация регулярно «выходила из строя», возникали другие нестандартные ситуации, и связь на время прерывалась.

Об успешной работе диверсионной группы «Медведь» докладывали лично главе абвера Канарису, а по некоторым сведениям, о ней знали и в ставке Гитлера. Полковник Краусс получал поздравления и награды. На деятельность этой группы диверсантов гитлеровцы делали большую ставку.

Во время радиоигры немцы получали строго дозированную и «достоверную» информацию. Случайно сгоревшая конюшня – поджёг, рухнувший прогнивший мост – диверсия, погибшие при ликвидации бандитско-дезертирских групп сотрудники НКВД – акция устрашения.

К концу лета 1944 года «Цеппелин Норд» сбросил в Солигаличский район Костромской области ещё две группы своих агентов – все они попали в руки местных сотрудников НКВД. Но, видимо, на всякий случай членов «Медведя» продолжали проверять: в одной из радиограмм было приказано ликвидировать двух агентов из последней группы, как не вызывающих доверие. Конечно, во время ближайшей радиосвязи было доложено, что те ликвидированы. В результате в начале 1945 года немцы сбросили ещё одну группу, но из-за плохой видимости те приземлились на территории соседней Горьковской области.

А скоро немцам стало не до советского тыла, и в марте 1945 года «Цеппелин Норд» перестал отвечать на вызовы «Медведя». Можно было подводить итоги операции, которая продолжалась 740 дней. Сотрудниками НКВД было арестовано только на территории Костромской области 12 немецких агентов, изъято три пулемёта, миномёт, 30 автоматов и карабинов, 42 пистолета, 28 тысяч патронов, сотни мин, полторы тонны взрывчатки, около полутора миллиона рублей. Деятельность немецкой разведки в регионе была парализована.

Интересный факт: война для Александра – «Медведя» не закончилась в мае 1945-го. После отбывания срока он жил и работал на тихом лесопункте в костромской глубинке. Но время от времени его привлекали к старой «работе»: с его помощью было раскрыто несколько десятков вражеских агентов.

Вадим СИЗОВ

Фото из архива УМВД России по Костромской области

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.