fly

Войти

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня
Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.29 (7 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Бруно Суткус нем. Bruno Sutkus

Бруно Суткус (нем. Bruno Sutkus), урождённый Брониус Суткус (лит. Bronius Sutkus), по советскому паспорту Борис Антонович Суткус (14 мая 1924 — 29 августа 2003) — немецкий снайпер литовского происхождения, воевавший на восточном фронте Второй мировой войны. Официально уничтожил 209 солдат.

Брониус Суткус родился в городе Танненвальде (ныне Чкаловск). По отцу литовец, что означало, что Суткус не являлся немцем по национальности. В 1938 году Суткус вступил в гитлерюгенд, получив звание шарфюрера, в 18 лет стал членом СА. Его отличная способность стрелять была оценена вермахтом, и он получил личную снайперскую винтовку. В 1941 году получил немецкое гражданство. На счету Суткуса 209 подтвержденных пораженных целей, за 6 месяцев (июнь-ноябрь 1944).

С августа 1943 года обучался в снайперском училище в Вильнюсе, в конце декабря 1943 был принят в 68-ю пехотную дивизию. В январе 1945 года стал инструктором в снайперской школе. Смог установить связь с «лесными братьями» в конце войны, но был захвачен в плен советскими войсками. Ему предлагали стать инструктором в советской снайперской школе, обещая амнистировать его и создать ему легенду советского офицера, но Суткус отказался и был отправлен в лагерь военнопленных.

С 1949 по 1971 годы работал в Сибири шахтёром, затем переехал в Вильнюс. После распада СССР читал лекции в военных школах Литвы о действиях снайпера в бою. В 1994 году получил немецкий паспорт. В 1997 году эмигрировал в Германию. Умер в 2003 году.

Награды:

Железный крест 2-го класса (6 июля 1944)
Чёрный знак «За ранение» (7 сентября 1944)
Железный крест 1-го класса (16 ноября 1944
Золотая нашивка снайпера (21 ноября 1944)
Серебряный штурмовой пехотный знак (29 ноября 1944)
Серебряный знак «За ранение» (1 марта 1945)
Упоминался в Вермахтберихт (25 ноября 1944)


Бруно Суткус родился 14 мая 1924 года на окраине Кёнигсберга - в посёлке Танневальде (ныне Чкаловск). Родители мальчика были литовцами, скромными батраками в немецком поместье. Поэтому Бруно, хоть и вырос в Восточной Пруссии, но немецкого гражданства не имел.

С раннего детства Бруно занимался сельским трудом - по мере сил помогал родителям. Вскоре семья переехала в имение Фихтенхое на берегу реки Шешупе, на границе с Литвой (неподалёку от нынешнего Краснознаменска). В марте 1938 года 14-летний Бруно окончил начальную школу и вступил в ряды Гитлер­югенда. Мать особо не радовалась - она была набожной католичкой.

Но Бруно военная подготовка нравилась. Особенно стрельба. На молодёжных соревнованиях парень постоянно брал призовые места. Начальник местного отряда Гитлер­югенда штурмфюрер Зоммер был в восторге от успехов своего воспитанника и выдал ему мелкокалиберную винтовку с изрядным запасом патронов.

Суткус хранил оружие дома и регулярно практиковался в стрельбе - охотился на ворон. Этому занятию он посвящал всё свободное время.

Через два года, когда уже шла война и многих мужчин забрали в армию, молодой Суткус стал работать батраком. Продолжать учёбу не было возможности. В 1940 году, когда Бруно исполнилось шестнадцать, он получил удостоверение личности иностранца, проживающего в Третьем рейхе.

Паспорт гражданина Германии ему не полагался.

Кёнигсберг, Haberberg Posener- Strasse und Haberberger Kirche

Юность контрабандиста

22 июня 1941 года Бруно лично наблюдал, как немецкие войска перешли на другой берег Шешупе - на территорию Литвы, уже оккупированной СССР. Вермахт стремительно наступал по советской земле, но старую границу по реке продолжали охранять. Жителям Восточной Пруссии запрещалось её переходить под страхом смерти.

Кёнигсберг, переулок между Коггенштрассе и Гезекус-платц

Бруно прекрасно знал эти места и принялся промышлять контрабандой. Он доставлял на другой берег зажигалки, мыло, пемзу и прочие необходимые в быту вещи. Обратно, в Пруссию, парень тащил съестное: колбасу, мясо, гусей, кур. В Германии уже давно существовала карточная система с жёстким рационом питания. Нелегальный бизнес приносил Бруно немалую прибыль.

Границу он обычно переходил ночью, таясь от пограничников и ежесекундно рискуя получить пулю. Малейшая невнимательность могла стоить жизни. Но парню адреналин нравился.

Отличный стрелок

В июле 1943 года Суткусу пришла призывная повестка. Её принесли прямо в поле, где работал Бруно. На следующий день он уже был в 22‑м резервном полку в Гумбиннене (ныне Гусев). Здесь он начал военную службу в рядах Вермахта.

Командиры сразу обратили внимание на молодого бойца, который стрелял исключительно метко. Через месяц Бруно перевели в снайперскую школу, которая дислоцировалась в Вильнюсе.

- Нам показали трофейный русский фильм, - вспоминал Суткус, - из которого мы уяснили, что нужно для того, чтобы овладеть профессией снайпера: учиться прицеливаться, определять правильное расстояние до цели, правильно окапываться, умело маскироваться и тому подобное. За пять месяцев мы усвоили в малейших подробностях то, что постоянно должен помнить снайпер.

В январе 1944-го Бруно отправили на Восточный фронт.

Русские спецы

Советская пехота не отличалась особой выучкой. Часто в бой шли совершенно неподготовленные солдаты. Так что счёт побед Бруно Суткуса стремительно рос. Особенно успешно Бруно удавалось “снимать комиссаров”, которые подгоняли атакующих красноармейцев.

Другое дело - русские снайперы. Это была единственная военная специальность, в которой советские солдаты превзошли фашистов. От результативности немецких танкистов, лётчиков и подводников русские отставали на порядок. А вот метких стрелков, умело действующих на поле боя в одиночку, в Красной армии оказалось более, чем достаточно.

Михаил Сурков за войну уложил 702 врага, Владимир Салбиев - 601, Василий Квачантирадзе - 534, Ахат Ахметьянов - 502, Иван Сидоренко - 500, Иван Кульбертинов - 487. И это только “первая шестёрка”.

Кстати, самый известный в России сталинградский снайпер Василий Зайцев завалил 225 фашистов.

Самым результативным немецким снайпером второй мировой войны считается Матиас Хетценауер - 345 убитых. За ним следует Йозеф Аллербергер - 257 побед.

К концу войны на счету Бруно Суткуса значилось 209 уничтоженных солдат и офицеров. Он был четвёртым среди немецких асов. На его груди красовались два знака за ранение и два “Железных креста” (первого и второго класса).

Коньяк для чекиста

Окончание войны Бруно встретил в госпитале города Бургштедт (Германия, неподалёку от Дрездена). Вместе с другими ранеными Суткус попал в плен к американцам. 25 мая 1945-го Бруно отпустили на свободу, и он отправился в Лейпциг, где находилась его мать, эвакуированная из Восточной Пруссии. Отец к тому времени умер.

Лейпциг находился в советской зоне оккупации, и Суткусом сразу же заинтересовался СМЕРШ. Однако мать Бруно дала русскому подполковнику контрразведки взятку: бутылку французского коньяка и золотой перстень с печаткой.

Подполковник выдал бывшему снайперу фальшивую справку, что Бруно все годы войны работал на ферме и посоветовал “валить отсюда куда-нибудь подальше”.

С этой липовой справкой и документом “лица без гражданства, проживающего в Третьем Рейхе”, Суткус снова оказался на свободе.

На родном пепелище

Суткус вместе с матерью решил вернуться в родные края - в Восточную Пруссию. Там он попал в фильтрационный лагерь. Поскольку Суткус числился не немцем, а литовцем, советское командование отправило его в Литву.

Бруно Суткус и медсестра Красного Креста Эрика Ленц, декабрь 1944 года

Бруно устроился работать на ферму. Жизнь была голодная и скудная. Суткуса так и подмывало посмотреть, что происходит в Фихтенхое. Границу между Литвой и Восточной Пруссией в то время охраняли солдаты НКВД - ловили бежавших из советского плена немецких солдат и литовских “лесных братьев”. Но бывшего опытного контрабандиста это не остановило. В декабре 1945‑го он переправился через хорошо знакомую Шешупе...

Фихтенхое лежал в руинах, вокруг - ни души. Бруно направился в соседнюю деревню. Из трубы единственного уцелевшего дома струился дымок. Дверь открыла Иде - довоенная знакомая Суткуса.

- Что ты тут делаешь?! - всплеснула руками женщина. - Русские только что ушли. Они постоянно проводят обыски - ищут оружие и беглых немецких солдат!

Бруно вошёл в дом. На кровати лежал муж Иды - на Восточном фронте он лишился обеих ног. Рядом - его умирающая 12-летняя дочь. Её изнасиловали восемь советских солдат.

- Я им предлагала себя вместо ребёнка, - рыдала Иде, - но они лишь посмеялись надо мной, обозвав старухой...

Оставаться здесь было опасно, и Бруно отправился обратно в Литву.

Пуля в спину

По Шешупе плыли хрупкие льдинки. Бруно разделся и вошёл в воду. Сзади послышались крики “Стой!” Советский патруль! Раздались выстрелы. Пуля обожгла спину Бруно. Выбравшись на противоположный берег, бывший снайпер бросился наутёк.

Истекающего кровью беглеца подобрали литовские “лесные братья”. В отряде его спрятали и подлечили. Через месяц он был уже на ногах.

- Но оставаться там я не захотел, - вспоминал Суткус. - В отряде сильно упал моральный дух, партизаны от отчаяния слишком много пили. Они понимали, что рано или поздно все они погибнут...

Бруно попрощался с партизанами. Он решил вернуться на литовскую ферму.

“Сталин - наш учитель”

К Суткусу неоднократно наведывались сотрудники НКВД - интересовались его прошлым. Помог старый опыт общения со СМЕРШ. Капитану госбезопасности Шелебинасу Бруно презентовал изрядное количество копчёного сала, колбасы и самогонки. Отстали.

В феврале 1946 года в Литве состоялись “всенародные выборы”. Все кандидаты, естественно - коммунисты. Они и заняли все руководящие посты. В честь победы начальство решило организовать демонстрацию трудящихся - выразить признательность “советскому правительству, компартии и лично товарищу Сталину”. Отказ от участия расценивался как саботаж.

Перед демонстрацией Бруно крепко выпил с деревенским мельником Юргелисом. В колонне они шли рядом. Бруно нёс транспарант с лозунгом “Сталин - наш великий учитель”, а Юргелис - плакат “Слава родной коммунистической партии!” Проходя мимо трибуны, Юргелис подскользнулся и рухнул вместе с плакатом в лужу.

Юргелиса немедленно арестовали. Заодно в камеру отправили и его собутыльника Бруно. Однако вскоре выяснилось, что деревня не может долго протянуть без мельника, и пьяницу освободили. За ним вышел на свободу Суткус - держать его в тюрьме одного, без “главного виновника”, посчитали нецелесообразным.

В Сибирь поехал добровольно

Весной 1949 года по Литве прокатились облавы. Всех “неблагонадёжных” высылали в Сибирь.

Бруно Суткус

Бруно тогда сошёлся с сельской учительницей Тони Повелайтис. Уже несколько месяцев они жили вместе. И тут Тони объявили, что она подлежит высылке. Вместе с двумя детьми. По какой причине - непонятно. То ли потому, что её погибший муж сотрудничал с “лесными братьями”, то ли сама Тони ляпнула что-то лишнее о советской власти.

- Она же пропадёт там без меня! - ужаснулся Бруно. - Ей же сорок четыре года, она на девятнадцать лет старше меня, да ещё с детьми! Как Тони будет жить одна, без муж­ской помощи в холодной Сибири?

Суткус бросился в дом, где жила Тони. Женщина сидела на кровати и плакала. Рядом стоял капитан НКВД.

- В Сибири живут только ссыльные? - спросил Бруно молодого капитана.

- Нет, - усмехнулся чекист. - Местные тоже есть.

- Отлично, - кивнул Суткус. - Другие живут, и я проживу. Еду!

Про себя Бруно подумал: рано или поздно всё равно сошлют, так лучше отправиться в Сибирь по своей воле.

Начальник свинарника

Бруно с Тони и детьми поселили в небольшой деревеньке в 200 километрах от Иркутска. Здесь оба начали работать в местном колхозе.

- Мы трудились, как рабы, - вспоминал Бруно. - Получали за свой тяжёлый труд ровно столько, чтобы хватало на еду. Летом 1949 года две семьи ссыльных литовцев попытались тайком вернуться в Прибалтику. После месяца скитаний по тайге их поймали и отправили в лагерь. Детей отобрали и поместили в приют.

Бежать из этих мест было крайне трудно. Колхозникам того времени даже не выдавали паспортов. Перемещаться по стране без документов не представлялось возможным.

Суткус работал хорошо. Его не раз отмечало начальство. Вскоре его назначили заведующим свинофермы. Головокружительная карьера!

“КГБ о тебе знает всё!”

В феврале 1956 года Суткуса вызвали в районный центр. Там его ждал офицер КГБ из Иркутска по фамилии Швецов.

- Нам известно, кто ты такой, - без лишних предисловий объявил Швецов и выложил на стол несколько фотографий, где обер-ефрейтор Суткус красовался рядом с немецким генералом Грезом. - Можешь благодарить судьбу. Если бы нам об этом стало известно раньше, ты оказался в тюрьме. Тебя спасла ссылка в Сибирь.

Как ни странно, разоблачение никак не отразилось на жизни бывшего снайпера. Ему даже выдали советский паспорт и разрешили переехать в Иркутск. Бруно устроился работать на угольную шахту.

Многие шахтеры в прошлом служили в Красной армии, но попали в плен к немцам и были позднее “освобождены” советскими войсками. В итоге оказались в ссылке. Город наводняли уголовники. Кражи, грабежи и убийства были обычным явлением. С наступлением темноты мало кто осмеливался выходить на улицу.

“Можешь нас не бояться”

Основную массу преступников составляли бывшие красноармейцы, осуждённые за мародерство в Восточной Европе.

Бруно Суткус с женой Антониной Повелайтис, 1990 год

Их нисколько не интересовала работа, они предпочитали вести преступный образ жизни. После освобождения из лагерей эти люди объединялись в банды и занимались грабежами и убийствами.

Однажды Суткус возвращался домой после ночной смены. В его кармане лежала месячная получка. Дорогу преградили четверо. Суткусу стало ясно, что его хотят ограбить, и он ударил первым.

В отчаянной драке Бруно удалось выбить из рук одного из бандитов пистолет. Бывший снайпер привычно щёлкнул затвором, убедился, что патрон в патроннике и вскинул оружие.

Грабители предпочли спасаться бегством. Пистолет Бруно выбросил.

На следующую ночь Бруно вновь столкнулся с теми же грабителями. Они ждали его у проходной.

- Ты смелый мужик, - осклабился один из них. - Мы тебя знаем и больше не тронем.

“Бандитское слово” они сдержали. Суткус спокойно ходил по ночному городу.

Простые шахтёры

Бруно Суткус, 1971 год

- На шахте все мы, простые шахтёры, были равны, - вспоминал Суткус. - Никакого значения не имели национальность, происхождение или причина высылки в Сибирь. О человеке судили лишь по тому, какой он работник и товарищ. Мы ежечасно смотрели в лицо смерти. Меня шахтёры уважали и называли на русский лад по имени и отчеству: “Борис Антонович”.

В 1969 году официально закончился срок ссылки Тони. Ей разрешили вернуться в Литву. Бруно поехал вместе с гражданской женой, но в Прибалтике ему не дали прописку. Причина: брак с Тони не зарегистрирован официально. Суткус снова вернулся в Сибирь.

Находясь проездом в Москве, Бруно удалось передать письмо в посольство ФРГ с просьбой предоставить германское гражданство. В Иркут­ске бывшего снайпера вызвали в КГБ.

- Это мы решаем, - стучал кулаком по столу майор Сечко, - кому уехать, а кому нет!

Только в 1971 году Тони добилась разрешения на переезд мужа в Литву. Семья воссоединилась.

В родной Германии

Бруно ещё успел поработать в Литве на заводе железобетонных изделий. Дорос до бригадира, вышел на пенсию. Вскоре его жена Тони умерла.

Жизнь стремительно менялась. Литва обрела независимость. В 1991 году Бруно пригласили в герман­ское консульство и вручили ему паспорт гражданина ФРГ.

Утром 29 января 1997 года бывший снайпер отправился в Берлин. Через 52 года после отъезда из Фихтенхое он оказался в родной Германии.

Но долго наслаждаться пенсионной жизнью в Берлине Суткусу не пришлось. В 2003 году он скончался.

А. Захаров

спасибо


Комментарии   

+1 # Seeox 2017-09-09 20:26
Статья из Вики на мой взгляд суховата, например здесь можно почитать подробнее:
http://www.rudnikov.com/article.php?ELEMENT_ID=22573
Ps последнее фото не в кассу
# waffen 2017-09-09 20:34
Спасибо, добавил в пост.
# vasev 2017-09-10 09:58


Вход в здание оккупационной администрации (Новгород, 1941 г.) http://feldgrau.info/2010-09-02-14-48-28/15979-foto-iz-odnoj-serii

+1 # Quatro 2017-09-19 10:00
Германия не забыла своего солдата хоть и на старости лет...Книга очень интересная!

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.