fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

3 сентября 1942 г. дивизии 48 танкового корпуса начали наступление западнее железнодорожной станции Воропоново и к северо-востоку от пос. Елхи, прорвав оборону 33-й гвардейской стрелковой дивизии и 20-й истребительно-противотанковой бригады. 29-я моторизованная дивизия наносила удар на пригород Купоросное, части 14-й танковой дивизии наступали на Ельшанку, имея разграничительную линию с 24-й танковой дивизией на севере по железной дороге Воропоново – пригород Минина, а 24-я танковая дивизия осуществляла прорыв к западу от Воропоново и наносила удар на Питомник. Слева от нее вплоть до реки Царица располагалась 71-я пехотная дивизия 6-й армии.

Польские заложники, включая священника, в ожидании казни. Быдгощ. Сентябрь 1939 г.

3 сентября 1939 г. Польша. Варшава
Приказ военного министра об организации обороны столицы в связи с наметившимся немецким прорывом из «ченстоховской бреши». Группа армий «Север». Немецкие войска 3А отрезали на побережье Балтийского моря группировку польских войск армии «Поможе» в р-не гг. Гдыня и Хель (до 18 тыс. польских солдат). Группа армий «Юг». Штаб немецкой 10А отдал войскам приказ на «продвижение вперед через Варту и переход в беспощадное преследование разбитого противника в направлении Варшавы».

В течение дня с 10:00 в Быдгоще была осуществлена планово подготовленная немецкая диверсионная акция, действия которой приобрели такие серьёзные масштабы, что арьергард войска (штаб 15-й пехотной дивизии) был вынуждены отступить на окраины города с потерями, и только после этого организовать их приходилось буквально штурмовать Быдгощ, борясь с диверсантами.

 

В сентябре 1945 года Япония объявила о капитуляции, положив конец Второй мировой войне. Но для некоторых война не закончилась.
Лейтенанту Хироо Оноде было 22 года, когда его отправили на Филиппины в качестве командира спецотряда по проведению диверсионных операций в тылу противника. Он прибыл на Лубанг в декабре 1944 года, а союзные войска высадились на остров в феврале 1945. Вскоре среди уцелевших оказались лишь Онода и трое его сослуживцев, которые отступили в горы, чтобы продолжить партизанскую войну. Группа выжила на бананах, кокосовом молоке и украденном рогатом скоте, вступая от случая к случаю в перестрелки с местной полицией.

В конце 1945 года японцы прочитали листовки, сброшенные с воздуха о том, что война закончилась. Но они отказались сдаться, решив, что это вражеская пропаганда. Один из товарищей Хироо Оноды сдался в 1950 году, другой погиб, столкнувшись с поисковой группой в 1954. Его последний товарищ, рядовой высшего класса Кинсити Кодзука, был застрелен полицией в 1972 году, когда он и Онода уничтожали запасы риса на местной ферме. Онода остался один и превратился в легендарную фигуру на острове Лубанг и за его пределами.

История таинственного японского солдата заинтриговала молодого путешественника по имени Норио Судзуки, который отправился на поиски «лейтенанта Оноды, панд и снежного человека». 20 февраля 1974 года двое мужчин столкнулись в джунглях Лубанга и крепко сдружились. Норио Судзуки рассказал Оноде о давней капитуляции и процветании Японии, пытаясь склонить его к возвращению не родину. Но Онода твёрдо ответил, что не может сдаться и покинуть место службы без приказа вышестоящего офицера. Судзуки вернулся в Японию и с помощью правительства разыскал командира Оноды. Им оказался бывший майор Императорской армии Ёсими Танигути, уже пожилой человек, работающий в книжном магазине.

Танигути прилетел на Лубанг и 9 марта 1974 года официально отдал приказ Оноде сложить оружие. Спустя три дня Онода сдал свой самурайский меч президенту Филиппин Фердинанду Маркосу и получил помилование за свои деяния на протяжении предыдущих десятилетий (он со своими товарищами убили около 30 человек за время партизанской войны). Онода вернулся в Японию, где его встретили как героя, но решил переехать в Бразилию и стал скотоводом. Спустя десять лет он вновь прибыл в Японию и основал общественную организацию «Школа природы» для воспитания здорового молодого поколения.

Что касается искателя приключений Норио Судзуки: вскоре после нахождения Оноды, он нашёл панд в дикой природе. Но в 1986 году Судзуки погиб в лавине в Гималаях, продолжая поиски снежного человека. Онода скончался в 2014 году на 92-ом году жизни.

 

Филипп Афанасьевич Ершаков - генерал-лейтенант, командующий 20-й Армией

Севернее Киевского котла развернулось Вяземское сражение. Неповоротливость механизма оперативного реагирования на изменение обстановки и здесь сыграла свою роль - 4 советские армии оказались в окружении. Одной из них командовал генерал-лейтенант Ершаков, герой обороны Полоцка и Великих Лук, задержавший стремительное продвижение немцев на 35 дней

При выходе из окружения в районе Сухиничей находился штаб армии, вводя в образовавшуюся брешь войска, командарм до последнего руководил "коридором". Вывести удалось около трети всех войск, после чего коридор захлопнулся. В плен был захвачен и сам Филипп Афанасьевич. В плену он вел себя достойно - посмотрите как он был захвачен, не снимая наград и знаков различия. На третьей фотографии он снимается для лагерной учетной карты - после ужасов этапирования и содержания у него хвататет сил небрежно улыбнуться.

По свидетельствам пленного майора Никитина, руководителя 5-го отдела штаба 99-й стрелковой дивизии, прошедшего тем же этапом в лагерь Хаммельбург в 1942 году, в местах содержания военнопленных-командиров - Честнохов, Новоград-Волынский, кормили гнилым горохом и просом, хлеба давали 200-250 грамм. В Германии кормили лучше: поллитра супа-свиной похлебки в день (брюква, морковь, капуста) и 250 грамм хлеба. Это пришлось пережить и Ершакову. В 1942 году его сердце не выдержало условий содержания..

После смерти, за отказ сотрудничать с немецким командованием, была выпущена агитационная брошюра, порочащая поведение Ершакова. Якобы он вел антисоветские разговоры среди бойцов, критиковал армию и жизнь. Это был один из приемов склонения офицеров к сотрудничеству - шантаж выпуском подобных материалов. Его действие сполна прочувствовали на себе Понеделин и Кириллов (пожалуй, самые известные военнопленные генералы 12-й Армии, попавшие в плен одновременно под Киевом), расстрелянные в 1950 году главным образом за агитационные фотографии во время приема пищи в лагере. Однако смысл выпускать подобную брошюру после смерти генерал-лейтенанта не ясен (фото 4)

Этот материал долго припоминали Ершакову, обвинения с него сняли лишь после 1991 года

 

Павел Данилович Артеменко, генерал-майор, замкомандующего 37-й Армией по тылу

За 20-30-е годы участник Красного партизанского движения, Красной гвардии, Павел Данилович, прошел две полковые школы командного состава, одно время преподавал сам, прослушивал курсы "Выстрел" и КУКС при Генштабе РККА. Недавно переведенный в августе 1941 года с должности стрелкового командира на начальника тыла армии, в Киевском котле попадает в плен. После пленения 27 сентября, этапирования в сборный офицерский лагерь "Владимир-Волынский" - через него прошли все пленные высшие офицеры - по всей видимости за "тревожное поведение" переведен в 73 концлагерь возле Нюрнберга, позже в крепость с особыми условиями содержания Вейсенберг (просто так в эти учреждения высшие офицеры не попадали)

По фотографиями видно, что генерал-майор был плотно сложен, однако к 1945 году приобрел дистрофию вследствие условий содержания. После возвращения на родину арестован, в страшном для многих тысяч командиров, оказавшихся в плену 1950-м году, приговорен к расстрелу. Ситуация с его сдачей в плен сложная - в 2001 году по заключению Главной военной прокуратуры обвинение 1950 года признано законным, однако уже в 2004 году, генерал-майора Артеменко реабилитируют

 

Акт о капитуляции Японии. 2 сентября 1945 года

Акт о капитуляции Японии. 2 сентября 1945 года церемонией капитуляции Японии на борту американского линкора «Миссури» закончилась Вторая мировая война.

 

Речь рейхсканцлера А. Гитлера в Рейхстаге 1 сентября 1939 г.

Речь рейхсканцлера А. Гитлера в Рейхстаге 1 сентября 1939 г.

Депутаты германского Рейхстага!

В течение долгого времени мы страдали от ужасной проблемы, проблемы созданной Версальским диктатом, которая усугублялась, пока не стала невыносимой для нас. Данциг был — и есть германский город. Коридор был — и есть германский. Обе эти территории по их культурному развитию принадлежат исключительно германскому народу. Данциг был отнят у нас, Коридор был аннексирован Польшей. Как и на других германских территориях на востоке, со всеми немецкими меньшинствами, проживающими там, обращались всё хуже и хуже. Более чем миллион человек немецкой крови в 1919-20 годах были отрезаны от их родины...
...Я должен заявить определённо: Германия соблюдает свои обязательства; нацменьшинства, которые проживают в Германии, не преследуются. Ни один француз не может встать и сказать, что какой-нибудь француз, живущий в Сааре, угнетён, замучен, или лишен своих прав. Никто не может сказать такого...
...Была сделана попытка оправдать притеснения немцев — были требования, чтобы немцы прекратили провокации...

...Я объявил, что граница между Францией и Германией — окончательна. Я неоднократно предлагал Англии дружбу и, если необходимо, самое близкое сотрудничество, но такие предложения не могут быть только односторонними. Они должны найти отклик у другой стороны. У Германии нет никаких интересов на Западе, наши интересы кончаются там, где кончается Западный Вал...
...Я особенно счастлив, что могу сообщить вам одну вещь. Вы знаете, что у России и Германии различные государственные доктрины. Этот вопрос единственный, который было необходимо прояснить. Германия не собирается экспортировать свою доктрину. Учитывая тот факт, что и у Советской России нет никаких намерений экспортировать свою доктрину в Германию, я более не вижу ни одной причины для противостояния между нами. Это мнение разделяют обе наши стороны. Любое противостояние между нашими народами было бы выгодно другим. Поэтому мы решили заключить договор, который навсегда устраняет возможность какого-либо конфликта между нами...

...Я предназначен, чтобы решить: первое — проблему Данцига; второе — проблему Коридора, и третье — чтобы обеспечить изменение во взаимоотношениях между Германией и Польшей, которая должна гарантировать мирное сосуществование. Поэтому я решил бороться, пока существующее польское правительство не сделает этого, либо пока другое польское правительство не будет готово сделать это...

...Прошедшей ночью польские солдаты впервые учинили стрельбу на нашей территории. До 5.45 утра мы отвечали огнем, теперь бомбам мы противопоставим бомбы. Кто применяет боевые газы, пусть ждёт, что мы применим их тоже. Кто придерживается правил гуманной войны, может рассчитывать, что мы сделаем то же самое. Я буду продолжать борьбу против кого угодно, пока не будут обеспечены безопасность Рейха и его права.

 

Польские эсминцы во время операции «Пекин». Снимок с борта «Блыскавицы». За ней следуют «Гром» и «Бужа».

С 29 августа по 1 сентября 1939 г. поляки провели операцию «Пекин» - эвакуация части польского военно-морского флота — эсминцев «Бужа», «Блыскавица» и «Гром» — с Балтийского моря в воды Великобритании, союзной Польше, осуществлённая за несколько дней до начала Второй мировой войны. Кораблям было приказано следовать в британские порты и в случае начала войны Польши с Германией действовать совместно с Королевским флотом. Операция увенчалась успехом, позволив спасти эсминцы от неминуемой гибели в водах Балтики.

 

Кинорежиссер Лени Рифеншталь (Helene «Leni» Riefenstahl, 1902—2003) смотрит на расстрел жителей города Коньске (Końskie) в Польше. 12 сентября 1939 года.

Кинорежиссер Лени Рифеншталь (Helene «Leni» Riefenstahl, 1902—2003) смотрит на расстрел жителей города Коньске (Końskie) в Польше. 12 сентября 1939 года.

Справа от Рифеншталь стоит мужчина — очевидно, из ее киногруппы.
Рифеншталь со своей съемочной группой приехала в Коньске во время Польской кампании. В день её приезда польские партизаны убили в Коньске четырех немецких солдат. Через два дня после этого солдаты вермахта пригнали на рыночную площадь местных мужчин-евреев и заставили их копать могилы для убитых немцев. Среди евреев, копавших могилы, возникла паника, так как они подумали, что копают могилы для себя, и солдаты начали стрельбу. При этом было убито 19 человек и многие ранены. Фото из альбома немецкого солдата, который сфотографировал Рифеншталь во время расстрела и указал в подписи, что Рифеншталь вскоре после этого упала в обморок.

 

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ НАЧАЛ ВТОРУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ

Именно таковым представлял себя в своих мемуарах бывший сотрудник СД Альфред Науйокс, считая, что имеет на это полное право. В 1939 году он принял самое деятельное участие в провокации, давшей Гитлеру формальный повод для нападения на Польшу. Впрочем, в архиве бывшего эсэсовца не только эта операция.

На юге Польши в Силезском воеводстве расположен г. Гливице. Население — чуть больше 200 тыс. По европейским меркам — средней величины город. Гордость города и его достопримечательность — вышка-антенна высотой 111 метров, самая высокая деревянная конструкция в мире, являющаяся частью местного музея радио. Каждый год в город приезжают тысячи туристов. Молча ходят они по территории местной радиостанции, превращенной в музей. Страшные катаклизмы XX века пощадили город. Вышка и прилегающие к ней постройки сохранились в нетронутом виде с момента их постройки в 1935 году. Но не история развития радио привлекает сюда людей. Именно здесь, в Гливице (в 1939 году город назывался Глейвиц) началась Вторая мировая война, именно здесь прозвучали ее первые выстрелы.

В 1939 году в Европе пахло порохом. Пока дипломаты состязались в «искусстве возможного», в германском штабе верховного командования разрабатывался план «Вайс», предусматривающий нападение на Польшу. В конце лета 1939 года во второй половине августа вермахт начал тайно проводить мобилизацию. Дело оставалось за малым, нужен был повод для войны, т.н. casus belli. Этим поводом стала осуществленная СД провокация, вошедшая в историю как «Глейвицкий инцидент», осуществленная под непосредственным руководством Альфреда Науйокса.

Альфред Науйокс родился в 1911 году и по причине малолетства не успел повоевать на фронтах Первой мировой. Вероятно, он был бы неплохим солдатом, ибо обладал всеми необходимыми для этого качествами: он был смел, склонен к авантюрам, любил спорт (занимался любительским боксом). Ища себе место в послевоенной Германии, Науйокс поступил в Кильский университет на факультет машиностроения. Но его буйная натура искала другого.
В конце 20-х годов Науйокс сошелся с нацистами, проникся их идеями. Его агрессивность теперь находила отдушину в многочисленных уличных потасовках, которые нацисты устраивали со своими политическими противниками. Он стал настоящим бичом левых. В этих первых «боях» Науйокс получил свои первые раны, огнестрельные и ножевые, следы которых он с гордостью носил всю оставшуюся жизнь.
В 1931 году отчаянного бойца представили Гейдриху, шефу создаваемой службы безопасности СС — СД. Знакомство переросло в дружбу. По совету старшего товарища Альфред вступил в СС. Вскоре Гейдрих сделал Науйокса своим доверенным лицом, своею правой рукой.

Весной 1939 года началась операция по дискредитации Польши. В германской прессе печатались статьи о притеснениях польских немцев. Политики в своих речах постоянно призывали оказать помощь угнетаемым в Польше соотечественникам. Эмигранты из Польши со слезами на глазах рассказывали о «гнусностях», творимых поляками в отношении немцев. Ребята из министерства Геббельса деловито снимали эти откровения на пленку, а затем эти кинокадры показывали во всех кинотеатрах рейха.
Ремарка. Справедливости надо отметить, что не все было ложью, не все «откровения» были постановочными. Дискриминационные действия в отношении немцев в Польше действительно были, и довольно серьезные, чем искусно пользовалась гитлеровская пропаганда.
Апофеозом развернутой кампании должны были стать нападения польских националистов на немецкие населенные пункты. Операция «Гиммлер» предусматривала имитацию 3-х таких нападений: на лесничество в Бычине, на таможенный пункт в Хохлиндене и на радиостанцию в Глейвице. Последнему в операции отводилось центральное место.

За две недели до дня «Д» Науйокс и семеро его подручных прибыли в Глейвиц и поселились в местной гостинице. 25 августа пришла телеграмма: «Бабушка захворала». Боевики начали переодеваться в польскую одежду, раскладывая по карманам польские деньги и мелкие предметы обихода, изготовленные в Польше. Ждали только команды к началу операции. Но вместо телеграммы «Бабушка скончалась» раздался звонок от Мюллера: «Поездка откладывается». Нападение на Польшу было отменено Гитлером в самый последний момент. Не до всех Мюллер смог дозвониться. Одна группа просочилась через границу и «выполнила задачу»: с польской стороны обстреляла немецкий таможенный пост. Гиммлер устроил подчиненным разнос.

«Бабушка умерла» вечером 31 августа. Восемь человек по одному вышли из отеля и расселись по машинам. Без нескольких минут 8 автомобили подъехали к зданию радиостанции, команда Науйокса рванулась внутрь. Находящиеся в студии сотрудники, увидев направленные на них пистолеты, подняли руки. Переводчик зачитал в микрофон текст, призывающий всех поляков сплотиться против ненавистной Германии, начать борьбу и уничтожать каждого немца, оказавшего хоть малейшее сопротивление. Науйокс создал подходящее звуковое оформление, несколько раз выстрелив во время чтения прокламации в потолок. Выполнив задачу, группа ретировалась. На пороге радиостанции остался труп. Согласно плану операции Мюллер должен был обеспечить каждый инцидент подходящим количеством «застреленных польских бандитов» (в документах они проходили как «консервы»). В Глейвице был «застрелен» силезский поляк Франтишек Хонек — первая жертва Второй мировой войны.

Той же ночью Науйокс и его команда выехали в Берлин. Навстречу им нескончаемым потоком шли воинские части.
На следующее утро о происшествии в Глейвице писали все мировые газеты. В 10 часов утра Гитлер произнес в рейхстаге речь, обвинив Польшу в нападении на немецкий город, и призывал немецкий народ не сносить молчаливо этот позор. В то время как фюрер витийствовал на трибуне, на польские города уже падали бомбы.

В 1939 году в структуре СД появился технический отдел — «группа VI-F», и Науйокс, как некогда изучавший технические дисциплины, был назначен ее руководителем. Отдел занимался изготовлением фальшивых паспортов, удостоверений личности и всевозможных пропусков для сотрудников СД, работающих за границами рейха. Однажды Гейдрих вызвал своего протеже и поделился с ним своей гениальной задумкой: создать в Берлине высококлассный публичный дом для высших государственных чиновников, иностранных дипломатов и журналистов. Лучшая кухня, прекрасные напитки, изысканная обстановка и первосортный «обслуживающий персонал». Науйокс недоумевал, какое отношение имеет он и его отдел к создаваемому борделю? Гейдрих пояснил: «салон» должен стать источником информации, и на руководителя «группы VI-F» возлагается задача по технической реализации этого замысла.

На тихой улочке Курфюрстендам было найдено подходящее здание, где провели капитальный ремонт и перестройку. В двойных стенах установили 48 микрофонов, а в подвале дома — записывающую аппаратуру, около круглосуточно дежурили сотрудники СД. В спальнях и будуарах поставили скрытую фотоаппаратуру. Руководитель криминальной полиции (V отдел РСХА) группенфюрер СС Артур Небе подобрал в штат «высокопрофессиональных сотрудниц». По имени бандерши заведение стало именоваться «салоном Китти». Салон быстро стал популярным. Дипломаты, консулы и атташе, сотрудники иностранных посольств и германского МИДа, чиновники высшего ранга стали его завсегдатаями.

Не считал для себя зазорным расслабиться в «салоне Китти» и его «крестный папа» — Рейнхард Гейдрих. Перед тем как дать волю своим чувствам, он отключал всю аппаратуру в номере. В отличие от других постояльцев, он знал, где она располагается и как приводится в нерабочее состояние. Но отключенную аппаратуру можно было включить из подвала, непосредственно из студии звукозаписи. Этого Гейдрих не знал. Науйокс не счел нужным довести до своего начальника эту маленькую техническую подробность, придававшую работе руководителя «группы VI-F» привкус пикантности.
Первые прослушанные записи лишили Науйокса сна. Расслабленный Гейдрих хвастался, как избавляется от ставших ненужными или опасными сотрудников. Альфред понял, что ни близкие отношения с шефом, ни участие в тайных операциях не являются гарантией безопасности. Наоборот, обладание определенными знаниями может стать смертельно опасным для их носителя. Науйокс решил обезопасить себя и начал собирать компромат на своего шефа и благодетеля.

В конце 1940 года в оккупированной Голландии гестапо арестовало некоего Таккера, скупавшего золото. Третий рейх, ведущий войну за столь необходимое немецкому народу жизненное пространство, испытывал острую нужду в золотовалютных резервах, и всякого рода спекуляции с валютой относил к разряду тяжелейших преступлений. В ходе обыске в квартире Таккера было обнаружено золото в количестве, вполне достаточном для возбуждения уголовного дела. Таккер, перед которым замаячила вполне реальная перспектива сменить квартиру в Берлине на барак в концлагере, на первом же допросе назвал лицо, в чьих интересах он скупал драгметаллы: Альфред Науйокс. Немного поколебавшись, Мюллер пошел ва-банк и дал команду на проведение обыска в берлинской квартире близкого друга начальника РСХА, и как оказалось, не прогадал. Золота гестаповцы не нашли, но зато было найдено нечто более ценное, на что шеф гестапо и не рассчитывал.
На следующее утро у Мюллера состоялся разговор с Гейдрихом. Тот поинтересовался, на каком основании гестапо делает обыски в квартирах сотрудников СД. Выдержав первый удар, Мюллер выложил Гейдриху козырного туза — пленки с записями его пьяных откровений, сделанные Науйоксом в «салоне Китти». Настроение у шефа РСХА резко испортилось.

За совершение поступков, несовместимых с честью офицера СС, штурмбанфюрер Науйокс был разжалован в рядовые и уволен из СД. Член «старой гвардии», участник многих секретных операций (нападение и разгром испанского посольства в Берлине в 1936 году, Глейвицкий инцидент, операция «Венло», операция «Бернгард», «салон Китти»), один из первых, получивших Железный Крест I класса, Альфред Науйокс был отправлен в дивизию СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» искупать свою вину на поле боя. Командующему дивизией генералу Зеппу Дитриху Гейдрих написал письмо, в котором характеризовал рядового Науйокса как храброго солдата, отлично подходящего для выполнения особо важных заданий, связанных со смертельным риском. (Читать между строк: угробить, и как можно скорее.) Не суждено было Альфреду Науйоксу войти в историю специалистом по секретным операциям №1. Он сошел со сцены. В 1943 году вакантное место занял выходец из Вены Отто Скорцени.

Спас Науйокса… Гитлер, незадолго до того отдавший распоряжение, согласно которому ни один носитель высших секретов рейха (а Науйокс несомненно был таковым) не должен принимать участия в операциях, связанных с риском попасть в плен. После смерти Гейдриха (который все надеялся, что его протеже сложит голову за фюрера и рейх на Восточном фронте) Науйокс был переведен в Бельгию. Числясь в штате оккупационной экономической службы, он занимался поиском участников Сопротивления в Бельгии, Дании и Голландии. В октябре 1944 года сообразительный Науйокс перебежал к американцам и стал бороться против внезапно ставшего ему ненавистным режима. На Нюрнбергском процессе Науйокс выступил в качестве свидетеля и подробно рассказал о своем участии в Глейвицкой провокации, благодаря чему у III рейха на одну тайну стало меньше.

Впоследствии мелкий коммерсант Науйокс жил в Гамбурге, опубликовал свои мемуары. Умер в 60-х годах. По воспоминаниям соседей, от угрызений совести он не страдал

 

"День объявления войны немцами России, 22 июня 1941 г., так сильно подействовал на все мое существо, что на другой день, 23-го, я послал заказное письмо Богомолову [советский посол во Франции], прося его отправить меня в Россию для зачисления в армию, хотя бы рядовым."

1 сентября 1876 года, в Тамбове родился русский военачальник, участник Русско-японской, Первой Мировой и Гражданской войн, автор многих военных трудов, генерал-лейтенант Пётр Семёнович #Махров

Окончил Минскую гимназию, Виленское пехотное юнкерское училище и Николаевскую академию Генерального штаба (1907). Из училища выпущен в 117-й пехотный Ярославский полк.

Ещё во время занятий в академии во время Русско-японской войны Пётр Махров по собственному желанию уехал на фронт — в 3-ю Маньчжурскую армию, где «за отличия в делах против японцев» получил ряд боевых орденов.

После окончания академии служил помощником старшего адъютанта штаба Виленского военного округа. 3 апреля 1912 г. Махров был назначен старшим адъютантом штаба 13-й пехотной дивизии в Севастополе.

В начале Первой Мировой войны в 1914 г. капитан Махров временно исполнял должность начальника штаба 34-й дивизии. С сентября 1914 г. служил сначала старшим адъютантом в оперативном отделении генерал-квартирмейстера штаба 8-й армии генерала Брусилова, а затем до сентября 1916 г. — и. д. генерал-квартирмейстера штаба 8-й армии.
В оперативном отделении этого штаба под начальством генерала Махрова служили выдвинувшиеся при генерале Врангеле капитаны Коновалов, Шкеленко, Дорман.

В январе 1917 г. полковник Махров был назначен командиром 13-го Сибирского стрелкового полка, который отличился в августе 1917 г. в боях под Ригой. Был награждён Георгиевским оружием с надписью «За храбрость». В сентябре 1917 г. произведен в генерал-майоры и вступил в должность генерал-квартирмейстера 12-й армии.
Махров закончил службу на Германском фронте и. д. начальника штаба Главнокомандующего Юго-Западным фронтом при командующем генерале Стогове, который в январе 1918 г. устроил ему «отпуск по болезни».

Генерал Махров уехал в Полтаву, где проживала его семья. Сначала он всячески хотел уклониться от участия в развернувшейся братоубийственной войне, потому оставался в Полтаве до конца 1918 г. и, когда стали приближаться войска Красной Армии, уехал через Одессу в Крым, чтобы только там вступить в ряды Добровольческой армии.

21 февраля 1919 г. приказом генерала Деникина генерал Махров был назначен заместителем начальника военных сообщений Крымско-Азовской Добровольческой армии генерала Боровского. В апреле 1919 г., после отхода Крымско-Азовской армии на Ак-Манайские позиции и переформирование её в отдельный корпус, генерал Махров сдал свою должность и прибыл в Екатеринодар в распоряжение штаба генерала Деникина. 7 июня 1919 г. он был назначен начальником военных сообщений Кавказской армии генерала Врангеля.

Об этом периоде генерал Врангель позже писал: «Генерала Махрова я знал очень хорошо. Он долгое время состоял в Кавказской армии начальником военных сообщений. Это был чрезвычайно способный, дельный и знающий офицер Генерального штаба. Ума быстрого и гибкого, весьма живой. Он не прочь был поиграть «демократизмом».

24 января 1920 г., в связи с расформированием Кавказской армии и передачей её частей в новую, Кубанскую, армию генерала Шкуро, генерал Махров продолжал оставаться начальником военных сообщений при генерале Шкуро. 21 февраля 1920 г., когда отступление Белых армий Юга России приняло катастрофический характер, генерал Деникин предложил генералу Махрову немедленно вступить в должность генерал-квартирмейстера штаба ВСЮР. На новой должности генерал Махров обнаружил, что начальники оперативного, разведывательного и других отделений не соответствуют своим должностям, и приступил к переформированию штаба, опираясь на молодых офицеров Генерального штаба, таких, например, как Шкеленко, Колтышев, Дорман, Коновалов. Было очевидно, что генерал Деникин готовит замену своему начальнику штаба генералу Романовскому. 16 марта 1920 г. генерал Махров был назначен начальником штаба ВСЮР на место генерала Романовского.

Генерал Махров был участником Военного совета, собранного по приказу генерала Деникина в Севастополе 21—22 марта 1920 г. для избрания нового Главнокомандующего. На этом Совете, как отмечает генерал Врангель, генерал Махров первым выступил за продолжение борьбы. 22 марта 1920 г. генерал Врангель был назначен новым Главнокомандующим. Он оставил без перемен штаб ВСЮР и приступил к реорганизации армии на основе «Секретного доклада начальника штаба Главнокомандующего ВСЮР», поданного ему генералом Махровым 8 апреля 1920 г.

8 июня 1920 г. генерал Махров был произведён генералом Врангелем в генерал-лейтенанты и 16 июня того же года назначен военным представителем Главнокомандующего ВСЮР в Польше.
В это время в Польше находились отступившие от Киева части генерала Бредова, отдельные отряды Северо-Западной армии генерала Юденича и многочисленные казаки — перебежчики из 1-й Конной армии Буденного, попавшие в неё во время новороссийской катастрофы. Генералу Махрову было предложено сформировать из этих частей 3-ю Русскую армию. Отдав свой последний приказ по штабу 21 июня 1920 г., генерал Махров выбыл в Польшу.

Однако вскоре после его прибытия 12 октября 1920 г. в Риге был заключён мирный договор между советской стороной и Польшей. Вместо формирования армии генералу Махрову пришлось заниматься устройством и защитой тех русских солдат, казаков и офицеров, которые задержались в Польше после Рижского договора. Генерал Махров оставался представителем генерала Врангеля в Польше до декабря 1924 г. В приказе от 23 декабря 1924 г. генерал Врангель говорил: «Ныне стесненные материальные возможности заставляют меня освободить генерала Махрова от занимаемой должности». В том же приказе генерал Врангель писал: «Генерал-лейтенант Махров был назначен моим военным представителем в Польше ещё в период вооружённой борьбы с большевиками в Крыму и с тех пор непрерывно исполнял эту должность в течение свыше четырех лет, неся огромный и ответственный труд в крайне тяжёлых условиях...»

В 1925 г. генерал Махров приехал в Париж с семьёй, где началась его трудная эмигрантская жизнь. В 1932 г. генерал Махров покинул Париж и уехал в Канны, на юг Франции, где зарабатывал на жизнь уроками английского и русского языков.

Генерал Махров в 30-х годах все больше и больше склонялся к «оборончеству». 12 мая 1953 г. он сам писал своему сотруднику по штабу армии полковнику П. В. Колтышеву: «День объявления войны немцами России, 22 июня 1941 г., так сильно подействовал на все мое существо, что на другой день, 23-го, я послал заказное письмо Богомолову [советский посол во Франции], прося его отправить меня в Россию для зачисления в армию, хотя бы рядовым».
Письмо было процензурировано, генерал Махров был арестован французскими властями и заключён в лагерь Берне. 7 декабря 1941 г. он был освобождён благодаря ходатайству генерала Нисселя, который его хорошо знал по Варшаве.

В начале 1950-х гг. генерал Махров приступил к работе над своими воспоминаниями. Их обширная рукопись — более 700 тетрадных страниц — находится в Бахметьевском архиве Колумбийского университета в США.

Генерал-лейтенант Пётр Семёнович Махров скончался 29 февраля 1964 г. в городе Канны. Похоронен на местном кладбище.

Интересно сложилась судьба двух его младших братьев. Николай Семёнович Махров, дослужившийся до генерал-майора в Русской Императорской армии, в 1918 году пошёл на службу в РККА, дослужился до комбрига, умер в Москве в 1936 году, похоронен на Новодевичьем кладбище. Василий Семёнович Махров, дослужившись до полковника, воевал в рядах Белой армии, эмигрировал в Тунис, где и умер в 1940 году.

Генерал-лейтенант Пётр Семёнович Махров — автор многочисленных статей в «Часовом» и прочих эмигрантских журналах. Ему принадлежат следующие работы: «Военная тайна и военная цензура» (Варшава, 1909); «Балканская война 1912 г.» (Севастополь, 1913); «Применение воздухоплавательных аппаратов на войне» (Севастополь, 1914); «Кто и почему мог похитить генерала Кутепова и генерала Миллера?» (Париж, 1937); «Что нам делать?» (Париж, 1938); «Историческая памятка о Виленском военном училище» (Париж, 1959).

Многие воспоминания генерала Махрова были опубликованы под названием "В Белой армии генерала Деникина".

"В Белой армии генерала Деникина": http://militera.lib.ru/memo/russian/mahrov_ps01/index..
http://www.hrono.ru/biograf/bio_m/mahrov_ps.php

 

Линкор "Роял Оук" на Мальте до войны

Линкор «Роял Оук» на дне Скапа-Флоу на Оркнейских островах.
14 октября 1939 года, с началом прилива, немецкая подлодка «U-47» (командир капитан-лейтенант Гюнтер Прин) благополучно проскользнула на рейд якорной стоянки Скапа-Флоу. В одном из кораблей противника Прин узнал английский линкор «Royal Oak», другим было вспомогательное судно «Pegasus».


«Royal Oak» ввиду своего пожилого возраста использовался как плавучая зенитная батарея, а его мощные орудия должны были прикрывать близлежащую акваторию. В это время на «Royal Oak» было 1200 человек экипажа, 200 из которых находились на вахте. На корабле была введена светомаскировка.
В 1:04 14 октября прозвучал взрыв. Большинство из экипажа корабля решило, что это следствие атаки самолёта. Общая тревога не была поднята. Через несколько минут (в 1:16) раздались ещё несколько взрывов. Корабль начал быстро крениться на правый борт. Один из взрывов повредил систему освещения и громкую связь. Последний взрыв вызвал детонацию одного из погребов. Вспышки и пламя ввели в заблуждение тех, кто уже был на палубе. Создалась иллюзия атаки с воздуха. В 1:29 минут корабль перевернулся и затонул на глубине 30 метров. Погибло 833 моряка. Несанкционированные погружения в месте гибели линкора запрещены, ежегодно проводится церемония поминовения корабля.

 

Надчеканка Монет

Надчеканка, надчекан или контрмарка — нанесение определенного клейма на монету с целью подтверждения её подлинности, продление хождения или обозначение иной смысловой нагрузки.

Надчеканы на монету делались с давних времен. В современных экономических условиях обычно официальный надчекан не производится.

Разделяют надчекан места и надчекан времени. Надчекан места устанавливает "границы" обращения монеты.
Надчекан времени устанавливает срок обращения монеты.

Надчеканы можно условно разделить на следующие группы:

(Надчекан уполномоченных органов власти)
Для различных целей официальными властями устанавливались правила надчекана на монетах. Например, после денежной реформы Алексея Михайловича на ефимках ставились клейма, характеризующие возможность использования данной монеты в качестве денег на территории Руси.

(Системный надчекан) (частный)
В XVIII—XIX веках очень популярно было коллекционирование монет и медалей. Некоторые известные коллекционеры знатного рода изготовляли собственные клейма и ставили их на монеты из собственного собрания, тем самым «показывая» принадлежность данного экземпляра к собственной коллекции.

Несмотря на то, что подобные клейма фактически портили сам экспонат из коллекции, явление было настолько массовым, что клейма именитых коллекционеров изучались и систематизировались.

(Несистемный надчекан)
Встречаются монеты с несистемным надчеканом — механическое повреждение монет, проба использование инструментов, например ювелирных клейм. Монета, в том числе серебряная, подходит в качестве материала для анализа работы механизмов, изображения проб и т. д.

(Фантастический надчекан)
В качестве примера можно привести восьмиугольное клеймо, которое наносилось на серебряные рубли и полтинники с портретом Николая II, с надписью «Низложенiе дома Романовыхъ. Мартъ 1917». Эти фальсификации появились около 1930 года.

 

Концлагеря до Освенцима и Бухенвальда.

Первые концлагеря появились в мире еще задолго до Освенцима и Бухенвальда. Еще в конце XIX века, во время англо-бурской войны, англичане содержали мирных жителей с оккупированных территорий, где люди влачили жалкое существование. Южная Африка, Намибия, Российская и Османская империи – страны, создавшие концентрационные лагеря, в которых погибали люди задолго до Второй мировой. 

Английские концлагеря в Южной Африке 

Идею создания концлагерей, как считают некоторые историки, Третий Рейх позаимствовал у англичан. Именно они первыми построили подобные «лагеря концентрации» во время войны с бурами в 1899—1902. Бурами называли бедных плохо образованных фермеров в Южной Африке. Большинство из них было переселенцами из Нидерландов, и они отказывались подчиняться тоталитарному режиму, царившему на той территории в конце XIX века. Кроме применения тактики «выжженной земли», англичане создали первые концлагеря, так называемые «места спасения» («Refugee»).

По официальной версии, целью колонизаторов было «обеспечение безопасности мирного населения бурских республик». На деле же они просто пытались лишить местных партизан поддержки, сконцентрировав их на ограниченной территории с плохими поставками питания. 

По разным данным, в английских концлагерях, располагавшихся почти по всей оккупированной территории, побывали до 200 тысяч буров. Больше 20 тысяч из них погибли от недоедания или болезней. 

Немецкие лагеря в Намибии 

Создание концлагерей во времена Второй мировой войны вовсе не было для Германии первым опытом. С 1904 по 1908 кайзеровская Германия вела войну на территории современной Намибии. Тогда же немецкое командование пришло к мысли, что использовать рабский труд пленных экономически гораздо более выгодно, чем убивать их. Вскоре плененных местных жителей отправили в концлагеря, где они жили и трудились в нечеловеческих условиях, добывая алмазы и строя железную дорогу.

Результатом политики Германии стало почти полное истребление местного племени гереро и частичное уничтожение племени нама. Всего за четыре года погибли больше 70 тысяч человек. ООН счел уничтожение племен геноцидом и сравнил с холокостом. В 2004 Германия также официально признала свою вину в событиях на юго-западе Африки. 

Российские концлагеря в Баку 

На территории Российской империи концентрационные лагеря появились задолго до ГУЛАГа. Первый из них располагался неподалеку от Баку, на острове Наргин в Каспийском море. В разгар Первой мировой содержались там преимущественно турецкие военнопленные, а также немцы и австро-венгры. Количество пленных в лагере исчислялось десятками тысяч. По свидетельству очевидцев, условия жизни едва ли можно было назвать гуманными: люди спали на голых камнях, голодали и болели тифом. Страдали они также и от нехватки питьевой воды. Каждый день в лагере голод и болезни уносили жизни нескольких десятков человек. 

Концлагеря в Османской империи 

Первые концлагеря, созданные руководством Османской империи, появились в 1915 году и просуществовали вплоть до 1919. Они были призваны содержать группы пленных армян, высылаемых в Сирию и Месопотамию. Один из самых крупных лагерей находился около города Дейр-эз-Зор, куда депортируемые попадали в конце своих маршей смерти.

Условия в этих лагерях были по-настоящему чудовищные. Люди не просто голодали и страдали от болезней, они жили прямо под открытым небом. В концлагерях не было даже элементарных санитарных условий, из-за чего в них постоянно бушевали эпидемии. В 1916 турецкое правительство решило уничтожить лагеря в долине Евфрата и возле Дейр-эз-Зор, где в то время находились около 200 тысяч человек. Людей убивали в пустынях, некоторых, особенно стариков и детей, загоняли в пещеры и сжигали заживо. События тех лет официально были признаны преступлением против человечности, многие же считают их геноцидом.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить