fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (2 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Незадолго до Рождества 1917 года порт американского города Сиэтла стал точкой, на которую было обращено внимание всей страны. Газеты писали о том, что туда приплыл «большевистский корабль», чтобы «поднять знамя русской революции в США». Целую неделю жители города провели в страхе, а администрация города удерживала судно и его команду практически в плену. «Шилка» был первым кораблем молодого советского государства, который доставил большевистских эмиссаров к американским берегам. Хотя большая часть историков сходится во мнении, что причин для страха не было, а горожане сами придумали себе пугало, все было не настолько просто, насколько может показаться. В своей статье, опубликованной в журнале American Communist History, историк Ричард Спенс (Richard B. Spence) рассказывает об этих событиях.

Революция на экспорт

Команда «Шилки» отправилась в США по тайному поручению Владивостокского комитета партии, на его борту была революционная ячейка, возглавляемая опытным агитатором, и большое количество соответствующей литературы. Конечно, в описании подобных событий важен контекст. В конце 1917 года в портовом городе Сиэтле было неспокойно. Рабочие активно проводили стачки, нередко происходили жесткие стычки с полицией, иногда с летальным исходом.

В то же время в результате октябрьского переворота в России власть перешла в руки большевиков, и в стране был установлен первый в мире социалистический режим, основной задачей которого было осуществление мировой революции. Чуть позже, 17-18 ноября, революционеры Владивостока пошли по стопам товарищей и захватили город. Положение их, впрочем, было достаточно шатким, ведь помощи из Петрограда, который находится более чем в 7000 километрах, им ждать не приходилось. Сиэтл же был ближе и доступнее. Возможность того, что на другом берегу океана большевиков встретит дружественный пролетариат, готовый к борьбе, будоражила их умы.Через несколько дней некий «моряк с торгового судна» донес до них весть о том, что рабочие США жаждут из первых рук узнать, что произошло в России. Существует также письмо от неких «американских докеров», которые умоляли владивостокских большевиков послать к ним «каких-нибудь надежных и проверенных людей», которые бы объяснили им ситуацию. Его передал Владивостокскому комитету партии известный большевистский активист Арнольд Нейбут.

Коммунисты Владивостока написали «докерам» ответ и отправили его в Америку с другим известным деятелем коммунистического движения Николаем Крюковым, который считался надежным и проверенным. Он возглавил небольшую группу товарищей, поплывших в Америку по особому поручению на корабле «Шилка». Преодолев океан, попав в опасный шторм, судно причалило в порту Сиэтла у пятого пирса и, по воспоминаниям Крюкова, подняло красный флаг, и его приветствовали с других кораблей. Тем не менее в местной прессе писали, что над «Шилкой» реял обычный российский триколор, а о радости команд других судов ничего не говорилось.

Не ждали

Прибытие «Шилки» не было полной неожиданностью для местных властей. За несколько дней до этого некий информатор сообщил прокурору Сиэтла Клэю Аллену, что большевики намереваются оказать помощь «врагам США». Прокурор уведомил об этом военных и таможню.У властей сразу появилось подозрение, что во всем этом замешан радикальный профсоюз «Индустриальные рабочие мира», подбивавший пролетариат на организацию стачек. Доля правды в этих домыслах была. «Шилка» действительно по тайному поручению владивостокских большевиков доставила пропагандистскую ячейку, которая намеревалась установить контакт с местными активистами рабочего движения. Это позволяет предположить утечку информации из компании Waterhouse, для которой корабль вез груз и штаб-квартира которой находилась как раз на пятом пирсе.

Поэтому на причале «Шилку» уже встречали представители местных властей, которые немедленно задали команде вопросы о том, есть ли у них связи с «Индустриальными рабочими мира» и к какому государству они принадлежат. Капитан корабля Борис Бедель попытался разрядить ситуацию, уверяя американцев, что судно пришло с «дружественным визитом», однако, по воспоминаниям Крюкова, немедленно признал, что представляет ленинское правительство. В тот же день военные постановили, что корабль должен быть конфискован, а его команда блокирована на борту.Одно из первых упоминаний о прибытии «Шилки» появилось на последних страницах вечернего издания Seattle Daily Times. В короткой статье упоминался торговый флаг, компания Waterhouse и то, что это было первое российское судно за два года, пришвартовавшееся в порту города. Политические вопросы в заметке не рассматривались. Однако в тот же день вышел номер газеты Post-Intelligencer со статьей, в которой предполагалось, что большевики, тайно проникшие на корабль, устроили на нем мятеж и захватили его. Профсоюзная пресса восприняла появление «Шилки» как настоящее чудо.

Если верить воспоминаниям Крюкова, судно встречала радостная толпа горожан, а русским морякам по прибытии даже не дали сойти на берег, но это было не так. Пребывание «Шилки» на причале можно разделить на три фазы. Она пришвартовалась 21 декабря, до 23 декабря некоторые из прибывших уже сошли на берег. С 23 по 29 декабря судно было на официальном карантине, и команде было запрещено покидать его борт. С 29 декабря по 8 января 1918 года (день отбытия) русские моряки могли идти, куда им вздумается, но им не рекомендовали посещать аудитории, собрания и произносить публичные речи.

Золото и оружие

Тем временем по городу поползли слухи, что на борту находились пропагандисты и золото на общую сумму 100 тысяч долларов, которое якобы предназначалось для помощи «Индустриальным рабочим мира». Вскоре в прессе появились публикации о том, что членов команды видели с представителями организации и на ее собраниях. Писали, что властям Сиэтла пришлось столкнуться «лицом к лицу с большевистской проблемой на американской почве». Другие газеты сообщали о «ящиках с оружием, нескольких сотнях ружей и мешках с револьверами». Все это было чистой выдумкой, так как в то время еще ни один представитель властей не побывал на судне.Через два дня после прибытия «Шилки» на борт поднялись таможенники с намерением провести обыск. Крюков вспоминает, что на палубе стояло 50 представителей таможни, однако в реальности их было 12. Они сразу же начали искать золото, но не нашли, как, впрочем, и агитационных материалов, которые большевики надежно спрятали. Зато действительно нашли на «Шилке» оружие — несколько ржавых японских ружей и шведских пистолетов, которые находились там на протяжении многих лет.

В тот же день на пирсе появилась небольшая группа людей из «Индустриальных рабочих мира», которые потребовали пустить их на судно, но власти им отказали. После этого они устроили импровизированный митинг и вскоре были арестованы.
Интересно, что военные и таможенники, поместив команду на карантин, упустили одного ее члена — старшину-рулевого Даниила Теранина, который ушел в город за день до этого. Полицейские нашли его на собрании «Индустриальных рабочих мира», выступающего перед 500 собравшимися. Теранина задержали, однако никто не знал, что с ним делать, и моряка передали в местное отделение Бюро расследований, где было установлено, что он не совершил никаких противозаконных поступков, и его вернули на борт «Шилки». Представитель Бюро расследований написал отчет своему начальству, где указал, что корабль не представляет никакой опасности.

Но прессу было не остановить. К 24 декабря «Шилка» стала настоящей сенсацией: «Большевистское судно в американском порту», «Ружья для ИРМ на борту славянского корабля», «Они замышляют восстание» — газеты пророчили начало мировой революции, рассказывали о сговоре команды «Шилки» с немцами, «Индустриальными рабочими мира» и даже ирландскими националистами.

Впрочем, истерия продлилась недолго. Уже к Рождеству Tacoma Times выпустила статью с заголовком «Загадочные большевики в Сиэтле оказались уткой», в которой утверждалось, что СМИ устроили «много шума из ничего», Сиэтл «одурачил сам себя», а власти «устроили панику на пустом месте». Даже таможенники признавали, что им не удалось найти на борту корабля ничего, что бы подтверждало существование какого-либо заговора.

* * *

Шестого января 1918 года «Шилка», погрузив на борт уголь, наконец покинула пятый пирс. Произошедшее забылось нескоро. В одной из статей, вышедших впоследствии, говорилось о том, что хотя на судне не нашли ни золота, ни оружия, его команда «распространила революционный яд» и открыла «прямой путь для тысяч немецких агентов», которые, несомненно, связаны с организацией беспорядков и стачек в Америке. Единственным плодом визита первого советского судна в Сиэтл стали письма американских рабочих Ленину, переданные Крюкову профсоюзом и тайно пронесенные обратно на борт.

Так «Шилка» уплыла в закат и стала легендой. Воспоминания Николая Крюкова о его приключениях определенно искажены временем и идеологическими установками, тем не менее полагать, что визит корабля был совершенно безобидным, тоже неправильно. Тайный большевистский план по налаживанию связей с американскими радикалами существовал. Крюкову и другим членам команды удалось встретиться с ними прямо под носом ничего не подозревавших представителей власти и вызвать нешуточный эмоциональный подъем в их рядах.

спасибо


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить