fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Первая батарея полевой реактивной артиллерии, отправленная на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года под командованием капитана И.А.Флерова

Первая батарея полевой реактивной артиллерии, отправленная на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года под командованием капитана И.А.Флерова, была вооружена семью установками, изготовленными Реактивным НИИ. Своим первым залпом в 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года батарея стерла с лица земли железнодорожный узел Орша вместе с находившимся на нем немецкими эшелонами с войсками и боевой техникой.

1

Френсис Олдхэм Келси Ее первое задание в качестве сотрудника Управления по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов США было довольно простым. Талидомид — медицинский препарат, одобрение на использование которого ей необходимо было выдать, уже имел соответствующую лицензию в Канаде и более чем в 20 странах Европы и Африки. В августе 1958 года от компании-производителя Grünenthal поступило письмо, в котором отмечалось, что «талидомид — лучшее лекарство для беременных и кормящих матерей». И уже к началу 1961 года в Германии талидомид стал самым продаваемым седативным средством. Келси должна была просто подписать бумагу, разрешающую продажу лекарства в США. И все.

Единственным подозрительным обстоятельством было то, что токсикологические исследования в большинстве своем проводились на крысах. При этом лекарство не оказывало на крыс никакого эффекта. Возможно, лекарство крысиным организмом не усваивалось, а значит и токсикологическая экспертиза была некорректной по сути.

В соответствие с установленной процедурой она не могла отказать в регистрации препарата, не имея на то оснований. А срок рассмотрения заявки на сертификацию препарата был ограничен 60 днями. Все, что она могла – затребовать у производителя дополнительную информацию, что позволяло «обнулить» шестидесятидневный счетчик. Каков же был ее ужас, когда вслед за запросом на дополнительные данные токсикологического исследования, в нарушение всяких процедур, ей на личную почту и домашний телефон пошел поток писем и звонков сначала с уговорами, а потом и откровенным запугиванием и угрозами. Компания-производитель, используя свои связи, давила на нее через вышестоящее руководство, ссылаясь на ее низкую квалификацию. Она держалась, шесть раз отклоняя заявку как неполную.

18 ноября 1961 года страшная новость пришла из Германии. Группа исследователей назвала талидомид причиной физических уродств у новорожденных. Малыши рождались без конечностей, многие умирали в течение первого года жизни (более 4000 зарегистрированных случаев).
29 ноября 1961 препарат был снят с рынка Германии.
8 марта 1962 года, после полутора лет борьбы производитель сам отозвал заявку на регистрацию талидомида в США.
8 августа 1962 президент Кеннеди вручил ей премию за выдающуюся гражданскую службу, высшую невоенную награду США. Она стала второй женщиной в истории, удостоенной такой чести.
10 октября 1962 года президентом США был подписан указ об ужесточении контроля в области сертификации пищевых продуктов и лекарственных препаратов. eng

«Она предотвратила рождение сотен, а может быть и тысяч безруких и безногих детей»
The Washington Post

 


Митрополит Хризостом

В годы Второй мировой войны оккупированная Греция была разделена на 3 зоны оккупации: немецкую, итальянскую и болгарскую. Большинство еврейского населения немецкой и болгарской зоны было депортировано в концлагеря Польши и Германии. Депортации практически не затронули евреев, проживавших в итальянской зоне. Ситуация резко ухудшилась с выходом Италии из войны в 1943 году и занятием зоны немецкими войсками.

На греческом острове Закинф проживала небольшая еврейская община в 275 человек. Немцы потребовали от мэра Лукаса Каррера и от митрополита Хризостома составить список всех евреев острова для депортации. Они попросили время на составление списка и начали прятать евреев по горным деревням острова. А когда Хризостом и Каррер наконец предоставили требуемый список, в нем были имена только двух человек — митрополита и мэра. Ни один из членов еврейской общины острова не пострадал — случай исключительный, если сравнивать с другими общинами во всей Европе.

 

Голова немецкого серийного убийцы Фридриха Хаармана.

Своих жертв, по собственным показаниям, он убивал укусом в шею, а затем расчленял. В 1924 году был приговорен к смертной казни через обезглавливание. Из-за своего обещания вернуться после смерти, голову Хаарманна отрубили мечом, который освятили в церкви.

 

11 апреля 1984 года бронегруппа 310 десантировала в десяти километрах юго-восточнее высоты 1379 разведгруппу 312, состоявшую из 22 человек (в том числе два офицера и пятеро сержантов). Это не была обычная штатная разведгруппа: для усиления в 312-ю включили отделение станковых гранатометов АГС-17, двух саперов и одного радиста. В целях маскировки все были переодеты в афганскую одежду.

После 12-часового марша группа около двух часов ночи добралась до отметки 1379. Продвижению мешала гористая местность и то, что идти приходилось при свете дня. Сыграла свою роль и слабая подготовка парней: батальон всего месяц назад прибыл в Афганистан. В результате на марше было несколько солнечных ударов, отчего пришлось израсходовать половину запаса волы.

Учитывая все это, командир разведгруппы лейтенант С.Козлов решил устроить дневку прямо на высоте 1379, благо здесь имелось много расщелин, полупещер и прочих мест, удобных для того, чтобы прятаться.

Вечер 12 апреля принес новые неприятности. Сломалась радиостанция Р-143, а знаний у радиста не хватило ни на то, чтобы ее починить, ни на то, чтобы связаться с центром по Р-159. В результате связь была потеряна.

Когда стемнело, группа все же решила установить засаду. Огневая подгруппа из 14 человек спустилась на две трети с горы, а семь человек подгруппы обеспечения и радист остались наверху.

В полночь на дороге появились десять «Симургов» (небольшие грузовики японского производства, напоминающие наши бортовые УАЗы), мотоциклист и 300 человек пешей охраны.

Командир разведгруппы предпочел в бой не вступать. При пятнадцатикратном превосходстве противника в численности, имея необстрелянных солдат и не имея связи с центром это было бы чистой авантюрой — тем более что в зону огня попадало меньше трети растянувшейся колонны. Душманам дали уйти.

Утром неприятности продолжались. Группу засекли пастухи, но, к счастью, не опознали с большого расстояния как спецназовцев — спасла местная одежда. Хуже было другое: к 11 утра у солдат оставалось по поллитра воды на нос. Командир отослал на поиски воды дозор, который вернулся ни с чем.

В полдень прилетел вертолет: выяснять, почему группа не выходит на связь. По «Ромашке» — радиостанции для переговоров с авиацией — Козлов объяснил, с чем столкнулась группа, а заодно сказал и о караване. Покрутившись немного над высотой, вертолет скрылся, перед тем дав ценное указание «продолжать выполнять поставленную задачу». Ни связь, ни вода от этого не появились. Предстояло выкручиваться самостоятельно.

Первым делом следовало позаботиться о воде. Долго осматривали все вокруг в бинокли, пока не заметили полосу ярко-зеленой растительности. Даже если воды там в открытую не было, можно было надеяться, что водоносный слой лежит не глубоко. Снова был выслан дозор. Солдаты выкопали яму глубиной около 80 сантиметров, и она начала быстро заполняться мутной водой. Одна проблема была решена: главное, что хоть какая-то вода была, а остальное доделает таблетка пантоцида.

В три часа дня 13 апреля в УКВ-диапазоне засекли внутренние переговоры 313-й разведгруппы, находившейся в засаде в 30 км от 312-й. Козлов связался с командиром 313-й Корневым, объяснил ситуацию и попросил в ночное время оставаться на приеме и в случае чего сработать как ретранслятор.

Опять ждали. И вот снова в полночь появился новый караван: впереди — 74 пеших моджахеда, за ними пять «Симургов». Колонна вошла в ущелье, и Козлов решил дать людям из ущелья выйти, а машины — бить. В результате огневого налета «Симурги» замерли, большая часть душманов в них была уничтожена, а те, что вышли из ушелья, укрылись за ближайшим холмом. Под призывы муллы они дважды атаковали правый фланг разведгруппы, но пулеметчик рядовой Батаев всякий раз вынуждал их отступить.

Тогда душманы решили зайти в тыл левому флангу спецназа. Бог знает почему командир подгруппы обеспечения старший лейтенант Мовенко приказал не открывать по ним огня, и душманы успешно проделали задуманное. Лоб в лоб с ними оказалась пара — снайпер Махсудян и пу­леметчик Мамедов. Командиру разведгруппы стоило бы подумать, разумно ли «запаривать» армянина и азербайджанца, и он подумал, но слишком поздно: «пара» кинулась бежать. Моджа­хеды захватили их позицию и принялись бить по АГСам. Положение складывалось аховое. К счас­тью, командир отделения гранатометчиков сержант Фролов в одиночку развернул АГС-17 и буквально смел душманов огнем со склона, спасая всю разведгруппу.

На этом моджахеды «сломались» и больше не пытались атаковать, лишь обстреливая группу из крупнокалиберного ДШК, безоткатного орудия и стрелкового оружия. К пяти утра они и вовсе отступили, унося убитых и раненых, но «забыли» на позиции снайпера, который полчаса терроризировал 312-ю разведгруппу — пока сержант Сычев не влепил ему пулю из своей СВД.

Все пять часов, пока длился бой, 313-я группа была на связи, и через нее ушла просьба выслать вертолеты. Но вертолеты появились только к шести утра — пара Ми-24. Под их прикрытием Козлов осмотрел добычу. Захвачено было много всякого добра, в том числе один «Симург», боеприпасы, оружие, медикаменты.

 

 

 В ночь на 12 июля 1944 года 1-я Бобруйская бригада речных кораблей Днепровской военной флотилии скрытно прорвалась на 20 километров за линию фронта по Припяти в тыл врага. Корабли без единого выстрела и незамеченные противником рано утром высадили в центре Пинска, превращенного врагом в мощный узел обороны, первый эшелон десанта в составе бойцов и техники 1326-го полка 415-й стрелковой дивизии (около 600 человек) и отряда моряков. Высадка была произведена непосредственно на причалы порта.Тяжелые бои за освобождение Пинска закончились утром 14 июля, когда с севера в Пинск ворвалась 397-я стрелковая дивизия 61-й армии и соединилась с десантом.

 

 

Юлиус Шрек (13 июля 1898 г. - 16 мая 1936 г.) — создатель и первый Рейхсфюрер СС (оберляйтер СС).

Родился 13 июля 1898 года в Мюнхене. 1 декабря 1916 года призван в армию. Окончил войну в чине капитана и был удостоен Железным крестом 2-й степени и Баварским орденом «За военные заслуги». После войны участник фрайкора в составе «морской бригады Эрхарда». Затем в 1920 году одним из первых примкнул к нацистскому движению. С 1921 принимал участие в создании СА, а также в организации Stabswache, подразделении СА, которое должно было обеспечивать охрану фюрера во время публичных мероприятий. С 1922 г. — член СС (№ 5).

В марте 1923 возглавил охранную группу Адольфа Гитлера. Принимал активное участие в Пивном путче и после провала был заключен в тюрьму вместе с остальными руководителями партии. Являясь телохранителем и личным водителем Гитлера, Шрек после Пивного путча и вынужденной эмиграции Йозефа Бертхольда 9.11.1923 стал руководителем фактически несуществующей «Ударной группы Адольфа Гитлера» — прообраза СС. В апреле 1925 Гитлер поручил Шреку формирование новой охранной группы. Первоначально отряд состоял лишь из восьми человек и тогда же был переименован в «Охранный отряд» нем. Schutzstaffel, первое подразделение СС. 21.9.1925 Шрек издал «Циркуляр № 1», по которому предписывалось всем местным организациям НСДАП создавать подразделения СС в регионах по 10 человек, а в Берлине — 20 человек.

Шрек внимательно следил за тем, чтобы в СС попадали только специально отобранные люди, соответствующие нацистскому представлению о «нордическом сверхчеловеке». В охранные отряды набиралась в основном молодежь, то есть лица в возрасте от 23 до 35 лет. Новобранцы должны были обладать «отменным здоровьем и крепким телосложением». При поступлении им надлежало представить две рекомендации, а также полицейскую справку о проживании в течение последних пяти лет в данной местности. В апреле 1926 года был заменён вернувшимся Йозефом Бертхольдом. С конца 1927 и до конца своих дней являлся постоянным шофёром и личным телохранителем Гитлера. В 1936 заболел менингитом и 16 мая скончался. Вместо него первым шофером Гитлера стал Эрих Кемпка. Похоронен с почестями 19 мая 1936 в Графинг-Мюнхене. Посмертно получил от Генриха Гиммлера почётное звание бригадефюрера СС, а также в его честь был назван 1-й штандарт СС в Мюнхене.

 

 

 

Русская Африка: как проходила секретная экспедиция Петра I

Два года и 3000 золотых рублей было потрачено на подготовку тайной миссии Петра I. И всё для того, чтобы сделать Россию колониальной державой. Император был уверен - чтобы оформить протекторат над «Мадагаскарским Королевством», нужно лишь несколько боевых кораблей... 

Во время эпохи Великих географических открытий наиболее активными «игроками» стали Испания и Португалия. В XV-XVI веках эти две ведущие морские державы исследовали большую часть Земли и даже юридически разделили земной шар пополам. В XVII веке на мировую морскую арену вышли Англия, Франция, Голландия, которые также желали урвать свой кусок пирога. Так началась борьба европейских держав за захват колоний в Африке, Азии, Америке, Тихом океане. 

В России в то время никто и не думал о далеких землях, но ситуация изменилась с приходом к власти Петра I. Знаменитый царь-реформатор решительно брался за самые смелые проекты, если они могли, по его мнению, принести пользу. Одним из таких авантюрных планов с Петром поделился вице-адмирал Даниэль Якоб Вильстер. Урожденный датчанин, Вильстер был вынужден покинуть флот своей страны и перебраться в Швецию. Но и там он пробыл недолго, в 1721 году он поселился в Санкт-Петербурге и занял административную должность. 

Вильстер внушил Петру, что России нужны свои колонии в Африке, из которых можно извлечь немалую прибыль. Было предложено конкретное место – остров Мадагаскар. К тому времени кроме туземцев там обитали пираты, основавшие поселения для отдыха и починки судов. Чтобы оформить протекторат над «Мадагаскарским Королевством», нужно было лишь несколько боевых кораблей. 

Любопытно, что Швеция также налаживала связи с флибустьерами, которые пытались легализировать свой статус и закрепить занятые земли официально. Но у скандинавов банально не хватило денег. Одним из руководителей несостоявшейся экспедиции был как раз Вильстер. 

Началась подготовка к походу, который сразу засекретили. О планах царя знали лишь наиболее доверенные лица. Коллегию иностранных дел и Адмиралтейство, «набитые иностранцами», не уведомляли. Стратегию путешествия разработали в канцелярии генерал-адмирала Федора Апраксина. Но точное место назначения не знали даже там.

На выделенные из казны 3000 рублей снарядили два 32-пушечных фрегата голландской постройки: «Амстердам-Галей» и «Декронделивде». Корабли килевали, обшивали досками и шерстью. 12 декабря 1723 года под флагом Вильстера фрегаты вышли из Кронштадта в дальнее плавание. Всего через неделю во время шторма флагман получил сильные повреждения и отряд отправился к острову Нарген (современная Эстония). 31 декабря поход продолжился, но 8 января у «Амстердам-Галей» снова открылась течь. Экспедицию пришлось прервать, корабли вернулись в Ревель (современный Таллин). 

Началась подготовка второй экспедиции, но дальнейшие попытки «покорить Мадагаскар» прекратились после смерти Петра. Его наследники больше внимания стали уделять ближайшим землям: Персия, Средняя Азия, Кавказ. Так и вышло, что сильный шторм в суровой Балтике помешал России получить свою колонию в Африке.

А на Мадагаскаре еще долго обитали корсары, от которых осталась интересная достопримечательность: пиратское кладбище Сент-Мари.

 

Руководитель военно-патриотического клуба «Пограничник» Владимир Королев на протяжении 15 лет изучил тысячи страниц архивных документов, встретился с десятками воинов-пограничников, сражавшихся на огненной дуге. «В боях под Курском в общей сложности принимали участие около 40 тысяч пограничников, – рассказывает Королев. – Когда мне в руки попали документы, рассказывающие о подвиге взвода лейтенанта Романовского, я был в шоке. Это курские панфиловцы, их подвиг достоин не меньшей славы».

События происходили 15 июля 1943 года. Лейтенант Александр Романовский возглавил взвод 3-й роты 224-го полка 162-й стрелковой дивизии, сформированной из пограничников, ранее охранявших юго-восточные рубежи СССР. В первые дни фашистского наступления под Курском ему приказали удерживать занимаемые позиции до подхода основных частей.

Захватив господствующую высоту у деревни Самодуровка (сейчас это поселок Игишево Поныровского района), пограничники закрепились. Вскоре начались контратаки врага. Несмотря на более чем десятикратное превосходство противника, советские бойцы не дрогнули. «Лейтенант Романовский, видя большое численное превосходство противника, мог в начале боя оставить занимаемый рубеж, – рассуждает Королев. – Но тогда он оголил бы фланг своего полка, а значит, гитлеровцам открылась возможность нанести удар с тыла наступающим батальонам. Офицер так не мог поступить». Они отражали одну атаку за другой. Но силы были неравны. Фашисты окружили бойцов, многие из которых были ранены. Сражение длилось несколько часов. Когда кончились боеприпасы, горстка героев бросилась в рукопашную...

Когда воины 224-го полка ворвались в Самодуровку, где сражался с врагом взвод Романовского, они увидели на небольшом клочке вспаханной снарядами земли 18 геройски погибших солдат и офицеров. Тело Романовского было буквально изрешечено пулями. Не менее двух сотен немцев нашли свою смерть на высоте, обороняемой горсткой пограничников.

«Существует приказ от 1943 года о награждении бойцов взвода лейтенанта Романовского. Все 18 человек посмертно были представлены к ордену Великой Отечественной войны. ».

Королёв пытается восстановить историческую справедливость. «За всю историю Великой Отечественной было лишь три эпизода, когда геройским званием награждали целые группы. Этот мог бы стать четвертым, – говорит он. – Сейчас мы добиваемся того, чтобы на месте сражения взвода Романовского был установлен памятный знак».

 

Чужая история про разность менталитетов.

Делегация нефтяников одной из стран бывшего СССР приехала во Вьетнам заключать контракт на разработку там нефтяных богатств. Вьетнамцам очень был нужен этот контракт и они обхаживали дорогих гостей как только могли. Они очень старались угодить и даже пили наравне с гостями. А потом наши стали рассказывать анекдоты. И начальник рассказал невероятно смешной анекдот про тещу, упавшую в реку с крокодилами – как же жалко несчастных крокодилов. И все нефтяники начали смеяться (все-таки анекдот рассказал шеф). А когда переводчик объяснил смысл анекдота вьетнамцам, они изменились в лице. И вся группа вьетнамских товарищей встала и вышла. Им очень был нужен этот контракт, но они отказались от него. Во Вьетнаме теща – эта святой человек. Это мать твоей любимой жены. Они не хотели смеяться над этим.


Комментарии   

+2 # Ocheret49 2017-07-17 09:39
По первой истории.Откуда на 8-й день войны в Орше немецкие эшелоны,ведь колея не перешита?Ну никак за этот срок её невозможно перешить.Скорее всего это были наши брошенные поезда с военным имуществом.
+2 # waffen 2017-07-17 11:41
Возможно автор, что-то напутал.

Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.