fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Подвиг «тридцати трех».

В конце августа 1942 года страну облетела весть о мужестве и стойкости 33-х советских воинов, вступивших в неравную схватку с 70 немецкими танками, рвавшимися к Сталинграду. В "Истории Великой Отечественной войны” этому бою посвящено всего несколько строк: "В районе Малой Россошки группа бойцов 1379-го стрелкового полка 87-й стрелковой дивизии 62-й армии в количестве 33 человек в течение дня отбили атаки 70 немецких танков, уничтожив при этом 27 танков, 150 гитлеровских солдат и офицеров. Группу возглавляли младший лейтенант Г.А. Стрелков, младший политрук А.Г. Евтифеев, заместитель политрука Л.И. Ковалев и старшина Д.И. Пуказов”.

А вот как вспоминал о том бое наш земляк Георгий Андреевич Стрелков:

"Впервые поняли мы почем фунт лиха 23 августа, то есть накануне боя, описание которого теперь встретишь во всех работах о Сталинградской битве. В двадцатых числах августа мы, дальневосточники, прибыли под Сталинград. Эшелон выгрузился километрах за пятьдесят от местечка Большая Россошка. Двинулись к передовой. Кругом ковыльная степь, иногда пересекаемая неглубокими балками. Было воскресенье. Мы бодро стучали сапогами по пыльной дороге. Даже не верилось, что впереди идут бои, льется кровь, горит земля. Вдруг на горизонте показалась какая-то точка. С каждой минутой она нарастала, приближалась. Это был самолет странной конструкции. "Рама”, — определили обстрелянные фронтовики. — Ну, теперь берегись!”.

Вскоре показались бомбардировщики. Они шли волна за волной. У них была одна цель — Сталинград. Но упускать такой лакомый кусочек, как мы, они не собирались. Сколько лет прошло, но до мельчайших подробностей запомнил те страшные часы. Такого страха больше никогда не приходилось испытывать. Спрятаться в степи негде, прижались к земле, а на тебя сыплются бомбы. Полегло там нашего брата… От прямого попадания погибла наша техника (я служил в радиовзводе). Отбомбившись и расстреляв весь боезапас, немцы решили еще и потешиться. Включили сирены и с воем пикировали на нас.

Всему приходит конец. Кончился и этот ад. Мы отошли к Малой Россошке. Нам приказали занять высоту 76.3. Немного отдохнули и стали рыть окопы. Закопались глубоко. Как же потом нам помогло.

…Мы ждали. Фашисты появились часов в восемь. Вооружение у нас не ахти какое: винтовки, несколько автоматов, бутылки с горючей смесью, гранаты и одно противотанковое ружье.

Танки шли под красными флагами. Мы обрадовались: свои. Но когда они подошли поближе, разглядели кресты. Младший политрук Евтифеев окончил пехотное училище и умел стрелять из противотанкового ружья. На него была вся надежда.

Когда пишут о нашем бое, обязательно подчеркивают, что мы поклялись стоять насмерть, что мы держались как богатыри. А фронтовые поэты назвали меня орлом, потому что до войны я был пионервожатым и очень любил песню "Орленок”.

В жизни же было все проще.

Несколько раз Евтифеев промахнулся, но потом ему удалось подбить четыре танка. Больше он стрелять не мог, отбил плечо. Кричит мне: "Стреляй!” Я никогда противотанкового ружья в руках не держал, но пришлось на ходу осваивать это оружие. Раз шесть промахнулся, прежде чем подбил два танка. А они все лезли и лезли. Пошли в ход гранаты, бутылки с горючей смесью. Немцы пытались утюжить наши окопы. Но не зря же мы трудились всю ночь. С нами танки ничего не могли сделать, а сами становились добычей наших бойцов. Когда стемнело, мы оставили высоту, отошли к своим. Сколько было танков, сколь мы их подбили, никто не знал. Да и до того ли было нам тогда…

Мы забыли о своем бое, потому что бои шли каждый день. Однажды, это было в конце августа или в первых числах сентября, ко мне подходит офицер: "Стрелков?” — спрашивает. Отвечаю: "Стрелков”. Доставили в штаб. А там наши. Человек восемнадцать набралось. Остальные либо погибли, либо находились в госпитале. Здесь же нам вручили награды. Пятерым, в том числе и мне, орден Ленина. Двенадцать человек получили ордена Красного Знамени, остальные — медали. Кое-кто был награжден посмертно. Помню, прямо в поле на плащ-палатке устроили товарищеский ужин. Дня три отдохнули — и вновь в бой…”

Георгий Андреевич рассказал об одном незабываемом бое. А сколько их было потом — нелегких и памятных на долгих фронтовых верстах к победе. Часто вспоминал он своих боевых друзей-сталинградцев Алексея Евтифеева, Дмитрия Пуказова, Леонида Ковалева, Семена Калиту, Ивана Решенцева, Сергея Прошина, Фахрия Гайнуднова, других однополчан, живых и павших, повторивших на подступах к Сталинграду подвиг 28 героев-панфиловцев. Их стойкость за высоту 76.3 стала предвестником неминуемого разгрома немцев на Волге.

источник


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.