fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.83 (3 Голосов)

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

22 июня

День начала одного из самых беспощадных военных походов в человеческой истории.
Гигантский сдвиг истории, спрятанный в предрассветной дымке воскресного утра.
Целая вселенная советского государства, люди, судьбы которых перепахало до неузнаваемости в тот момент, когда первые снаряды с воем унеслись через границу. Огромный мир по другую сторону, немцы и другие народы, их армии, их семьи и их судьбы, таких же маленьких людей, затянутых в воронку истории. Испугались, поразились, уверились в победе.


И маленькое русское измерение, эмигранты. Эта новость поставила перед их сообществом дилемму морально-нравственного характера, прочертив границу в существовании изгнанников, делившую его на «до» и «после». Были ли равнодушные?
Один в то утро, стряхивая с себя остатки неровного сна, защёлкивал на животе пряжку вермахта. За тысячи километров от фронта, другой обращался в советское посольство с просьбой направить его в действующую армию.
Впереди были только миллионы смертей, разочарование и потери.

9 отрывков о том дне.
Все эти люди были разделены профессией, возрастом, национальностью, местом в обществе.
Все они не знали, что теперь их ждёт.

I
Утром 1.45 побудка. Светает. В 2 часа все готовы. 3.15 часа. Батарея начинает стрелять. Деревня Огородники на другой стороне Буга уже вся горит через 10 минут. Небо стало красным. Наступил день, солнце светит. 5.30. Геббельс читает прокламации Гитлера.

II
Ввиду того что переводчики в отряде слабые, я вызвал из города учителя немецкого языка, отлично владеющего немецким языком, и Лисков вновь повторил то же самое, то есть что немцы готовятся наступать на СССР на рассвете 22 июня 1941 г. Назвал себя коммунистом и заявил, что прибыл специально предупредить по личной инициативе. Не закончив допроса солдата, услышал в направлении Устилуг (первая комендатура) сильный артиллерийский огонь. Я понял, что это немцы открыли огонь по нашей территории, что и подтвердил тут же допрашиваемый солдат. Немедленно стал вызывать по телефону коменданта, но связь была нарушена.

III
В самый первый день, едва только мы пошли в атаку, как один из наших застрелился из своего же оружия. Зажав винтовку между колен, он вставил ствол в рот и надавил на спуск. Так для него окончилась война и все связанные с ней ужасы.


IV
В пятом часу утра нас разбудил гул самолетов. Мы собрались у штабной палатки. В небе над нами медленно летели на восток многие десятки немецких бомбардировщиков. Собственно, о войне никто и не подумал. Решили, что это маневры, либо наши, либо немецкие, и спокойно пошли к реке умываться. И пока мы умывались, на палаточный городок налетели немецкие самолеты и разбомбили наш полк. Примерно 60–70 % личного состава полка погибли или были ранены во время этой первой бомбежки.

V
Ночью перед рассветом я проснулся от сильного шума, производимого сотнями аэропланов, летевших на восток, это были немецкие аэропланы, вылетевшие для бомбардировки пограничных советских войск и аэродромов. Утром мы узнали, что Гитлер объявил СССР войну.

VI
Да, я включаю радио и что же я слышу? — «Самые последние известия с Восточного фронта» — настала моя очередь утратить дар речи, как это было почти со всеми в Германии. Заявление фюрера прозвучало громом среди ясного неба.

VII
Когда [днем 22 июня] шли через северный гарнизон, увидели группу — 7–8 солдат. Мы подошли к ребятам. Они рассказали, что их командир, младший лейтенант, ставил им боевую задачу. Подошел некий капитан и закричал: «Ты что говоришь, сволочь?!» и выстрелил в этого парня из пистолета. Их шпионов, диверсантов была огромная масса. Надо было обратить внимание, что они были одеты в новую нашу форму. Это была в основном форма наших капитанов и майоров. У них был некоторый запас слов. Потом они ездили и на мотоциклах, и на велосипедах. Единственное, что, сколько я их видел, три или четыре человека, они все были одеты с иголочки, чего у нас не было. Так что вот это их выдавало сразу.

VIII
В тот вечер я засиделся у кого-то в гостях, вернулся домой поздно и встал поздно. Включив радио, я услышал сообщение о бомбардировках не то Харькова, не то Киева. Говорили и о бомбардировках других городов. Мне это все показалось чистейшим розыгрышем, выдумкой в духе популярной тогда программы Орсона Уэлса — ну, он еще инсценировал бомбежки Нью-Йорка. Но вскоре пришлось убедиться, что все происходящее — отнюдь не инсценировка.

IX
Это мое первое письмо на фронт! Боже мой, ведь ты перед самым отъездом поговаривал о такой возможности, и вот теперь ты там! Хочу надеяться, что судьба благоволит к тебе и что с тобой ничего не случится.

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.