fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.33 (3 Голосов)

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Генерал Цвигун.

Имя Семёна Кузьмича Цвигуна, первого заместителя председателя КГБ СССР, не забыто, а в 1970-е о нём знали миллионы советских людей. Генерал Цвигун публиковал книги о тайной войне, которую вели советские чекисты с западными спецслужбами. Многие догадывались, кто выступал в роли консультанта любимых телефильмов, таких, как «Семнадцать мгновений весны». Однако лишь спустя много лет открывается возможность благодаря рассекреченным материалам и семейным архивам по-настоящему оценить подлинный масштаб личности этого человека на фоне тех исторических событий, участником которых ему суждено было стать.

1939 год принёс колоссальные перемены в судьбе народов, населявших нашу страну. 1 сентября войска Германии и Словакии нападением на Польшу начали боевые действия в Европе, ставшие прологом Второй мировой войны. Немецкие спецслужбы, используя многонациональный состав населения СССР, ставили задачи по разжиганию национальной вражды, политическому разложению Красной армии и организации повстанческих групп, располагавших оружием, собранным после окончания войны в Польше.
Одной из таких горячих точек на карте СССР стала Молдавия, которая в качестве Бессарабской губернии вошла в состав России ещё в 1812 году по итогам войны с Османской империей. Однако Румыния, воспользовавшись Гражданской войной в России, в январе 1918 года пересекла Дунай и Прут и дошла до Днестра, а Англия, Франция, Италия и Япония в 1920 году признали суверенитет Румынии над Бессарабией. В ответ на это по инициативе легендарного комкора Григория Котовского 7 марта 1924 года в составе Украинской ССР была образована Молдавская автономная область, а 12 октября 1924 года — Молдавская АССР. Официальными языками МАССР были объявлены молдавский, украинский и русский. Столицей республики с 1929 года стал город Тирасполь. В настоящее время большая часть этой автономии входит в состав Приднестровской Молдавской Республики.
Сразу после создания МАССР стали появляться работы румынских националистов по истории левобережья Днестра, в которых утверждалось, что Транснистрия (Заднестровье) — историческая румынская территория, населённая «обрусевшими румынами». В 1932 году после перевода молдавского языка на латиницу в руководстве МАССР возобладали сторонники румынской культуры, что привлекло внимание НКВД СССР, и часть чиновников была арестована. В 1938 году молдавский язык вновь перевели на кириллицу, и началось переиздание школьных учебников.
К этому моменту Семён Цвигун окончил исторический факультет Одесского педагогического института имени Ушинского и работал учителем истории в молдавском городе Кодыма. Он родился 28 сентября 1917 года в селе Стратиевке Чечельницкого района расположенной неподалёку Винницкой области Украины. В 1939 году он, уже директор школы, выступает с лекциями по истории и международному положению в воинских частях. В ноябре того же года по решению ЦК Компартии Украины его направляют на работу в НКВД МАССР. Нетрудно догадаться, что набор дополнительных чекистских кадров, обладающих не только оперативной хваткой, но и глубокими теоретическими знаниями, был связан с подготовкой к возвращению Бессарабии в состав России. Весной 1940 года на советско-румынской границе начались инциденты, а 26 июня 1940 года, после того как Германия разгромила Францию — одну из основных союзниц Румынии, последняя оказалась вынуждена принять советский ультиматум. 28 июня Красная армия вступила в Бессарабию. Новую советско-румынскую границу установили по реке Прут. 2 августа 1940 года был принят Закон об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики (МССР), в которую вошла большая часть Бессарабии и МАССР. Интересно, что Кодымский район оказался при этом в составе Украины.

Основным противником молдавских чекистов была Сигуранца — тайная спецслужба Румынии. Создал её и возглавлял с 1924 по 1940 год потомок запорожских казаков Михаил Морузов, создавший лучшую спецслужбу в Европе. Агенты Морузова проникли во все посольства в Бухаресте, а его личный автомобиль Mercedes Benz был оборудован записывающим устройством и даже радиостанцией. С 1936 года Морузов стал открывать учебные заведения по подготовке разведчиков: секретарей-машинистов, телеграфистов, радистов, экспертов по фото- и видеотехнике, а также специалистов по дактилоскопии. Личный кабинет Морузова был оборудован множеством записывающих устройств и носителей (кассеты и пластинки), прозрачных зеркал, приборов наблюдения (различных перископов) и чувствительных фотоэлектрических датчиков. Характерно, что в число информаторов Морузова входили не только аристократы, политики и военные, но и учёные. Так, историческими изысканиями в духе румынского шовинизма занимались бывшие премьер-министры Румынии Александру Вайда-Воевод и Николае Йорга.
Но чекисты под руководством наркома внутренних дел МССР майора госбезопасности Николая Сазыкина подозревали румын не просто в проведении подрывной антисоветской деятельности, но и в поддержке троцкистских организаций — как за границей, так и на территории Советской России. Например, газета «Правда» от 21 июля 1937 года в статье «Шпионский интернационал» писала:
«Выполняя задание обер-шпиона Троцкого, Гелертер, с ведома румынской разведки (Сигуранца), широко развернул работу своей группы (Партия унитарных социалистов). Эта троцкистско-шпионская шайка всячески срывает создание единого фронта в Румынии, единство профсоюзов, распространяет клевету против СССР, выдает Сигуранце коммунистов».
На рассвете 22 июня 1941 года, когда Германия, нарушив советско-германский пакт о ненападении 1939 года, вторглась в СССР, армия фашистской Румынии развернула военные действия против Красной армии вдоль Прута и Дуная. В семейном архиве сохранились воспоминания Семёна Кузьмича, написанные в 1980 году к 60-летию Одесского пединститута:
«Вероломное нападение фашист­ской Германии на нашу Родину застало меня на пограничной заставе в Молдавии. Через несколько дней после участия в боях на границе я по приказу наркома внутренних дел вернулся в Кишинев, где вклю­чился в проведение крупных оперативных операций. Вскоре я был назначен заместителем начальника отдельной разведывательной груп­пы на Юго-Западном фронте. Когда Одесса оказалась в осаде, наша группа под руководством полковника Балдина получила указание прибыть в осажденную Одессу. Из горящего порта Николаева, который штурмовали немецко-фашистские войска, мы с несколькими офицерами группы на торпедном катере ранним утром добрались до Одес­сы <…> где создавались под­польные группы, которые в случае захвата города фашистами должны были бить их, укрываясь в одесских катакомбах. Две группы, сформированные Центром с нашим участием, возглавили ставшие впоследствии легендарными Героями Совет­ского Союза Молодцов и Колошин. Мне пришлось непосредственно гото­вить этих чекистов к смертельно опасной борьбе. Наступил день, когда по приказу верховного главнокомандования наши войска должны были оставить Одессу. Мы обратились к командо­ванию фронта разрешить нам тоже остаться в Одессе для подпольной работы. Но нам приказали вместе с отходящими кораблями уйти из Одессы и прибыть в Управление особых отделов Юго-Западного фронта».
Румыния вернула себе потерянные в 1940 году Бессарабию и Буковину и, сверх того, получила Транснистрию, столицей которой и стала Одесса. Все местные ресурсы, ранее являвшиеся государственной собственностью СССР, раздавались румынским предпринимателям. Русский и украинский языки были запрещены, из учебных заведений и библиотек изымались и сжигались все книги на русском. В школы региона были направлены учителя румынского языка, которые прикреплялись к каждому классу. В отношении евреев и коммунистов проводилась политика истребления. По неточным данным, только зимой 1941–1942 годов в отдельно взятой Транснистрии было казнено 250 тыс. человек.


С супругой Розой Михайловной Ермольевой (Цвигун)С супругой Розой Михайловной Ермольевой (Цвигун)

19 июля 1941 года нарком Сазыкин был произведён в комиссары ГБ 3-го ранга и назначен начальником Управления особых отделов НКВД Южного фронта. А Семёна Цвигуна Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года наградили медалью «За оборону Одессы». После эвакуации в ноябре 1941 года его направили в Управление НКВД по Смоленской области, где западнее Вязьмы немецким войскам группы армий «Центр» удалось окружить четыре армии РККА в составе 37 дивизий и 9 танковых бригад. В результате двух «котлов» под Вязьмой и Брянском безвозвратные потери РККА превысили 380 тыс. человек, в плен попало свыше 600 тыс. бойцов и командиров. Дорога на Москву оказалась открыта. В этот критический момент войны, когда вокруг царят хаос и паника, особая задача ложится на плечи чекистов, которых засылают в тыл врага с целью организации партизанских действий. Увиденное и пережитое им Семён Цвигун описал впоследствии в документальном романе «Мы вернёмся» (1971). Бывший учитель, начальник Особого отдела дивизии майор Млынский оказывается с небольшой группой солдат 315-го полка на оккупированной немцами территории. Подбирая разрозненные группы красноармейцев из других частей, Млынский принимает на себя командование новым воинским формированием, одновременно воплощая в себе черты народного мстителя, гайдука. В основе сюжета — незримая схватка между его отрядом и немецкой разведкой. Штаб фронта устанавливает связь с отрядом и ставит перед ним задачу по уничтожению коммуникаций противника и сбору разведданных в тылу у немцев. Пройдя через трудные бои и суровые испытания, уходя от карателей, отряд особого назначения выходит из окружения, нанеся врагу ощутимый урон.
18 января 1942 года приказом НКВД № 00145 для организации партизанской войны в тылу врага и ведения диверсионной разведки было создано 4-е Управление НКВД СССР, которое возглавил старший майор госбезопасности Павел Судоплатов. Оперуполномоченным этого управления в марте 1942 года становится младший лейтенант госбезопасности Семён Цвигун. 6 июня 1942 года по заданию Судоплатова он направляется в Краснодар для организации партизанских отрядов. В личном листке Цвигуна по учёту кадров в пункте 26 записано: «По заданию НКГБ СССР сформировал п/отряд «Батька», который действовал на территории Краснодарского края, сам участие за линией фронта не принимал». Батькой величали командира отряда Павла Кривоносова, а отряд больше известен под названием «Кубанцы».
Они вновь встретились в 1949 году в Сочи, о чём свидетельствуют фотографии и поздравительные письма, сохранившиеся в семейном архиве генерала Цвигуна: «Дорогой соратник по партизанскому движению «Кубанцы», мой родной С.К. Цвигун! Поздравляю твою семью и всех работников окружающих Вас с великим праздником 1 мая и днем Победы! Желаю всем успеха в работе и хорошего здоровья. У меня сохранились фото, где мы сняты с Вами Сочи 5.XII-49 года. … Ваш «Батько», 28.4.1972».
В 1970-е годы Павел Елисеевич занимался патриотической работой и бывал в рабочем кабинете Цвигуна. Однажды он подарил Семёну Кузьмичу открытку со своей фотографией и надписью на обороте: «Цвигуну Семену Кузьмичу в знак боевой дружбы в годы борьбы с фашизмом от Кривоносова Павла Елисеевича «Батько» 17.2.72.»
А вот телеграмма от комиссара отряда «Кубанцы» Ивана Винниченко, датированная 4 октября 1973 года: «Москва, Комитет Госбезопасности СССР, товарищу Цвигуну Семену Кузьмичу= Горяче поздравляю Вас дорогой Семен Кузьмич одного из организаторов партизанской борьбы на Кубани моего первого наставника этом сложном деле защиты Родины зпт днем 30-летия освобождения Краснодарского края от фашистских оккупантов желаю крепкого здоровья семейного счастья успехов благородном труде во имя любимой Родины Бывший коммисар партизанского отряда Кубанцы Винниченко=» (сохранена оригинальная орфография).


С командиром партизанского отряда 'Кубанцы' Павлом Елисеевичем Кривоносовым

С ноября 1942 года Семён Кузьмич участвует в Сталинградской битве в качестве заместителя начальника Особого отдела 387-й стрелковой дивизии. 19 апреля 1943 года Постановлением СНК СССР № 415-138сс на базе Управления особых отделов НКВД СССР было создано Главное управление контрразведки «СМЕРШ» НКО СССР во главе с комиссаром ГБ 2-го ранга Виктором Абакумовым. Сразу после этого Семён Цвигун направляется в ОКР «СМЕРШ» Южно-Уральского военного округа начальником разыскного отделения. По легенде, он становится инженером авиационного завода. «Он ходил в гражданском: стёганка, кирзовые сапоги, косоворотка, — вспоминает его супруга, а тогда невеста Роза Михайловна. — И чемоданчик: небольшой чемоданчик, деревянный. А ночью, после выполнения задания, когда все спали, появляется в шинели и гимнастерке, извиняется: «Вы извините, что поздно — вот, не мог до утра дотерпеть, хотел сказать, кто я есть — та фамилия у меня была по работе, а моя фамилия — Цвигун Семён Кузьмич»».
Он называл её своим кристаллом и писал ей стихи. Они прожили вместе 38 лет, у них родились двое детей, и по делам его чекистской службы семья исколесила половину Советского Союза…
В 1946 году они приезжают в освобождённую Молдавию, где Семён Кузьмич продолжает службу в МГБ МССР. Бывший нарком Николай Сазыкин к этому времени стал заместителем Судоплатова по Отделу «С» МГБ СССР (атомная разведка), а с 1947 года — личным помощником Лаврентия Берия. Новым наркомом (министром) госбезопасности Молдавии был назначен Иосиф Мордовец, участник Гражданской войны, долгие годы возглавлявший различные территориальные управления НКВД на Украине. В период своего руководства молдавскими спецслужбами он проявил себя как профессионал высочайшего уровня, сумевший в кратчайшие сроки в условиях разрушенной экономики, хаоса и голода восстановить мощный и эффективный аппарат органов госбезопасности. Считалось, что он являлся приближённым Берия, благодаря чему и оставался в своей должности до 1953 года. Однако в отличие от большинства других руководителей спецслужб после ареста Берия он не только не был смещён, но и стал председателем вновь образованного КГБ при СМ МССР. Несмотря на широкий размах, который приняла деятельность органов при Мордовце, ему так и не удалось справиться с националистическими и антисоветскими группировками. Эту неудачу сам Иосиф Лаврентьевич впоследствии называл главной в своей жизни. Уже выйдя на пенсию в конце 1950-х годов, он сокрушался по поводу начавшегося ослабления роли спецслужб: «Шпионов и сейчас полно, как можно их не замечать», — говорил он.
Заместителем министра госбезопасности Молдавии в 1951 году назначили полковника Цвигуна. Это был блистательный взлёт в его карьере — ему исполнилось всего 34 года. Самым громким делом того времени стало «дело Павленко». Этот капитан Красной армии сумел в условиях военного времени создать собственную, неподконтрольную никому военно-строительную хозрасчётную организацию «УВСР-5». Присвоив себе звание полковника, он заключал в тылу наступавших советских войск подряды на дорожные и строительные работы на миллионы рублей, дойдя до Берлина. После войны Николай Павленко установил связи с чиновниками разных рангов и учреждений, в том числе из Министерства обороны СССР, и развернул на территории Молдавской и Украинской ССР масштабное строительство, остававшееся незамеченным вплоть до 1952 года. Чудовищная афера вскрылась только после того, как некий вольнонаёмный заподозрил в жульничестве одного из «офицеров», работавших на Павленко, и донёс на него в компетентные органы. Для организации расследования был задействован оперативный состав органов госбезопасности пяти союзных республик. Ордер на арест Павленко за № 97 подписал заместитель министра госбезопасности Молдавской ССР Цвигун. В результате проведённой спецоперации в ноябре 1952 года были задержаны более 300 человек, из них около 50 «офицеров». Штаб липовой части находился в Кишинёве, на его территории изъяли десятки автоматов, пистолетов, пулемётов, военные машины.


Молдавия, начало 50-х гг.

В деле оказался замешанным ряд высокопоставленных руководителей Молдавии: министр пищевой промышленности и его заместители, секретари некоторых горкомов партии. Поэтому «дело Павленко» рассматривалось на двух заседаниях Бюро ЦК Компартии Молдавии: 16 декабря 1952 и 10 февраля 1953 года. При этом первым секретарём ЦК Компартии Молдавии с лета 1950 года до октября 1952 года был Леонид Брежнев. Некоторые считают, что Цвигун «вывел будущего генсека из-под удара». Кроме того, заведующим отделом ЦК Компартии Молдавии в то время работал и Константин Черненко. Отсюда делается вывод, что в те годы здесь сложился «молдавский клан», с деятельностью которого и связан последующий карьерный рост Цвигуна.
На самом деле Молдавия, особенно если рассматривать весь южный регион в целом, всегда являлась ключевым направлением российской политики, именно здесь нередко решались судьбы страны. Поэтому нет ничего удивительного, что люди, внёсшие большой вклад в восстановление и укрепление Молдавии, стали впоследствии руководителями союзного уровня. И, хотя жизнь разбросала их — Цвигун в 1957–1963 годах был председателем КГБ Таджикской, а с 1963 года — Азербайджанской ССР, они не забыли годы совместной работы. Как вспоминает помощник председателя КГБ СССР Николай Губернаторов, сразу после своего назначения председателем в мае 1967 года Юрий Андропов принял завсектором органов госбезопасности отдела административных органов ЦК КПСС Ардалиона Малыгина. В ходе беседы он снял трубку «кремлёвки» и позвонил Брежневу, а затем передал трубку Малыгину. Леонид Ильич поздоровался с Малыгиным и сказал:
— Надо помогать Юре, а вы как раз способны помочь, вытащить КГБ из застоя. Кроме вас ЦК рекомендует ещё двух замов в помощь Юрию.
Через несколько дней заместителями Андропова были назначены Семён Цвигун, Георгий Цинёв и Ардалион Малыгин. Они заняли смежные кабинеты на 4-м этаже здания на Лубянке.
24 ноября 1967 года Постановлением Совета Министров СССР № 1082 была введена должность первого заместителя председателя КГБ при СМ СССР, на которую назначили Семёна Цвигуна. 13 декабря 1978 года ему присвоили воинское звание «Генерал армии» с вручением Маршальской Звезды.
Семён Кузьмич курировал контрразведку (Второй и Третий главки), Пятое управление (тоже контрразведывательное) и Главное управление погранвойск КГБ СССР. За эти годы под его руководством и при его участии были раскрыты и обезврежены более 400 резидентур и агентов зарубежных спецслужб. Он также внёс огромный вклад в совершенствование пограничных войск, особенно после событий 1969 года на советско-китайской границе. По свидетельству главного редактора журнала «Пограничник» Анатолия Марченко, «от Семёна Кузьмича исходило требование, что на Государственной границе должен быть государственный порядок». А его сын Михаил Семёнович вспоминал: «Отец всегда подчеркивал, что пограничники — это особая категория людей, которые первыми принимают на себя удар со стороны врага, — вот это настоящие герои».


Вручение Маршальской Звезды, 1978 год

Цвигун, будучи человеком Брежнева, не был членом брежневского круга — не водил дружбы с Николаем Щёлоковым, оставался в нейтральных отношениях с Георгием Цинёвым.
16 сентября 1975 года в одной из индийских газет со ссылкой на британское издание New Statesman появилась статья «Господин Брежнев и КГБ». Судя по всему, речь шла об утечке из кругов, близких к госдепу и ЦРУ. Зарубежная пресса в Кремле отслеживалась, и вырезка статьи сохранилась в семейном архиве С.К. Цвигуна. Автор утверждал, что «КГБ всё больше и больше воспринимается как законный и даже необходимый инструмент государственной власти… Андропов, как сообщают, испытывает ощущение того, что он выполнил свой долг по реформированию структуры КГБ и превратил комитет в абсолютно благонадежную организацию с точки зрения политики. В апреле 1973 года он занял еще более высокую позицию, когда его сделали членом Политбюро. Осведомленные круги в Москве в настоящий момент прогнозируют его возвращение в ЦК в качестве секретаря… В последние несколько месяцев заставляет обратить на себя внимание первый заместитель Андропова Семён Цвигун. Он является назначенным кандидатом на место преемника Андропова. Выбор будет интересен по нескольким причинам. После Берии Цвигун был бы первым главой КГБ, кто прошел в организации весь путь наверх с самых корней. Он вступил в органы госбезопасности в возрасте 23 лет в 1939 году после того, как два года проработал школьным учителем. С тех пор он шел наверх неуклонно. До 1967 года он был главой КГБ в Азербайджане, одной из кавказских республик, где стал известен как человек, осуществивший чистку крайне коррумпированной партийной и государственной верхушки … Конечно, КГБ, как и прежде, будет выполнять политические задачи. Но эти задачи будут определять Политбюро или Генеральный секретарь, а не сам КГБ по собственной инициативе».
Статья оказалась пророческой. 25 января 1982 года ушёл из жизни секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов. Но плохо себя он почувствовал за несколько дней до этого — у него случился инсульт. Стало ясно, что его место в ЦК займёт Андропов. Соответственно, освобождалась должность председателя КГБ.
Цвигун 19 января находился в санатории «Барвиха». «В этот день ему хотелось вообще уехать из Барвихи, — вспоминает его супруга Роза Михайловна. — Чувствовал, наверное, что что-то не то с ним делается». Роза Михайловна позвонила в гараж и вызвала машину. Когда они приехали, она вошла в дом, а Семён Кузьмич остался на улице. Через некоторое время Роза Михайловна увидела, как навстречу ей бежит шофёр со словами: «У нас несчастье…» На мгновение ей показалось, что муж упал и ударился о крыльцо, однако к телу её не пустили.
Приехал Андропов. Он несколько раз просил шофёра повторить, «как всё было». Именно со слов шофёра все прибывшие на место трагедии, в том числе сын Цвигуна, узнали об огнестрельном ранении. Михаил Семёнович вспоминает: «Юрий Владимирович постоял — было видно, что ему тяжело. И он произнес одну фразу, которая врезалась как каленым железом в мозг: «Я им Цвигуна не прощу». Кому им — как было, так и остается загадкой. И может быть, останется загадкой теперь уже и навсегда».


С детьми Михаилом и ВиолеттойС детьми Михаилом и Виолеттой

Люди такого масштаба, каким был Семён Кузьмич, не стреляются по пути от калитки к дому, не оставив записки. Скорее, здесь напрашивается аналогия с легендарным Григорием Котовским, застреленным на своей даче в тот момент, когда планировалось его назначение заместителем Михаила Фрунзе.
Когда Розе Михайловне выдали медицинское свидетельство о смерти мужа, в нём говорилось, что муж её умер скоропостижно от острой сердечной недостаточности.
Как бы то ни было, Семён Кузьмич навсегда останется в нашей памяти как последний гайдук на фронтах тайной войны и создатель замечательного художественного образа советского чекиста. К сожалению, самый главный свой труд он завершить так и не успел.

При подготовке статьи использовались материалы из семейного архива С.К. Цвигуна, интернет-блога «Генерал Цвигун. Частные хроники» Виолетты Ничковой (внучки С.К. Цвигуна), документального фильма «Генерал Цвигун. Последний выстрел» (телеканал «Россия», 2004, режиссёр Андрей Вернидуб, автор сценария Виолетта Ничкова).

спасибо


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить