fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.79 (7 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

танковый таран

 Tiger II из s.Pz.Abt.503, выведенный из строя тараном танка "Шерман" лейтенанта Гормана 18 июля 1944 года.

Широко известны многочисленные эпизоды танкового тарана на Восточном фронте Второй Мировой войны. На Западном фронте подобные эпизоды были большой редкостью, но, все же, имели место быть.

Эпизод, о котором сегодня пойдет речь, произошел 18 июля 1944-го года, между деревнями Каньи и Эмьевиль (юго-восточнее города Кан), в ходе проведения союзниками операции "Goodwood".


Британский средний танк Sherman V (британское обозначение M4A4) с собственным именем «Ballyragget», под командованием лейтенанта Джона Гормэна, из состава Ирландской гвардейской танковой дивизии, протаранил немецкий тяжелый танк Pz.kpfw.VI ausf.B Tiger II №122 из состава 1-й роты 503-го тяжелого танкового батальона. Можно встретить утверждение, что это был первый "Тигр 2", уничтоженный в бою на Западном фронте.



Для лейтенанта Гормэна 18 июля - первый день операции Goodwood и день его боевого крещения, не задался с самого начала. Его танк Sherman V «Ballyragget» (назван в честь городка в графстве Килкенни в Северной Ирландии) увяз в грязи при форсировании заболоченного ручья на подступах к деревне Каньи. Лейтенант принял решение оставить с собой танк Sherman V сержанта Хью Харбинсона, который должен был помочь вытащить машину командира из болота, а двум остальным танкам взвода (это были Sherman V и Sherman VC Firefly. По типовому штату танкового полка 1944 года, в каждом танковом взводе имелось 3 танка Sherman V (или Mk VIII Cromwell) и 1 Sherman VC) приказал догонять ушедшую вперед роту.

Чтобы вытянуть «Ballyragget» из грязи потребовалось полчаса, после чего танки Гормэна и Харбинсона на полной скорости устремились догонять свое подразделение. В эфире царил полный хаос и лейтенант никак не мог связаться по рации с командиром своей роты майором Джоном Мэдденом. На восточной окраине Каньи Гормен наткнулся на танк другого комвзвода из своей роты - лейтенанта Энтони Дормэна, который вел артиллерийскую дуэль с немецкими противотанковыми пушками. На вопрос «Где наши?» Дормэн только энергично замахал руками в сторону уходящих на восток столбов линии электропередач.
Двигаясь по пшеничным полям вдоль столбов ЛЭП, танк Гормэна, в 200 метрах позади которого следовал танк Харбинсона, в пыли, дыму и неразберихе боя проскочил мимо основных сил своего батальона, остановленных сильным немецким огнем в рощах и полях вокруг Каньи, и выехал на грунтовую дорогу, ведущую в деревню Эмьевиль. Внезапно лейтенант увидел, как в 200-300 метрах впереди справа из живой изгороди выползла гигантская пятнистая туша тяжелого германского танка. И хотя он видел его впервые в жизни, комвзвода узнал знакомый по разведбрифингам силуэт "Королевского Тигра".

Это был танк ранней модификации с башней «Порше» из 1-й роты 503-го тяжелого танкового батальона, участвовавший в немецкой контратаке и в сумятице боя оторвавшийся от своих. К счастью для Гормэна и его экипажа, ствол 88-мм орудия был развернут на 90° относительно «Шермана». Но ситуация была крайне опасной - на некотором удалении в поле за живой изгородью, из-за которой выполз «Королевский тигр», лейтенант заметил еще несколько тяжелых германских танков типа «Тигр I» (всего в 503-м ТТБ было 33 танка «Тигр I» и 12 «Тигр II»).
Пушка «Шермана» была заряжена осколочно-фугасным снарядом (ходили слухи, что бронебойный против «Тигров» не слишком-то эффективен) и Гормэн немедленно скомандовал наводчику Альберту Шолсу «Огонь!». 75-мм снаряд угодил прямо в башню «Королевского тигра» и разорвался, не причинив ему видимого вреда, но зато привлек внимание его экипажа. Командир немецкой машины высунулся из люка, увидел «Ballyragget» и башня "Тигра" стала медленно поворачиваться на британцев.

В своих мемуарах Джон Гормэн потом писал, что еще во время боевой подготовки в Англии он обсуждал с экипажем варианты действий на случай близкой встречи в бою с тяжелыми немецкими танками. Что может сделать обычный «Шерман» с его «бумажной» броней и пушкой, не способной пробить даже борт немецких тяжелых танков? В итоге решили, что единственный выход - идти на таран, используя преимущество «Шермана» в скорости и маневренности.
Потому лейтенант не раздумывая скомандовал механику-водителю Джеймсу Бэрону (который, к слову, в отличии от своего командира был опытным танкистом - он начал службу ещё в 1941 году, управляя танком Crusader) идти на таран. 30-тонный «Шерман» рванулся вперед, проломил хлипкую живую изгородь и на полном ходу врезался в левый борт «Королевского тигра» ближе к корме. Как вспоминал Гормэн, сразу после столкновения он несколько мгновений находился в шоке. Выглянув из люка, лейтенант увидел, как из «Королевского тигра» стали выпрыгивать немецкие танкисты, а справа уже приближались другие танки противника.

Оценив обстановку и решив, что в такой ситуации сделать больше ничего нельзя, Гормэн приказал экипажу покинуть машину. В это время на поле боя появился «Шерман» сержанта Харбинсона, который с ходу открыл огонь по остальным «Тиграм», дав возможность экипажу «Ballyragget» без потерь покинуть свою поврежденную машину. Танк храброго сержанта тут же получил подряд три попадания 88-мм снарядов и загорелся. Механик-водитель и стрелок-радист были убиты на месте, остальные члены экипажа получили ранения и ожоги, но сумели вытащить из огня сильно обгоревшего командира. Через две недели тот умрет от ожогов более чем половины тела.

Гормэн собрал свой экипаж в центре пшеничного поля. Не хватало стрелка-радиста - рядового Агнью. Уже подумали о худшем, но вскоре появился пропавший радист. Оказалось, что его люк был заблокирован, и ему пришлось покидать машину через люк в днище. Выбравшись, он заметил неподалеку людей, прятавшихся в какой-то яме или воронке, и, приняв их за свой экипаж, прыгнул в неё. Там оказались... вражеские танкисты. Пару мгновений ирландец и немцы оторопело смотрели друг на друга. Первым опомнился Агнью - лихо козырнув опешившим врагам, он выскочил из воронки и бросился искать свой экипаж.

Интересно, что есть и германская версия тарана. Наводчик 88-мм орудия «Королевского тигра» номер 122 из 1-й роты 503-го ТТБ вермахта Ганс-Иоахим Тайсен уже после войны вспоминал, что в бою под Каньи танком командовал неопытный фельдфебель по фамилии Гербер, только недавно прибывший в часть. Когда рота после неудачной контратаки отходила на исходные позиции к деревне Френовиль, танк №122 в неразберихе потерял контакт с остальной группой и стал беспорядочно маневрировать.
Как утверждал Тайсен, после того как их «Тигр» внезапно попал под обстрел с разных сторон, Гербер вместо того, чтобы открыть ответный огонь, запаниковал и приказал механику-водителю Хорсту Бехеру сдать назад сквозь живую изгородь. В этот момент в башню угодил британский осколочно-фугасный снаряд, оглушивший и дезориентировавший всех внутри танка, а вслед за этим корпус «Тигра» сотряс удар врезавшегося в его борт «Шермана». Вдобавок, по словам Тайсена, в тот же момент их левый борт якобы прошил бронебойный снаряд (возможно немецкий), который прошел между катками и гусеницей и выбил сиденье из-под механика-водителя.
Увидев, что танк вышел из строя, экипаж покинул его. Тайсен также вспоминал, что один из британцев (это был Агнью) случайно столкнулся с германским экипажем и некоторое время они жестами убеждали друг друга сдаться в плен. Но поскольку оружия при себе ни у кого не оказалось, они просто разбежались в разные стороны.

Между тем, Гормэн решил во что бы то ни стало добить «Королевский тигр», а также не допустить, чтобы поврежденный «Ballyragget» достался врагу. На краю поля ярко горел танк Харбинсона и Гормэн подумал, что там все погибли. Приказав экипажу ждать его на месте, лейтенант в одиночку отправился на поиски своих. Пройдя примерно полкилометра в сторону Каньи, Гормэн заметил стоящий в яблочном саду и внешне невредимый Sherman VC Firefly из своего взвода. Оказалось, что командир танка, сержант Джеффри Уоркмэн, был убит (немецкая болванка оторвала ему голову), а экипаж, не имея связи, не знал, что делать дальше.
Лейтенант тут же взял командование на себя, приказав извлечь тело Уоркмэна из танка, а экипажу занять свои места. Приборы наблюдения и прицел кое-как оттерли от крови, после чего «Светлячок» двинулся к месту тарана. Избегая открытых мест, лейтенант осторожно вел "Шерман" вдоль живых изгородей. Достигнув пшеничного поля, где на обочине дороги стояли сцепившиеся друг с другом «Ballyragget» и «Королевский тигр», Гормэн приказал механику-водителю медленно подать танк вперед в изгородь так, чтобы высунуть из неё только ствол 17-фунтовой пушки и чтобы наводчик мог видеть цель.
Первые выстрелы ушли «в молоко» - наводчик, волнуясь, никак не мог точно прицелиться, к тому же оптика была испачкана плохо вытертой кровью несчастного Уоркмана. Лейтенант кое-как успокоил наводчика и тот наконец вогнал бронебойный снаряд в «Королевский тигр» и, еще одним, поразил «Ballyragget», оба загорелись. Осмотрев в перископ местность, Гормэн заметил дальше впереди еще три немецких танка. «Светлячок» произвел по ним четыре выстрела с неизвестными результатами. Сам лейтенант утверждал, что «возможно» было два попадания в «Тигры», но подтверждения этому нет.
Между тем, обнаружив по вспышкам выстрелов британский танк, танки и артиллерия противника открыли по нему сильный огонь. Над башней «Светлячка» засвистели немецкие болванки. В такой ситуации Гормэн решил более не рисковать и приказал механику-водителю покинуть позицию и вести машину в тыл. По пути назад лейтенант к своему удивлению обнаружил тяжело раненного сержанта Харбинсона и еще двух выживших членов его экипажа. Гормэн погрузил их на броню и доставил на полковой медицинский пункт.
Там же он обнаружил и свой экипаж - не дождавшись командира, они попытались выбраться с пшеничного поля, но попали под артобстрел. Наводчик Шолс и заряжающий Мелвилл были ранены осколками и Джеймс Бэрон, смастерив импровизированные носилки из охапок пшеничных стеблей, по очереди вытащил раненых на дорогу, где их вскоре подобрал британский танк. Так для лейтенанта Гормэна и его экипажа закончился этот насыщенный драматическими событиями день.
18 июля Гвардейская танковая дивизия безвозвратно потеряла в боях вокруг Каньи 15 танков, еще 45 были повреждены.

В журнале боевых действий Гормэну вначале записали уничтоженную «Пантеру», но потом разобрались, что всё-таки ирландец победил «Королевского тигра». За свои заслуги и за проявленные при этом «исключительную инициативу и решительность с полным безразличием к собственной безопасности» он получил Военный крест, а его механик-водитель ефрейтор (lance-corporal) Бэрон — Военную медаль.

Награды им вручил перед строем лично командующий британо-канадскими силами в Нормандии фельдмаршал Бернард Монтгомери. Джон Гормэн закончил войну в Германии в чине капитана Ирландского гвардейского полка. В 1946 году он демобилизовался и сначала служил в полиции Ольстера, а затем сделал успешную карьеру политика, будучи избранным в Ассамблею Северной Ирландии, где проработал до 2002 года. В 1998 году он был пожалован титулом Рыцаря, а в 2007 награжден французским Военным крестом 1939-1945 за свои заслуги во Второй мировой войне. Сэр Джон умер 26 мая 2014-го года, ему был 91 год. Его мехвод Джеймс Бэрон умер в 2002 году в возрасте 87 лет.

источника нет


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.