fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Эрнст Стренг, командир 2 роты 102-го батальона, о сражении 102-го батальона «Тигров» СС в районе Вира:

После полудня 1-го августа прибыл приказ из корпуса СС:

«Тяжёлому танковом батальону приказано отступить под прикрытием темноты на юг для поддержки 9-й танковой дивизии СС «Гогенштауфен», чья бронированная разведка в данный момент втянута в тяжёлые оборонительные бои с наступающими английскими и канадскими танковыми частями. Начиная с 20:00, танкам следует уйти со своих огневых позиций, по возможности оставаясь незамеченными, с интервалами 20 минут. Они должны двигаться в сторону Ла-Сена (Lacaine), Амара (Hamars) и Кампандре (Campandre) в течение ночи, достичь Рукана (Roucamps), где соединиться вместе».



Как только мы начали отход, английские батареи открыли плотный огонь по облакам пыли и извести, которые подымали наши танки и которые хорошо было видно на фоне заката, пока тьма не скрыла нас полностью. Внезапно вражеские бронеавтомобили заметили наше движение и открыли огонь. Но Шройф открыл огонь фугасами в ответ, и бронеавтомобили исчезли так же быстро, как и появились.

Лориц и Стренг ехали в голове колонны, сразу за ними Шройф, который останавливался на каждой развилке дороги и решал, каким путём ехать дальше. Как только показались первые дома Вира, несколько десантников кинулись к нам из оврага. Шройф, пообщавшись с ними, узнал обстановку в Вире, а Лориц двинулся туда во главе колонны. В случае обнаружения противника, нам также следовало бы ехать туда. Город выглядел полностью разрушенным бомбардировками, и мы видели только руины и горы камня.

Узкая дорога проходила сквозь кучи обломков и заканчивалась в северных пригородах Вира возле железнодорожной станции. Когда разведка достигла высокого участка, то услышала шум битвы и звуки танковой стрельбы с северной окраины города. Там ещё остались некоторые подразделения. Мы быстро поползли вперёд сквозь руины, где шквальный танковый огонь убивал всех без разбору. Вскоре мы достигли железнодорожных перронов и обнаружили там группу обороняющихся парашютистов. Вражеский огонь тем временем стал стихать и вскоре совсем прекратился. Очевидно, танковая атака прекратилась тоже. Наше появление ободрило наших товарищей, многие из которых не имели тяжёлого оружия. Мы тут же определили, что будем делать в случае вражеской разведки боем. Вир, находящийся на перекрёстке важных дорог, должен был быть превращён в оборонительную позицию, при чём силы обороны следовало сконцентрировать на главных направлениях. На каждом направлении следовало разместить один или два «Тигра» с поддержкой из парашютистов для обороны в ближнем бою и разведки. Несколько парашютистов выдвинулись вперёд для того, чтобы определить путь «Тиграм» на их позиции. Через несколько минут они вернулись, приказы были розданы, и «Тигры» с парашютистами на броне двинулись вперёд. Взвод Лорица занял позицию на железнодорожной станции в северном пригороде, а другие разъехались по разным местам. Командный пост расположился на северном склоне, откуда открывался хороший обзор. Через четверть часа «Тигры» заняли свои позиции и сообщили об этом.

Ночью мотоциклист-вестовой передал сообщение, что приказ командования выполнен, и утром прибыл с новым приказанием для второй роты. Оно гласило: «В 10:00 рота, вместе с разведывательным батальоном «Фрундсберг», должна начать атаку на северный выход из Ла Бистье . 1-я рота должна атаковать из Эстри и соединиться с 2-й ротой для окружения вражеских танков, которые прорвались на юг».

Утром рота пополнила боезапас и собралась перед десятью часами утра на короткий инструктаж. Все были удивлены тем, что батальон разведки состоял только из командира и двадцати легко вооружённых пехотинцев. К ним присоединилась рота пехоты и расчёт зенитного пулемёта.

Точно в 10:00 Шройф поднял руку, давая знак заводить моторы, и колонна двинулась, возглавляемая взводом Лорица. Мы достигли развилки дорог к северу от Вира довольно быстро. Танки двигались в шахматном порядке для того, чтобы как минимум два из них имели хороший обзор для открытия огня. Пехота выдвинулась вперёд справа и слева от дороги вдоль изгородей для предотвращения атак с флангов. Но мы не могли точно определить, где находился противник. Неожиданно лёгкая разведывательная машина выехала сзади танков и помчалась на север. Мы её видели буквально несколько секунд и потому не успели уничтожить. Сразу же раздалась команда «Огонь!». Когда первый снаряд попал во вражеский танк, в воздухе над нами раздался вой. Пехота разбежалась по укрытиям. Наш сектор накрыло вражеским артиллерийским огнём. Шройф приказал продолжать атаку. Несмотря на попадания, наши танки не взорвались. Сразу за нами, в кустах стояли четыре танка «Кромвель», и мы расстреляли их. Затем мы подождали некоторое время, пока пехота присоединится к нам. Местность перед нами опускалась и затем снова подымалась. Последние три «Тигра» прикрыли других огнём, а те быстро съехали с холма и поднялись на следующий. Затем оставшиеся «Тигры» последовали за ними, а пехота расположилась на их броне. Объект нашей атаки – небольшая деревня – находилась в 600-700 метрах впереди. Пехота атаковала по лугам справа и слева от дороги, и пока «Тигры» начали движение, она уже достигла первых домов деревни. А затем на нас обрушился ад. Рядом с дорогой, укрытые домами и высокими изгородями, стояли танки «Шерман». Два наших командира «Тигров» - Лориц и Стренг – сработали отлично, расстреляв их все. В то же время на нас обрушился огонь танковых пушек, в основном слева, с холма, полностью покрытого изгородями. Мы известили друг друга о попаданиях и быстро покинули зону обстрела.

Мы получили много попаданий по гусеницам. Шройф приказывал раз за разом стрелять в тот или иной куст. Постепенно мы находили наши цели, и вспышки пламени от взрывов взлетали в воздух то там, то там. Вражеский огонь ослабел, и вскоре среди домов показалась дорога. Когда мы достигли последних домов, центр колонны попал под артиллерийский обстрел, а авангард продолжил движение. Снаряды свистели вокруг, как вспышки молний, в нас попали ещё несколько раз. Командир приказал вести огонь влево изо всех стволов. Мы сконцентрировали огонь на группе кустов слева, и там взорвались два-три танка. Бой происходил теперь уже на дистанции не более 50 метров. В танк Шройфа попали несколько раз из дома напротив него, пока фугасный снаряд не уничтожил этот пост вражеской обороны. После этого атака продолжилась, и мы достигли дороги – цели нашей атаки.

Мы понимали, как важно выдвинуться на удобные оборонительные позиции на этом ландшафте. Наш авангард достиг вершины холма, когда с левого фланга нас опять обстреляли. В нас попали и повредили внутреннюю радиосвязь, но двигатель продолжал работать. Толкая руками и криком мы приказали наводчику стрелять в том направлении, откуда стреляли по нам. Остальные «Тигры» поддержали нас плотным огнём. Авангард двинулся дальше, вниз по холму и вверх на следующий. В этот момент вырубилась внешняя радиосвязь, и стало неясно – что делать дальше? Шройф приказал Харландеру приблизиться и передавать его приказы по роте: «Остановиться немедленно, наша цель достигнута. Юпитер 1, занять позицию на вершине холма и прикрыть нас с севера. Юпитер 2, очистить перекрёсток дорог справа и слева на сто метров.» «Тигры» двинулись на указанные позиции. Росовски уже приготовился занять свою позицию, когда в его башню с примерно трёхсот метров попали шесть раз. Раздавшийся вслед седьмой выстрел был из его танка, метко нацеленный в изгородь, из-за которой по нему стреляли – оттуда поднялось облако пламени, и раздался громкий взрыв. Через несколько минут над нашими позициями пролетел самолёт-разведчик. Зенитная пушка 2-cm Flak-MG открыла огонь по нему, но он быстро скрылся и направил на нас артиллерийский обстрел.

Примерно в 15:00 командир разведывательного батальона вернулся в Вир на бронетранспортёре с зенитной пушкой и отрапортовал командиру батальона тяжёлых танков, что цели атаки достигнуты, в ходе её было уничтожено 22 вражеских танка без серьёзных потерь с нашей стороны. Единственными потерями стали повреждения танков от прямых попаданий вражеских снарядов. К сожалению, радио не работало, чтобы поддерживать постоянную связь со всеми подразделениями.

Захваченное пространство постоянно патрулировалось небольшими группами, чаще всего парой танков и несколькими пехотинцами. Несколько найденных очагов сопротивления были подавлены, и до наступления вечера несколько грузовиков были расстреляны, а две бронированные разведывательные машины и один мотоциклист-курьер были захвачены в плен. Мы заблокировали путь наступления английской гвардейской танковой дивизии и захватили в плен их связного офицера – капитана – вместе с его бронированной разведывательной машиной. В ней было очень громкое радио, и мы слышали все вражеские радиопереговоры. Из-за этого бронированная разведывательная машина тут же была отправлена к командованию корпуса. На правом фланге раздался громкий шум танкового боя – это был Каллс, пробивающий себе путь вперёд при поддержке миномётов. Через время мы услышали его слабый сигнал по радио. Шройф отправил разведывательный отряд для разведки вражеских позиций, местности и положения Каллса. Танк двинулся вслед за разведчиками, но сопровождал их недолго – только пока ровная местность позволяла ему двигаться. Через полтора часа разведчики вернулись с тяжёлыми потерями – на пересечённой местности они попали в засаду. Мы чувствовали досаду, что не можем выделить никого для поддержки Каллса, так как нам самим угрожал враг с севера и мы готовились отбивать атаки по дороге, особенно ночью. На протяжении ночи со 2 на 3 августа к нам прибыл транспорт с боеприпасами и едой.

В 10:00 танк Кульманна вернулся в строй из ремонтной мастерской, и ему тут же поставили боевую задачу. Вражеские танки время от времени пытались прорваться к нам слева от дороги. Грамотно направленный указаниями пехоты, Кульманн выехал на удобную огневую позицию и за короткое время уничтожил три вражеских танка. Такого же успеха мы достигли немного позже справа от дороги, где вражеские танки пытались прорваться по оврагу. Три из них мы уничтожили лично, остальные попали под плотный обстрел и были сожжены.

Вечером враг опять атаковал с севера по обоим сторонам дороги. «Тигры» только и ждали этого момента. Наши снаряды вырвали из грунта деревья, и те перегородили дорогу. А когда атакующие враги стали перелезать их, наши пулемёты и противотанковые снаряды уничтожали их. Несмотря на это, враг подступил всё ближе, так как местность изобиловала отличными укрытиями. Наша пехота была слишком малочисленна, чтобы создать полукольцо обороны вокруг «Тигров», но те, работая парами, очищали местность вокруг себя, плотным огнём подавляя атаки врага.

Все солдаты в напряжении вслушивались в звуки ночи, и это помогло нам отразить атаки врага. В 21:30 Шройф отправил «Тигр» на развилку дорог к югу от нас с приказом осмотреть местность к северо-западу, сдерживать атаки врага насколько возможно и прикрыть отступление.

Когда в 23:00 пришёл приказ двигаться назад, технику с наиболее тяжёлыми повреждениями от вражеских снарядов пустили первой, пехота поехала на ней, а боеспособные «Тигры» прикрывали отход. Отступление произошло в образцовом порядке. Около полуночи мы приехали в Вир, где сконцентрировались новые силы. Пока мы два дня оборонялись перед Виром, они устроили здесь новую оборонительную линию. Рота устроила лагерь возле дороги в трёх километрах к югу от Вира и получила возможность отремонтировать повреждения в двух полевых ремонтных командах.

Тяжёлые дни боёв прошли, и они были успешными. Без потерь рота достигла значительного успеха. 28 вражеских танков были уничтожены, ещё больше повреждены, 14 грузовиков уничтожены, две бронированные разведывательные машины и их экипажи были захвачены в плен, а также два мотоциклиста-курьера вместе со своими мотоциклами. Ещё большим был тактический успех. Из-за энергичной атаки 1-й и 2-й рот, враг почувствовал угрозу своим танкам и наступление на Флёр (Flères) остановилось.

Английский рапорт об этих событиях:

«Когда VII Британский корпус атаковал по направлению Флёра 2-го августа, он столкнулся с танковыми резервами, прибывшими с западного берега реки Орне. В то время как 11-я танковая дивизия наступала по направлению дороги Вир-Васси (Vassy), гвардия вступила в тяжёлые бои юго-восточнее Бени-Бокажа (Beny-Bocage). Немцы не вводили в действие сильные подразделения резерва, но создали такое впечатление действиями одновременно агрессивными и искусными. Маленькие боевые группы, каждая из 2-3 танков, пехотного прикрытия и команды реактивных миномётов, проникли в широко разбросанные английские наступательные колонны и угрожали их флангам. Этими методами немцы заставили гвардию остановиться возле Эстри, а 11-ю танковою дивизию остановить свой марш по дороге Вир-Васси. Ответом немецкой тактике могли стать целенаправленные штурмы центров немецкого сопротивления. Немецкие боевые группы стали слишком незащищёнными – у них не осталось пехоты для формирования продолжительной линии фронта и они не могли выделить моторизованные подразделения для прикрытия линий снабжения.»

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.