fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

При детальном изучении воздушных боёв с участием немецких асов зачастую выясняется, что достижения самых именитых из них далеки от реальности, а довольно скромные по немецким меркам «трудяги фронта» показывают себя куда лучше. Одним из таких асов «не из первого десятка» был лётчик истребительной эскадры JG 52 Вальтер Вольфрум, который принадлежал молодому поколению немецких «экспертов», вступивших в войну в 1943 году. Из его 137 официально засчитанных побед не менее 70 находят достоверное подтверждение в советских документах о потерях, ещё порядка 20 заявок вполне вероятны, но пересекаются с другими лётчиками. Безусловно, многие его победы подтвердить или опровергнуть пока невозможно из-за отсутствия нужных документов, но, в любом случае, процент совсем надуманных побед у Вольфрума крайне мал. Один из самых успешных дней лётчика выпал на бои за Крымский полуостров в марте 1944 года.



После ликвидации к середине февраля 1944 года долго удерживаемого немцами Никопольского плацдарма на Днепре немецкая авиация в Крыму стала действовать «в режиме пожарной команды». Отныне для лётчиков люфтваффе на полуострове было три фронта. На востоке у Керчи наращивала силы на плацдарме Отдельная Приморская армия, на севере войска 4-го Украинского фронта активно готовились к наступлению через Сиваш, на западе подвергались ударам авиации Черноморского флота порт Ак-Мечеть и конвои, идущие в Крым из Одессы и Румынии, которые снабжали немецкие и румынские войска на полуострове всем необходимым. Кроме того, на юго-востоке немецкие истребители должны были прикрывать порт Феодосии и близлежащие бухты, куда часто наведывались советские штурмовики.

Ас из «пожарной команды Крыма»


Вальтер Вольфрум (23 мая 1923 – 26 августа 2010)

Тяжелее всего приходилось лётчикам-истребителям авиагруппы II./JG 52, которые за день могли сменить 2–3 аэродрома, поскольку в их услугах постоянно нуждались на разных участках фронта. В это время, кроме основного аэродрома Багерово под Керчью, использовались лётные площадки Грамматиково, Каранкут, Кунан и Саки, разбросанные по всему Крыму.

Одним из «пожарных», которым пришлось испытать на себе всю тяжесть боев с лётчиками советских 4-й и 8-й Воздушных Армий и ВВС Черноморского флота, был молодой ас лейтенант Вальтер Вольфрум (Ltn. Walter Wolfrum) из эскадрильи 5./JG 52. К середине марта 1944 года на его счёту было уже 38 подтверждённых побед (ещё семь не имели свидетелей и поэтому не были засчитаны). Большей частью его жертв были советские истребители, в боях с которыми прекрасно владеющий «Мессершмиттом» Вольфрум чувствовал себя комфортно. О своей манере ведения боя он вспоминал следующее (здесь и далее перевод автора – прим. ред.):

«Я не был искусным стрелком, у которого в крови было бы чувство правильного упреждения, и который попадал бы с больших дистанций и сложных ракурсов. Моя сильная сторона заключалась в том, как я летал. Как только я подходил достаточно близко к противнику, он попадал в сложное положение. Поэтому при любых обстоятельствах я искал то, что сегодня называют «close combat». Маневры, с помощью которых я, в зависимости от исходной ситуации, мог подойти к противнику таким образом, чтобы он заполнил мой прицел, вскоре впитались в мои кровь и плоть. Я выполнял их, не задумываясь. С дистанции 30–50 метров было нетрудно прицелиться так, чтобы очередь поразила двигатель или основание крыла самолёта».

Прежде лётчику дважды удавалось одержать три победы в течение одного дня – 22 октября 1943 года в воздушном бою над Днепром и 14 февраля 1944 года в районе Керчи (в последнем случае Вольфрум заявил пять побед, но две из них не засчитали). Установить новое для себя достижение в Крымском небе молодой «эксперт» сумел 19 марта 1944 года, когда в трёх боевых вылетах ему удалось сбить шесть советских самолетов. Попробуем на основании советских архивных документов и исследований историков осветить события, участником которых стал лейтенант Вольфрум.

В своей стихии

В этот день на земле в районе Керчи обстановка была относительно спокойная: активных боевых действий, за исключением привычных взаимных артобстрелов не велось. В утренние часы для нанесения удара по позициям и тылам советского 11-го стрелкового корпуса в районе высот 115,5 и 71,3 вылетела смешанная группа пикировщиков Ju 87 из немецкой группы III./SG 3 и румынской Grupul 3, насчитывающая до 20 машин.

В 09:15 (здесь и далее указано московское время) по наведению радиолокационной станции РУС-2 на перехват вылетела шестёрка ЛаГГ-3 из 790-го ИАП, ведомая командиром эскадрильи старшим лейтенантом Сергеем Бесединым. Один из лётчиков, младший лейтенант Александр Чумаков, из-за неисправности самолёта сразу вернулся на свой аэродром, оставив без пары своего ведущего лейтенанта Филиппа Морданова. Начав патрулирование над южной частью Керчи и не встретив там бомбардировщики, пятёрка советских истребителей дошла до косы Тузла, где на высоте 4000–4500 метров была со стороны солнца атакована двумя Bf 109.

Ас из «пожарной команды Крыма»


Лейтенант Вольфрум в кабине своего «Мессершмитта», конец марта – начало апреля 1944 года. Вскоре, 15 апреля, этот Bf 109G-6 W.Nr.411777 с надписью «Quex» на фюзеляже будет сбит в бою с советскими штурмовиками и превратится в обломки, а сам Вольфрум получит ранение. «Квекс» — прозвище невесты Вольфрума.


Отбив нападение лобовой контратакой, ведущая пара старшего лейтенанта Беседина и лейтенанта Алексея Григорьева пошла на помощь Морданову, ведущему бой с другой парой «Мессершмиттов». При наборе высоты от группы оторвалась пара лейтенанта Николая Егоровича и младшего лейтенанта Владимира Харитонова. Заметив, что Харитонова снизу атакует Bf 109, Беседин поспешил на помощь, но не успел – ЛаГГ-3 загорелся, а лётчику пришлось выброситься на парашюте. Это была первая в тот день победа лейтенанта Вольфрума, вылетевшего в 08:50 на расчистку воздуха в район Керчи с аэродрома Грамматиково у села Ички (ныне посёлок Советский).

После этого ведущий советской группы допустил ошибку – увлекшись наблюдением за горящим «ЛаГГом» и опускающимся на парашюте Харитоновым, Беседин сам сбоку под ракурсом 3/4 со стороны солнца был внезапно атакован лейтенантом Вольфрумом. Немецкий ас снова был точен – выпущенной им очередью Беседин был легко ранен и на подбитом истребителе сел на фюзеляж на косе Тузла, разбив «ЛаГГ». Младший лейтенант Харитонов приводнился в Таманском заливе, где был подобран катером. С ожогами лица и лёгким ранением в ногу лётчик был отправлен в госпиталь.

По советским данным, лейтенанту Григорьеву удалось сбить один из «Мессершмиттов», у которого отвалилась плоскость крыла, но сохранившиеся немецкие документы победу не подтверждают. Успех же Вольфрума в этом вылете заключался не только в одержанных им 39-й и 40-й победах, но и в том, что группа Беседина была связана боем и не сумела перехватить вражеские бомбардировщики. В итоге около 09:30 «Юнкерсы» лишь в момент пикирования на цель были в районе мыса Тархан встречены четвёркой «Аэрокобр» 66-го ИАП и таким же количеством Як-7Б 84-го Гв.ИАП ПВО.

Ас из «пожарной команды Крыма»


Лётчики 66-го ИАП 329-й ИАД Иван Фёдорович Борченко и Фёдор Семенович Петров. Фото сделано в 1945 году.

Для лётчиков ПВО бой завершился безрезультатно, не намного лучше выступили «Аэрокобры»: один сбитый Ju 87 заявил лишь младший лейтенант Фёдор Петров (немецкими данными не подтверждается). Однако и немецкие летчики сумели ответить достойно. В районе Керчи младший лейтенант Иван Борченко был внезапно атакован «Мессершмиттом» и подбит – у советского истребителя были пробиты блок цилиндров мотора, левая плоскость крыла и руль высоты. Лётчику пришлось сажать свой истребитель на фюзеляж в поле, не дотянув буквально 1,5 километра до своего аэродрома – скорее всего, это было результатом атаки обер-лейтенанта Вильгельма Батца (Oblt. Wilhelm Batz), командира эскадрильи 5./JG 52.

Против морских лётчиков

Спустя два часа после боя с лётчиками 790-го ИАП Вольфрум перелетел с Грамматиково на самый запад Крыма – на аэродром у села Кунан (ныне Красносельское) на полуострове Тарханкут. Задачей было прикрытие морского конвоя, идущего из Одессы в порты Крыма. К этому времени ВВС ЧФ уже нанесли по конвою один безрезультатный удар, поэтому для усиления его прикрытия и были вызваны истребители II./JG 52.
Ас из «пожарной команды Крыма»


По фото можно подумать, что молодой летчик дурачится в хорошем расположении духа. Однако в своих мемуарах Вольфрум описывает этот снимок, как сделанный фотокорреспондентом для официальной пропаганды. Настроение же, в предчувствии скорой потери Крыма и от постоянной усталости, было не самым лучшим.



Для нанесения повторного удара по конвою с советских аэродромов поднялись шесть Пе-2 40-го БАП, пять «Бостонов» A-20G 36-го МТАП и 12 Ил-2 23-го ШАП ВВС ЧФ. В 12:43 Вольфрум взлетел по тревоге и в составе группы направился в район посёлка Ак-Мечеть (ныне Черноморское).

Несмотря на мощное прикрытие ударных машин, составлявшее, по разным источникам, 12 или даже 18 «Аэрокобр» 11-го Гв.ИАП, которые сбили патрулировавший над конвоем поплавковый «Арадо» Ar 196, Вольфрум в 12:58 сумел атаковать уже повреждённый зенитным огнём и отставший от группы «Бостон», заявив 41-ю по счёту победу. Затем тот же бомбардировщик подвергся атаке румынского IAR-80 из 49-й истребительной эскадрильи, который пилотировал аджутант Михай Михордя (Adj.av. Mihai Mihordea). Будущий ас с восемью победами, румын заявил два «Бостона» – в 13:05 и 13:08.

Командир звена 36-го МТАП старший лейтенант Романцов участвовал в утреннем налёте на конвой – его «Бостон» был одним из двух вернувшихся бомбардировщиков. Теперь он сам пытался дотянуть до Скадовска, но всего в трёх милях от берега, у косы Джарылгач в Каркинитском заливе, советскому лётчику пришлось сажать А-20 на холодную воду. Поиски членов экипажа остались без результата, и до настоящего времени лётчик старший лейтенант Никифор Павлович Романцов, штурман старший лейтенант Алексей Титович Мантров и стрелок-радист сержант Павел Семёнович Семёнов числится пропавшим без вести.

Ас из «пожарной команды Крыма»


Штурмовик Ил-2, подбитый над Крымом. При жесткой посадке на воду у него отломилась хвостовая часть фюзеляжа.



В 16:30 лейтенант Вольфрум вновь по тревоге поднялся в воздух, чтобы прикрыть тот же конвой, часть которого зашла в порт Ак-Мечети, а остальные суда продолжили путь в Севастополь. На уничтожение судов вылетели шесть Пе-2 40-го БАП и 12 Ил-2 23-го ШАП под общим прикрытием 14 «Аэрокобр» 11-го Гв.ИАП ЧФ. Такого эскорта оказалось мало, поскольку над конвоем, по докладам экипажей, оказалось до 15 вражеских истребителей. Пока другие немецкие лётчики связали боем «Аэрокобры» сопровождения, Вольфрум атаковал одну из шестерок штурмовиков. По поводу способов атаки «цементбомберов» ас впоследствии вспоминал:

«Я с большим успехом использовал два метода, один из которых годом ранее, казалось, вообще был мне не по душе, поскольку основывался на стрельбе с упреждением. Между тем, у меня он получался неплохо. Когда-то я заметил, что наши боеприпасы пробивают броню «Ильюшина», если попадают в него сбоку. Поэтому теперь я приближался к ним на той же высоте приблизительно под прямым углом, брал упреждение в три длины самолёта и открывал огонь с дистанции примерно 80 метров. Если я всё делал правильно, первое попадание приходилось в двигатель, второе – в кабину, третье – в фюзеляж позади экипажа. При втором способе атаки для меня также не играло большой роли, как именно высоко летел Ил-2. Я приближался к нему сзади сверху, стремительно на него пикировал и стрелял под углом минимум 45°, пробивая бронированное остекление кабины».

Свои проверенные методы Вольфрум с успехом использовал и в этом бою, когда в течение девяти минут, с 16:50 до 16:58, ему удалось сбить сразу три штурмовика (42-я, 43-я и 44-я победы). К сожалению, погибли все шесть советских авиаторов:

- Гагиев Виктор Росеевич, лейтенант, заместитель командира эскадрильи;
- Костенко Иван Никифорович, старший лейтенант, штурман эскадрильи;
- Цеханович Иван Фёдорович, младший лейтенант, командир звена;
- Потовица Алексей Павлович, старший краснофлотец, воздушный стрелок-радист;
- Болматов Николай Федотович, младший лейтенант, лётчик;
- Колдин Александр Степанович, старший краснофлотец, воздушный стрелок-радист.

Судя по координатам, указанным Вольфрумом в заявках, сбитые штурмовики упали в районе посёлка Тереклы-Конрат (ныне Молочное) и села Болек-Аджи (ныне Приветное). Оба поселка находятся, соответственно, западнее и северо-западнее Евпатории. Не обошёлся без потерь для ВВС ЧФ и бой между истребителями: лейтенантом Гансом-Вернером фон Рудлоффом (Ltn. Hans-Werner von Rudloff) из 4./JG 52 был сбита одна «Аэрокобра», в кабине которой погиб опытный лётчик 11-го Гв.ИАП младший лейтенант Дмитрий Алексеевич Юдин, а ещё один истребитель получил серьёзные повреждения и сел вынужденно вне аэродрома.

Ас из «пожарной команды Крыма»


Реконструкция внешнего вида «Мессершмитта» Bf 109G-6 летчика эскадрильи 5./JG 52 лейтенанта Вальтера Вольфрума. Крым, аэродром Грамматиково, март 1944 года. Художник Клаэс Сундин



В этом вылете советские лётчики заявили об уничтожении четырёх «Фокке-Вульфов» Fw 190, но сам налёт на конвой оказался полностью сорванным. Во многом то стало заслугой именно лейтенанта Вольфрума – видя гибель товарищей и подвергаясь настойчивым атакам «Мессершмиттов», лётчики уцелевших «Илов» действовали вяло, а по докладу немцев и вовсе не решились нанести удар по конвою.

Спустя 60 с лишним лет память Вольфруму почти не изменила, и о боях 19 марта 1944 года с советскими морскими лётчиками он написал следующее:

«Я до сих пор очень хорошо помню то утро, – оно было холодным, серым, дождливым и невероятно ветреным, – и мы опоздали на встречу с «Бостонами». Когда мы достигли района цели, они уже сбросили свои бомбы и как раз поворачивали назад. Я подкрался к одному из них, зажег его правый двигатель, а он, потянув за собой густой шлейф дыма, попытался уйти на север. Я погнался за ним, но погода была слишком скверной, чтобы преследовать мою жертву до того момента, когда я её собью. Клочья тумана лишали меня обзора, и в какой-то момент я потерял двухмоторник из виду».

Оставил Вольфрум и некоторые подробности второго вылета на прикрытие конвоя:

«Едва я вернулся, как тот мартовский день продолжился для меня в том же стремительном темпе, что и начался. Наши машины были немедленно заправлены и пополнены боеприпасами. Тому же самому соединению кораблей снова потребовалась наша помощь — незадолго до прибытия в порт назначения Евпатория на него вновь были наведены бомбардировщики, однако в этот раз мы появились в нужное время в нужном месте. Я заметил шесть Ил-2 с истребителями сопровождения уже на подлёте к конвою, немедленно атаковал и сбил одного за другим три штурмовика еще до того, как они достигли кораблей. Остальные после этого нашли спасение в бегстве».

Как выясняется, на склоне лет Вальтер Вольфрум узнал и судьбу экипажа атакованного им «Бостона»:

«Это были лишь два воздушных боя из многих. Большинство из них я ещё помню более или менее хорошо, особенно те, которые заканчивались победами или тяжелыми потерями, и время от времени я вспоминал и о подбитом «Бостоне», не занимаясь, однако, серьезно размышлениями о том, что же с ним стало. Но теперь, спустя более полусотни лет, я из одного письма узнал дальнейшую судьбу A-20 и его экипажа. Они еще попытались, пролетев над западной оконечностью Крыма, достичь материка, но их самолёт был слишком сильно повреждён и все время терял высоту, так что, в конце концов, им оставалась лишь вынужденная посадка на воду. Четыре человека, находившиеся на борту, утонули».

Через полчаса после возвращения Вольфрум перелетел на базовый аэродром Грамматиково, и на этом его рабочий день завершился. По итогам трёх боевых вылетов немецкий ас записал на свой счёт сразу шесть побед, полностью подтверждённых советскими документами, повторив декабрьский успех своего командира гауптмана Герхарда Баркхорна (Hptm. Gerhard Barkhorn). При этом пять побед, несомненно, принадлежат только ему, а шестую можно считать групповым успехом немецких зенитчиков, Вольфрума и румынского лётчика.

В течение следующих трёх недель Вольфруму удалось ещё не раз «попить кровь» советских лётчиков в Крыму. Особенно тяжёлые потери понёс знаменитый 3-й ИАК генерал-майора Е.Я. Савицкого, лишившийся от огня Вольфрума в марте-апреле не менее 13–15 «Яков» с эмблемой в виде птичьего крыла на фюзеляже и нескольких опытных лётчиков. В их число входил и сбитый 26 марта внезапной атакой начальник воздушно-стрелковой службы 291-го ИАП Герой Советского Союза капитан Александр Филиппович Лавренов, один из лучших асов корпуса с 27 личными и тремя групповыми победами.

Ас из «пожарной команды Крыма»


Слева самый результативный летчик 9-го ИАП лейтенант Иван Маркович Фанин. К концу войны на его счету было 15 личных побед. Именно он является наиболее вероятным претендентом на победу над Вальтером Вольфрумом 16 июля 1944 года. Справа механики 9-го ИАП на занятиях по изучению материальной части у «Аэрокобры». Судя по количеству звездочек на капоте, это именно истребитель Ивана Фанина.

Позднее уже сформировавшегося аса ждали новые рекорды. В небе над Яссами (Румыния) ему за один день 30 мая 1944 года удалось сделать сразу 11 заявок на сбитые истребители с красными звёздами (Як-9, Ла-5 и девять «Аэрокобр»), не менее 4–5 из которых подтверждаются советскими документами. Затем настал памятный для Вальтера Вольфрума день 16 июля 1944 года, когда в небе над городком Золочев на Львовщине ему удалось уничтожить 10 советских машин, из которых четыре Ла-5 40-го Гв.ИАП в ходе одного вылета. Однако в итоге сам ас в тот же день был подбит в бою с «Аэрокобрами» 9-го ИАП, получил тяжёлые ранения и едва остался в живых. Впоследствии эти ранения сыграли важную роль в судьбе лётчика, но это уже тема для отдельных исследований.


Источник

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.