fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.92 (6 Голосов)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Колчак

Колчак прибыл в Омск 13 октября 1918 года с Дальнего Востока в штатской одежде без каких-либо амбиций с единственной целью добраться на юг России в Добровольческую армию Алексеева и Деникина, однако сразу по приезде он оказался в центре внимания. И это не случайно: в Сибири в то время не было известной личности такого масштаба.



Фото: генерал Константин Вячеславович Сахаров

На встречах с главнокомандующим белыми силами и членом Директории Василием Болдыревым и генералом Константином Сахаровым он весьма пессимистически оценивал ситуацию на Дальнем Востоке, считая его практически потерянным. При этом уже тогда он высказал мнение, что рассчитывать на помощь союзников не стоит и лучше обойтись своими силами. Отметил, что «притязания Америки весьма крупные» и она преследует какие-то скрытые цели.
В связи со «скрытыми целями» уместно упомянуть книгу «Подлинная судьба адмирала Колчака», в которой автор Олег Грейгь утверждает, что главная заслуга Колчака как учёного состоит в том, что он в ходе полярных экспедиций установил, что пространство между Обью, Енисеем и Леной в силу особых геологических условий содержит до 90% полезных ископаемых земной коры. Доклад Колчака якобы был передан из РГО масоном Семёновым-Тян-Шанским в Америку, и с той поры вся её политика направлена на овладение этими богатствами. В этой же книге автор пишет, что Колчак не был расстрелян и утоплен в проруби, а был вывезен из Иркутска Бокия и долгие годы инкогнито служил Советской России и товарищу Сталину. Правда, при этом автор не утруждает себя какими-либо ссылками на свидетельства и документы …



Фото: Болдырев Василий Георгиевич

 

Уже 16 октября генерал Болдырев беседовал с Колчаком о назначении его военно-морским министром. Тот в принципе не возражал, но интересовался, кто будет министрами внутренних дел (он хотел видеть на этом посту И.А. Михайлова), финансов и снабжения.
Председатель Директории Авксентьев проталкивал на пост министра внутренних дел эсера Роговского. Колчак категорически возражал. Генерал Сахаров писал в своих воспоминаниях: «Около того же времени прибыл особым поездом, с пулеметами и целой командой, одетой в новенькую солдатскую форму с сине-белыми погонами, член Комуча Роговский.
…Оказалось, что председатель Директории Авксентьев дал в Уфе обязательство своей партии обеспечить портфель министра полиции для члена Комуча, которым и бал намечен Роговский…Соглашение, достигнутое с сибиряками, вновь расстроилось».
Директория - орган временной всероссийской власти. Создана 23 сентября 1918 г. на Уфимском государственном совещании под давлением чехов, требовавших единой власти. На совещании присутствовало 170 представителей различных областных правительств, организаций и партий (преобладали эсеры- 100 чел.). Борьба за власть развернулась между комитетом членов учредительного собрания (Комуч) и Временным Сибирским правительством. В итоге была избрана Директория в составе 5 человек: Н.Д. Авксентьева, Н.И. Астрова, В.Г. Болдырева, П.В. Вологодского и Н.В. Чайковского. Поскольку Астрова и Чайковского не было на Волге и в Сибири, вместо них в состав Директории вошли их заместители В.М. Зензинов и В.А. Виноградов. В Омск Директория переехала 9 октября в таком составе: Авксентьев (эсер), Зензинов (эсер), Вологодский (беспартийный), Болдырев (Союз возрождения России), Виноградов (кадет).
Колчак оказался втянутым в противоречия между Советом министров и Директорией. И дело было не только в кандидатуре Роговского. В воздухе носилась идея единовластия. Противники Директории видели в ней аналог Временного правительства эсера Керенского, погубившего страну. Генерал Болдырев записывает в дневнике 28 октября: «...В общественных и военных кругах всё больше и больше крепнет мысль о диктаторе. Я имею намёк с разных сторон. Теперь эта идея, вероятно, будет связана с Колчаком». И 29 октября: «…Вечером вместе с Колчаком явились ко мне Жардецкий, Лопухин и представитель рабочих Атаманской станицы. Идут ва-банк, намекая на упразднение Директории и сохранение одного Верховного главнокомандования, которое они считают единственным приемлемым решением Уфимского государственного совещания...»
Генералу Болдыреву и самому неоднократно предлагали установить военную диктатуру, но он отказывался, считая, что нужно сохранить демократическую систему.
В конце концов, после долгих дебатов Роговский не получил министерский портфель, а Колчак 4 ноября назначен военным и морским министром. Уже на следующий день, 5 ноября, он имел беседу с лидером кадетов В.Н. Пепеляевым, будущим премьер-министром, с которым Колчак и будет расстрелян. Пепеляев сообщил ему, что Национальный центр рассматривает Колчака как кандидата на пост диктатора. Колчак в принципе не возражал и высказался в том смысле, что если надо будет, он готов принять роль диктатора как «жертву».
7 ноября Колчак выехал на фронт с инспекционной поездкой. Некоторые историки полагают, что эта поездка была инспирирована организаторами переворота, чтобы отвести подозрения от Колчака.
В ПРЕДДВЕРИИ ПЕРЕВОРОТА
При словах «переворот Колчака» многим представляется, что группа офицеров арестовала директорию и сказала адмиралу: «Правь нами!» На самом же деле всё обстояло не так однозначно и в истории переворота много нюансов. Невольным ускорителем переворота стала, возможно, сама Директория.

13 ноября состоялся банкет по случаю приезда французской миссии в Омск. После речей оркестр исполнял вместо российского гимна «Марсельезу». Присутствовавшие русские офицеры потребовали исполнять «Боже, царя храни», «причём часть офицеров пела его словами». Представитель правительства на банкете Л. Тренденбах подошёл к казачьему полковнику и попросил прекратить гимн, так как просит слова представитель Сербии. Узнав, кто он такой, казачий полковник, а это был Красильников, сказал: «Пошёл прочь, паршивый эсер!» Тренденбах отошёл. А когда ужин закончился, полковник продолжил выяснять, кто он такой. Представитель правительства сказал в этот раз, что он работал секретарем у Сапожникова. Тогда полковник, протягивая руку, сказал:«А, так вы у Михайлова и состояли в распоряжении Сапожникова. Имейте в виду, что мы всегда по первому зову пойдём за Михайловым и Вологодским, великодушно простите...»
«Я на другой день узнал об этой истории, - писал Болдырев, — по телефону спросил Матковского (начальник омского гарнизона.)‚ арестовал ли он виновных. Матковский ответил, что он всё ещё выясняет таковых, а затем спросил: “А если среди виновных окажется сам Красильников — и его арестовать?" — “Конечно, арестовать. Вы заставляете меня учить Вас Вашим обязанностям».
Именно угроза ареста и отправки на фронт заставили заговорщиков действовать. 17 ноября в Омск вернулся Колчак.У него за несколько часов до переворота побывали полковник Д.А. Лебедев, омский комендант полковник В.И.Волков, войсковые старшины А.В. Катанаев, И.Н. Красильников, генерал А.И. Андонгский и др. Некоторые их них прямо говорили, что Директории скоро не будет, нужна единая власть, и предлагали Колчаку возглавить переворот. Колчак отказался, заявив, что у него нет армии и он здесь человек посторонний. Однако, отказавшись возглавить переворот, он не выдал заговорщиков, хотя после них к нему приходил Авксентьев.
ПЕРЕВОРОТ И ПЕРЕВОРОТЧИКИ
Вечером на квартире у Роговского собрались 10 человек эсеров с гостями из Архангельска на совещание. Около полуночи дом был оцеплен казаками, охрану Роговского выманили на улице и разоружили. В дом ворвалась группа офицеров, арестовала Авксентьева, Зензинова, Роговского и Ракова и отвезла их в штаб Красильникова, располагавшийся в здании сельскохозяйственной школы в Загородной роще, где уже находился арестованный дома Аргунов. Все историки дружно называют исполнителями переворота Красильникова, Катанаева и Волкова, хотя, как мы увидим далее, с юридической точки это не совсем справедливо.
Досье переворотчика. КРАСИЛЬНИКОВ Иван Николаевич — родился в 1880 г. Есаул Оренбургского казачьего войска с 1917 г. С июня 1918 г. командовал партизанским отрядом. За отличие в боях против красных за Иркутск приказом по Сибирской армии от 13 июня 1918 г. произведён в войсковые старшины. После переворота приказом Верховного правителя Колчака от 19 ноября 1918 г. произведён в полковники. Командовал бригадой имени есаула Красильникова, а затем — отдельной егерской бригадой, участвовавшей в подавлении партизанского движения в тылу. Умер в Иркутске от сыпного тифа в 1920 г.


Фото: КРАСИЛЬНИКОВ Иван Николаевич

Рано утром 18 ноября собралось экстренное заседание Совета министров. Вологодский сообщил об аресте двух членов Директории. Для большинства членов правительства это событие оказалось неожиданным, какое-то время не могли прийти к какому-либо решению, но в перерыве Михайлов обработал министров, и дело сдвинулось. Отклонили предложение Вологодского арестовать Красильникова. В ходе прений член Директории Виноградов сложил с себя полномочия. Директория была признана несуществующей. Совет министров в своём Постановлении отмечал, что Директория «с самого своего возникновения не имела единства воли и действия, не пользовалась в глазах населения и армии должным авторитетом» и что после случившегося тем более ничего не может сделать и Совет министров берёт всю полноту власти на себя. Но все понимали, что в Совете министров будет ещё труднее добиться единства воли. И оставалось одно – диктатура. В этом смысле высказался и Колчак.


Министр снабжения Серебренников вспоминал: «Колчак, как я потом убедился, мог временами говорить хорошо и сильно, действуя на слушателя убеждённостью и большой искренностью своих слов. И на этот раз он говорил убедительно и сильно».

Затем приступили к выборам Верховного правителя. Колчак предложил генерала Болдырева, министр путей сообщения Устругов предложил генерала Хорвата. Выдвинули и Колчака. Перед началом обсуждения кандидатур Колчака попросили удалиться в кабинет Вологодского. Приступили к тайному голосованию. В итоге из 14 избирательных записок. 13 было подано за Колчака, за Болдырева был подан один голос. Таким образом, главным переворотчиком, по сути, являлся Совет министров. Тут же им были приняты Указ о производстве вице-адмирала Колчака в адмиралы и постановление о передаче ему всей полноты Верховной власти. Верховному правителю было положено жалованье 4 000 рублей в месяц и 16 000 рублей ежемесячно на представительские расходы.
На следующий день было опубликовано обращение «К населению России», составленное с участием В.Н‚ Пепеляева, полковника Д.А. Лебедева и генерала А.И. Андонгского:
«18 ноября 1918 года Всероссийское временное правительство распалось.
Совет министров принял всю полноту власти и передал её мне - Адмиралу Русского Флота, Александру Колчаку.
Приняв Крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, - объявляю: я не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. Главной своей целью ставлю создание боеспособной Армии, победу над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашенные по всему миру.
Призываю вас, граждане, к единению, к борьбе с большевизмом, труду и жертвам!»
 
Среди первых посетителей к Верховному правителю были полковник Волков, войсковые старшины Красильников и Катанаев. Они сказали Колчаку, что арестовали членов правительства «руководимые любовью к родине» и других сообщников не имели. Колчак сурово сказал, что, выполняя постановление Совета министров, он вынужден отдать их под суд. Уже на следующий день все получили повышение в чине.
Суд проходил под председательством начальника омского гарнизона генерал-майора Матковского. Членами суда были генерал-майор Бржезовский и полковники Сторожев и Берников. Защитниками выступали В.А. Жардецкий и полковник Киселёв.
Показания немногочисленных свидетелей все были в пользу обвиняемых. Так, начальник штаба 2-го Степного корпуса полковник Василенко показал, что во время обыска в доме гражданки Рерих были взяты документы Иностранного отдела Комуча, в которых содержался план партии эсеров по разложению армии. Планировалось убить видных военных деятелей, а конкретно Роговскому надлежало устранить членов Директории Болдырева и Вологодского. Естественно, суд вынес оправдательный приговор.
Досье переворотчика. КАТАНАЕВ Апполос Всеволодович - родился 2 сентября 1890 г. В 1908 г. окончил Сибирский кадетский корпус, с 1 июля 1918 г. командир 1-го Сибирского казачьего полка, с 22 сентября 1918 г. войсковой старшина, с 19 ноября 1918 г. – полковник. С января 1920 г. начальник 4-й Сибирской казачьей дивизии. Убит в 1930 г. на ст. Пограничная. Племянник известного историка генерал – лейтенанта Георгия Катанаева, ездившего в качестве председателя следственной комиссии к атаману Семенову.



Фото: КАТАНАЕВ Апполос Всеволодович

НЕПРОСТОЕ ПРИЗНАНИЕ.
Арестанты Авксентьев, Зензинов, Роговский и Аргунов 21 ноября 1918 г. были вывезены из Омска в сопровождении русско-английского конвоя. Им разрешено было выехать за границу, что они и сделали и там немало напакостили Колчаку. При этом при отъезде не побрезговали, взяли пособие по 25 тысяч франков, а Аргунов как человек семейный получил 47 тысяч. Колчак при допросе в 1920 году называл сумму 75000-100000 рублей каждому.
Первым своим указом от 18 ноября 1918 г. Колчак освободил от исполнения обязанностей главнокомандующего генерал – лейтенанта Василия Болдырева. Вечером 19 ноября состоялся трудный разговор между ними по прямому проводу. Болдырев отказывался подчиняться и сказал Колчаку, что «его слушать не будут». В сложившейся ситуации, когда было два главнокомандующих, Ян Сыровы приказал войскам исполнять только его приказы.



Фото: Болдырев Василий Георгиевич

Из дневника Болдырева:
«Челябинск, 20 ноября
Продолжатся мучительная работа мозга. «Что делать?» - вопрос этот отнюдь не потерял своей остроты.
Дальше оставаться в Челябинск не было смысла, если не подымать оружия против Омска.
Голос благоразумия все настойчивее убеждал временно уйти, не делать новых осложнений в армии. У каждого политического деятеля и свое время и своя судьба.
Омск, 21 ноября
По дороге в поезде разговор о том же. Меня, конечно, гнетет пассивность решения и тревога, что, не начав борьбы с переворотчиками, я этим самым, может быть, создаю новые тяжелые испытания для будущего России.
Среди общих разговоров остановились и на личной судьбе. Представлялась возможность ареста, но это стоило бы большой крови- 52 офицера с пулеметами были при мне в поезде и поклялись, что даром не умрут.
В 3 ½ часов вечера прибыли в Омск. Встретил штаб-офицер Ставки, доложил, что адмирал очень просит меня к нему заехать».
Колчак предложил Болдыреву на выбор любую должность, но самолюбие оказалось выше общего дела. Получив пособие, Болдырев через Владивосток уехал в Японию.



Фото: Слева Болдырев Василий Георгиевич

После Гражданской войны вернулся в Советскую Россию, жил в Новосибирске. В 1933 году был расстрелян. Его сделали организатором белогвардейско-казачьего заговора, в Омске был якобы филиал этого заговора.

Вскоре со всех сторон в Омск стали поступать поздравления Колчаку и уведомления о признании его власти. Но всеобщего признания не было. В Екатеринбурге собрались члены Учредительного собрания и пытались поднять народ и войска против Колчака. Но 3 декабря Колчак приказал арестовать их. Главари во главе с Черновым разбежались, а 30 человек были арестованы.
Не признали Колчака атаманы Семёнов и Калмыков. Семёнов при этом был недоволен, что переворотчиков отдали под суд. В это время не по вине Семёнова были задержаны поезда с амуницией и прерывалась связь. Колчак объявил Семенова изменником и принял решение подчинить его силой оружия. С этой целью в Иркутск был послан новоиспечённый генерал-майор Вячеслав Волков. Ему поручалось сформировать в Иркутске войска и направить их против Семёнова. Но в дело вмешались японцы, которые заявили, что не допустят военных действии между русскими единомышленниками. В конце концов, весной следующего года Семёнов признал Колчака.
В своих воспоминаниях Семёнов писал, что его конфликт с Колчаком был недоразумением, что он не знал, что суд над участниками переворота — это инсценировка. И конфликт возник из-за интриг начальника колчаковского штаба Лебедева, который дезинформировал Колчака, скрывал от него истинную информацию. Возможно, отчасти это и так. Но осведомлённый и проницательный барон Будберг, видя вред атаманщины, писал, что Колчак обязан был ликвидировать этот нарыв, пусть даже ценой собственного поражения.

 

Досье переворотчика. ВОЛКОВ Вячеслав Иванович – родился в 1877 г. Войсковой старшина 1-го Сибирского казачьего полка. В мае 1918 г. организовал восстание в Петропавловске. С ноября 1918 г. полковник, начальник 1-й Сибирской казачьей дивизии, комендант Омска. С 19 ноября 1918 г. генерал – майор. С 24 декабря 1918 г. по 17 февраля 1919 г. главный начальник Иркутского военного округа. С 18 марта 1919 г. командир сводного казачьего корпуса, с 20 ноября 1919 г. Сибирской казачьей группы 2-й армии. Участник Сибирского Ледяного похода. Убит в феврале 1920 г. в бою с красными партизанами.


Фото: ВОЛКОВ Вячеслав Иванович

Генерал Деникин сразу выразил удовлетворение случившимся в Омске событием. Но когда понял, что признание требует подчинения,  замялся. И подчинился Колчаку лишь в мае 1919 года, объявив об этом своим приказом № 145. В ответ по предложению Колчака Совет министров постановил утвердить должность заместителя Верховного главнокомандующего, а Колчак своим указом назначил на эту должность Деникина.


Без особых проблем последовало признание прихода к власти Колчака иностранными представителями в Омске, но на государственном официальном уровне правительство Колчака так и не было признано. Эсеры не угомонились и всё время подтачивали подпольной работой и противодействием Верховную власть. В итоге они организовали восстание в Иркутске и арестовали с помощью чехов Колчака, но власть удержать не смогли. Уже через десять дней её перехватили большевики, и Колчак оказался в их руках.


Источники:

П. Брычков. Как адмирал Колчак стал верховным правителем. Альманах "Тобольск и вся Сибирь - Омск - 300 лет" №27

Фотофонд Государственного центрального музея современной истории России.

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.