fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В конце 1942 года два офицера японского флота — лейтенант Нисима Сэкио и старший лейтенант Куроки Хироси, проходившие в то время службу в качестве командиров сверхмалых подводных лодок, предложили вышестоящему командованию новый тип военно-морского вооружения специального назначения.
Идея была проста — переоборудовать крупнокалиберную торпеду, главным недостатком которой было отсутствие системы управления и наведения, в одноместную управляемую «человеко-торпеду». Наиболее эффективным способом ее применения должен был быть выпуск с борта подводной лодки, находящейся в подводном положении. Субмарина-носитель могла незаметно подойти на малую дистанцию к якорным стоянкам или базам (портам) противника и выпустить свои «человеко-торпеды», которые точно смогли бы сокрушить самые крупные и ценные корабли врага. Также можно было применять такие «человеко-торпеды», обладавшие достаточно большой максимальной скоростью хода (по расчетам лейтенантов, могла быть обеспечена максимальная скорость до 40 узлов), против кораблей в открытом море. Оба офицера вместе с сотрудником военно-морского арсенала в Куре инженером Судзикавой Хироси (после войны занимал должность главного конструктора компании «Canon») выполнили детальную проработку данного проекта и в январе 1943 года представили его для одобрения.
Управляемая «человеко-торпеда» получила название «кайтен». Также известны применявшиеся в отношении японской «человеко-торпеды» обозначения «конготай» (от названия горы Конго, где жил герой средневековой Японии — Кусоноке Масаси) или «кукусуйтай» (от «кукусуй» — в переводе звучит «хризантема на воде»). В последнем случае название произошло от того, что на рубках первых трех подводных лодок — носителях «человеко-торпед», которые отправлялись на первое боевое задание нового «чудо-оружия», был нарисован герб знаменитой японской династии Кусуноки. Герб был составлен из двух иероглифов — «кику» («хризантема») и «суй» («вода»). Это выражало самый высокий из идеалов — верность, символизируя величайшее стремление всех водителей «кайтенов» защитить Японию.
Кроме того, в книге бывшего водителя «человеко-торпеды» Екоты Ютаки «Подводные лодки-самоубийцы: секретное оружие Императорского флота Японии. 1944–47 гг.» упоминается, что «в целях секретности» в ходе подготовки и в различных документах «кайтен» именовался как «мару року канамоно», что можно перевести примерно как «металлический фитинг диаметра шесть». Ютака приводит в этой связи слова своего первого начальника на базе на Оцудзиме: «Таким образом, когда такое наименование встречается в переписке, донесениях или технических документах, никто, кроме немногих членов Верховного командования и штаба подводных сил, не сможет понять, о чем идет речь. Посторонний человек решит, что имеются в виду какие-нибудь запасные части или корабельное оборудование. Он не будет ничего знать о том, чем мы здесь занимаемся, и сведения о нашей работе здесь не станут достоянием врага». Главным же предназначением «кайтена» было обозначено «уверенное поражение кораблей противника на большой дальности благодаря наличию водителя, наводящего торпеду до самого последнего момента, то есть поражения цели».
Конструктивно «кайтен» представлял собой одноместную, управляемую человеком-водителем торпеду. Фактически это была «торпеда-камикадзе». Изначально идея проекта и заключалась в том, что обеспечить принцип «каждая торпеда — в цель» можно только в том случае, если ею будет до самого попадания управлять человек. А поскольку проводных систем управления для торпед тогда еще не существовало, то пришлось идти той же тропой, что и воздушные «камикадзе» — посадить водителя в саму торпеду. Причем в отличие от других подводных носителей, в случае с японским «кайтеном» водитель вообще не имел никакой возможности покинуть свой «корабль» перед взрывом. Так что, хочешь отдать жизнь за императора — добро пожаловать в водители «кайтенов».
Человекоуправляемая торпеда модификации «Тип 1» была создана на базе 610-мм торпеды «Тип 93» модель 3, с широким заимствованием ее конструктивных элементов. Отличием стали горизонтальные и вертикальные рули увеличенной площади. К кормовой, двигательной части, разработчики пристыковали центральную часть несколько большего диаметра (0,99 м), в которой располагалась кабина пилота и две кормовые дифферентные цистерны. Носовая часть делилась на два отсека — в первом располагалось боевое зарядное отделение с 1550 кг взрывчатого вещества, что, по замыслу разработчиков, «должно было разломить пополам любой линкор», а во втором — дополнительный топливный бак, две носовые дифферентные цистерны, баллоны со сжатым воздухом системы управления по курсу и глубине, а также «воздушный баллон», взятый с торпеды «Тип 93» модель 3. Совокупный запас кислорода составлял 1550 литров (расход кислорода на скорости 12 узлов составлял 1 кг/мин, на скорости 20 узлов — 3 кг/мин, 30 узлов — 7 кг/мин), запас девяти баллонов со сжатым воздухом для системы управления рулями — 160 литров.
Длина получившейся «человеко-торпеды» получилась 14,75 метра (длина торпеды «Тип 93» — 8,99 м), наибольший диаметр — 1 метр (диаметр базовой торпеды — 0,610 м), рабочая глубина хода — до 35 метров, максимальная безопасная глубина погружения — 60 метров, максимальная расчетная глубина погружения — 100 метров (во время испытаний на данной глубине «кайтен» дал течь), подводное водоизмещение — 8,3 тонны (масса базовой торпеды — 2766 кг), масса боевого зарядного отделения, «боеголовки» — 1550 кг (у торпеды — около 500 кг), максимальная дальность хода при скорости 30 узлов — не менее 23 км (торпеда на скорости 36 узлов при благоприятных условиях могла пройти до 40 км). Подрыв боевого зарядного отделения «кайтена» происходил либо при помощи торпедного взрывателя «Тип 2», либо же при помощи электрического минного взрывателя (основной и запасной), активируемого вручную водителем из своей кабины. Кроме того, на торпеде был установлен «автоматический» взрыватель — он был установлен на определенную глубину и срабатывал по сигналу от гидростата при погружении на глубину, большую заданной.
В кабине водителя «Кайтен Тип 1» поставили перископ с ходом по вертикали 70 сантиметров — с его помощью водитель-смертник мог наблюдать за надводной обстановкой и более точно наводить свою «человеко-торпеду» на выбранную цель (классифицировав ее предварительно по специальному справочнику-определителю корабельного состава военно-морских сил противника). В кабину также вывели все органы управления торпедой — управление горизонтальными и вертикальным рулями, глубиномер (его погрешность, по данным американского отчета по японским «человеко-торпедам», составляла 50 сантиметров), тумблер включения двигателя и приборы переключения скорости, а также тумблеры и кнопки взвода торпедного инерционного взрывателя и активации электрического минного взрывателя. В распоряжении водителя также имелся малогабаритный гироскоп, входивший в систему автоматического управления по курсу и работающий от трехфазного переменного тока электрогенератора, который запитывался от аккумуляторной батареи, установленной под сиденьем водителя, и кислорододобывающая установка. В кабине водителя имелись верхний и нижний люки — верхний использовался для посадки, а нижний — для посадки с борта подводной лодки-носителя при ее нахождении в подводном положении, а также, по замыслу заказчика, позволявший водителю покинуть «человеко-торпеду» непосредственно перед ее попаданием в цель.Установленный на «кайтене» двигатель, работающий на гидразине, развивал максимальную мощность 500 л. с., что позволяло торпеде развивать скорость хода до 30 узлов — в таком режиме она могла пройти не менее 23 км. Если же водитель использовал более экономичные режимы, то дальность хода «человеко-торпеды» значительно увеличивалась: при крейсерской скорости хода 12 узлов торпеда могла совершать без преувеличения «дальние походы» — на дальность не менее 78 км, а при скорости хода 20 узлов дальность хода сокращалась до также весьма впечатляющих 43 км. Дифферентовка «кайтена» производилась на базе, до передачи на носитель и в ходе боевого применения дифферентные цистерны не задействовались.В целом оружие получалось достаточно грозным, особенно принимая во внимание тот факт, что недостатка в добровольцах стать водителем «Кайтена Тип 1» не было. И, тем не менее, первоначально командование Японского императорского флота отказалось даже рассматривать представленный тройкой энтузиастов проект в частности и обсуждать возможность реализации такой программы в рамках флота вообще.
Лейтенанты говорили, пишет в своей книге Екота Ютака: «Мы не понимаем, почему наши предложения отвергаются. Они прекрасно согласуются с тем планом, по которому наш флот вел боевую подготовку более чем десять лет! Разве мы не предполагали всегда, что вражеский флот будет приближаться к Японии со стороны подмандатных нам островов? Разве мы не считали безусловным, что врагу будет необходимо захватить Маршалловы, Каролинские и острова Гилберта, чтобы создать на них свои базы? Ведь совершенно очевидно, что американский флот должен будет использовать атоллы для якорных стоянок, так как их самой западной крупной базой является Перл-Харбор! Ну а если американский флот будет стоять на якорях в этих атоллах, какое оружие лучше «кайтена» может быть применено для нападения на эти силы? Вполне достаточно будет четырем подводным лодкам, несущим по четыре «кайтена», скрытно подобраться к вражеским кораблям на якорях, выпустить «кайтены» и уйти незамеченными. «Кайтены» проникнут внутрь атолла, и шестнадцать вражеских кораблей будут потоплены одним ударом. Представьте себе, мыслимо ли уклониться от торпеды, двигающейся быстрее любого корабля, да еще если ваш корабль стоит на якорной стоянке бортом к борту с другими? Наше оружие может переломить ход войны. Мы еще можем
ее выиграть!»
В общем, в этом вопросе японское военно-морское командование уподобилось британскому Адмиралтейству, которое долгие годы яростно отвергало проект «человеко-торпеды». Однако в итоге, равно как и британские адмиралы, их японские коллеги вынуждены были вернуться к проекту «кайтена» после того, как противник стал теснить японский флот на море, а авиация противника постепенно отвоевывала у японских летчиков право на господство в небе над Тихим океаном.В японской военно-морской исторической литературе бытует такая «байка», что изменить свое решение командование Японского императорского флота побудило очередное письмо, написанное офицерами Нисима и Куроки своей кровью. То ли письмо, написанное кровью просителей и свидетельствующее о преданности офицеров долгу перед императором (Куроки впоследствии доказал это своей смертью — 6 сентября 1944 года он погиб во время одного из испытаний «кайтена»), заставило японских адмиралов взять «с полки» папку с проектом «кайтена», то ли ухудшавшаяся обстановка на фронте послужили тому причиной, но командование японского флота достало проект из-под сукна. В январе 1944 года специально назначенная комиссия приступила к тщательному изучению предложения о создании и приеме на вооружение флота человекоуправляемой торпеды.
Итогом стало решение командования японских ВМС от февраля 1944 года, которым проект в целом одобрялся, а применение «человеко-торпед» с водителями признавалось целесообразным и своевременным. Хотя командование поставило одно весьма интересное условие. Несмотря на то, что человекоуправляемая торпеда «кайтен» являлась де-факто оружием смертника, де-юре эта «человеко-торпеда» таковой выглядеть не должна была. Разработчикам пришлось соорудить в нижней части кабины пилота специальный люк, через который водитель должен был эвакуироваться на дистанции примерно 40–50 метров от цели. С другой стороны, любому специалисту ясно — выжить, находясь на дистанции 40–50 метров от взрыва полуторатонной боевой части «человеко-торпеды», невозможно. Кроме того, самоубийственный характер нового оружия был понятен военным с самого начала и доводился до добровольцев.
Первый, опытный образец человекоуправляемой торпеды «Кайтен Тип 1» не имел боевого зарядного отделения и испытывался без водителя, с использованием балласта. Первоначально положительная плавучесть достигала 3000 кг (при массе 8000 кг), но ввиду того, что погружение и всплытие, осуществлявшиеся только при помощи горизонтальных рулей, оказались «излишне резкими и рискованными», положительную плавучесть снизили до 100 кг. Погружение рекомендовалось выполнять с дифферентом на нос от 1° до 3°. Еще одним недостатком, выявленным на испытаниях, стала невозможность ориентирования для водителя по перископу при следовании в надводном положении. Сильным было забрызгивание. Поэтому комиссия по результатам испытаний ввела ограничение по скорости для следования в надводном положении — не более 5 узлов, хотя такая скорость является минимальной для нормальной работы силовой установки и винто-рулевых механизмов «человеко-торпеды».
После внесения всех изменений, «Кайтен Тип 1» в марте 1944 года был передан в серийное производство. Уже в июле 1944 года выпуск одноместных человекоуправляемых торпед «Кайтен Тип 1» был начат в мастерских на верфях в Куре, а затем в Хикари, Майдзуру, Сасебо и Йокосуке. На острове Оцудзима, в заливе Токуяма, в условиях строжайшей секретности был создан первый центр подготовки водителей «кайтенов», получивший в документах обозначение «База П» (в некоторых источниках приводится другое обозначение «База Ф»).
Впрочем, дела шли, как говорится, ни шатко ни валко. Так, Екота Ютаки, поступивший добровольцем и прибывший к началу сентября 1944 года, вспоминал, что на базе имелось всего шесть «кайтенов». На них проходили непосредственную подготовку 30 водителей, а еще пара сотен добровольцев занималась теоретическими занятиями и физической подготовкой. Только после неудачного исхода сражения у Марианских островов в конце июня 1944 года командование японского флота издало приказ, в котором задаче крупносерийной постройки и широкого применения «человеко-торпед» был присвоен статус «наивысшего приоритета».

Недостатком первых серийных «человеко-торпед» являлась схема посадки водителя. Он мог забираться в кабину, только когда «кайтен» находился на поверхности. Это накладывало существенные ограничения на использование «человеко-торпед» и снижало скрытность применения нового оружия. В дальнейшем кабина была доработана, после чего водитель получил возможность занимать свое «рабочее» место как в надводном, так и подводном положении «человеко-торпеды».
«Кайтен» крепился к подводной лодке посредством кольцевого соединения и лежал на укрепленных на палубе субмарины деревянных блоках. Перед тем, как водитель переходил через люк в «кайтен», кабина водителя продувалась от собравшихся газов. В это время подлодка-носитель находилась на перископной глубине, а водитель по телефону получал от командира субмарины боевой приказ с определением характера и местонахождения цели, ее скорости и курсе, а штурман подлодки сообщал водителю о курсе, которым ему надлежало следовать в назначенный район. После отстыковки «кайтена» водитель запускал двигатель и сразу же уходил вперед.В общей сложности японская промышленность передала заказчику около 100 человекоуправляемых торпед типа «Кайтен Тип 1». В 1945 году был начат выпуск модернизированной «человеко-торпеды», получившей обозначение «Кайтен Тип 1 Модификация 1». До августа 1945 года их было построено еще порядка 230 единиц. Отличия были не слишком существенны.
Однако японские инженеры на основе изучения и анализа опыта, полученного в ходе разработки и испытаний человекоуправляемой торпеды «Кайтен Тип 1», приступили к созданию новой «человеко-торпеды», но уже не на базе какой-либо торпеды, а с нуля. Тактико-техническое задание, выданное флотом на новый «Кайтен Тип 2», включало обеспечение максимальной скорости не менее 50 узлов, дальности хода — 55000 ярдов (50292 метров), глубина погружения — 300 ярдов (274 метров). Работы по проектированию данной «человеко-торпеды» были поручены в апреле 1944 года компании «Нагасаки-Хейки К. К.», входящей в концерн «Мицубиси». Выбор военных пал на данную компанию ввиду того, что она активно вела работы по различным ракетным системам на основе перекиси водорода (боевой реактивный снаряд и ракетный ускоритель для самолетов). Большую помощь японским инженерам оказали их немецкие коллеги.
Отличительной особенностью «Кайтен Тип 2» было наличие новой силовой установки — так называемого «двигателя № 6» мощностью 1500 л. с., работающего на смеси перекиси водорода и гидразина. Интересно, что в конце войны японцы уничтожили всю техдокументацию и тактико-техническое задание по данному двигателю, но американцам удалось захватить главного конструктора турбины инженера Нагано Р. В ходе его допросов были «по памяти» восстановлены основные характеристики «двигателя № 6», в целом напоминавшего дизельный двигатель, но работавшего на газовой смеси, поступавшей из камеры сгорания. Масса двигателя с насосами — 1500 кг, допустимое внешнее воздействие — давление до 13 атмосфер, подаваемая на турбину газовая смесь — давление 25 атмосфер и температура 400 градусов. Отличительной особенностью двигателя была простота его конструкции и эксплуатации. Водитель мог управлять работой двигателя при помощи одного рычага.


«Кайтен Тип 2» состоял из пяти секций общей длиной 16,76 метра, диаметром 1,37 метра и имел водоизмещение 18,3 тонн, при массе боевого зарядного отделения 1550 кг. При движении со скоростью 20 узлов «человеко-торпеда» могла преодолевать расстояние 45 миль, при скорости 30 узлов — 27 миль, а на максимальной скорости хода «Кайтен Тип 2» мог пройти 13,5 миль. Расчетная глубина погружения «человеко-торпеды» должна была составлять 100 метров, но на испытаниях удалось подтвердить только глубину 60 метров. На новой «человеко-торпеде» были внедрены различные новинки: система автостабилизации по курсу получила датчик «отклонения от курса» — по его сигналу включалась гидравлическая система, выставлявшая вертикальный руль «на место».
К декабрю 1944 года два опытных образца новой «человеко-торпеды» были готовы к испытаниям. Испытания проводились на наземном стенде, но продемонстрированные характеристики ни разработчика, ни заказчика не удовлетворили. Заказчик принял решение даже не начинать морские испытания. В итоге второй «кайтен» так и остался в количестве двух штук.
Следующим вариантом «человеко-торпеды», который японские специалисты пытались создать с нуля, стала человекоуправляемая торпеда «Кайтен Тип 4». В период с января по март 1945 года было собрано пять опытных образцов, после чего работы по данному проекту были прекращены. «Кайтен Тип 4» создавался как дальнейшее развитие человекоуправляемой торпеды «Кайтен Тип 2», но использующей в качестве топлива керосин и кислород — по типу боевой торпеды «Тип 93» Модель 3. Командование ВМС Японии понимало, что промышленность не сможет обеспечить поставку необходимого количества перекиси водорода.
Конструктивно «Кайтен Тип 4» состоял из пяти секций: головной части (БЗО и механизмы подрыва); передний отсек (баллоны с кислородом, носовые дифферентные цистерны, емкость с топливом, баллоны со сжатым воздухом системы управления рулями); кабина водителя; кормовой отсек (три баллона с кислородом, аккумуляторная батарея и преобразователь для запитки гироскопа); хвостовая часть с силовой установкой (два двигателя, аналогичных используемым на торпеде «Тип 93», маслобаки суммарной емкостью 150 л). В учебном варианте баллоны с кислородом в кормовом отсеке удалялись и взамен них организовывалось место для второго члена экипажа.
В целом размеры данного образца остались прежними, сохранили «двигатель № 6» и систему управления. Главные изменения коснулись топливной системы. Кроме того, снижение массы возимого топлива позволило установить на «Кайтен Тип 4» более мощное боевое зарядное отделение — массой 1800 кг. Причем стартовая масса четвертого «кайтена» все равно в итоге оказалась на 200 кг меньше, чем у второго «кайтена».
Интересно, что намерение командования флота и ряда инженеров заняться новым проектом вызвало резкое возражение со стороны многих представителей промышленности, считавших, что более целесообразным будет увеличение объемов выпуска «кислородной» человекоуправляемой торпеды «Кайтен Тип 1». Последующие события доказали их правоту. Во время испытаний на наземном стенде силовая установка «Кайтена Тип 4» развила мощность 1200 л. с., но во время морских испытаний скорость не превысила 20 узлов. Это не удовлетворяло заказчика, требовавшего по тактико-техническому заданию максимальную скорость не менее 40 узлов. Кроме того, на испытаниях был зафиксирован излишне высокий расход кислорода. В итоге представители заказчика посчитали, что недостатков в торпеде слишком много и времени на их устранение уже нет. Проект закрыли. К тому времени промышленность успела собрать около 50 человекоуправляемых торпед данного типа.Еще одним нереализованным образцом «человеко-торпеды» стал «Кайтен Тип 10», который создавался на базе электрической торпеды «Тип 92». Командование японского флота рассматривало эту «человеко-торпеду» в качестве одного из элементов системы береговой, противодесантной обороны островов Кюсю и Шикоку. Добавили отсек с кабиной водителя и двумя баллонами сжатого воздуха для системы управления рулями, а также боевое зарядное отделение. Дифферентные цистерны отсутствовали, так же как и нижний люк в кабине водителя. Несколько по-иному предусматривалось использование водителем перископа. Вначале необходимо было заглушить двигатель, после чего 50 кг положительной плавучести «подтягивали» аппарат к поверхности, и водитель мог использовать перископ.
Данный «кайтен» разительным образом отличался от предыдущих образцов — он был намного меньше по размерам и массе. Длина «Кайтена Тип 10» составляла 9 м, диаметр — 0,53 м, водоизмещение — 3050 кг, масса БЗО — 300 кг, но расчетная максимальная дальность хода указывалась в районе 38 км, чего было вполне достаточно для оружия береговой обороны. Было построено не более шести опытных образцов.Сравнительно ограниченный радиус действия японской «человеко-торпеды» потребовал от флота применения специальных транспортных средств для доставки «кайтенов» как можно ближе к месту атаки. В качестве возможных средств доставки «человеко-торпед» рассматривались: подводная лодка, крупнотоннажные надводные корабли (классов «линкор» или «крейсер»), а также сухопутные транспортные средства, способные доставлять «кайтены» к месту пуска на побережье (вариант береговой обороны портов, баз и десантоопасных направлений).
В носители «кайтенов» были переоборудованы 25 подлодок, войсковой транспорт типа «Тип 1» (шесть «кайтенов» перевозились на верхней палубе и спускались на воду при помощи специального слипа в кормовой части корабля), легкий крейсер «Китаками» типа «Кума» (нес на верхней палубе восемь «кайтенов» — по четыре на борт, причем в кормовой части по обоим бортам были оборудованы слипы для спуска «человеко-торпед» на воду), эсминцы «Намикадзе» (два «кайтена» на верхней палубе в корме) и «Секадзе» (четыре) типа «Минекадзе». В начале 1945 года было принято решение переоборудовать в носитель «кайтенов» — по одной на корабль — серию из шести эсминцев типа «Мацу». Было также принято решение о постройке 80 легких эскортных кораблей — носителей «кайтенов» — 20 кораблей типа «Тип А» (по две «человеко-торпеды»; частично завершена постройка только двух) и 60 кораблей типа «Тип Б» (по одной «человеко-торпеде»; частично завершены работы на 19 кораблях).
Отдельного упоминания заслуживает разветвленная система хорошо защищенных и замаскированных береговых баз и спусковых причалов, сооруженных японскими военными для подразделений водителей «человеко-торпед» в скальных районах островов Кюсю и Хонсю. В каждой из многочисленных пещер находилось по одной-две человекоуправляемой торпеде, которые находились в готовности к немедленному спуску по проложенным и ведущим в море рельсовым дорожкам. В основном такие пещеры сооружались в районе военно-морских баз, пунктов базирования и портов, являвшихся одними из наиболее вероятных мест высадки морских десантов противника.В водители японских «человеко-торпед» набирали молодых военнослужащих-добровольцев в возрасте 18–20 лет. Преимущественным местом набора были учебные и строевые подразделения японской военно-морской авиации.
На начальном этапе подготовка водителей «кайтенов» осуществлялась только на одной базе, что не позволяло осуществлять подготовку в быстром темпе, и значительное количество добровольцев, набранных к тому времени, были вынуждены заниматься теорией и отрабатывать навыки вождения «кайтенов» на имитаторах-тренажерах. На первом этапе «курсанты» проходили трехмесячную подготовку на быстроходных катерах-брандерах. Главной задачей на этом этапе было обучить новичка навыкам вождения катера, только используя перископ и магнитный компас. После чего им присваивалось звание «водитель человекоуправляемой торпеды». Второй этап — подготовка на тренажерах — имитаторах «кайтенов». Здесь отрабатывались навыки и умения курсантов на ощупь находить любой из приборов управления в кабине водителя, а затем и выполнять все действия по следованию в район цели и выходу в атаку на неприятельский корабль. И лишь затем «курсанты» приступали к выходам в море на реальных «кайтенах». Для ускорения подготовки водителей «человеко-торпед» был открыт второй центр подготовки — база в Хикари, на побережье залива Токуяма, в распоряжении которой к ноябрю 1944 года уже имелось около 70 «кайтенов».Стандартным способом применения японских «человекоуправляемых» торпед по прямому предназначению являлось следование на максимально возможной скорости в район местонахождения цели или группы целей, на глубине от одного до шести метров от поверхности воды, с периодическим контролем правильности выбранного курса и оценки надводной обстановки при помощи перископа, а перед непосредственным выходом в атаку — на дистанции 1000 метров от расчетного местонахождения цели — водитель подвсплывал, оценивал обстановку, находил назначенную ему цель и переводил «кайтен» на глубину, соответствующую примерной осадке корабля-цели, и следовал прямо на нее. Запуск же «кайтенов» производился на расстоянии 6000–7000 метров от района нахождения цели.
В общей сложности за период боевого применения японских «человеко-торпед» ВМС США потеряли эскортный эсминец, танкер и десантный корабль, еще несколько кораблей и судов получили различные повреждения, но все они впоследствии вернулись в строй. На атакованных «кайтенами» кораблях и судах погибли 187 американских военнослужащих. В то же время отряды японских водителей-самоубийц потеряли 106 водителей (включая 15 — в ходе учебной подготовки), были потоплены восемь подводных лодок-носителей (на них погибли экипажи общей численностью 846 человек).

(вв) источник неизвестен


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить