fly

Войти Регистрация

Вход в аккаунт

Логин *
Пароль *
Запомнить меня

Создайте аккаунт

Пля, отмеченные звёздочкой (*) являются обязательными.
Имя *
Логин *
Пароль *
повторите пароль *
E-mail *
Повторите e-mail *
Captcha *
Февраль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 1 2 3

Спасибо

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.25 (2 Голосов)

«– Как умереть? – повторил пастор Арам Товмасян, вскочив на ступеньку крыльца рядом с Тер-Айказуном. – Я знаю, как я умру. Не как беззащитный баран, не на шоссе по пути в Дейр-эль-Зор, не в клоаке депортационного лагеря, не от голода и не от смрадной эпидемии, нет. Я умру на пороге своего дома с оружием в руках, в том поможет мне Христос, чье слово я возвещаю людям. И со мною умрет моя жена и с ней нерожденное дитя.» © Ф. Верфель. «Сорок дней Муса-Дага»

Вспоминая про геноцид армян в Османской империи, помимо поминовения погибших, большое внимание следует уделить тем, кто не понес добровольно голову на плаху, а оказал сопротивление насилию и тем самым спас свою жизнь. Один из таких эпизодов это оборона горы Муса-Даг.

Оборона горы Муса-Даг — 53-дневная самооборона жителей армянских сел, расположенных у подножия горы Муса-даг в области Хатай Османской Империи, не подчинившихся приказу властей о депортации во время геноцида армян.

13 июля 1915 года в деревни поступил приказ турецких властей: приготовиться к депортации в течение восьми дней. 60 семей подчинились приказу (многие из них погибли), остальные жители шести деревень укрылись на горе, взяв с собой скот, сельскохозяйственный инвентарь и провизию, сколько могли унести, а также все доступное оружие: 120 винтовок и дробовиков и около 350 кремневых ружей и кавалерийских пистолетов.

Подъем на гору занял один день. Оказавшись на ней, они сразу приступили к строительству баррикад и окопов. Был избран комитет обороны, следящий за работами.

Восемь дней, отведенные на сборы, истекли 21 июля. Турки поняли, на что решились повстанцы, и решили атаковать укрепления отрядом в 200 солдат регулярных войск (низам). Однако атаки были отбиты армянами. Понеся потери и потеряв горную пушку, войска были вынуждены отступить.

Турки стали готовиться к новому наступлению. На этот раз были собраны 3000 солдат регулярных войск и множество ополченцев из близлежащих деревень. В один из дней армянские разведчики донесли, что враг окружает — турки были в каждом горном проходе. Небольшим армянским силам пришлось распылиться, чтобы оказать сопротивление каждой колонне. Однако маневры турок были обманными — наибольшие силы они сконцентрировали в одном, ключевом, проходе. Вскоре они заняли высоту и стали угрожать армянскому лагерю, постоянно наращивая численность. К вечеру их отделяли от лагеря армян лишь 400 ярдов (ок. 366 метров) и глубокий овраг.

Армяне собрали военный совет и приняли смелое решение: перед рассветом окружить турок, незаметно пробравшись через лес, застать их врасплох и завязать рукопашный бой (турки имели серьезное преимущество в огнестрельном оружии). Воспользовавшись хорошим знанием родной для них местности, армяне пробрались мимо турецкого лагеря и неожиданно атаковали его. У турок началась паника, офицеры выкрикивали беспорядочные приказы. Вскоре полковник отдал приказ к отступлению.

К рассвету турок в лесу уже не осталось, а армяне пополнили свой арсенал семью винтовками Маузера.

Вскоре после этого турки усилили свою группировку, набрав ещё больше местных ополченцев, и начали осаду горы в расчете взять повстанцев измором. В армянском лагере закончился хлеб, сыр и оливки; армянам оставалось есть только мясо. Но и его хватало только на две недели.

Армяне разрабатывали планы спасения. В Алеппо был послан гонец с посланием к американскому консулу, но он не достиг цели; сильный пловец доплыл до порта Александретты, чтобы проверить, нет ли там военных кораблей Антанты — но их там не было. Со 2 сентября трое пловцов постоянно дежурили, будучи готовыми проплыть под водой к любому проходящему судну. Были сшиты два больших флага: один — с большим красным крестом в центре, другой — с крупной надписью по-английски «Христиане в беде: спасите» (Christians in distress: rescue). Флаги укрепили на высоких деревьях, дозорные следили за морем с рассвета до заката. Надежды было немного: в прибрежье стоял сезон туманов и дождей.

В последующие дни турки атаковали снова, более осторожно, чем раньше, но безуспешно. Море было пустынным.

Подъем на гору занял один день. Оказавшись на ней, они сразу приступили к строительству баррикад и окопов. Был избран комитет обороны, следящий за работами.

Утром 12 сентября, в воскресенье, на 53 день осады, армяне увидели военный корабль, который явно заметил флаги, потому что направлялся прямо к ним. Это был французский броненосный крейсер «Гишен». Когда он спустил шлюпки, несколько армян бросились к берегу. Выслушав их историю, капитан крейсера телеграфировал адмиралу на флагман «Святая Жанна д’Арк», и он спешно подошел вместе с другими судами. Появился и английский крейсер. Французский адмирал, будучи сильно тронут услышанной историей, приказал принять всех людей на борт. Пять кораблей (четыре французских, один английский) переправили армян в Порт-Саид, куда они прибыли в середине сентября. По одной оценке, были спасены 4200 человек, по другой 4058.

После высадки в Порт-Саиде армяне до конца войны находились в лагерях для беженцев. Руководители обороны Муса-Дага предоставили в распоряжение командования Антанты в Египте 500 бойцов для нападений на турецкое побережье...

спасибо


Комментарии могут оставлять, только зарегистрированные пользователи.